Россия-Евразия как «материковое хозяйство»: антиглобалистский проект 20-30-х гг. XX века

Геополитическая модель планетарного мироустройства

Любая геостратегия разрабатывается на основе определенных знаний и представлений о международной обстановке, которые в систематизированном виде составляют геополитическую картину мира. Для классической западной геополитики, современной П. Н. Савицкому, было характерно представление о бинарной сущности мироустройства. Согласно ей геополитическая обстановка определяется соотношением двух постоянно противоборствующих сил, определяющих развитие исторического процесса: «теллуро-кратии» (сил Суши или Континента — стран континентальных, отрезанных географически от моря) и «талассократии» (сил Океана — государств, ориентированных на мировую торговлю по океану). Данная фундаментальная теория империалистической геополитики была выдвинута одним из отцов-основателей американской геополитики атлантизма А. Т. Мэхэном в 1889 в работе «Влияние морской силы на историю. 1660-1783». Согласно ей суть противоречий между странами «Континента» («Суши») и государствами «Океана» («Моря») — геоэкономическая, обуславливающая геостратегические, политические и другие формы противоборства.

1

Под геостратегией в современной литературе, как правило, понимают прикладную сферу геополитики, которая занимается разработкой рекомендаций относительно поведения государства на международной арене.

П. Н. Савицкий пришел к аналогичным выводам. При этом независимо от американского коллеги. Представление о планетарном геополитическом дуализме мира присутствовало еще в дореволюционных работах П. Н. Савицкого, в его концепции двух типов империализма: колониальноэкономического, ориентированного на заморскую экспансию, и континентально-сухопутного, замкнутого на континент.

В условиях Версальско-Вашингтонской системы, ознаменовавшей собой раздел мира без учета реальных сил международного сообщества, равновесие между океаническими империями и континентальными было серьезно нарушено — Германия и Советская России стали аутсайдерами мировой политики. В этой связи мировое геополитическое развитие стало развиваться по «океаническому» варианту.

Савицкий отмечал, что Версальская система была нацелена на создание «мирового хозяйства». Геополитически это выражается в стремлении «Океана», его государств — Северной Америки, Англии и других европейских колониальных стран к «униформизации» мира, главенства в нем. Прежде всего, это проявлялось в выстраивании единого «океанического рынка», который выгоден странам, расположенным вблизи берегов моря-океана.

Савицкий вывел геополитическую формулу этого противостояния: «Океан един. Континент раздроблен. И поэтому единое мировое хозяйство неизбежно воспринимается как хозяйство «океаническое», и в рамки океанического обмена неизбежно поставляется каждая страна и каждая область мирового хозяйства». Следовательно, глобальный международный обмен осуществляется по «океаническому» принципу, согласно которому такой географический фактор как расстояние не имеет решающей роли.

1

Савицкий П. Н. Месторазвитие русской промышленности. Вып. I. Вопросы индустриализации. Берлин. 1932. С. 153.

2

Савицкий П. Н. Континент-океан (Россия и мировой рынок) // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 400.

Страны, удаленные от океана на большие расстояния, при вхождении в мировой экономический обмен, вынуждены нести дополнительные расходы, издержки сухопутных перевозок, которые больше, чем издержки морских перевозок. Савицкий приводил данные немецкого экономиста К. Баллода, который указывал, что перед Первой мировой войной, в расчете на одинаковое расстояние, германский железнодорожный тариф был приблизительно в 50 раз больше океанского фрахта, а ставки русских железных дорог превосходили в 7—10 раз стоимость морского транспорта. Здесь наблюдения Савицкого опять совпадали с ранее высказанными замечаниями Мэхэна: «Перевозка товаров водою всегда была легче и дешевле, чем сушей».

Таким образом, континентальная страна, вступившая в мировой рынок, действующий по «океаническим» правилам, «за свои товары будет получать дешевле, чем все остальные области мира; потребные ей ввозные продукты обойдутся дороже, чем все другим. В области развития промышленного, ее конкурентоспособность в отношении к мировому рынку, окажется ничтожной». В результате эту страну ждет участь «задворков мирового хозяйства».

Среди таких «обездоленных» стран Савицкий указывал государства Азии: северо-восточный Иран, Китай, весь Туркестан, Индию, но особенно подчеркивал, что своей «континентальностью» более всего выделяется Россия-Евразия, расположенная в самой глубине материка. Она имеет только «замкнутые моря», многие из которых замерзающие, и не имеет шансов, кроме побережий Камчатки, выйти к «открытому морю», «свободному Мировому океану». Савицкий отмечал, что Северный Ледовитый океан исключен

1

Савицкий П. Н. Континент-океан (Россия и мировой рынок) // Указ. соч. С. 399.

2

Мэхэн А. Т. Влияние морской силы на историю, 1660—1783. M-СПб., 2002. С. 38.

3

Савицкий П. Н. Континент-океан (Россия и мировой рынок) // Указ. соч. С. 402.

из общей океанической циркуляции и имеет режим моря «континентального»1.

Следовательно, вхождение в экономический рынок для континентальных стран Азии и России-Евразии геополитически противоестественно. Для «океанического» мира же это очень выгодно, ведь в результате, в его распоряжение поступят дополнительные естественные ресурсы и возникнут новые рынки для сбыта продукции. По сути, мировой экономический рынок рассматривался как основа для построения глобальной колониальной системы по «океаническому» принципу.

Савицкий указывал на шаткость выстраиваемой «мировой системы хозяйства», о чем свидетельствовал глобальный «европейско-американский» экономический кризис — Великая депрессия (1929-1933 гг.), и ее губительное влияние на зависимые от нее континентальные страны2.

Экономическое влияние «океанических стран» усугублялось наличием у них рычагов глобального политического давления. Так, используя Европу, Америка создала Лигу Наций, которая «рассматривала себя как объединение вселенское», «являясь, по сути, фикцией «мирового правительства», — отмечал евразиец К. А.Чхеидзе3. Отношение Савицкого к этой организации было принципиально негативным, поскольку она являла символ Версальской системы, направленной против России как геополитического феномена. Даже, когда в 1934 г. СССР вступил в нее, Савицкий расценил это как поражение коммунистической власти, поскольку отныне «в международной области из фазы наступления она вынуждена перейти в состояние обороны»4.

  • 1 Там же. С. 405.

  • 2 Савицкий П. Н. Месторазвитие русской промышленности. Вып. I. Вопросы индустриализации. Берлин, 1932. С. 153.

  • 3 Чхеидзе К. А. Лига Наций и государства-материки // Евразийская хроника. Вып. XVIII. Париж, 1927. С. 33.

  • 4 Савицкий П. Н. Социально-экономические сдвиги в мировом хозяйстве. 1933. // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 157. Л. 3.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >