Геоэкономическая специфика русского империализма: проблемы промышленного развития и колонизации

Рассматривая русский империализм как континентальносухопутный, не имеющий на материке Евразия аналогов, П. Н. Савицкий сосредоточил внимание на анализе его специфики. Что нашло отражение в его публикациях 1916 г. на страницах «Русской мысли»: «К вопросу о развитии производительных сил» и «Проблема русской промышленности». В этих работах проблема поиска геостратегических ориентиров для нашей страны определялась задачей обеспечения ее экономической самодостаточности, автаркии, превращения ее в «замкнутое внутри себя хозяйственное целое». Здесь сказалось влияние Ф. Листа, экономиста первой половины XIX века. Именно он, по мнению, Петра Николаевича, «предвосхитил многое, чего вовсе не было в его время». Прежде всего, это касалось разработанной немецким автором концепции «автаркии больших пространств», согласно которой, империи стремятся к хозяйственной замкнутости, к экономической самодостаточности.

1

Шмитт К. Планетарная напряженность между Востоком и Западом и противостояние Земли и Моря (Пер. с немецкого А. Д.) // Элементы, 2000. № 8. С. 2.

2

Савицкий П. Н. Борьба за империю (империализм в политике и экономике) // Русская мысль. Москва и Петроград, 1915. № 1. С. 66.

Экономическая независимость Российской империи в условиях войны, по мнению Савицкого, определялась наличием развитой отечественной промышленности, прежде всего, металлургической. В этой связи вставал вопрос о путях индустриального развития России — один из самых дискуссионных в то время. Следует отметить, что и публикация указанных статей была также вызвана научной полемикой, начало которой положила статья известного экономиста М. И. Туган-Барановского «Развитие производительных сил» в «Речи» от 14 февраля 1916 г. Позицию последнего о ключевой роли сельского хозяйства и о невозможности мощного промышленного развития в экономике России Савицкий рассматривал как один из вариантов народнической доктрины, которую резко отрицал. Здесь сказалось влияние западника Струве, критиковавшего народническую идеализацию форм хозяйственного быта, ратовавшего за мощное экономическое развитие страны.

Принципиальное расхождение в позициях находилось в области экономической географии. Если М. И. Туган-Барановский ограничивал промышленное развитие России только ее европейской частью, менее богатой полезными ископаемыми (прежде всего, углем), по сравнению со странами Европы, то Петр Николаевич утверждал обратное: «Не в Европейской равнине, а в горах Азии может обрести русская промышленность богатство естественных ресурсов для своего развития».

1

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Русская мысль. Москва и Петроград, 1916 № 11. С. 73.

2

Заметим, что П. Н. Милюков позже, в своей эмигрантской статье, назовет эту полемику спором «продолжателя народнических взглядов» Савицкого с марксистом Туган-Барановским (См. Милюков П. Н. Народник-марксист о русской народности // Современные записки. Париж, 1932. № 50. С. 435.)

3

Савицкий П. Н. К вопросу о развитии производительных сил // Русская мысль, 1916. №3. С. 43.

Такой подход был детерминирован географическими особенностями Российской империи, среди которых, в качестве определяющей, указывалась цельность, единство большой протяженной территории. В этой связи «идея русского промышленного развития связывалась с идеей мощи всего хозяйственного организма России», в том числе и с зауральской ее частью.

Здесь прослеживается влияние концепции знаменитого историка-слависта В. И. Ламанского, которого позже евразийцы провозгласят одним из своих идейных предтеч. В его работах славянофильской направленности «Об историческом изучении Греко-славянского мира в Европе» (1871) и «Три мира Азийско-Европейского материка» (1893) утверждалась идея физико-географического единства русской империи, обусловленного «совершенным почти отсутствием в ней крупных внутренних расчленений». «Невысокий» и «ненепрерывный» Урал, по мнению Ламанского, не мог претендовать на статус «грани материка», тем более, по сравнению с горными хребтами северного Китая или Гиндукуша в Средней Азии.

Аналогичные суждения были высказаны и другим эпигоном позднего славянофильства Н. Я. Данилевским, в известной работе «Россия и Европа» (1871). Сказалось также и влияние формулировок «географической цельности» России в «Заветных мыслях» (1903) и «К познанию России» (1906)

1

Савицкий П.Н. Борьба за империю (империализм в политике и экономике) // Русская мысль, Москва и Петроград, 1915. № 2. С. 74.

2

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Русская мысль. 1916 № 11. С. 60.

3

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Русская мысль. 1916 № 11. С. 60.

4

Ламанский В. И. Об историческом изучении Греко-славянского мира в Европе. СПб., 1871. С. 42.

Д. И. Менделеева, которого впоследствии Савицкий назовет «евразийцем здравого смысла».

Важно отметить, что данный принцип цельности в русской геополитической традиции славянофильской, почвеннической направленности увязывался с идеей уникальности, неповторимой особенности Российской империи во всех ее проявлениях. Это касалось и экономической сферы. Следуя этой же логике, Савицкий подчеркивал: «В отношении к Российской империи решительно неприменима та экономическая структура, которая вырабатывалась в колониальных империях, созданных западными державами, например, империи Британской, где метрополия сосредоточила в себе огромную мощь и всесторонность обрабатывающей промышленности и хозяйственно, в той или иной форме, властвует над колониями. В России, по естественным условиям, промышленность должна быть как бы рассеяна по всему лицу империи» (выделено мной —А. М.).

Таким образом, геополитическая теория двух типов империализма дополнялась экономическим обоснованием. Если для колониальных империализмов свойственна концентрация промышленности в метрополии, то для России, по мнению Савицкого, экономически целесообразна была бы ее децентрализация.

Основным препятствием для реализации такого равномерного территориального распределения экономических баз являлось «роковое территориальное несовпадение сосредоточий русской культуры с центрами природных ресурсов в Рос-сии»1. При этом, было верно подмечено, что коренная Россия восполняла недостаток промышленных ресурсов «культурнохозяйственным расширением», вектор которого был направ-

1

Письма П. Н. Савицкого Трубецкому, Сувчинскому и другим деятелям евразийства по редакционно-издательским, финансовым и другим вопросам. Отпуска и черновики. 12.01.1923 — 20.12.1923 // ГАРФ. Ф. 5783. Д. 334. Л. 65.

2

Савицкий П. Н. К вопросу о развитии производительных сил // Русская мысль. 1916. №3. С. 44.

лен на северо-запад: «Петербург-Петроград являлся как бы символом этих исторических необходимостей и тяготений». А богатые полезными ископаемыми юго-восточные территории находились в культурном состоянии «пустынности и дикости». Выход из этой ситуации виделся в «промышленном использовании и ином культурно-хозяйственном включении» окраинных областей востока и юга России.

Такой подход был созвучен концепции знаменитого политгеографа В. П. Семенова-Тянь-Шанского (ныне считающимся одним из столпов отечественной геополитики), сформулированной им в работе «О могущественном территориальном владении применительно к территории России» (1915). Относя русскую империю к особому типу «систем могущества» держав — «от моря до моря» — великий географ считал главным недостатком подобной организации — неравномерность в культурном и, прежде всего, в хозяйственно-экономическом развитии широтно очень растянутой территории: «В наших же условиях колонизация имеет вид постепенно суживающегося меча, тончающего и слабеющего на восточном конце». Указывая на стратегическую уязвимость и экономическую невыгодность подобного положения, он также, как и Савицкий, видел выход в выравнивании периферии и центра по плотности населения.

Интересны варианты предложенных путей реализации поставленной задачи Савицким и Семеновым-Тянь-Шанским. Последний предлагал создать в азиатской части России культурно-экономические колонизационные базы на Урале, Алтае, горном Туркестане с Семиречьем и на «Кругобайкалье». И П. Н. Савицкий также настаивал на

1

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Русская мысль. 1916 № 11. С. 67.

2

Там же. С. 68.

3

Семенов-Тянь-Шанский В. П. О могущественном территориальном владении применительно к территории России Россия и Европа: хрестоматия по русской геополитике / Составитель Л. Н. Шишелина. М. 2007. С. 471.

4

Там же. С. 473.

необходимости создания промышленных центров в областях «окраинных и малокультурных», прежде всего, Урала и Алтая.

Параллели очевидны. Говорить о каком-то заимствовании Савицким у его коллеги представляется лишенным оснований. Тем более что над этой проблематикой Петр Николаевич начал работать задолго до этих публикаций, в 1913 году, будучи еще первокурсником. Это говорит о другом. Как и Семенов-Тянь-Шанский, Савицкий — был продолжателем традиций русской геополитики, исходил из того же накопленного исторического опыта. И так же, как и Семенов-Тянь-Шанский, стремился к максимальной объективности в своих построениях. Это представлялось возможным, через рассмотрение географического фактора в связи с экономическим, играющим решающую роль в процессе формирования территориального господства. А реализация теорий ученых о колонизационных базах как анклавах ускоренного развития в восточной части России, как генераторах и гарантах территориально-политического могущества, в практике Советского Союза — свидетельство того, что рассмотренные выше концептуальные положения были обоснованы научно.

Развивая свою теорию двух типов империализма, Петр Николаевич обратился к вопросу о возможностях промышленного развития России в соотношении со странами Запада. Таким образом, под русскую геополитическую традицию была подведена еще одна научная основа — экономгеогра-фическая.

1

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Там же. С. 68.

2

Письмо П. Н. Савицкого Ф. И. Успенскому//Славяноведение. 1992. №4. С. 84.

3

С началом курса на модернизацию промышленности, с созданием центров промышленного развития на Востоке. В годы второй пятилетки промышленный центр страны сосредоточен на Урале. В годы третьей — активно задействованы Сибирь, Дальний Восток, Казахстан.

4

Сегодня такой подход принято называть геоэкономическим.

Отталкиваясь от географических особенностей стран Запада и России, он пришел к следующим экономикогеографическим и геополитическим выводам. Если европейские колониальные империализмы, опираясь на колонии, по преимуществу сельскохозяйственные области, могут идти по пути промышленной ориентации экономики и превращению в «страну-город», то для Российского империализма «проблему промышленного развития, как проблему «преобладания» промышленности над сельским хозяйством, ставить неправильно». Причина виделась П. Н. Савицким во все тех же пространственно-геополитических особенностях: «Обширность территориальных масштабов ставит также определенный предел их (России и похожих на нее по географическим характеристикам США — А. М.) индустриализации и превращению в сплошную страну-город». В итоге, специфика русского промышленного развития, вытекающая из особенностей ее географии, по мнению П. Н. Савицкого, заключалась в равновесии между промышленностью и сельским хозяйством. И в случае, если при таком балансе российская экономика по масштабу и объему промышленного производства не будет уступать европейским колониальным странам, то «промышленное производство России надлежит признать осуществившимся». При этом подчеркивалось, что «толчок к подъему производительной энергии русского народного хозяйства может и должен быть дан мощным развитием сельского хозяйства».

Как покажет история, последний принцип будет одним из ключевых в индустриализации советской экономики, что еще раз подтверждает объективные основания первых геополитических построений молодого экономиста. Следует также

1

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Там же. С. 58.

2

Савицкий П. Н. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Там же. С. 60.

3

Савицкий П. Н. К вопросу о развитии производительных сил // Указ. соч. С. 45.

отметить, что данную «равновесную теорию», отражавшую, в том числе, и «идею своеобразия» России даже ярый критик евразийства П. Н. Милюков считал «выдержанной во вполне законных пределах» и имевшей научное обоснование.

Положение о необходимости равновесия промышленной и сельскохозяйственной составляющих экономики России выводилось из представления о «многозначности ее хозяйственной природы» — уникального качества, которого нет у колониальных империализмов. Эта особенность, по мнению П. Н. Савицкого, определяет то, что континентальная Россия по своей экономической природе является «хозяйством имперским», то есть способным достичь экономической самодостаточности в пределах своих политических границ, что в условиях войны представлялось особенно важным.

Этот аспект теории русского империализма уже тогда, в дореволюционный период, имел в геополитическом мировоззрении молодого ученого принципиальное значение. В дальнейшем, он будет одним из основополагающих в евразийской концепции «россиеведения» П. Н. Савицкого. Об этом неоднократно говорил и он сам. Так, в письме к известному византинисту, академику Ф. И. Успенскому от 1928 г. Петр Николаевич утверждал: «К евразийской концепции России я пришел от экономической географии и вопроса о развитии производительных сил». А позже, он включил статьи 1916 года в свою монографию «Месторазвитие русской промышленности. Вопросы индустриализации» (1932), отметив, что они подтверждают вывод о стратегической необходимости и возможности «догнать и перегнать» европейские государства.

1

Милюков П. Н. Народник-марксист о русской народности // Современные записки. Париж, 1932. № 50. С. 435.

2

Письмо П. Н. Савицкого Ф. И. Успенскому // Славяноведение. 1992. №4. С. 84.

3

Савицкий П. Н. Месторазвитие русской промышленности. Вып. I. Вопросы индустриализации. Берлин. 1932. С. 110—111.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >