ПРАВОВОЕ ВОСПИТАНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ШКОЛЕ И В СЕМЬЕ

План

  • 5.1. Семья как важнейший социальный институт по формированию правосознания и правовой культуры.

5.2 Приемы и методы семейного воспитания по развитию правовой культуры.

  • 5.3. Формы и методы правового воспитания в школе.

Семья как важнейший социальный институт по формированию правосознания и правовой культуры

Поскольку семья в историческом, филогенетическом аспекте несколько старше формальной школы, то именно ей, безусловно, следовало бы уделить первоначальное внимание, как, впрочем, это всегда делали многие выдающиеся педагоги и мыслители. Например, И. Г. Песталоцци воспитание в семье считал самым лучшим, самым естественным воспитанием детей. Оно является настолько идеальным в принципе, что Песталоцци намеревался даже перенести воспитание детей из школьной комнаты в комнату матери*. Конечно, это утопия, но за её реализацию в той или иной мере довольно часто брались многие, как и за обратные попытки свести роль семьи к минимуму и доверить обществу целиком воспитание детей. Естественно, и те, и другие предприятия заканчивались крахом. А семья оставалась семьёй, самим собой оставалось и общественное воспитание (детский сад, школа).

Одной из наиболее впечатляющих попыток в духе И. Г. Песталоцци явилось учение о свободном воспитании детей, которое развил один из последователей Л. Н. Толстого К. Н. Вентцель. Об этом пишет М. Е. Стеклов в своём исследовании: «Л. Н. Толстой и К. Н. Вентцель: два взгляда на свободное воспитание» (2003).

В конце XIX - начале XX века в России стало развиваться учение о свободном воспитании детей, которое предполагало сделать семью настоящей школой. C 1907-го и по 1917-й годы в свет выходил общероссийский журнал «Свободное воспитание», в котором свободное воспитание связывалось с именем Л. Н. Толстого и его учением. Последователь Л. Н. Толстого, один из авторов журнала К. Н. Вентцель принялся на основе идей великого писателя и гуманиста развивать несколько иное педагогическое направление. Лев Толстой отнёсся к этому критически, сказав: «Из этого ничего не выйдет, а если и выйдет, то что-нибудь плохое».

При этом он сослался на опыт заграничных детских садов, где дети постоянно подвергались муштровке, все делали по команде. По мнению писателя, воспитание нс может быть доверено посторонним людям: оно есть «дело самих родителей и, главным образом, матерей». В то же время он приветствовал свободное обучение, считая, что «у всякого честно мыслящего родителя, естественно, возникает желание избавить ребёнка от тлетворного влияния нынешних школ и гимназий, которые только портят и развращают детей, и дать ему образование без всех этих глупостей в виде суеверий религиозных, чудес, поклонений иконам и т. п. или патриотизма, обожания царя и прочес».

Основная работа К. Н. Вентцеля - «Дом Свободного Ребёнка». О ней Л. Н. Толстой отозвался так (цит. по М. Е. Стеклову): «Свобода в обучении совершенно хороша, но ошибка - выводить детей из семейной среды. Лучше семьи для ребёнка ничего нельзя придумать. Чем полнее свобода ребёнка -тем лучше. Воздействовать на ребёнка не страхом. Кроме страха, есть любовь к родителям (во имя которой можно требовать от него хороших поступков)» .

Однако Лев Толстой был не совсем прав, считает М. Е. Стеклов. «Дело в том, что «Дом Свободного Ребёнка» строился по типу семейной школы. Родители не только принимали участие в его организации, но и ежедневно работали в нём, помогая педагогам в становлении новой свободной системы воспитания». К. Н. Вентцель критиковал первоначальную формулу Льва Толстого, приведшего его

1

К. В. Песталоцци и его мысли о воспитании и учении. С. 66-89, 101-118.

2

Стеклов М. Е. Л. 1 !.Толстой и К. П.Вентцель: два взгляда на свободное воспитание // Педагогика. № 3. 2003. С. 85.

3

Там же. С. 86.

к отрицанию школ: «И воспитание и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания, всякое же знание действует воспитательно». Поэтому школу (образование) необходимо слить с семьёй (воспитанием).

Впоследствии Лев Толстой несколько видоизменил свои взгляды и сделал новые выводы (цит. по М. Е. Стеклову): «1. Образование и воспитание суть два различных понятия; 2. Образование свободно и потому законно и справедливо, воспитание же насильственно (курсив мой. - 3. Б.) и потому незаконно и несправедливо, не может быть оправдываемо разумом и потому не может быть предметом педагогики».

В противовес этому создатель «Дома Свободного Ребёнка» К. Н. Вентцель считал, что: «Задача воспитателя не только в том, чтобы быть транслятором знаний, его прямая обязанность состоит прежде всего в мобилизации внутренней активности детей, то есть в создании благоприятных условий для сознательного выбора такой области научного знания, которая соответствует индивидуальности учащихся и возможностям творческого самосовершенствования. ...К. Н. Вентцель выступал против тезиса о том, что педагог должен внушать детям истинно нравственные убеждения, основанные на религиозных христианских началах». Он должен САМ доходить до них (это всё та же, старая платоновская идея врождённости знаний или уже имеющегося смысла, который надо только вскрыть, а не создавать (В.Франкл)). Основа воспитания, по К. Н. Вентцелю, не религия, а «свободное развитие ребёнка с опорой на его природу, правильно понимаемые его интересы». Добро нельзя внушать и навязывать. Оно, мол, должно само вырастать изнутри ребёнка. А раз само вырастать - значит, он изначально должен был с этим добром родиться.

Об этом тогда писали очень многие специалисты и представители общественности. Так, Я. Папер призывал «к познанию детской индивидуальности, склонностей, проявлений воли и не спешить использовать воспитательные меры», пусть развиваются сами. Здесь, как нигде более» применим римский принцип: «Торопись медленно» (Eestina Lente). М. Виноградова была согласна с этим, полагая, что ребёнок, чтобы выработать для жизни характер, должен жить сам по себе, неспешно снимая плоды своего развития по мере их созревания, что «ему необходимо жить сердцем и действовать, применяя волю. Этому часто препятствуют своим вмешательством старшие».

Сторонники общественного воспитания детей в России начала XX века также были не менее убедительны. Журнал «Воспитание и обучение» публиковал статьи, в которых показывалась «отрицательная сторона семейно-педагогической практики во всей её непривлекательности. Единственно полезное, что можно извлечь из подобных фактов, - указание, как нс следует воспитывать детей», то есть по возможности не в семье.

М. Безобразова в своих статьях писала о пагубности влияния многих семейных дел на развитие детей. Родители, забывая о своей ответственности перед обществом как воспитателей, затевают свары и раздоры между собой, которые самым губительным образом влияют на детей. Только общественное воспитание способно достичь объединения личных интересов с общественными, «создать гармонию между обязанностями по отношению к себе и к другим людям».

Только общество позволяет достигать подлинной свободы в воспитании детей, восклицал В. Рахманов и уточнял, в чём именно эта свобода состоит: уж, конечно же, нс в потакании, нс в позволении детям развиваться «как бог на душу положит», без руководства, «без руля и ветрил». «Свобода воспитания заключается в умении руководить поступками детей, не разрушая личность, способствуя укреплению её, а вовсе не во вседозволенности». C ним солидаризировался А. М. Обухов, говоря о том, что ребёнок не рождается совершенной личностью, которую воспитание только портит, но, наоборот, без общественного воспитания, на одних только семейных рельсах он далеко не уедет и может иметь пугающий разрыв с действительностью, теряя прежде всегда зачатки необходимой дисциплинированности. Он утверждал, что семья не может так же как школа воспитывать чувство ответственного отношения к делу, наконец, необходимую дисциплину. Эту точку зрения полностью разделял Н. Каринцев, говоря в своей работе «О дисциплине» «о необходимости создать стройную дисциплинарную систему, которая поможет детям придерживаться определённого порядка, систематичности и любви к труду».

1

Стеклов М. Е. Л. Н. ’Голстой и К. H. Вентцель ... С. 87.

2

Там же.

3

Папер Я. Важнейший предмет внимания в дошкольном воспитании // Воспитание и обучение. № 12. 1905. С. 393-400.

4

Виноградова М. Главная ошибка современного воспитания // Воспитание и обучение. № 10. 1902. С. 321-326.

5

Способы добиться неповиновения у детей // Воспитание и обучение. № 3. 1908. С. 88-93.

6

Рахманов В. Свободное воспитание с точки зрения психологии // Вестник воспитания. № 1. 1907. С. 46-69.

7

Обухов А. М. Свободное воспитание и дисциплина. M.: 1909.

8

Каринцев H. О дисциплине // Воспитание и обучение. № 12. 1910. С. 364 371.

В наше время столь радикальное противопоставление семьи и школы, даже сама постановка дилеммы: «семья или школа» - уже не столько определённый анахронизм, сколько в некотором смысле выглядит уже довольно тривиальной темой, к тому же и некорректно поставленной. Справедливости ради следует ещё раз подтвердить, что и во времена Вентцеля и Льва Толстого были специалисты, которые не только не противопоставляли семью и школы, но напротив, ратовали за их сближение, за создание неких школьно-семейных «гибридов», но не по образцу Вентцеля. Главное, как считалось, привлечь в семейное воспитание лучшее из школьной практики, а в школу или детский сад привнести лучшее из семьи. Так, на следующий год после смерти Л. Н. Толстого, журнал «Воспитание и обучение» писал о необходимости создания «так называемых «материнских школ» - детских садов для детей, оставшихся без внимания матерей и предоставленных самих себе», основанных и действующих по семейному принципу. Ещё через год Н. Каринцсв в статье «Воспитание и родители» писал о том, что родителям надо идти на выучку к школьным учителям, учиться, как правильно воспитывать детей. Автор говорил «о необходимости родителям учиться воспитывать своих детей. Отсутствие специальных навыков воспитания приводит к непоправимым ошибкам. Наша небрежность отзывается па счастье, благополучии, а может быть и жизни детей». А ещё раньше (1861) в журнале «Воспитание» Д. Модзалевский писал о необходимости внедрения в семейное воспитание главного атрибута школы -педагогического совета. И он приводил много доводов в «доказательство того, насколько успешнее пошло бы дело домашнего воспитания при существовании в семействах своих педагогических советов. В них должны принимать живейшее участие родители».

Безусловно, во все времена неверно делать категорический выбор между школой и семьёй, между хотя и перекасающимися, но всё же столь различными явлениями или социальными институтами. И у каждого социального института свои преимущества и недостатки. Причём недостатки, как правило, легко мигрируют в обоих направлениях, а вот достоинства практически невозможно привить на другую почву.

Сейчас проблемами семьи, притом, на должном солидном уровне, занимается само государство, не только разработав необходимое правовое обоснование социального института семьи и отразив его в законодательстве, но и поставив на необходимый уровень научно-исследовательскую деятельность в области существования и развития семейных отношений. Не одни профильные специалисты различных ведомств и учреждений занимаются исследованиями в этом направлении, к этому привлечены учёные конкретного, специализированного института. С. В. Дармодехин в работе «Государственный НИИ семьи и воспитания: потенциал и динамика развития» (2003) сообщает, что этот специализированный научно-исследовательский институт был создан в 1998 году Российской академией образования и Министерством труда и социального развития. Задача государственного НИИ семьи воспитания «интегрировать результаты приоритетных научных исследований по проблемам государственного и общественного воспитания детей и молодёжи, укрепления нравственных устоев современной семьи как социальной ценности, а также обеспечивать выработку практических рекомендаций для властных структур, неправительственных организаций, педагогических коллективов, социальных служб с учётом накопленного федерального и регионального опыта их решения».

Государственный научно-исследовательский институт семьи и воспитания ориентирован на развитие следующих «важнейших направлений науки и образовательно-воспитательного процесса»:

  • • «развитие законодательной базы, отражающей качественно новое состояние и статусные функции социального института воспитания;

  • • формирование общегосударственной системы экспертизы и прогнозирования развития воспитания;

  • • создание автоматизированного банка информации о воспитании детей;

  • • укрепление межведомственных механизмов в координации воспитательной деятельности;

  • • разработка концепции интеграции усилий школы, семьи, детских организаций, работодателей, других социальных партнёров в данной сфере;

  • • формирование проектов государственного заказа на научную разработку проблем воспитания и развития личности детей;

  • • развитие системы подготовки педагогических кадров соответствующего профиля, повышение психолого-педагогической культуры родителей».

1

Детский сад // Воспитание и обучение. № 3. 1911. С. 65-74.

2

Каринцсв Н. Воспитание и родители // Воспитание и обучение. № 1. 1912. С. 15-21.

3

Модзалевский Д. О необходимости педагогических советов в домашнем воспитании // Воспитание, 1861. Т. IX. Кн. 2. Отд. I. С. 86-90.

4

Дармодехин С. В. Государственный НИИ семьи и воспитания: потенциал и динамика развития // Педагогика. № 2. 2003. С. 89, 90.

Современные специалисты в области воспитания придают огромное значение созданию на государственном и общественном уровнях наиболее благоприятных условий для осуществления воспитательного процесса. Упор делается не только на отработку современных воспитательных методик, на качество и профессиональный уровень подготовки воспитателей, но и прежде всего на создание соответствующей воспитательной (воспитывающей) среды в обществе. Современная наука о воспитании твёрдо полагает, что воспитательная и воспитывающая среда не только не вторична в нашем обществе, но и имеет доминирующие функции как внутри самого общества, так и в воспитательном процессе. Воспитательная среда есть локомотив развития общества.

Л. Е. Никитина в исследовании «Прогнозирование развития воспитательной ситуации» (2006) пишет: «Воспитательная среда есть часть не только деятельностного (в том числе технологического), но и мен-талитетного (в том числе ценностного) общероссийского пространства. Может ли автономно она развиваться? Как ни парадоксально, да! Болес того, это едва ли нс единственный (за исключением научно-технического) сектор, где фронтальный прорыв может позитивно сказаться и па других сферах общества: экономической, политической, социальной и др. Оценка опыта развития воспитательной сферы показывает, что самые гуманные, эффективные и завершённые системы создавались в драматической ситуации крутых социальных перемен (опыт Я. А. Коменского, И. Г. Песталоцци, А. С. Макаренко, Я. Корчака)».

Автор выделяет следующие основные тенденции современного семейного и социального воспитания:

  • • «исчезают коммуникативные барьеры, возрастает поток свободного использования информации, не подконтрольной семье;

  • • усиливается наркотизация части подрастающего поколения;

  • • либерализуется половая мораль;

  • • происходит резкая экономическая дифференциация семей с детьми;

  • • улучшается материально-финансовая база учреждений образования и семьи при ослаблении их воспитательных функций;

  • • повышаются требования к успешности ребёнка - количество родителей, считающих своих детей неудачниками уже в начальной школе, достигает 33 % (сопоставимый показатель в мире и в России 20 лет назад - 8 %);

  • • резко возрастает количество детей, испытывающих страх физического насилия, в том числе домашнего (до 70 % детей);

  • • наиболее распространённым типом (до 60 %) становится конфликтная семья, где преобладает конфронтационный стиль отношений».

Проблемам семьи сейчас наконец-то стало уделяется самое серьёзное исследовательское внимание. Но до последнего времени наблюдался явный перекос в иную сторону. Преодолеть такую, застарелую тенденцию в педагогике и в частности теории и системе воспитания - не так-то просто. Как пишет Н. В. Казмин («Современное семейное воспитание в России», 2001), и век и полтора века назад «у нас нет среды, где прививались бы разумные педагогические взгляды, давались бы хоть общие знания надёжных основ воспитания... Педагогическая литература уделяет очень мало внимания вопросам семейного воспитания, занимаясь почти исключительно школьным и так называемым внешкольным образованием... Семейное же воспитание остаётся как-то в стороне, и вопросы его не получают необходимой разработки и популяризации».

В настоящее время семья всё чаще рассматривается как целостный организм, который живёт и развивается, который сам по себе может болеть и умирать. Синергетика, теория самоорганизующихся систем, рассматривает семью как именно вот такую, базовую, социальную самоорганизующуюся систему, на которой и из которой вырастают очень многие другие социальные институты, включая государство. Нормальная семья как самоорганизующаяся система и функционирует, говоря синергетическим языком, посредством «автоматического самоуправления в замкнутом цикле с обратной связью в живых системах». В принципе речь и идёт об уже упомянутом универсальном принципе Ле-Ша-телье, который поддерживает целостность, самоорганизацию, самоочищение и саморазвитие семьи.

Естественно, что здоровьем семьи как основной ячейки общества занимаются и традиционно изучавшие семью научные и прикладные дисциплины.

1

Никитина Л. Е. Прогнозирование развития воспитательной ситуации // Педагогика. № 10. 2006. С. 28-29, 33, 34.

2

Казмин Н. В. Современное семейное воспитание в России // Семейное воспитание: Хрестоматия. С. 65.

3

Концепции современного естествознания. Ростов-н/Д: Феникс, 1999. С. 534.

Особо исследуются факторы, влияющие на благополучие семьи, угнетающие её, приводящие к дисбалансу семейных отношений. Семейная педагогика во многом уже выступает на первый план, что отразилось в частности на введении целого спектра профессий, касающихся здоровья и благополучия семьи и семейного воспитания: семейный воспитатель, семейный доктор, конфликтологии и даже семейные юристы.

О. Л. Зверева и А. Н. Ганичева в учебном пособии «Семейная педагогика и домашнее воспитание» (1999) излагают позиции, которые отличали этот процесс в самом начале его зарождения, в период перестройки, общество вновь обратилось к вечным ценностям, к семье, к теме неизбывной любви матери и ребёнка, к основополагающей роли отца в семейных отношениях. Общество при расставании с безоговорочной диктатурой социума над личностью вдруг осознало свою уязвимость в самом своём базовом, фундаментальном звене. В момент крушения прежнего уклада общественной жизни оказалось, что «семья особо чувствительна ко всякого рода изменениям государственного масштаба, например, безработице, росту цеп и т. д.....Неуверенные в себе родители перестают быть авторитетом и образцом для

подражания у своих детей. Авторитет матери меняется в зависимости от сферы её деятельности. Подростки порой выполняют непрестижную, неквалифицированную работу, но выгодную в денежном отношении, и их заработок может приближаться к заработку родителей или даже превышать его. Это один из факторов, способствующих падению авторитета родителей в глазах подростка. У детей происходит смещение в системе жизненных ценностей. Подобная тенденция не только сокращает воспитательные возможности семьи, но и приводит к снижению интеллектуального потенциала общества».

Общество внезапно осознало и реально катастрофические последствия неудержимо множащихся разводов супружеских пар. В их числе и серьёзные психические заболевания детей, обвальное ухудшение их воспитания, родительский и детский алкоголизм, разрушение кровнородственных отношений, крайне болезненное падение материального положения семьи. У детей и подростков проявляются в связи с этим самые острые и тяжёлые переживания, неопределённость новых ролевых структур. Маленькие дети, в возрасте 2-3 лет, проявляют попеременно то плач, то внезапную и немотивированную агрессивность. У них фиксируются нарушения памяти, внимания, расстройства сна. Практически всех детей разводы родителей и распад их большой, полноценной семьи почти всегда приводит к необратимому разрушению их эмоционального здоровья, появлению неисчезающего чувства заброшенности и одиночества, гнетущее ощущение собственной ничтожности и неполноценности.

Ещё основоположник отечественной теории семейного воспитания П. Ф. Лесгафт говорил, что «испорченность» детей и подростков - целиком на совести системы семейного воспитания. Он не выпячивал роль школы, как современные ему педагоги. Но и не говорил, что школа лечит, а семья калечит. Ответственность за подростка и вообще за ребёнка П. Ф. Лесгафт в равной мерс возлагал и на родителей, и на школьных воспитателей. Современник П. Ф. Лесгафта Н. Каринцев писал в статье «Ребёнок и родители» (1913): «Действительность такова, что нет двух детей, которых можно было бы воспитывать одинаково». Родителям необходимо «наблюдать за детьми, чтобы отличить их друг от друга по-настоящему». Сам же П. Ф. Лесгафт призывал уделить наконец семье и родительскому воспитанию должное внимание, увидеть во всех школьных проблемах ребёнка семейные корни. Он писал в своём известном сочинении «Семейное воспитание ребёнка и его значение» (1893): «Каждый воспитатель должен не упускать из вида тесную связь нравственного мира ребёнка с дошкольной обстановкой и семейной дисциплиной. Это позволяет воспитателю отдавать себе отчёт в тех требованиях, которые он предъявляет ребёнку».

Именно П. Ф. Лесгафт заложил взгляд на семью как на такой субъект воспитания, которому в куда большей степени, чем школе, присуще стихийное воспитание. Это воспитание производится, точнее, происходит неосознанно и во многом неконтролируемо. В семье большей частью воспитывают не столько словом, сколько делом, сколько самим образом жизни членов семьи. Семья проявляет определённый воспитательский негатив, если поведенческий или иной негатив уже существует в генах, в общей для всех наследственности. Этим объясняется тот факт, что, когда даже сами родители осознают это и пытаются изменить положение, переломить ситуацию с воспитанием, им это чаще всего не удаётся. Впрочем, как полагают в своём пособии О. Л. Зверева и А. Н. Ганичева, «статистически

1

Зверева О. Л., Ганичева А. Н. Семейная педагогика и домашнее воспитание: учеб, пособие для студ. сред. пед. учеб, заведений. M.: Издательский центр «Академия», 1999. С. 13.

2

Каринцев II. Ребёнок и родители // Воспитание и обучение. № 1. 1913. С. 14-24.

3

Лесгафт П. Семейное воспитание ребёнка и его значение. 4. 1. Школьные типы. 4.2. Основные проявления ребёнка. СПб., 1893.

доказано, что лишь 22 % аномалий психики проявляются в раннем возрасте как следствие врождённого дефекта. 78 % отклонений возникают в результате неблагоприятных условий семейного воспитания». Основными причинами нарушения социализации в семьи эти авторы называют прежде всего, конечно, разводы родителей, депривацию, отсутствие материнской ласки и заботы, острый дефицит семейного тепла. Они утверждают: «Воспитательный процесс в семье - явление своеобразное, он не имеет пи начала, пи конца, осуществляется постоянно, словом и делом, поступком и интонацией. К тому же он лишён организованности и чёткости, присущих школам, детским домам и детсадам.

П. Ф. Лесгафт писал так: «Вся тайна семейного воспитания в том и состоит, чтобы дать ребёнку самому развёртываться (курсив мой. - 3. Б.), делать всё самому; взрослые не должны забегать вперёд и ничего не делать для своего личного удобства и удовольствия, а всегда относиться к ребёнку с первого дня его появления на свет как к человеку с полным признанием его личности». В другом месте П. Ф. Лесгафт высказывался в том смысле, что ребёнок не отвечает за свою испорченность, она не возникает сама по себе, а во всём виновата педагогическая несостоятельность родителей, их бессознательное руководство детьми, которое без серьёзных последствий никогда не проходит и обязательно отзывается на всей будущей жизни человека, выросшего под их опекой. Ошибки воспитания со стороны родителей формируют взрослеющему человеку горькое будущее, как писал П. Ф Лесгафт, «оставляя па его личных проявлениях и привычках неизгладимые следы нравственной порчи и умственного бессилия». Однако, по мнению О. Л. Зверевой и А. Н. Гапичевой, как и большинства отечественных педагогов и воспитателей, хотя мы и обречены в конечном счёте па поражение, по всегда должны сражаться за ребёнка и пытаться его исправить. Иначе, «в условиях вседозволенности может сформироваться личность, не умеющая сдерживать свои желания, принимать во внимание права и интересы других людей. Многие родители думают, что неприятности с детьми происходят «вдруг», по это «вдруг» подготовлено и обусловлено целым рядом обстоятельств, которых они не замечали».

Венгерский исследователь Гати Ференц подчёркивал основной фактор воспитания, в том числе и прежде всего семейного - культурный уровень. В действительно культурной семье не может быть такого внезапного «вдруг». Гати Ференц писал: «На воспитание ребёнка оказывает большое влияние культурное положение семьи. Прогрессивное мировоззрение родителей, их знания, богатый запас слов и понятий, интерес к общественной жизни воздействует на подростка самым положительным образом: расширяется его кругозор, интересы и знания становятся многостороннее, характер целеустремлённее. Культура даёт о себе знать и в привычках: в соблюдении гигиены, вежливости, в умении вести приятную беседу, избегая грубости и бестактности. Культурная среда оказывает большое влияние на весь процесс формирования личности, делает социальное общение более приятным, светлым и красивым».

Однако тут проявляется ещё один ключевой фактор, буквально вырастающий из культурного. Дело в том, что культура всегда национальна. Поэтому всегда говорят и о национальных типах и системах воспитания, которые часто относят вообще к характерологических признакам той или иной нации или народности. Более того, иногда именно эти особенности национального воспитания становятся «яблоком раздора», предметом очень серьёзных межнациональных противоречий и недопониманий. Как правило, «большая» нация навязывает свой стиль воспитания, в том числе семейного, всем малым народам и народностям, интегрированным с нею в одно государство. Так происходило и происходит в Америке с её вездесущей «англосаксонской моделью», так отчасти было и в нашей стране, в нашем «плавильном котле наций». А между тем большим народам есть чему поучиться у малых, притом в очень многих областях. И в системе семейного воспитания, в частности.

Г. М. Шипицына в исследовании «Семейное воспитание: идеалы и традиции «малых» народов» (2008) весьма убедительно доказывает, что сравнение важнейших сфер жизни русского и нерусского населения России - особенно семейного и общественного воспитания подростков - «часто оказывается не в пользу сегодняшнего воспитания русского подростка, особенно такого, которое он получает» в городе. «Ясно одно: у русских людей в целом нет никаких оснований проявлять в вопросах воспитания подростков пренебрежительное отношение к иным народам России, кичиться своим превосходством как титульной нации, поскольку во многих аспектах воспитания детей такого превосходства просто нет. Другие народы... в большинстве своём сохранили здоровую основу своих национальных традиций и продолжают «удерживать ситуацию» с воспитанием подростка под контролем семьи и общества. Человеку, нарушающему обычаи и традиции своего малого народа, крайне некомфортно, а то и просто невозможно жить в его среде.

1

Зверева О. Л., Ганичева A. H. Семейная педагогика и домашнее воспитание... С. 31, 36, 37.

2

Там же. С. 41,47, 48.

3

Гати Ференц. Наиболее часто встречающиеся трудности воспитания детей в семье // Подросток. Проблемы воспитания детей в семье / пер. с венг. M.: Изд-во «Прогресс», 1977. С. 65.

...Семейную родословную малые народы России удачно используют для воспитания ответственности человека за свои дела перед многими поколениями своей семьи и целого рода. Детям внушают, что они должны стать такими же хорошими людьми, какими были их отцы, деды, прадеды, прапрадеды и т. д. Нельзя плохим поступком опозорить свою семью или свой род, так как этот позор будет осуждаться многими будущими поколениями семьи или рода». Культ родителей, семейного очага, старейшин, чувство причастности к своей земле, как полагает Г. М. Шипицына, формирует в высшей степени достойных, правопослушных подростков, юношей и девушек...

В. И. Забрянский в своей работе «Сельская преступность несовершеннолетних» (1991) приводит довольно любопытные факты региональной дифференциации правонарушений со стороны несовершеннолетних. Действительно, у малых, окраинных народов ситуация во многом совсем другая, чем у титульной нации: «Типологический анализ сельской преступности несовершеннолетних в Российской Федерации показал существование от шести до девяти криминологических типов областей. Самая низкая сельская преступность несовершеннолетних в 1988 году была в Дагестане и Чечено-Ингушетии, самая высокая - в Калмыкии и Приморском крае. Сельская преступность несовершеннолетних в Дагестане в 39 раз ниже такой преступности в Калмыкии и в 19 раз ниже, чем в Приморском крае». Многократно она ниже также по сравнению с центральнымми областями Российской Федерации.

Таким образом, ряд авторов рисуют практически идеальный портрет домашнего воспитания у малых народов и крайне негативный - у великороссов. В центральной России - сплошь «Иваны не помнящие родства», утерявшие национальные традиции и обычаи, и такими же воспитывают своих детей. А среди тех в свою очередь зашкаливает преступность до немыслимых прежде пределов... Такой антиномический приём вряд ли приемлем для серьёзного сопоставительного анализа, но в качестве анализа процессов воспитания на конкретной национальной почвы малых народов, вероятно, всё-таки вполне может быть применим. И здесь указанные авторы приводят во многом любопытные и вероятно полезные наблюдения и рассуждения.

Однако картина резко меняется, как только эти самые подростки и юноши, представители малых народов, попадают за пределы тяготения своей национальной среды, в любую мультикультурную обстановку. В высшей степени достойные, уважающие законы и нравы, подростки, юноши и девушки, смертельно боящиеся опозорить свой род и свою семью, почитающие старейшин, родителей и домашний очаг попадают, например, в центральную Россию (или, скажем, в Германию). Вот тут-то и происходит нечто ужасное, до которого «девиантным» русским подросткам и юношам никогда бы даже не додуматься: здесь уже нет никакого уважения не то что к другим культурам, чужим обычаям и нравам, но и наблюдается полный отказ от соблюдения своих собственных нравственных устоев (почитание старших, женщин, «ответственность за свои дела перед многими поколениями своей семьи и целого рода» и т. д.) - и это вовсе нс редкость у гордых юных представителей своих малых народов. Основный делинквентный вал преступности, в том числе и подростково-молодёжной - исходит именно от иммигрантов (мы уже касались этой темы, приводя данные из исследования Е. А. Бауэр «Проблемы детей и подростков из иммигрантских семей в Германии», 2008).

Конечно, можно в оправдание этого сказать (и многие представители национальных культур именно так и говорят), что подобным образом ведут себя далеко не все юные иммигранты, что стремятся уехать как раз уже состоявшиеся девианты и делинквенты, которые у себя на родине просто тяготились властью своего рода и потому всеми силами старавшиеся вырваться из-под его опеки. А вырвавшись, как раз и показывают своё истинные лицо.

И в завершение темы влияния на семейное воспитание культурного и этнического фактора скажем ещё, что семейное воспитание является тем основным институтом, из которого вырастает столь нетерпимое явление, как межнациональная ненависть и вражда. Этому ведь не учат ни в одной школе мира. Это - только от семьи, от отцов, дедов, прадедов и прапрадедов в особенности. Конечно, смотря какой семьи, какого именно уровня культурного развития. Об этом хорошо как-то сказал великий немецкий поэт и мыслитель Иоганн Вольфганг фон Гёте: «...Странная получается штука с национальной ненавистью. Она всего сильнее, всего яростнее на низших ступенях культуры».

1

Шипицына Г. М. Семенное воспитание: идеалы и традиции «малых» народов // Педагогика. № 4. 2008. С. 44^46.

2

Забрянский В. И. Сельская преступность несовершеннолетних//Трудные судьбы подростков - кто виноват? M.: Юрид. лит., 1991. С. 144.

3

Бауэр Е. А. Проблемы детей и подростков из иммигрантских семей в Германии // Педагогика. № 1. 2008. С. 112.113.

4

Эккерман И.-П. Разговоры с Гёте / пер. с нем. Н. Манн. M.: Худож. Лит., 1981. С. 609.

История вообще и история культуры в частности подтверждает эту истину. Тогда становится более понятным происхождение национальной ненависти именно из особенностей домашнего, семейного воспитания. А между тем существует (и давно уже существовал) прекрасный институт, с одной стороны, преодоления национальной розни и вражды, а с другой стороны полезного заимствования лучшего в семейном или школьном воспитании - это обмен детьми, временный, с целью только лишь обучения, но всё-таки обмен. Сейчас многие российские подростки и молодёжь едут по программам такого обмена в западные семьи, а оттуда - бывает, и в наши семьи попадают их дети и подростки. Причём, это и в самом деле довольно давняя идея, которую пытались претворить в России ещё до революции и первой мировой войны. Журнал «Воспитание и обучение» в редакционной статье «Обмен детьми» писал в 1913 году: «Деятельность союза обмена детей заключалась в том, что семьи разных государств обменивались детьми на определённый срок. Благодаря этому дети в совершенстве усваивали иностранные языки, вырабатывали умение держаться в обществе и владеть собою, вежливость, культуру (терпимость, законопослушность) и т. д.».

У Зигмунда Фрейда, знаменитого австрийского психоаналитика и мыслителя, есть термин «нарциссизм малых различий». Он обозначает факт абсолютно закономерной (по Фрейду) вражды любых соседствующих людских общностей, даже близких людей в пределах одной семьи, братьев и сестёр, например. Чем больше между людьми сходного и чем более родственного имеется, тем непримиримее антагонизм. Люди ищут любую зацепку, лишь бы оттолкнуться друг от друга, не слиться с другими, не потерять своей идентичности рядом со столь похожим на себя человеком. Таков антагонизм (по Фрейду) между шотландцами и англичанами, северными и южными немцами, испанцами и португальцами, русскими и украинцами. Доктор Фрейд объясняет это необходимостью выпуска врождённой агрессивной наклонности для того, чтобы крепче слепить их единство, но попозже, после крови.

Фрейд твёрдо полагал, что так всегда происходит как в рядовой, обычной семье, так и в семье народов. При самой крепкой привязанности, при самой преданной любви между членами любой семьи обязательно существует объект, на который направляется и которым демпфируется (смягчается, амортизируется) агрессивная потенция, заложенная во всякую семью. Когда ребёнок уверен в том, что его искренне любят, он искренне и привязывается и обретает внутри себя долгожданную устойчивость. Такой ребёнок - идеальный объект для воспитания. Но как он мало и нечасто достижим!

Ш. Тейлор, Л. Пипло и Д. Сирс пишут в своей «Социальной психологии» (2004) так: «Мы можем рассматривать стиль детской привязанности как ответ на вопрос: «Могу ли я рассчитывать на моего родителя в случае необходимости?». Ребёнок с уверенным стилем привязанности усвоил для себя, что таким ответом будет «да», избегающий ребёнок - что таким ответом будет «нет», а амбивалентный ребёнок - что таким ответом будет «может быть»».

Любовь - великая центростремительная сила. В чем же состоят непосредственные причины семейного неблагополучия, семейного нездоровья, которые иногда просто роковым образом отражаются на результатах семейного воспитания и приводят далеко не только к национальной ненависти или другим проявлениям низкой культуры? Прав ли Лев Толстой, говоря, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Что только в несчастье, наконец, семья обретает хоть какое-то своеобразие, какую-то особенность?

Конечно, такое утверждение касается не только семьи, но и любого человека, поскольку в нём больше эпатажа, чем истины. Если вдуматься, то и счастье может быть многоликим, смотря в чём люди видят счастье и приучают его видеть своих детей, смотря какие нравственные, эстетические, этические и прочие идеалы они прививают своим чадам. Притом, как давно считали русские педагоги (О. Шмидт, 1872), детям ни в коем случае «нельзя навязывать мораль, а следует развивать в них аналитический взгляд». Нужно, чтобы они сами вынашивали в себе необходимое нравственное убеждение. Тогда оно будет естественным, гармоничным. Только тогда семья выполнит свою позитивную воспитательную функцию.

Более того, как считают некоторые современные авторы, далеко не всегда семейное неблагополучие однозначно негативно отзывается на семейном воспитании. Как полагает В. В. Владимиров, даже самые неблагополучные семьи, бывает, порождают достойных отроков. Иногда даже вопреки

1

Обмен детьми // Воспитание и обучение. № 10. 1913. С. 316-317.

2

Тейлор Ш., Пипло Л., Сир Д. С. Социальная психология. СПб.: Питер, 2004. С. 357.

3

Шмидт О. Как пользоваться рассказами для детей // Семья и школа. № 2. 1872. С. 190 199.

семейному неблагополучию: чем неблагополучнее, тем более достойных. Этот автор пишет в своей книге «Смысл Русской жизни» (2006): «...Дети-сироты, дети из неполных или неблагополучных семей всегда относятся к «группе риска». Изъяны в воспитании приводят к формированию ущербной личности, более склонной к социальным патологиям и более подверженной воздействию наркотиков.

Но вот что удивительно. Исследования показывают, что вне зависимости от условий воспитания от 10 до 20 процентов детей всё равно вырастут «интервалами», то есть уверенными в себе личностями! Это - так называемые «жизнестойкие дети».

И выделенные Е. А. Рыльской три ключевых признака жизнеспособности - «жить, выживать и развиваться» - у них присутствуют просто по факту рождения.

«Можно сказать, что жизнестойкие дети являются более разумными существами по сравнению с остальными», - утверждает в своей книге В. В. Владимиров. Такие дети всё равно рождаются, несмотря на крайне неблагоприятные условия среды.

И там же он говорит: «Приведённые факты вселяют определённый оптимизм в отношении нашего будущего. Как бы ни оболванивала человечество «массовая культура», как бы дёшево ни стоили наркотики и алкоголь - жизнестойкие дети будут рождаться и вырастать в ответственных и самостоятельных людей. Рано или поздно они приведут наше общество к подлинным ценностям».

Ясно, что подобный взгляд сводит на нет любое педагогическое основание, любой посыл к воспитанию детей. Вот, в подтверждение этого, только один штрих из учебника Н. В. Жданова «Педагогическая генетика» (1994). Как показали исследования шведских и датских исследователей, дети, которые были рождены в семьях алкоголиков, если их поместить в нормальные, непьющие семьи, всё равно скатываются на путь своих биологических родителей - у них алкоголизм проявляется в четыре раза чаще, чем у их обычных сверстников. К тому же, дети родителей-алкоголиков вдобавок имели массу добавочных девиаций в форме высокого уровня психических отклонений, таких как депрессии, психопатии, зависимость от лекарственного злоупотребления. Семейный алкоголизм повсюду достаёт детей, цепко не выпуская их из своих лап. Об этом ещё до революции писали отечественные педагоги, призывая бить в набат по поводу растущего уровня алкоголизма в школьном возрасте (уже тогда).

Так что воспитание, даже в практически безнадёжной, биологически предопределённой ситуации, всегда было и остаётся необходимо. Хоть что-то, но усилиями со стороны всё равно можно как-то поправить, хотя бы смягчить, не дать течению событий приобрести тяжёлый вариант.

Безусловно, воспитание детей всегда было, есть и останется делом первостатейной важности на Земле, если конечно, отнестись к нему с самой большой ответственностью. Без него прекратилось бы само человечество. Как полагают учёные, человечеству предстоит ещё 6 миллиардов лет жизни. А прожило оно лишь 600 тысяч лет. Пройден лишь 1 метр из 10 километров. И в своём практически необозримом будущем мы неизменно будем возвращаться к осознанию этой великой истины - необходимости целенаправленного и верного воспитания своих детей, если не хотим, чтобы наш мир погрузился в хаос и наконец прекратил своё существование.

И то, какова среда, куда сразу после своего рождения попадает ребенок, имеет решающее значение для того, каким он в действительности вырастет. Можно привести множество высказываний уважаемых людей, от того же Льва Толстого до современных нейрофизиологов, которые строго фиксируют абсолютно непреложный факт: до пяти лет практически полностью формируется облик будущего человека, и то, что закладывается в него семьёй в самые первые месяцы и годы его жизни, составляет его основное содержание. Да и на простой здравомыслящий взгляд совершенно ясно, какова семья, каковы её традиции, общий стиль и дух жизни, каковы её нравственные и культурные основания, счастлива ли она вообще - таковы в точности станут и её отпрыски. На этом базируется так называемая народная мудрость любого народа Земли. Аксиома есть аксиома, и она связана с основным условием появления человека на земле. В качестве подтверждающего примера этой аксиомы - следующий вывод учёных из Гарвардского университета (США), который приводит М. Мольц в своей работе «Я - это Я, или как стать счастливым» (1992): «Старая голландская пословица «Счастливые люди никогда не мошенничают» имеет под собой вполне научную основу. Они установили, что большин-

1

Владимиров В. В. Смысл Русской жизни. M.: Алгоритм. Эксмо, 2006. С. 67.

2

Там же. С. 68.

3

Жданов Н.В. Педагогическая генетика: Учебное пособие для студентов педагогических институтов. - Киров: Кировская обл. типография, 1994. С.43.

4

Соловцова А. Алкоголизм в школьном возрасте // Воспитание и обучение. № 5. 1907. С. 129-136.

ство преступников выросли в несчастливых семьях, не познали радости нормальных человеческих отношений». Неблагоприятные, несчастливые семьи - ключевой фактор человеческого вырождения, проявляющийся сразу же на детях, выросших в таких семьях. Они просто несут на себе печать такого вырождения. Об этом ещё в самом начале XX века писали отечественные педагоги.

Так что если в семье существуют проблемы, да ещё серьёзные, если семья болеет, ясно, что это самым неизгладимым и самым неприглядным образом скажется на облике вырастающего в ней потомства. Если в семье «хромает» нравственность, культурный уровень низкий, что можно сказать о состоянии воспитательного процесса в такой семье? Г. И. Репринцева в исследовании «Взаимоотношения родителей и детей в сельской семье» (2008) пишет, что даже в селе 70 % родителей школьников и дошкольников не смогли ответить на вопрос, какие традиции они культивируют в своей семье, как берегут их и поддерживают. 30 % указали лишь на дни рождения, которые ещё принято праздновать, но чаще уже - отмечать. ...Мало кто вспомнил о почтительном отношении к людям старшего поколения, о приобщении младших к труду. Только половина ребят знают имена и отчества своих мам и пап, и лишь четверть «правильно называют бабушек и дедушек. 10 % воспроизвели имена прадедушек и прабабушек, не сумев указать, чьими родителями они являются. Незнание своей родословной отражает не только ослабление родственных связей, но и обеднение представлений о прошлом своего рода, о фамильных корнях. ...Взрослые, как правило, затруднялись вспомнить, на каком основании дали то или иное имя своему ребёнку. ...Налицо ослабление воспитательного влияния благочестивых традиций религиозной культуры, ибо в крестьянской среде идентификация имени ребёнка с образом его небесного покровителя всегда способствовала формированию достойных личностных качеств».

Кстати, поговорим о семейных традициях, об участии родителей в делах детей, об укреплении родственных связей, как это всё поддерживается и развивается, например, в американской семье - так сказать для сравнительного анализа здоровья нации (о том, как обстоит дело с этим в «малых» народностях на окраинах России мы уже говорили). Кэмпбелл Росс в своей книге «Как на самом деле любить детей» (1992) приводит как раз такой пример из жизни культурной американской семьи: «.. .Писатель Джо Бейли выделял определённые дни в своём еженедельнике, когда он был занят только семейными делами, и в эти дни вежливо отказывался от всех других приглашений на лекции, выступления и пр.

Ещё одна идея Джо Бейли очень пришлась мне по душе. Для каждого члена семьи был сделан специальный флаг с именем и эмблемой, и его дарили на ближайший день рождения. После этого флаг подымали над домом во всех торжественных случаях, связанных именно с этим членом семьи: в день рождения, после успешной сдачи экзаменов, перед отъездом и после возвращения из путешествий, в честь поступления в колледж и пр.».

А вот наша действительность, бесстрастно описываемая исследователем Г. И. Репринцевой. В российских семьях повсеместно, и в селе, и в городе, уходят в прошлое совместные труд, отдых, развлечения, хобби. Особенно, как ни парадоксально, это проявляется в деревне: казалось бы, хранительнице народных традиций и народного здоровья. Когда-то П. Ф. Каптерев написал «Педагогию бабушек» (1898), довольно революционную по тем временам. Там он говорит: «Бабушки и дедушки стремятся влиять на ход семейных дел, вмешиваются в воспитание внучат и, вопреки взглядам и убеждениям родителей, смело держатся своей прежней педагогии, не признавая никаких новшеств». П. Ф. Каптерев считал, что детям такая бабушкина любовь и даром не нужна, хотя и признавал полезную, охранную консервативность «бабушкиной педагогии». А между тем в древних Афинах был храм старости, и туда специально водили детей. Так что роль старости в воспитательном процессе никогда не отрицалась, хотя с годами всё более и более ослабевала, бабушки с теми же годами всё более и более сами молодели, и дистанция с внуками уже увеличивалась сама собою.

Г. И. Репринцева в наши дни продолжает об этом так: «Авторитет прародителей заметно ослабевает. Многие дети с нежностью, а подростки с заметным оттенком жалости говорят о бабушках как о защитницах, однако считают, что было бы лучше, если бы те с дедушками жили отдельно». Пагубно влияют «на детско-родительские отношения: аморальный и паразитический образ жизни; проявления жестоко-

1

Мольц М. Я - это Я, или как стать счастливым. СПб.: 1992. С. 93-94.

2

Маляревский М. И. Воспитание как фактор борьбы с вырождением: (Опыт наблюдательной психологии и педагогической статистики) // Воспитание и обучение. № 11.12. 1905.

3

Репринцева Г. И. Взаимоотношения родителей и детей в сельской семье // Педагогика. № 3. 2008. С. 49.

4

Кэмпбелл Рос С. Как на самом деле любить детей. М. Максимов Не только любовь. M.: Знание, 1992. С. 71-72.

5

Каптерев П. Ф. Педагогия бабушек // Воспитание и обучение. №1.1898. С. 112.

сти и садизма со стороны взрослых; наличие судимых членов семьи, культивирующих в отношениях с детьми нормы и традиции преступной среды» - а также невиданные раньше на селе подростковые -алкоголизм, наркомания, курение, раньше абсолютно «недопустимые в сельской субкультуре явление нравственной деградации девочек-подростков - проституция. .. .Педагоги и родителя констатируют, что сельский социум (и милиция) отчуждён от защиты прав деревенских детей и семьи... Ситуация приобретает особую остроту в связи с тем, что на «защиту прав ребёнка» стали ориентироваться представители уголовного мира, а это, несомненно, ускоряет криминализацию села».

Криминализация же городской подростковой и молодёжной среды, таким образом, имеет мощную подпитку и от базовой национальной инфраструктуры, поэтому дело обстоит крайне плохо. Проблемы семьи, всё чаще не воспитывающей, а уродующей, деформирующей детские души с равной эффективностью и в селе и в городе, - сейчас и в самом деле выступают на передний план. Правовое воспитание должно таким образом касаться всей семьи в целом, а нс только отдельных сё членов, детей и подростков.

В. А. Широков и Л. С. Голубничая в своём исследовании «Деформация нравственного и правового сознания подростков как одна из причин преступности несовершеннолетних» (2008) пишут о том, что основные деформации в воспитании подрастающего поколения и в самом деле имеют источник в семье. Именно отсюда идёт неорганизованный, развращающий досуг, низкая культура, алкоголизм, правовая безграмотность и правовой нигилизм. Отлучение же от книг имеет просто роковое значение. Картинкой живут все, нисколько не вдумываясь в содержание проносящейся перед глазами собственной жизни. Отсюда повсеместно распространено крайне поверхностное, неглубокое сознание. Оно и транслируется по эстафете поколений.

Социальные потрясения добавляют свою немалую толику в деградацию семьи и семейного воспитания. Разрыв в социальных статусах и рангах - толкает подрастающее поколение к неправовой компенсации несправедливого неравенства. Сюда добавляется типично подростковая неспособность прощать обиды и несправедливость.

Подростковый и юношеский максимализм - сильнейший мотив правонарушений. Деформация сознания подрастающего поколения, подстёгиваемая и инициируемая деформацией семьи, проявляется у подростков и юношей и в предельно акцентированной целеустремлённости.

Авторы приводят и конкретные данные по состоянию преступности несовершеннолетних, связанной с деформацией нравственного и правового сознания. Из числа подростков, не совершающих правонарушений, уважающих закон - только 18 %, страх перед наказанием удерживает от преступлений 60 % несовершеннолетних. Очень высока доля тех, кто не нарушает закон из чувства собственного достоинства.

А вот вопрос подростку «на засыпку»: для чего существует закон? 17 % уже осуждённых несовершеннолетних отвечают: чтобы знать, как избежать наказания. Таких среди законопослушных их сверстников только 5 %. Но в обеих группах по 50 % опрошенных считают, что знать закон нужен для определения, чего можно, чего нельзя и какие могут быть наказания. В. А. Широков и Л. С. Голубничая утверждают: «Подросток соблюдает требования закона только потому, что это закон, за нарушение которого предусмотрены определённые санкции (курсив мой. - 3. Б.)». Морально-нравственные самоограничение наблюдаются у современных несовершеннолетних крайне редко. А всё просто потому, что они либо не знают о законе, либо считают его чем-то эфемерным, не для них существующим, а значит можно с ним не считаться. Как говорили римляне, «Ubi non est lex, ibi non est transgression» (Где нет закона, там нет и нарушения).

Авторы выделяют следующие источники формирования правовых знаний у подростков: у осуждённых, как правило, это неофициальные источники, родители, друзья, сокамерники. У законопослушных - учителя, книги, телевидение. C возрастом повышается роль СМИ.

В конце своего исследования авторы ещё раз подчёркивают главный фактор семейного неблагополучия, семейной дестабилизации и срыва подростка на неправовой путь развития - это материнское пьянство. А поскольку авторы являются квалифицированными юристами, то они, не ограничиваясь констатацией беды, предлагают и реальные, квалифицированные меры по исправлению, правовому искоренению этого порока, губящего многие семьи. Предложение состоит в ужесточении статьи «Неисполнение обязанностей по воспитанию своих детей» (ст. 156 УК РФ) и статьи «Злостное уклонение от уплаты средств па содержание детей или нетрудоспособных родителей» (ст. 157 УК РФ). Пока,

1

Репринцева Г. И. Взаимоотношения родителей и детей в сельской семье // Педагогика. № 3. 2008. С. 50 52.

в настоящее время, эти преступления ещё считаются небольшой тяжести и наказываются штрафами, обязательными исправительными работами или ограничением свободы до 3 лет. Эти наказания, полагают авторы, бессмысленны, потому что только усугубляют и без того тяжёлое материальное положение семьи. Авторы предлагают перевести правонарушения, квалифицируемых этими статьями, в категорию нарушений «средней тяжести».

Е. С. Жигарев в работе «Криминологическая характеристика несовершеннолетних и организация их правового воспитания» (1990), пожалуй, одним из первых криминалистов забил тревогу по поводу неблагополучия в семьях, считая прежде всего их ответственными за быстрый рост подростковой криминогенное™. Он полагал, что правовое воспитание нужно начинать как можно раньше, с семьи, а в школе - с 1-го класса. Он считает, что многие неудачи и срывы в правовом воспитании подростков являются результатом того, что поздно взрослые начинают заниматься им. Только к 90-м года XX века и к криминологам и к педагогам наконец в полной мерс пришло осознание, что человек, «даже самый юный, может быть беспредельно, бессмысленно жестоким. Где-то в глубине сердца подростка может дремать «зверёк». И задача общества... как раз состоит в том, чтобы «усыпить» его (курсив мой. - 3. Б.)».

Но ведь когда-то педагоги былых времён упорно повторяли великую мысль К. Д. Ушинского, что «ребёнок такой же человек, а не зверь, которого нужно бить и дрессировать, и не божество, которому нужно поклоняться».

Е. С. Жигарев одним из первых в эпоху перестройки подчёркивал повышенную криминогенность в неполных семьях или в семьях, где всего один ребёнок, на которого либо все молились либо столь же единодушно плевали, забыв о его существовании. Е. С. Жигарев также одним из первых назвал начавшееся резкое расслоение общества на бедных и богатых - локомотивом преступности, двигателем криминальной революции. В полном соответствии с социалистическими воззрениями, которые ещё долго не угасали (и не угасают) в среде правоохранителей автор считал первоочередно криминогенными «семьи с потребительски-собственнической, мещанско-престижной ориентацией», где на его взгляд как нигде процветает двойная мораль, лицемерие, двоедушие.

Е. С. Жигарев выделял четыре вида неблагополучных семей: «конфликтная семья», «аморальная семья», «педагогически несостоятельная семья», «асоциальная семья». Он также подчёркивал как социальное бедствие - исчезновение мужчин-воспитателей в школах, тотальную феминизацию педагогических (воспитательских) коллективов (это он вообще называл самым страшным фактором, как ничто обусловливающим разнузданное поведение несовершеннолетних и молодёжи»).

Однако обвинение женских педколлективов в излишней мягкости и попуске разрушительным подростковым девиациям на фоне катастрофических социальных событий кажется всё же несколько неправильным. Известно, что нс всегда жёсткая требовательность в обращении с несовершеннолетними приводит к необходимым результатам. Есть исследования, которые показывают, что как раз наоборот, излишне жёсткое, мужское воспитание может привести весьма к плачевным последствиям. Всё-таки «нежный возраст» требует часто и нежного обращения. Об этом ещё в 1912 году писал H. Е. Румянцев в статье «Почему дети не слушаются матерей». Слишком запуганные сверхтребовательными родителями дети очень часто действуют невпопад, будучи абсолютно сбитыми с толку, не умея ни дать отпор, ни выразить протест, ни сбежать куда подальше. Причина - «несоответствие требований, предъявляемых детям, с их наличными силами, потребностями и стремлениями, непонимание родителями особенностей детской природы». C течением времени нс изменилось опять практически ничего и в этом направлении.

С. В. Астраханцева в исследовании «Проектирование воспитательной работы в контексте социально-педагогической парадигмы» (2008) пишет: «Диагностика внутрисемейных отношений показывает, что у 95 % родителей наблюдается повышенная требовательность к детям, 88 % придерживаются излишне строгого стиля воспитания, что отрицательно сказывается на формировании и развитии личности ребёнка. C позиции психологов, вследствие этого у 49 % подростков наблюдается комплекс неполноценности, 57 % страдают из-за заниженной самооценки, у 82 % повышен уровень тревожности, у 67 % - уровень агрес

1

Широков В.А., Голубничая Л. С. Деформация нравственного и правового сознания подростков как одна из причин преступности несовершеннолетних // Российский криминологический взгляд. № 1. 2008. С.224-226,227,228,229.

2

Виноградова М. «Я - человек, хотя ещё маленький...»: (Несколько слов из детских воспоминаний) // Воспитание и обучение. № 4. 1901. С. 172-177.

3

Жигарев Е. С. Криминологическая характеристика несовершеннолетних и организация их правового воспитания. Учебное пособие. M., МВШМ МВД СССР, 1990. С. 24-26, 31, 33, 35, 41.

4

Румянцев H.E. Почему дети нс слушаются матерей // Воспитание и обучение. № 1-2, 1912.

сивности. Нарушения взаимоотношений с родителями порождают асоциальное поведение детей и подростков, усложняя внутрисемейные отношения. Дети, растущие в неблагополучных, конфликтных семьях, характеризуются психическими изменениями и отклонением в поведении: они агрессивны по отношению к взрослым и сверстникам, склонны к совершению правонарушений, употреблению спиртных напитков, бродяжничают: чаще всего они предоставлены в своё свободное время улице».

В том или ином варианте, при гиперопеке, когда детей залавливают жёстким воспитанием или, наоборот, гипоопеке, когда предоставляют улице также поучаствовать в их воспитании, семья, родители всегда выступают точкой отсчёта, от этого берут начало все координаты, по аналогии или по контрасту с ними, но подростки всё равно слепят себя. Мимесис в любом случае восторжествует.

А. В. Борбат и А. Н. Ильяшенко в исследовании «Образ жизни семьи и преступность несовершеннолетних» (2007) подчёркивают именно это обстоятельство, именно этот исход любого пребывания ребёнка в семье: «Подростки во всём следуют семейным традициям, подражают родителям. .. .Семейное неблагополучие является основной причиной, определяющей состояние и динамику преступного поведения несовершеннолетних (курсив мой. - 3. Б.)».

Как считают эти исследователи, неблагополучные семьи бывают 2 типов: первый - где родители не могут и не умеют воспитывать детей, второй - не хотят. По мнению и этих авторов, неполные семьи -более криминогенны. Особенно чувствительны к семейному неблагополучию девочки. «Девушки-преступницы на 9,4 % чаще, чем юноши-преступники, воспитывались в условиях неполной родительской семьи». Источник криминогенное™ - и низкий материальный уровень семьи. Особенно он влияет на девочек. А бедность материальная обязательно ведёт и к бедности духовной, нравственной, интеллектуальной. «28,9 % юношей-преступников и 40,9 % девушек-преступниц были выходцами из семей, где их воспитанием занимались мать и отчим или отец и мачеха». Мачеха или отчим на девочек действуют губительнее, и в результате девочки на 12 % чаще мальчиков идут на преступление. А вот наличие братьев и сестёр существенно снижает риск правонарушений. Девушки тяжелее переживают материальное неблагополучие. Лишение родительских прав просто провоцирует детскую и подростковую преступность. Способствуют ей также судимости членов семьи, особенно, как ни странно, бабушек и дедушек, а также братьев и сестёр. Физические наказания только провоцируют детей и несовершеннолетних, малейший намёк на «гипсропску» мгновенно выводит их из себя и они становятся просто неуправляемы.

А. Э. Побегайло - исследователь, специализирующийся в области подростковой преступности, -выпустила в свет очень важную и нужную книгу «Семейное неблагополучие и несовершеннолетний преступник» (2007), а проф. Г. И. Чечель и Э. Л. Сидоренко написали к этой книге рецензию, которая во многом подытожила лучшие положения исследования А. Э. Побегайло и явилась самостоятельным и весьма ценным вкладом в изучение этой животрепещущей проблемы. Вот что пишут рецензенты: «Несмотря на то, что семейное неблагополучие является одной из серьёзных социально-правовых угроз национальной безопасности России, в настоящее время отсутствует однозначный подход к определению его содержания и критериев, не разработана универсальная, профилактически значимая типология неблагополучных семей» (значит, несчастные семьи тоже могут быть похожи, и Лев Толстой был неправ?).

Тем не менее А. Э. Побегайло, по мнению авторов рецензии, удалось «создать научную концепцию взаимосвязи подростковой преступности и семейного неблагополучия, которая может с успехом применяться при разработке новых направлений семейной и уголовной политики». Так в чём же её суть? Прежде всего в том, что «семейное неблагополучие рассматривается одновременно в трёх аспектах: как криминогенный фактор, условие виктимизации и элемент системы социального контроля над подростковой преступностью». Кроме того, происходит отказ «от привычных взглядов на детерминацию преступности как на простейшую мономодель «причина - следствие»». Это позволяет «взглянуть на семейное неблагополучие не только с позиции материальной, но и психологической неустроенности, понять и проанализировать его не в привычно социологическом, а в криминологическом срезе».

Рецензенты поддерживают авторский взгляд, состоящий в том, «что установка на реставрацию «старых, традиционных» семейных ценностей не оправданна и необходим поиск новых адекватных способов поддержки семьи с учётом сё современного социального статуса». В книге А. Э. Побегайло типологизация неблагополучных семей «проводится по двум основаниям: внутренние свойства не

1

Астраханцева С.В. Проектирование воспитательной работы в контексте социально-педагогической парадигмы // Педагогика. № 4. 2008. С.38.

2

Борбат А. В., Ильяшенко A. H. Образ жизни семьи и преступность несовершеннолетних // Российский следователь. № 17.2007. С. 21 25.

благополучной семьи и место, роль семейного неблагополучия в развитии преступной деятельности подростков». А. Э. Побегайло в своей работе выдвинула также следующие критерии семейного неблагополучия и семейные факторы криминализации и виктимизации подростков: «антиобщественный образ жизни, отсутствие сформированного механизма психологической самозащиты, синдром «госпитализма», непоследовательность, недостаточная критичность и гибкость ума и пр.».

Автор книги, кроме того, «поставила под сомнение тезис о том, что ведущим источником девиантности является низкий экономический уровень семьи». Это позволило ей «аргументированно и полно раскрыть криминогенный потенциал семей с высоким последовательно подтвердила тезис о том, что детерминирующая роль семейного неблагополучия на уровне индивидуального преступного поведения может проявляться как по линии причинения, так и по линии обусловливания преступности несовершеннолетних».

А. Э. Побегайло осталась «в рамках рассмотрения механизмов социального контроля» и смогла «избежать излишних эзотерических рассуждений и крайних позиций относительно предполагаемых мер предупреждения семейного неблагополучия». К недостаткам книги А. Э. Побегайло уважаемые рецензенты правомерно относят тот факт, что автор «при рассмотрении уголовно-правовых средств профилактики подростковой девиантности сводит последнюю исключительно к преступным действиям», хотя это понятие много шире. Кроме того, исследуемые семейные отношения «автор ограничивает сферой родительско-сыновних отношений. Между тем, значительным криминогенным потенциалом обладают иные родственные отношения (между сестрой и братом, внуком и дедом (бабкой), племянником и дядей (теткой) и др.), которые в работе нс были рассмотрены».

И всё же главное сделано, говорят Г. И. Чечель и Э. Л. Сидоренко. Книга «Семейное неблагополучие и несовершеннолетний преступник» удалась'.

Теперь осталось этот ключ к пониманию неблагополучия российских семей найти и в других источниках и в итоге каким-то образом его объяснить. Конкретное же понимание семейного неблагополучия даже на обыденном уровне всегда сводится к неправильному поведению семейных воспитателей, коими являются прежде всего отец и мать, а также старшие братья и сёстры, бабушки и дедушки. «Самодельный» воспитательный процесс, который осуществляют в семье эти воспитатели детей вызывал и вызывает множество нареканий со стороны исследователей и общественных деятелей многих стран и народов.

В принципе, неправильное поведение родителей обычно, что называется, «лежит на поверхности» и «раскопать» его особых усилий не стоит. Это жестокость, бесчувственность, депривация, заласкива-нис и т. д. Памела С. Mapp и С. Кеннеди в книге «Воспитание детей в нетипичных семьях» (1992) выделяют следующие основные воспитательные изъяны родителей: «Жестокое обращение с ребёнком и отсутствие надзора за ним - это зачастую результат эмоциональной незрелости родителя, которая не позволяет ему справиться с трудными проблемами воспитания, особенно если ребёнок плохо поддаётся управлению. Некоторые родители просто не понимают закономерностей нормального детского развития, у них нет навыков эффективного взаимодействия с ребёнком на различных этапах его личностного становления. Или же родители обращаются с ребёнком жестоко, чрезмерно усердно пытаясь управлять его поведением. Отсутствие знаний, неспособность справиться с ребёнком, чрезмерное усердие - характерные черты, присущие интеллектуально ограниченным родителям. Родитель может страдать от неврозов или психоза. Болезнь может быть настолько серьёзной, что жестокое обращение с ребёнком приобретает садистский, преступный характер» .

Делла А. Торре пишет в своём бестселлере «Ошибки родителей» (1993): «Из опросов, проведённых в Америке, выясняется, что там каждый год умирает от побоев, нанесённых родителями, столько же детей, сколько их погибает в автомобильных катастрофах; велико количество детей, покалеченных родителями. Из причин столь жестокого обращения социологи и медики ставят на первое место полную неосведомлённость многих родителей о физических и эмоциональных потребностях ребёнка, как при рождении первенца, так и последующих детей. ...Система воспитания, основанная только на поощрениях и наказаниях, очень быстро исчерпает свою эффективность и сведёт наши отношения с детьми к последовательности непредвиденных событий».

1

Чечель Г. И., Сидоренко Э. Л. Рецензия на книгу Побегайло А. Э. «Семейное неблагополучие и несовершеннолетний преступник». Ставрополь: «Ссрвисшкола», 2006 // Российский криминологический взгляд. № 1. 2007. С. 237-239.

2

Mapp С. Памела, Кеннеди С. Воспитание детей в нетипичных семьях // Помощь родителям в воспитании детей / пер. с англ., общ. ред. и предисл. В. Я. Пилиповского. M., Прогресс, 1992. С. 153.

3

Toppc Делла А. Ошибки родителей / пер. с итал., послссл. Ю. Азарова. M.: Прогресс, 1993. С. 48, 65.

Причём от вред поощрений иной раз не меньший, чем от наказаний. Похвала, награда слишком часто оказывают на детей и подростков и даже на взрослых людей обратный эффект.

И. О. Фесенко в работе «Награды и наказания в семейном воспитании» (1898) говорил, что детей нельзя пи наказывать, пи поощрять. Пусть сами развиваются. Любым вмешательством можно испортить их естественное развитие. «Каждый родитель или наказывает или награждает своих детей. Между тем и награды и наказания вредят делу правильного воспитания и обучения, сильно уродуют детскую натуру, вкладывая в формирующееся правосознание необходимость следовать норме, порядку, закону лишь во избежание наказания. Награды и наказания, таким образом, приносят в итоге массу горя и неприятностей родителям».

Доктор медицины Фостер В. Клайн и педагог Джим Фэй в книге «Воспитание с любовью и логикой (Как привить ребёнку чувство ответственности)», вошедшей в одноимённый сборник из 3 книг (1995), писали: «Когда мы заставляем детей сделать что-то против их воли, они отвечают на наш приказ пассивно-агрессивным поведением. ...Они проявляют свой гнев и раздражение тем, что, выполняя приказание, стараются как-то навредить родителям, причём делают это настолько хитро, что невозможно бывает заподозрить их в злом умысле. Дети могут причинить такой ущерб, что родители десять раз подумают, прежде чем снова попросить их, например, сделать какую-то работу по дому.

...Зачастую дети реагируют на требования родителей пассивно-резистивным поведением, то есть сопротивляющимся их приказаниям не словами, а действиями, они либо заявляют, что забыли о порученном им деле, либо не слишком торопятся его выполнять. .. .Верный признак пассивно-резистивного поведения детей - постоянное ощущение гнетущего напряжения у родителей... Родители всех пассивно-резистивных детей пребывают в состоянии гнетущей тревоги».

Выход авторам видится только в одном - заставлять детей задумываться над своим поведением и, контролируя его, всегда предлагать им возможность выбора. Никогда никакой безапелляционности, приказного тона, командования. А контроль над их поведением всегда дозировать и смягчать. Не проявлять никакой чрезмерной опеки. Если ребёнок или подросток признался в совершённом проступке, никогда не следует его наказывать. Отмена наказания должна быть наградой за признание. Иначе в следующий раз он уже не скажет правды.

Алан Фромм в своей «Азбуке для родителей» (1994) пишет примерно о том же. «...Ребёнок становится послушным, когда родителям удаётся уравновесить своё недовольство со своим одобрением. Если малыш ощущает наше нерасположение к нему, никакие упрёки и наказания, даже более ужесточённые, ни к чему не приведут. И напротив, когда ребёнок убеждён, что в большинстве случаев получит от нас поддержку и одобрение, наше недовольство заставит его задуматься, ЧЕМ же оно вызвано». Всякое наказание - тупик.

Вот почему нельзя физически наказывать.

  • 1. «Шлёпая ребёнка, вы учите его бояться вас.

  • 2. Поведение ребёнка будет строиться на непредсказуемой основе, а не на понимании и принятии законов морали.

  • 3. Проявляя при детях худшие черты своего характера, вы показываете им плохой пример.

  • 4. Телесные наказания требуют от родителей гораздо меньше ума и способностей, чем любые другие воспитательные меры.

  • 5. Шлепки могут только утвердить, по не изменить поведение ребёнка.

  • 6. Задача дисциплинарной техники - изменить желания ребёнка, а не только его поведение».

Джеймс Уинделл в книге «Дисциплина: 50 надёжных способов воспитания детей» (1996) выделяет 10 самых плохих способов воспитания (они же 10 лучших способов дссоциализации ребёнка, или того, как наверняка его испортить): 1) физическое оскорбление; 2) принуждение; 3) крик; 4) требование немедленного подчинения; 5) ворчание; 6) нотации и советы; 7) вымещение злобы на детях; 8) посрамление и унижение; 9) подлавливание; 10) преувеличение вины.

Вот мнение Хельмута Штольца и Линды Анзорг из книги «Дети и семейный конфликт» (1987): «Семейная педагогика с тревогой указывает на то, что особенно отцы (но и не только они) склонны в известной степени откупаться от ответственности за воспитание детей ценным подарком. Каждо

1

Фесенко И. О. Награды и наказания в семейном воспитании // «Родительский кружок» при педаг. музее вузов СПб. / ред. 11. Капте-рсв. СПб.: 1898 (Энциклопедия семейного воспитания и обучения. Вып. 5.).

2

Воспитание с любовью и логикой: пер. с англ. M.: Центр общечеловеческих ценностей, 1995. С. 230, 231, 301.

3

Фромм Алан. Азбука для родителей / пер. И. Г. Константиновой. M.: Знание, 1994. С. 151, 185-186.

4

Уинделл Дж. Дисциплина: 50 надежных способов воспитания детей / пер. с англ. M.: Авиценна, ЮНИТИ, 1996. С. 19-29.

му следует знать: самый дорогой подарок не восполнит недостаток любви и внимания и не заменит чуткость. ...Если ребёнок с трудом чего-то добился, это, разумеется, надо оценить по достоинству. Погладить по голове, мимоходом поцеловать, слегка пожать руку, улыбнуться, сказать что-нибудь одобрительное - выраженная так похвала вызывает дальнейшее усердие. Если ребёнок долгое время вёл себя плохо, если его часто ругали, такое поощрение при первом же шаге к исправлению укрепит его волю и желание в дальнейшем вести себя лучше.

...Ссоры и конфликты между родителями отрицательно влияют на детей и их воспитание. Пребывая в конфликтном состоянии, родители готовят самим себе, в будущем, трудности в воспитании детей. Тринадцатилетняя девочка, видевшая, как унизили её маму, отныне вовсе не при всех обстоятельствах будет согласна выполнять мамины требования. Мать (но и отец тоже) потеряли авторитет. .. .Сильная неприязнь к отцу или к матери, иногда даже глубокая ненависть - вот каковы последствия семейных ссор, и эти последствия могут быть преодолены (если это вообще возможно) только тогда, когда ребёнок вырастет».

Иногда социум может приглушить неблагоприятные, деструктивные последствия такого семейного воспитания, иногда нет. Известный педиатр, о котором речь шла выше, доктор Бенджамин Спок писал в своей книге «Проблемы родителей» (1999): «Мы, в Америке, считаем, что дети, выросшие в стабильных и однородных по составу общинах, в среднем лучше воспитаны и лучше ведут себя, чем выросшие в смешанном, постоянно меняющемся соседстве. Родители со слабым самоконтролем обычно не способны контролировать своих отпрысков. .. .Наиболее специфические социальные привычки - правдивость или нечестность, верность долгу или безответственность, бережливость или расточительность, умеренность или пьянство, законопослушность или презрение к законам - не передаются по наследству, но приобретаются на основании жизненного опыта. Они резко отличаются от основного темперамента.

...Многие подростки, особенно мальчики, проходят через очень сложный период роста, характеризующийся духом бунтарства и непослушания, и некоторые из них становятся правонарушителями. Несогласие с существующим порядком вещей подталкивает подростка к активному поиску новых путей и сфер деятельности. У одних это проявляется в виде эксцентрических выходок, которые ни к чему не приводят. У других нонконформизм проходит без следа, и они становятся нормальными законопослушными !ражданами. Конечный результат отчасти зависит от характера, сложившегося ещё в детстве, и отчасти от возможности получить образование и найти работу.

.. .Я не могу дать практический совет тем родителям, которые спрашивали, как воспитывать детей -в духе индивидуализма или конформизма. На самом деле у родителей выбор не так уж велик. Если они сами конформисты или индивидуалисты, то не захотят, чтобы дети сильно отличались от них, даже если им скажут, что они обязаны воспитывать детей иначе, и дадут для этого магическую формулу. По крайней мере, они могут быть совершенно уверены, что им не придётся прилагать особых усилий, чтобы большинство детей последовало их примеру.

.. .Подросток всё ещё стремительно развивается - у него меняется характер, вкусы, устремления. За несколько месяцев он может начисто перерасти того, кто по всем статьям подходил ему ещё вчера».

А в книге «Разговор с матерью» (1987) Бенджамин Спок писал: «Подростки как бы инстинктивно «примеряют» к себе стиль поведения как положительных, так и отрицательных личностей, будто проверяют, насколько к лицу им та или иная одежда. Многих подростков мучает собственная неловкость, они страдают, если не производят желаемого впечатления на окружающих людей, они боятся выглядеть глупо. Они заводят новых друзей, однако не потому, что они неверные товарищи, а потому, что очень быстро меняются сами (но всегда ими как никогда потом руководит, по замечанию американского философа Дьюи, глубочайшее стремление человеческой натуры быть замеченной. - 3. Б.)

Некоторые юноши и девушки в поисках своего «я» впадают в растерянное состояние, у них даже может появиться чувство утраты своей былой детской индивидуальности. ...Психологи подчёркивают, что некоторые подростки, нс желающие быть похожими на своих родителей, но ещё нс увидевшие для себя конструктивной альтернативы, как бы занимают позицию полной противоположности той, которую ждут от них родители.

...Подросток... «борется» не против родителей, а против своей зависимости от них.

...Специалисты считают одной из главных причин правонарушений среди несовершеннолетних -образ жизни родителей и методы воспитания в семье, ... родители, которые, имея так называемых трудных детей, сами погрязли в своих эмоциональных и общественных проблемах. Неудивительно,

1

Штольц X., Анзорг Л. Каким должен быть твой ребенок? Дети и семейный конфликт: книга для учителя. M.: Просвещение. 1987. С. 79,99.

2

Спок Б. Проблемы родителей / пер. с англ. Г. Л. Холявский; худ. обл. М. В. Драко. Мн.: ООО «Попурри», 1999. С. 467, 184, 186 187,209,302.

что дети таких родителей чаще всего становятся правонарушителями. Их родители не могут им помочь, так как сами нуждаются в помощи. В таких случаях ответственность за судьбу детей перекладывается на сотрудников общественных организаций», которые, по признанию доктора Бенджамина Спока, в США «недостаточно компетентны». Так что Россия в этой проблеме вовсе не одинока.

Далее он пишет: «Я убеждён в том, что «бунтующий» подросток демонстрирует не свои убеждения, а выражает свои затруднения. Сердца подростков легко ожесточаются от несправедливости или недоверия. .. .Большинство серьёзных и хронических несовершеннолетних правонарушителей составляют мальчики и девочки, которых недостаточно любили, игнорировали или били в раннем детстве. Можно ли исправить дефекты такого характера? Обычно родители этих детей имели такую же судьбу. В подростковом и юношеском возрасте они мало что взяли от школы, росли безответственными и импульсивными людьми, а впоследствии стали плохими работниками, создали нестабильные семьи. Я думаю, что эта схема может монотонно передаваться из поколения в поколение... .Можно ли таких безответственных родителей перевоспитать, привлекая их к участию в общественной деятельности? Такие люди обычно бывают недалёкими и эгоистичными, поэтому воздействие на них чаще всего очень затруднено». Даже в Америке - при её «организации общественных служб вряд ли возможно разорвать эти порочные круги».

Ференц Гати писал в исследовании «Наиболее часто встречающиеся трудности воспитания детей в семье» (1977): «...Большинство трудностей в воспитании происходит именно из-за упрямства, которое родители пытаются сломить. Но со сломленным упрямством нередко ломаются и ценные стороны личности: самостоятельность, вера в себя и т. п.».

Дух семьи, то что должно в первую очередь прививаться детям, по мнению Ференца Гати отражается в эстафете поколений. «Общая атмосфера воспитания в семье зависит, как правило, от того, какие впечатления сохранились о собственном детстве у самих родителей».

А вот что говорят современные отечественные исследователи по поводу родительского искусства воспитывать своих детей и прежде всего искусства материнского. И. Медведева и Т. Шишова в своей книге «Разноцветные белые вороны» (1996) весьма точны в своих выводах. Иногда, сообщают они, «разыгравшийся «бес материнской любви» действительно разрушает душу ребёнка. Когда мать чрезмерно опирается на сына, она вступает с ним в «психологический брак». ...Парадокс: мать хочет слишком рано видеть в ребёнке мужчину, а в результате мужчина вырастает капризным, переутои-чённым, женственным. Пытаясь обрести в мальчике опору, его мать грубо нарушает иерархический стереотип «взрослый - ребёнок». Служа опорой матери, он сам фактически утрачивает точку опоры и, как следствие, теряет психическое равновесие».

В этом же направлении развёрнуто исследование Е. Н. Спиревой и А. Г. Лидере «Стиль семейного воспитания и личностные особенности родителя» (2001). Они пишут об этом: «Стиль семейного воспитания является своего рода реализацией личности, своеобразной характеристикой личности родителя. Можно предположить, что родитель с теми или иными личностными особенностями, как правило, будет реализовывать вполне определённый стиль или близкие стили семейного воспитания». И авторы это доказали. В основном на примере мам.

Е. Н. Спирева и А. Г. Лидере выделили 8 типов мам: экстравертированная, спонтанная, агрессивная, ригидная, интровертированная, сензитивная, тревожная и лабильная мама. Самый опасный тип - агрессивной мамы, которая «склонна, скорее всего, к эмоциональному отвержению ребёнка, эмоциональной дистанции, в семье чаще встречается воспитательная конфронтация и отсутствие сотрудничества с ребёнком». Но и интровертированная, то есть замкнутая, погружённая в свой внутренний мир, мама немногим лучше: «...такая мама будет проявлять недостаточно требований, запретов, санкций. В воспитании чаще наблюдается отсутствие сотрудничества между родителем и ребёнком, большая эмоциональная дистанция с ребёнком...». Конфронтацией с подростками, отсутствием сотрудничества с ними также чреваты стили воспитания экстравертированных и спонтанных мам. C другой стороны, более контактные, душевные мамы - сензитивные, тревожные, лабильные слишком тревожатся за детей, чаще им потакают и делают их в итоге инфантильными. В чистом виде, конечно, ни одного вида мам не быва-

1

Спок Ь. Разговор с матерью / пер с англ., вступ. ст. 10. II. Азарова; общ. ред. В. С. Мухиной. M.: Прогресс. 1987. С. 204, 205, 213.

2

Там же. С. 216, 217, 218.

3

Гати Ференц. Наиболее часто встречающиеся трудности воспитания детей в семье // Подросток. Проблемы воспитания детей в семье. Пер. с венг. M.: Изд-во «Прогресс», 1977. С. 61, 62.

4

Медведева И., Шишова Т. Разноцветные белые вороны. M.: Семья и школа, 1996. С. 44 45.

ет, и всегда стоит искать или воспитывать их какую-либо полезную «смесь», чтоб и контакта с ребёнком не теряли душевного и эмоционального, и к жизни в полном всеоружии приуготавливали, и при этом не обедняли внутреннего мира ребёнка, не ущемляли его прав и так далее.

Мама - это самый великий Воспитатель на свете и потому самый великий профессионал в этом деле, причём профессионал и в узко прагматическом смысле. Как писали в старом русском педагогическом журнале сто лет назад, «для большого и трудного дела воспитания ребёнка матери необходимо приобрести хотя бы общие знания из области гигиены, физиологии, психологии, педагогики, социальной экономики, домоводства». А между тем родители отличаются вопиющей некомпетентностью в области семейного воспитания, педагогической образованности, порой они попросту невежды, отчего страдают нс только дети и общество, но и сами матери.

В другой статье того времени пишется о том, что неразумность матери может приводить даже к вспышке насилия. «Мать с деспотическими наклонностями буквально отравила жизнь всей семьи, особенно нелюбимой дочери, довела сё до такого состояния, что та стала желать матери смерти». Но мать может навредить и противоположным - безудержной, слепой любовью. И об этом также давно знали и остерегались этого. «Кто нс знает, что любовь родителей часто бывает слепа? Они видят в детях то, чего в них вовсе нет, и нс видят того, что в них сеть». Поэтому любвеобильные и невежественные, а потому «слепые» матери слишком часто воспитывают убийц и насильников. О том, что слепая любовь к детям бывает хуже ненависти, писал и Я. Папер. Именно она формирует благодатную среду для девиаций - распущенность. Ни один профессиональный воспитатель этого не позволит.

Ясно, что в наше время требования к профессиональному и нравственному мастерству матери как воспитателя своего ребёнка возросли просто в неизмеримой степени. Отсюда только один вывод, только одно решение - лишь семья, семейное тепло и любовь (если они в меру!) способны воспитать нормального человека. В том числе и прежде всего любовь матери, оказывающая влияние буквально с колыбельных песен, когда между ребёнком и матерью формируется общий ритм, резонанс, основа СО-чувствия, СО-ощущения мира, взаимопонимания. Т. Добряков писал в ноябре 1914 года, когда уже разразилась страшная первая мировая война: «Простые слова, негромкое пение действуют успокаивающим образом на ребёнка, так же как и укачивание, которое тесно связует мать и ребёнка». Н. Казмин писал: «Только семья может индивидуализировать воспитание детей и создать вокруг них атмосферу люби, которая является источником лучших нравственных чувств». Этот автор, наоборот, требовал заласкивать детей, считая, что любви много не бывает: что кто же, по его мнению, станет любить детей, как не родные, кому же они ещё нужны? Но, как подчёркивала тогда же Е. Иорданская, любовь всё же должна быть с глазами и ушами. «Любя ребёнка, мы должны подумать о его будущем. Заботясь о нём, мы должны создать такие условия, чтобы он вступал в жизнь, опираясь только на свои силы, на ценности своего активного, цельного характера».

Детский психиатр М. И. Буянов («Ребёнок из неблагополучной семьи», 1988), таким образом, подытоживает данную тему как избытка, так и дефицита родительской, прежде всего материнской любви к своему ребёнку, которые зачастую блокируют ребёнка, изолируют его от жизни.

Типичные результаты женского воспитания - гиперопека или гиперпротекция. Изоляция ребёнка от прозы жизни рано или поздно этой самой жизнью прорывается.

«Из таких школьников, лишённых бойцовских качеств, нередко вырастают капризные, привередливые, инфантильные мужчины и женщины, не способные отстаивать свои житейские принципы. Учёные называют таких людей конформными. Склонны такие люди к пьянству, социальной пассивности и другим никого нс украшающим формам поведения. Особенно заметно это у представителей мужского пола. Жалобы па то, что нынешние мужчины нередко оказываются вялыми, ленивыми, неприспособленными к жизни, не способными взять на себя ответственность, должны быть обращены к семье - именно в ней истоки этого социально-психологического уродства.

1

Спирева Е. H., Лидере А. Г Стиль семейного воспитания и личностные особенности родителя // Семейная психология и семейная терапия. № 4. 2001. С. 72-74.

2

Рузер Н. Школа для матерей в Париже: (Школа домоводства и семейного воспитания) // Воспитание и обучение, 1913. № 11-12.

3

Наши задачи // Воспитание и обучение. №11. 1911. С. 9-17.

4

Колоколова М. Нелюбимая // Воспитание и обучение. № 6. 1897. С. 223-234.

5

Высокое мнение родителей о детях своих для последних - пагуба // Журнал для воспитания, 1858. Т. IV. Кн. 11. С. 261-262.

6

Папер Я. Детское смирение и детская распущенность // Воспитание и обучение. № 1. 1907. С. 6-13.

7

Добряков Т. О колыбельных песнях // Вестник воспитания. № 8. 1914, ноябрь. С. 145-156.

8

Казмин Н. Семья как воспитательная среда // Воспитание и обучение. № 3. 1913. С. 81-95.

9

Иорданская Е. Несколько слов о воспитании активности в детях // Воспитание и обучение. № 9. 1915. С. 257 270.

...Дефекты воспитания - это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучия семьи. Ни материальные, ни бытовые, ни престижные показатели не характеризуют степень благополучия или неблагополучия семьи, - только отношение к ребёнку». На него завязано всё! Он и индикатор, и механизм, и смысл существования семьи и в целом общества.

C другой стороны, и холодность родителей ужасна, но материнская и вообще женская - ещё хуже. Если родители подобны тюремным надзирателям, то зачем такая семья вообще нужна?

...Дети, живущие в деспотических семьях, где царствует лицемерие, пресмыкательство перед сильными, холуйство и ложь, почти всегда обречены на то, чтобы быть в психологическом отношении рабами, т.с. тоже холуйствовать, пресмыкаться, а когда появится возможность получить власть, пусть самую незначительную, превратиться в ещё более злобных и жестоких, чем их учителя жизни, деспотов. От рабства до тирании один шаг, рабство и тирания в психологическом отношении - две стороны одной медали. Рабы редко порождают последовательных революционеров типа Спартака. Чаще всего из их среды выходят мятежники с психологией рабов, потом их предают свои же рабы».

А всё потому, что выросли в жестокости - жестокость и транслируют из поколения в поколение. И, к сожалению, такая ситуация сохраняется па протяжении весьма длительного времени. Ещё в 1905 году В. Тулевич написал статью в журнал «Воспитание и обучение», назвав ее «Миша и поросёнок». В ней он бил в набат. Они писал «о том, как можно травмировать душу ребёнка, позволяя ему играть с маленькими животными, которые потом идут в пищу». В 1902 году Я. Екатеринославцев предупреждал: «Чтобы не искалечить психику ребёнка, родители должны обратить внимание на бездушные способы запугивания детей дикими россказнями и выдумками невежественных людей», потому что дети склонны к реализации услышанной чертовщины.

Вообще жестокость в семье - и в самом деле чрезвычайно опасная своим неизменным постоянством и практической неискоренимостью вещь, это и в самом деле решающий фактор гарантированного изуродования ребёнка, формирования будущего экстремиста или уголовного преступника, или, наоборот, страшной виктимизации и формирования законченной жертвы - лёгкой добычи всех и вся. Вот несколько современных исследовательских штрихов на эту тему.

Д. И. Медведева в работе «Виктимологическая профилактика в общей системе предупреждения насильственных преступлений в семье» (2008) сообщает, что один из опросов сотрудников кафедры философии Челябинского юридического института МВД России, проведённый в 2007 году, показал, «что 7,3 % респондентов имеют виктимный опыт, 29,5 % считают, что основной причиной насилия внутри семьи является стремление укрепить свой авторитет среди её членов».

3. Р. Ханова в исследовании «Анализ зависимости социального эффекта несовершеннолетних в семье и динамика их преступности» (2007) сообщает, что далеко не всегда очевидна и реально всплывает «связь между аморальным поведением родителей в быту и фактом вовлечения их несовершеннолетних детей» в противоправную деятельность. «До 40 % всех детей живут в бедных семьях». Отсюда повальная крими-ногенность. 3. Р. Ханова особенно подчёркивает тот факт, что «нелюбимые» дети очень часто рождаются в результате изнасилований или от несовершеннолетних матерей. Рождённые не по любви имеют куда больший шанс стать преступниками, бандитами и террористами. Они всегда «обуза», они всегда предмет неизбывающего укора и постоянных унижений. Они вырастают в тотальном отсутствии родительской ласки.

О жестокости и агрессии в семье, как важнейшем факторе «воспитания» кадров криминального мира пишет О. Н. Ивасюк в своём докторском исследовании «Причины и механизм индивидуального преступного поведения в семейно-бытовой сфере» (2007): «Наиболее распространённым видом индивидуального поведения личности в бытовой сфере является агрессивное поведение. Одной из форм его является аутоагрессия - агрессия, направленная на самого себя и проявляющаяся в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений (крайняя форма - самоубийство)». Самоубийства в семье за 60 лет (с 20-х по 80-е годы XX века) выросли в 6 раз. Сейчас их происходит более 40 тысяч в год. В 90-е годы фиксировалось таких самоубийств более 60 тысяч за год.

Далее автор пишет: «Исследования показали, что индивиды с высоким уровнем тревожности проявляют меньший уровень агрессии, чем индивиды с низким уровнем тревожности, так как первые имеют тенденцию ожидать неодобрения со стороны других людей и негативный исход ситуации».

1

Буянов М. И. Ребёнок из неблагополучной семьи: Записки дет. психиатра: Кн. для учителей и родителей. M.: Просвещение, 1988. С. 6-7,11, 102.

2

Тулевич В. Миша и поросёнок // Воспитание и обучение. № 1. 1905. С. 28-34.

3

Екатеринославцев Я. Страх детей перед чертовщиной // Воспитание и обучение. № 10. 1902. С. 335-343.

4

Медведева Д. И. Виктимологическая профилактика в общей системе предупреждения насильственных преступлений в семье // Закон и право. № 7. 2008. С. 15.

5

Ханова 3. Р. Анализ зависимости социального эффекта несовершеннолетних в семье и динамика их преступности // «Чёрные дыры» в Российском законодательстве. № 5. 2007. С. 296.

Мальчики и девочки (импритинг) именно с семьи обучаются своим типам агрессии - и несут их уже всю свою жизнь, каждый по своей гендерной эстафете, своим крестным путём. При этом мужчины юные и уже возмужавшие проявляют агрессию - как средство достижения цели и поэтому она у них прямая и недвусмысленная. А женщины выказывают агрессию, как средство выражения чувства -гнева, скорби и снятия стресса. И агрессия у женщин (девочек, девушек), как правило, косвенная, она наносит ущерб противнику окольными, замысловатыми, коварными путями. Но всегда это путь страданий, крестный путь (Via dolorosa - лат.).

Если сцены насилия над матерью наблюдает даже младенец, у него наверняка появится склонность к наркомании, пьянству и безудержная агрессивность во взрослом состоянии. 74 % молодёжи, в том числе несовершеннолетние, «совершили преступления именно в семейно-бытовой сфере» и роль примера родителей здесь ключевая, основополагающая. Очень опасна, жесточайше подавляет ребёнка уже отмеченная мною депривация матери - сё нежелание заботиться о нём. Отсюда ощущение отторгнутое™, заброшенности, озлобленности, которые только и ждут повода выплеснуться наружу.

Родители должны крепко блюсти себя, принимая на себя воспитание детей, понимая, какую высочайшую ответственность они берут. Легкомысленным и распущенным людям нельзя приближаться к детям на пушечный выстрел. Бенджамин Спок писал, что «дети легкомысленных и безответственных родителей находятся в очень тяжёлом положении. Этих детей чаще всего ругают и никогда не хвалят. Поэтому им становится безразлично, когда их осуждают за плохое поведение. Наказание вызывает у них не раскаяние, а озлобленность. Такой ребёнок не знает, что значит быть любимым, поэтому и не пытается вызвать к себе это чувство других людей».

Более того, отец с матерью должны любить друг друга. Если они не любят даже друг друга, то что же можно ждать от детей? Г. Г.Воробьёв в своей книге для учителя «Школа будущего начинается сегодня» (1991) излагал следующие данные: «...если в семье у родителей хорошие отношения и есть любовь - это даёт не менее 95 % вероятности нормального поведения детей. Если даже семья и стабильна, но отношения между родителями плохие и нет любви - эта «гарантия» снижается до 75 %, а вот в нестабильных семьях - процент благополучных детей и подростков не превышает 10».

Об этом писали специалисты, педагоги и воспитатели ещё в XIX веке. Известно «Письмо отцам» о достойном воспитании детей, опубликованное в журнале «Воспитание и обучение» в 1898 году. (Смысл его таков: если папа любит маму, дети никогда не пойдут в революционеры и не будут взрывать царя). Автор, скрывшийся за инициалами Л. К., писал (или писала) на эту тему: «Мать в роли счастливой жены является идеальной воспитательницей своих детей. Обращение к отцам семейства побольше думать о жёнах, принимать в них живое участие, заглядывать почаще им в душу. В этом случае и дети вырастут нс нравственно искалеченными уродами, а людьми добропорядочными, с цельным миросозерцанием, твёрдым характером», уважением к закону. Чуть позже в том же журнале об этом же писал А. Левоневский («Влияние отношений между родителями на образование характера ребёнка», 1912): «Для правильного развития ребёнку необходима спокойная любовная атмосфера. Он никогда не должен видеть проявлений злобы или ненависти, чтобы не заразиться». Потому что от злобы прививок нет и не бывает.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >