ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД П.Н. САВИЦКОГО К СССР 1920—1930-х гг. XX ВЕКА

«Философия пятилеток».

«Периодическая система» ритмов новейшей отечественной истории

Определяя задачи «научной системы россиеведения», Савицкий подчеркивал, что евразийское учение состоит из двух частей: с одной стороны, это учение о России-Евразии как среде, призванной к хозяйственному «самодовлению», с другой — о создании автаркичных миров или союзов, «как о средстве к обеспечению всеобщего мира», (то есть геостратегия «материковых хозяйств»). Таким образом, геополитическая концепция П. Н. Савицкого была направлена не только на объяснение внешней политики и контуров пространства, именуемого Россией-Евразией, но была обращена также и вовнутрь этого пространства, на познание закономерностей организации его социально-экономической и общественно- политической жизни. Эти «правила» внутреннего устройства, выработанные в ходе исторического развития самим месторазвитием, рассматривались как необходимое условие для поддержания целостности его границ.

Основной закономерностью в жизни России-Евразии, по мнению П. Н. Савицкого являлась «периодическая система ритмов» ее истории, вытекающая из географических особенностей данного месторазвития. Как географ, он выделял целый ряд «уникальных» особенностей пространства России—Евразии: «флагоподобное» расположение основ-

1

Савицкий П. Н. Экономические проблемы евразийства // ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1.Д. 189. Л. 3.

ных почвенно-ботанических и климатических зон, широтнополосовое членение территории данного месторазвития, широтное простирание горных хребтов, окаймляющих евразийскую степь и пустыню, но самой среди них выдающейся, по мнению евразийского геополитика, являлась «периодическая и в то же время симметрическая система зон»1.

Последняя проявляется, в частности в том, что изменения, например, почвенно-ботанические, на крайнем юге (безлесье пустыни) симметричны изменениям на крайнем севере (безлесье тундры). А климатические интервалы, охватывающие лесную и степную зоны, распределены по пространству «Срединного материка» ритмично. Савицкий подчеркивал, что «нигде в другом месте старого Света постепенность переходов в пределах зональной системы ее «периодичность» и в то же время «симметричность», не выражены столь ярко, как на равнинах России-Евразии»2. Данный аргумент оспаривал географ Б.Одинцов, задаваясь логическим вопросом: «если признать болота севера аналогичными солонцам — болотам юга, то как согласовать с симметрией те случаи, когда и болота, и солонцы встречаются в одной зоне?»3.

Тем не менее, представление о географической симметрии и периодичности пространства России подкрепляло, как казалось Савицкому, основное положение его концепции — представление о «периодической системе сущего», согласно которому, не только природные явления (в качестве подтверждений Савицкий приводил пример «периодической системы химических элементов», «периодической системы климатических зон»), но и все социальные, политические,

  • 1 Савицкий П. Н Концепция русской географии. (Доклад на III съезде славянских географов и этнографов в Праге в1930) // ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 27. Л. 2.

  • 2 ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 27. Л. 3.

  • 3 Одинцов Б. Н. Пределы Евразии // Научные труды Русского народного Университета в Праге. Естествознание. Т. II. Прага, 1929. С. 163.

экономические и прочие явления приобщены к выявленной им географической «упорядоченности» и ритмике.

В первую очередь, это относилось к области исторической науки, что нашло отражение в сформулированном Савицким своеобразном евразийском геоисторическом постулате: «Периодической системе зон России-Евразии отвечает периодическая ритмика ее истории». Отталкиваясь от данного утверждения, евразийский мыслитель разработал уникальную в своем роде периодизацию русской истории, теорию «малых циклов».

Следует подчеркнуть, что, несмотря на то, что Савицкий придавал универсальный характер данному геоисториче-скому методу (выведение исторических закономерностей из свойств ландшафта) в пространственно-временном отношении (т. е. для любой страны, любого периода), конкретизировал его только применительно к истории России, в рамках процесса исторической эволюции евразийского месторазви-тия.

Согласно «периодической системе сущего» история России состоит из ритмически чередующихся периодов «подъема» и «депрессии», как проявлений смены организационных идей. В евразийской философии, организационная идея есть «предопределенная способность материи к организации и самоорганизации», «основной движущий фактор или эйдос исторического процесса», некая «властная», государственническая, а для России-Евразии имперская идея, «владеющая материей и движущая ею».

1

Логовиков П.В. Научные задачи евразийства//Указ. соч. С. 57.

2

Савицкий П. Н. «Подъем» и «депрессия» в древне-русской истории // Евразийская хроника. Вып. XI. Берлин, 1935. С. 65.

3

Логовиков П. В. Власть организационной идеи. // Указ. соч. С. 134.

4

Савицкий П. Н. Единство мироздания. // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1993, С. 174.

5

Логовиков П. В. Власть организационной идеи. // Указ. соч. С. 133.

Соответственно «подъем» истории обусловливался реализацией организационной идеи, а «депрессия» — ее провалом. В представлении Савицкого данная система универсальна (применима как к Киевской Руси, так и к Новейшей отечественной истории), с той лишь оговоркой, что содержание организационных идей, «устремления, которые их пронизывают», с ходом истории меняются.

Помимо метафизических определений «подъема» и «депрессии», каждому из этих периодов присущи целые группы или, как отмечал Савицкий, «пучки» признаков. «Подъем» характеризовался «временем усиленной экономической деятельности, «эпохой ставки на сильных», которые «реализуют свою волю к бытию». Такими «сильными», носителями организационной идеи, могут быть, в зависимости от периода, и наследственные монархи, и дворяне, и «энергичные работники колхозов». Это время активной внешней политики, экономического роста, социальной стабильности.

«Депрессия» же характеризовалась как «время уступок слабым». Это периоды социальных потрясений, политических распадов, экономических кризисов.

Чередование «подъемов» и «депрессий», обусловливалось состоянием организационной идеи: реализовавшись в материальном мире, она истощается, «терпит ущерб», что приводит к ее «провалу» или «депрессии», но со временем, «при накоплении экономических сил» вновь наступает «подъем».

Период, охватывающий время «депрессии» и «подъема», в концепции Савицкого определялся как «малый цикл». Так, для периода Московского Царства 1538 — 1632 гг. «малый цикл» составлял 27 лет, а сами циклы прерывались 10-летними «переходными периодами» или «преддепрес-сиями», когда инерция подъема еще не исчерпана, но по

1

Савицкий П. Н. «Подъем» и «депрессия» в древне-русской истории // Указ. соч. С. 72.

2

Там же. С. 73.

являются «депрессионные» признаки. Данные положения П. Н. Савицкий отразил в следующей таблице, которую впервые представил общественности в Праге в конце 1930-х гг. в своем докладе «Социально-экономические циклы раннего Московского царства»:

Таблица 1

№ п/п

Название периода

Хронологические рамки

Продолж. в годах

I

Ранне-Ивановская депрессия

1538 —

1547

10

II

Царь-Иванов подъем

1547 —

1564

17

III

Переходный период

1564 —

1571

7

IV

Позднее-Иванова депрессия

1571 —

1581

10

V

Годуновский подъем

1581 —

1598

17

VI

Переходный период

1598 —

1605

7

VII

Лже-дмитриева депрессия

1605 —

1615

10

Движение истории в рассматриваемой концепции не было абсолютно равномерным. Процесс развития российского пространства в новое более высокое организационное качество (например, централизованное государство) может вызвать явление «векового подъема». Савицкий обозначил им период 1453—1533 гг., когда складывались предпосылки для возникновения Московского царства. В 1957 году Петр Николаевич был убежден, что «ранняя социалистическая эпоха будет таким же вековым подъемом»...

1

Письма Л. Н. Савицкого Л. Н. Гумилеву // Л. Н. Гумилев. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М., 1993. С. 214.

2

Там же. С. 214.

3

Письма Л.Н. Савицкого Л.Н. Гумилеву // Указ. соч. С. 220.

Применительно к новейшей отечественной истории ритмика в количественном отношении изменялась, что нашло отражение в следующей таблице, составленной Савицким:

Таблица 2

Характер периода

Хронологические границы

Длительность лет

Подъем

1893 — 1899

7

Депрессия

1900 — 1909

10

Подъем

1910 — 1916

7

Депрессия

1917 — 1926

10

Подъем

1927 — ...

Как видно из данной таблицы, «переходные» периоды исчезли. Таким образом, историческое развитие, согласно данному категорично-жесткому подходу, шло не «волнами», как представлял это Савицкий, а своеобразными зигзагами без восстановительных этапов. При этом исторические «ритмы» империалистической России без каких-либо изменений продолжали пульсировать в государственном теле уже Советской России. Савицкий подчеркивал, что «социальная революция и переход к обобществлению — конъюнктуры, как таковой, не отменяют».

Для классической западной геополитики подобная преемственность была вполне закономерна, поскольку одним

1

Согласно геоисторической концепции Савицкого новейший период отечественной истории начинался с 1893 г.

2

Савицкий П. Н. Коммунистический интернационал или евразийский национализм? (о происходящем в России). // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1.Д. 61.Л.4.

3

Савицкий П. Н. Пятилетний план и хозяйственное развитие страны // Политическая история русской эмиграции. 1920—1940 гг.: Документы и материалы. Учеб. Пособие./ Под ред. А. Ф. Киселева. М„ 1999. С. 288.

из принципиальных ее положений было рассмотрение государства как процесса в истории «жизненных пространств». Следовательно, и содержание государственной жизни в рамках данного подхода полностью зависело от специфики ландшафта занимаемой им территории. Так, Савицкий подчеркивал, что определяющей в историческом развитии государства является «торгово-географическая конъюнктура», тесно связанная с конъюнктурой «технико-экономической».

Поскольку географические факторы относительно постоянны и, как следовало, детерминированные ими экономические конъюнктуры тоже, евразийский мыслитель пришел к выводу, что «социальный переворот не совершает переворота в чередовании конъюнктур. И после революции основная ритмика является тою же, какой она была и в последние десятилетия до революции».

В объяснении исторической «ритмики» современной ему России-Евразии, Савицкий в большей степени руководствовался научными данными статистики и экономики, используя при этом и труды советских ученых. В его работах применительно к данному периоду становится все меньше идеалистических обоснований, больше объективных данных. Поэтому схемы «исторической механики» новейшего времени представляют большую научную ценность, нежели схемы, посвященные более ранним историческим эпохам.

В качестве определения нового «подъема» (при этом Савицкий подчеркивал, что, прежде всего, подъема экономического) евразийский теоретик приводил суждения К. Маркса о промышленном подъеме. Так, началом нового «подъема» считался момент, когда «основной показатель промышлен-

1

П. Востоков, (псевд. П. Н. Савицкого). Разработка русской истории в Советской России // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 212. Л. 18.

2

Савицкий П. Н. Пятилетка — очередной русский подъем // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 116. Л. 3.

3

Савицкий П. Н. Из новейшей советской литературы по социологическим проблемам (русский оригинал статьи для чешского журнала «Socialny problemy», 1937 № 4. S. 330—331) II ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 46. Л. 1,2.

ной жизни переходит через грань, отвечающую максимуму предыдущего периода расцвета, чтобы достигнуть нового гораздо более высокого максимума». Это время «промышленного переоборудования страны», интенсивных геологоразведывательных работ, отсутствия безработицы и т. д. Но главным показателем «подъема», определяющим всю меру его признаков, по мнению эмигрантского экономиста, являлся рост накоплений в промышленности. Причем, источник этих накоплений: будь то иностранный капитал или внутренние ресурсы, здесь не играл никакой роли.

В результате, в данной черно-белой (или «подъемно-депрессионной») палитре экономической теории получалось, что картина русского строительства в период «виттев-ского подъема» 1893 — 1899 гг., происходившего, по оценке Савицкого, при «решающем участии иностранного капитала», «ничуть не уступала по яркости красок картине строительства «сталинской эры»».

Отсюда возникновение «депрессий», Петр Николаевич связывал уже не с провалом абстрактной «организационной идеи», но, прежде всего, с экономическим кризисом, как следствием «истощения накоплений, могущих служить для инвестиций в промышленность» (прежде всего, в тяжелую), а также с социально-политическими потрясениями. В качестве примера он приводил аграрные движения 1902 г., революции 1905 и 1917 годов. Важно подчеркнуть, что данные исторические события, согласно подходу Савицкого, являлись не причиной, а следствием проявлений «закономерностей» «кривой конъюнктуры» России-Евразии. Например, причиной Февральской революции Савицкий считал сокращение суммы русского промышленного производства на 3

1

Савицкий П. Н. Пятилетний план развития народного хозяйства СССР//ГА РФ Ф.5783. Оп. 1. Д. 118. Л. 23.

2

ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 116. Л.4

3

ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 118. Л. 20.

4

ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 118. Л. 26, 29.

5

ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 61. Л. 7.

млрд, золотых рублей по сравнению с 1916 годом (при исчислении в довоенных рублях), а гражданской войны 1918-го — новое сокращение еще на 3 млрд, золотых рублей. Как видно, здесь сторонник «срединного пути» впадал в крайность, ударяясь в тот самый «воинствующий экономизм», в котором он обвинял большевиков.

Нельзя не отметить, что подход Савицкого к оценке показателей динамики хозяйства страны, только становившейся на рельсы индустриализации, был явно односторонним, а, следовательно, и необъективным, поскольку не учитывались многие показатели экономической жизни: товарооборот, уровень цен, национальный доход и т. д. Но главное, из сферы общественного производства полностью выпадал аграрный сектор. Отсюда и своеобразные «периодические» курьезы в выведенной им исторической системе: так, кризисный для народного хозяйства 1927 год (нэповский «кризис хлебозаготовок»), согласно схеме «малых циклов» Савицкого — «подъемный». А 1925 год, переломный для отечественной промышленности, когда руководство страны взяло курс на индустриализацию, «депрессионный». При этом сам же Савицкий признавал тот факт, что «огромные инвестиции в тяжелую промышленность не приводили ни к каким соразмерным капиталовложению результатам, пока сельское хозяйство страны находилось в состоянии неблагополучия». Данные противоречия — отражение сущностной двойственности концепции — Петра Николаевича — в несовпадении научного анализа и идеологических установок по созданию привлекательной концепции, обосновывающей политические цели евразийства.

Приведенная выше система «ритмов» русской истории (см. таблицу 2) выстраивалась независимо от «ритмов» западной истории и экономики. Точнее, по логике евразийского мыслителя, эти «волны» соотносились, как синусоида и

1

ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 118. Л. 17.

2

ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 163. Л. 89.

косинусоида. Объяснение данному феномену Савицкий, согласно своей историко-географической концепции, черпал из области специфики ландшафтов России и Европы: «в Европе — сплошное сочетание и чередование равнин, холмистых областей, невысоких горных стран и высоких горных хребтов. В России — единая равнина, на пространстве вдвое большем, чем пространство Европы» и т. д. Различия в географии этих регионов, по евразийской логике, предопределили непохожесть их исторических судеб (Европа выросла из империй Римской и Карла Великого, Россия из Монгольской державы), а значит и специфику «экономической конъюнктуры». Особенности же политического строя и самих экономических систем рассматривались как второстепенные факторы.

Вследствие такого подхода, несмотря на качественные различия в способе производства (для Савицкого они были формальными), капиталистический Запад и Советская Россия, по мнению Савицкого, развивались по универсальным «периодическим законам»: «подъем, одинаково при капитализме и «строящемся социализме», — уже заключает в себе зерна депрессии», которая, в свою очередь, одинаково преодолевается появлением накоплений, с той лишь разницей, что «в капиталистическом хозяйстве — эти накопления производятся собственниками, а в СССР — эту роль берет на себя государство». Таким образом, геоисторическая концепция Савицкого провозглашала капитализм и социализм всего лишь формами историко-географических конъюнктур.

На основе сравнительного анализа развития экономики Европы и России, Савицкий пришел к выводу, что «подъем в России вполне может совпадать с кризисом на Западе». Например, экономический кризис 1907 года в Европе и Амери

1

ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 61. Л.2.

2

ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 116. Л. 3.

3

ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1.Д. 118. Л. 20.

4

Савицкий П. Н. Переворот в экономике или очередной русский подъем? // ГАРФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 100. Л. 2.

ке почти не задел Россию. Известно, что с 1901—1908 годы наблюдался даже некоторый рост крупной промышленности, не говоря уже о предприятиях группы Б. Или «подъем» с начала осуществления «пятилетнего плана развития промышленности в СССР» (1928—1933 гг.), когда наша страна шагала по пути превращения в крупнейшую индустриальную державу, весь капиталистический мир переживал «великую депрессию» (1929—1933 гг.).

По характеру протекания «ритмы» также различались. В России, как «особом географическом мире», «подъемы» более высокие, чем в «периферическом мире» Европы. В качестве иллюстрации Савицкий приводил русский «подъем» 1893-1899 гг., когда наша страна по производству чугуна перегнала передовые страны Европы, а по добычи нефти даже США. Но и русские «депрессии» (например, по схеме, 1900—1909, 1917—1926 гг.) по длительности превосходят европейские.

Таким образом, основной вывод Савицкого состоял в том, что «русское экономическое развитие имеет свой собственный ритм, не совпадающий с ритмом европейской хозяйственной эволюции». Это положение логически дополняло евразийскую концепцию России-Евразии как особом автаркичном, экономически «самодовлеющем» «континенте-океане».

Однако нельзя не заметить, что приведенная выше теория о диаметральной противоположности «волн» экономического развития России и Запада во многом повторяла известную историко-геополитическую антитезу «Европа — Азия», которая в евразийских построениях была заменена на антитезу «Европа и Россия-Евразия», где последняя определялась как «наследница империи Великих ханов», озаренная «светом с Востока». Ведь рассматривая период с середины XIII по середину XIV в отечественной истории, как период наиболее интенсивного «взаимодействия» России с

1

ГА РФ. Ф.5783. Оп. 1. Д. 61. Л. 5.

Азией, Савицкий полагал, что в это время наблюдалась «несомненная сопряженность русской «конъюнктуры» с конъюнктурой золотоордынской», прослеживался параллелизм между «историческими кривыми» Руси и Азии. Это означало, что исторические ритмы Руси и «паке монголика» в целом совпадали, точнее, в интерпретации Савицкого, ритм исторического развития нашей страны в то время задавала Азия, как выразительница «общеевразийского значения».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >