Отношение общества и политических партий к войне

Первоначально война вызвала подъем патриотических настроений. Дипломатическое поражение в период Балканский войн привело к своеобразному уходу России с Балкан; теперь же, казалось, что война вновь призвала Россию к исполнению ее высокой миссии - освобождению балканских народов. По выражению профессора, генерал-майора Н. Н. Головина, в русских заговорило чувство «национального рыцарства».

Указом 19(21) августа 1914 г. Санкт-Петербург был переименован в Петроград. Уже 22 августа был введен «сухой закон» (отмена продажи вина и пива), в сентябре продленный на весь период войны. Начали работать общественные организации - Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам, Всероссийский союз городов, Союз Георгиевских кавалеров и др. По примеру Александра 1, давшего клятву в 1812-м, Николай 11 2 августа торжественно пообещал не заключать мира, пока хоть один враг останется на родной земле. Стало популярным проводить и иные параллели с войной 1812-го года, публицисты стали писать о «Второй Отечественной».

Позиция правых и монархистов достаточно понятна и прогнозируема. Кадеты поначалу выступали в союзе с правыми. Они снова ушли в оппозицию только после галицийского разгрома весной 1915. Бунд раскололся на фракции франкофильского и германофильского толка. Руководство при этом заняло правоцентристскую позицию. Еврейская общественность твердо придерживалось российской ориентации. В рядах социалистов-революционеров преобладали сторонники необходимости подчинить интересы революции интересам обороны -сначала победа, потом революция. Проблема надвигающейся войны была в центре внимания ряда международных конгрессов II Интернационала - Штутгартском (1907), Копенгагенском (19 1 0), Базельском (19 1 2). Меньшевики раскололись

1

Штутгартский (VII) конгресс - международный социалистический конгресс в Штутгарте 18-24 августа 1907 г. Присутствовало 886 делегатов. В резолюции «Милитаризм и международные конфликты» от социалистов всех стран требовалось использовать кризис, вызванной возможной войной, для революции.

2

Копенгагенский (VIII) конгресс - международный социалистический конгресс в Копенгагене

3

на «патриотическое» и «интернационалистское» течения. С патриотических позиций выступал Г. В. Плеханов, полагавший, чтовойну ведет не правительство, а народ, борющийся за независимость России. Он считал, что сотрудничество со странами Антанты ускорит «европеизацию» России. Группа Потресова, находящаяся в России, выдвинула формулу «непротивления войне» -противодействие войне создает трудности воюющей западной демократии. С другой стороны, следует отказывать правительству в военных кредитах. Среди интернационалистского течения оформилось два крыла - центристское и циммервальдское. Центристы (думская фракция) выступали с пацифистских позиций, требовали демократического мира без аннексий и контрибуций. Циммервальдцы (преимущественно эмигрантские группы) считали войну империалистической, почему выдвинули лозунг «ни побед, ни поражений», считали необходимым вести борьбу за мир. Особую позицию занимали большевики. Поскольку все социалистические партии Европы (за исключением тесняков в Болгарии) фактически отказались от собственных обязательств, принятых на конгрессах Интернационала - как писал Ленин в работе «Война и российская социал-демократия» - «приходится констатировать, что социалистические партии главнейших европейских стран этой своей задачи не выполнили». Демонстративная готовность исполнять решения конгрессов, в частности, поддержка лозунга

1

Цимервальдская конференция - Международная социалистическая конференция интернационалистов в Швейцарии, в деревне Циммервальд (близ Берна), 23-26 августа (5-8 сентября) 1915 г. В ней участвовали 38 представителей социал-демократических партий и оппозиционных групп от 11 европейских государств (в том числе России). Конференция способствовала консолидации сил интернационалистов. К январю 1916 г. к Циммервальдскому объединению примкнула 21 социалистическая организация 15 стран.

поражения своего правительства в войне, заявленная Лениным, имела огромное значение. Изменившиеся условия требовали корректировки курса.

В оценке войны Ленин предлагал определяться «точкой зрения международного пролетариата» - «поражение которой из двух групп воюющих наций было бы наименьшим злом для социализма». «Но для нас, русских c.-д., -продолжал он, - не может подлежать сомнению, что с точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом было бы поражение царской монархии, самого реакционного и варварского правительства, угнетающего наибольшее количество наций». Отметим, что большевики демонстративно отказались принимать переименование столицы, продолжая до 1917 г. именовать столичную парторганизацию «Петербургской».

Наиболее четко и последовательно позиция большевиков была сформулирована в работе «Социализм и война (Отношение РСДРП к войне)», написанной В. Лениным и Г. Зиновьевым в июле-августе 1915 г. Большевистские лидеры полагали, что крайние бедствия послужат революционизированию масс, точно так же, как победа усилит царизм. Второй партийный лозунг призывал превратить войну империалистическую в войну гражданскую.

Доводам меньшевиков и всех прочих, о необходимости защиты страны от агрессии внешнего врага, Ленин противопоставил свои доводы. Он объявлял «устарелыми понятиями» такие понятия, как отечество, а также деление войн на защитительные и агрессивные. В работе «О национальной гордости великороссов» он писал: «Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет»; тут же отмечая, что у российского пролетариата нет отечества, до той поры, пока власть ему не принадлежит. Он же крайне враждебно отзывался о русской армии - называя ее «черносотенными бандами русского царизма» (август 1914).

1

Интернационалисты-социалисты демонстративно продолжали использовать старое имя столицы. Вплоть до 4 апреля 1921 г., когда губернский комитет партии принял специальное решение, Петербургский комитет большевиков сохранял свое старое название, в партийной печати также часто демонстративно продолжали использовать старое название.

2

Ленин, В. И. ПСС. Т. 26. С. 109.

Идея поражения своего правительства была воспринята рядовыми членами партии по-разному. Достаточно показательно, что в июле 1915 г. большевистское руководство рассылало особое разъяснение, что желать поражения, вовсе не значит, что нужно взрывать мосты. Советские историки, комментируя позицию Ленина, старались обходить могущие возникать «неудобные» вопросы, ограничиваясь общими рассуждениями. Пожалуй, первым, кто прямо и открыто назвал вещи своими именами, был А. И. Солженицын («Красное колесо»). Он писал, что желать поражения своему правительству, это, значит, желать прохождения врага по трупам сотен тысяч российских рабочих и крестьян, одетых в солдатские шинели; ибо поражение возможно только при гибели армии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >