ВВЕДЕНИЕ

Популярность в современной России евразийских идей, во многом, вызвана геополитическим кризисом, начавшимся после развала Советского Союза. Новое российское государство, воспроизводившее своими неустойчивыми контурами средневековую Московию, разъедаемое изнутри мощными дезинтеграционными процессами, нуждалось в геополитической доктрине, которая должна была ликвидировать угрозу его целостности и объяснить механизмы идейно-смысловой связанности не только постсоветского, но и собственно российского пространства. Трагические события последних лет на Украине, возвращение Крыма в состав России спровоцировали начало глубинных геополитических процессов международного значения. В основе их лежит начало воссоздания имперского тела нашей страны, оформленного в XVIII веке, затем воспроизведенного в рамках СССР и как следствие этого, продолжение извечного противостояния с англо-саксонским миром на новом витке.

Поиски идеологии и стратегии восстановления великой державы приводят многих исследователей к анализу событий 1917—1922 гг.: периода от падения Российской империи до собирания ее пространства в советских границах. Тем более что границы современной России во многом напоминают очертания нашей страны в период интервенции (особенно осени 1918 года). В этой связи особую ценность стали представлять геополитические теории того времени, обосновывавшие интеграционные процессы. С другой стороны, потребность в создании адекватной геополитической концепции в условиях складывающегося однополярного миропорядка также актуализировала интерес к их изучению, поскольку явления современного капитализма: глобализация и ее последствия (нестабильность системы международных отношений, обострение геополитического противоборства в мире) имеют свои истоки в исторической ретроспективе, первых десятилетиях XX века. Закон диалектики истории таков, что проблемы прошлого имеют свойство усугубляться в будущем. И сегодня, как верно заметила Н. А. Нарочницкая, мир переживает «второй Версаль»1.

Пожалуй, самой разработанной и систематизированной из отечественных геополитических теорий того времени являлась концепция России-Евразии известного российского геополитика Петра Николаевича Савицкого (1895—1968 гг.). Данная теория разрабатывалась в условиях Гражданской войны, когда еще был не известен ее исход, а затем получила свое логическое завершение в эмигрантском творчестве Савицкого. Представленная в ней в свете определенной логики геополитической традиции имперская модель русской истории, «почвенность» этой теории, а главное, оптимистический вывод ее о России, как о предопределенной природой империи, привлек многих представителей властной элиты. И сегодня геополитическая теория России-Евразии, как формула собирания пространства в пределах бывшего СССР, является одной из самых популярных в платформах многих политических движений, позиционирующих себя, как державные и патриотические (КПРФ, ЛДПР, Единая Россия).

Но многих привлекает только внешняя сторона этой теории — контуры, форма России-Евразии. В подобной парадигме геополитического мышления статус государства очерчивается только «снаружи», а те процессы, которые происходят внутри, имеют второстепенное значение.

Из опыта мировой истории, в частности Германии 1920— 1930-х годов, известно, что такой подход является благодатной почвой для политических спекуляций. Потребность в

  • 1 Нарочницкая Н. А. Россия и русские в мировой истории. — М., 2003. — С. 476.

создании убедительного образа государства, укорененного в его великодержавном прошлом, способствует появлению всякого рода политических целителей или, как выразился И. А. Ильин, «публицистических знахарей или демагогов». Таковыми в начале XX века, русский философ именовал евразийцев Русского Зарубежья.

Сегодняшние «неоевразийцы» (ОПОД «Евразия») называют себя их преемниками. Самопровозгласившись «геополитической партией научных патриотов», неоевразийцы обещают восстановить пространство бывшего СССР в виде «Срединной империи» под названием «Евразия». Они прогнозируют обретение Россией статуса великой державы без видимых усилий, за счет одного лишь географического положения.

Определить является ли евразийство «моделью, наиболее соответствующей стратегическим интересам современной России» можно лишь изучив евразийский подход к принципам внутренней организации этого пространства. Тем более что в работах П. Н. Савицкого этот вопрос являлся первостепенным и разрабатывался с учетом изменений в общественной практике Советской власти.

Обращение к исследованию евразийской геополитики имеет большое актуальное значение для науки.

Научное познание, нацеливаясь на объективное исследование действительности, должно быть строго адекватно ее изменениям. Такое многомерное, всеохватывающее явление современного мира, как «глобализация» социально-экономических и культурно-исторических процессов, отразилось и на состоянии науки. Следствие данного влияния — поиски общенаучной системной методологии и актуализация интереса к междисциплинарным исследованиям.

1

Ильин И. А. Самобытность или оригинальничание // Мир России — Евразия. Антология. — М., 1995. — С. 350.

2

Дугин А. Г. Россия может быть или великой или никакой // Основы евразийства. — М., 2002. — С. 785—786.

3

Дугин А.Г. Основные принципы евразийской политики // Основы евразийства. М., 2002. — С. 573.

Особенно ярко обозначенные тенденции проявились в отечественной исторической науке. Активный поиск новых подходов к объяснению исторического процесса в нашей стране начался с 90-х гг. XX века в связи с так называемым «методологическим кризисом». Тогда пробудился большой интерес к исследованиям «на стыке наук», среди которых особое место занимает геополитика, как область знания, в которой «синтезированы данные об экономическом, социальном и политическом устройстве отдельных стран с данными об особенностях их географического положения (численность, состав народонаселения, территория, природно-климатическая зона, наличие естественных ресурсов и т. д.)».

И по сей день интерес к истории отечественной и зарубежной геополитической мысли не иссякает. Созданы научные центры геополитических исследований, появились учебники и хрестоматии по геополитике. При этом составителями и авторами данных учебно-методических комплексов являются в основном политологи, социологи, даже ученые-естественники. Историческая же наука проявляет недостаточно внимания к этой проблеме, связанной с ней в гораздо

1

Косолапов Р. И. Глобализация // Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты. Энц. словарь/ред. кол. Мчед-лов М. П. и др. — М., 2001. — С. 42.

2

Гаджиев К. С. Геополитика. — М., 1997. Он же. Введение в геополитику. — М., 1998; Ткачев В. И., Динес В. А., Всемиров В. В. Геополитика: сущность и основы теории: Учеб, пособие. — Саратов, 2001; Тихонравов Ю. В. Геополитика. Учеб, пособие. — М., 2000; Нартов Н. А. Геополитика. Учебник для вузов. — М., 1999. Дергачев В. А. Геополитика. Учебник. — М., 2004; Геополитика. Учебник./ Под общ. ред. В.А. Михайлова. — М., 2007; Мухаев Р. Т. Геополитика. — М., 2007; Геополитика: хрестоматия. / Автор-составитель Исаев Б. А. — СПб., 2007; Геополитики и геостратеги: Хрестоматия по геополитике / Автор-составитель Исаев Б. А. — СПб., 2003, 2004.; Империя пространства: Хрестоматия по геополитике и геокультуре России/ Составители: Замятин Д. Н., Замятин А. Н. — М., 2003; Россия и Европа: хрестоматия по русской геополитике / Составитель Л. Н. Шишелина. — М., 2007.

большей степени, нежели с другими областями социогума-нитарного знания. Ведь изначально в основу первых геополитических теорий, появившихся еще в конце Х1Х-начале XX вв. (до введения самого термина «геополитика» в научный оборот Р. Мелленом в 1916 г.) был заложен историкогеографический синтез. А это предопределяло предмет геополитики— исследование проблемы взаимовлияний исторической среды и занятого ею пространства.

Некоторые современные исследователи определяют геополитический подход к истории как отдельное научное направление — геоисторию, занимающуюся выявлением геополитических закономерностей в процессе изучения пространственно-силового взаимодействия государств и особенностей построения их пространства в исторической ретроспективе.

Сложность применения данного подхода заключается в том, что геополитика по своему содержанию многозначна, многослойна. В процессе исторического развития менялось ее назначение, функции, смысл. И по сей день не существует единого представления об ее предметной определенности. Многие формулировки весьма расплывчаты. Так, например, в современной историографии часто определяют геополитику как пространственный подход со своей специ

1

Так, один из отцов-основателей геополитики Ф. Ратцель определял ее как «науку, исследующую связь географического воззрения и исторического разъяснения» (Ратцель Ф. Народоведение. — Т. I. —СПб., 1901, —С. 3.)

2

Об этих именно двусторонних влияниях говорил еще предтеча геополитики немецкий географ К. Риттер (1779—1859).

3

Ивашов Л. Г. Россия или Московия. Геополитическое измерение национальной безопасности. — М., 2002. — С. 9; Зелене-ва И. В. Геополитика и геостратегия России (XVIII — первая половина XIX века). — СПб., 2005. — С. 23; Зотов О. В. Единство Давида с Голиафом (евразийский синтез военной мысли в работах А. Е. Снесарева) // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ill Международная научная конференция. — Тез. Докл. — Ч. I. — Челябинск, 1995. — С. 128.

фической методологией к анализу исторических, прежде всего, политических процессов. Другие же авторы воспроизводят определения империалистической геополитики начала XX в., понимая под геополитикой — процесс созидания именно империй, «мирополитическую экспансию, отправляющуюся от цивилизации к империи».

Для решения данной терминологической проблемы представляется целесообразным рассмотрение геополитики в трех ипостасях-значениях: геополитика-идеология, геополитика-наука, геополитика как практический процесс.

Геополитика, обосновывающая экспансию, колониальные захваты, претензии на мировое глобальное господство, есть форма политической идеологии. Она по содержанию является геоидеологией. Это доктрины, направленные на территориальное расширение и экономическую экспансию, в основе которой лежит эксплуатация населения подконтрольных территорий. К ним можно отнести большинство западных империалистических концепций конца XIX — первой трети XX века (Ф. Ратцеля, Р. Челлена, А. Т. Мэхэна X. Маккиндера, Ф. Дж. Тернера), современные «мондиалистские» и «атл анти стеки е» концепции. Как правило, подобные теории основываются на принципах географического детерминизма, социал-дарвинизма и мальтузианства.

1

Зеленева И. В. Геополитика и геостратегия России (XVIII — первая половина XIX века. — СПб., 2005. — С. 36; Михайлов Т. А. Эволюция геополитической идеи. — Рига, 1998. — С. 11; Гаджиев К. С. Ведение в геополитику. — М., 1998. — С. 7.

2

Казарян Л. Г. Россия-Евразия — мир. Сверка понятий: цивилизация, геополитика, империя // Цивилизации и культуры Научный альманах. — Вып. 3. — М., 1996. — С. 103 — 106.

3

Термин введен К. Плешаковым. (См.: Плешаков К. Гео-идеологическая парадигма: (Взаимодействие геополитики и идеологии на примере отношений между СССР, США и КНР ). 1949 — 1991. — М., 1994; Он же. Геоидеологическая парадигма // Международная Жизнь. — 1995. — № 4—5.

К геоидеологии же, на наш взгляд, относятся различные пан-идеи (панславизм, пангерманизм, пантюркизм и т. д.), которые также направлены вовне, на расширение пространственного контроля, прежде всего, с политической целью: созидание или сохранение национальных империй, защита родственных народов и т. д. При этом важно отметить, что данное расширение не подчинено непосредственно целям именно национальной безопасности. Это не следствие стратегической необходимости.

К геоидеологии также следует причислять теории, обосновывающие властные претензии элит внутри страны. То есть, когда в «историко-географическом синтезе» геополитики историческая часть выступает в роли теоретического обоснования-оправдания и не имеет самостоятельного научного значения.

Вторая ипостась геополитики — научная. Здесь уместно определение Э. А. Позднякова, который квалифицирует геополитику как науку, выявляющую и изучающую возможности активного использования политических факторов физической среды и воздействия на нее в интересах военнополитической, экономической и экологической безопасности государства1. Геополитика-наука заключает в своем содержании элементы военной стратегии, экономической и политической географии, истории. Последнее слагаемое необходимо для выявления закономерностей формирования пространства государства в процессе его становления и развития. К этому направлению относится отечественная геополитическая традиция. В России геополитическая мысль зародилась на полвека раньше, чем на Западе, вне связи с империализмом. Свои истоки она брала в недрах научного знания, отечественной антропогеографии и экономической географии, военной стратегии и истории. Российская геополитика (или если использовать не этот термин западной политологии, а понятие отечественной военно-географической науки — военная статистика (Д. А. Милютин), высшая стра-

  • 1 Поздняков Э. А. Геополитика. — М., 1995. — С. 42.

тегия (А. Е. Вандам), стратегия (А. А. Свечин)) исходила из свойств континентальной Российской империи, основной ее задачей являлось обеспечение безопасности государства и, исходя из этого, поиск адекватной геостратегии на мировой арене. В рамках отечественной геополитики можно выделить два научных направления — военно-стратегическое (А. Е. Снесарев, А. А. Свечин, А. Е. Вандам, А. Н. Куропаткин, Н. Н. Головин, Н. П. Михневич, А. X. Елчанинов, В. Л. Черемисов и др.) и экономико-географическое (Д. И. Менделеев, В. П. Семенов-Тянь-Шанский, П. Н. Савицкий и др.). К этому направлению можно отнести военные геополитические школы других стран, например, школу немецкого генерала К. Хаусхофера.

Геополитика в этой ипостаси представляет собой высшую стадию стратегического планирования, цель которого — безопасность государства, защита оригинальной имперской идеи (территориальной, национальной, многонациональной). Она обеспечивает инструментарий для эффективной эксплуатации и контроля над государственным пространством. В этом ее прикладное или геостратегическое значение, заключающемся также и в разработке рекомендаций относительно поведения государств на международной арене с целью защиты интересов национальной безопасности.

Но представленное выше разделение на геополитику-науку и геополитику-идеологию весьма условно. Поскольку даже геополитика-наука, как правило, нацелена на вычленение мессианской идеологической компоненты в каждой «империи».

Третье значение геополитики — это подход к ней не как к форме общественного сознания, а как к процессу созидания пространства государства, «но не нагромождения владений». Геополитика-процесс — это также и динамика международных отношений.

1

Ивашов Л. Г. Россия или Московия. Геополитическое измерение национальной безопасности. — М., 2002. — С. 189.

Исходя из рассмотренных общественно-политической и научной потребностей, целью данной монографии является системное изучение геополитического подхода Савицкого к анализу исторического развития России первой трети XX в.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи: — рассмотреть истоки и этапы формирования геополитической концепции П. Н. Савицкого;

  • — проследить эволюцию его идейно-политических взглядов;

  • — проанализировать учение П. Н. Савицкого о России-Евразии как о континентально-сухопутном империализме, месторазвитии, «микромодели мира», «сердце мировой истории» и «материковом хозяйстве»;

  • — установить соотношение понятий и исторических субъектов: «государство» и «месторазвитие», «Россия» и «Евразия» в геополитической концепции Савицкого;

  • — выявить закономерности и методологические принципы геополитического подхода П. Н. Савицкого к истории;

  • — определить степень адекватности геостратегии П. Н. Савицкого потребностям национальной безопасности России в условиях глобализационных процессов первой трети XX века;

  • — рассмотреть геополитические принципы внутренней организации «евразийского» пространства, выявленные Савицким, в контексте общественно-политической и социально-экономической практики Советской России 20—30-х. гг. XX века;

  • — определить роль идеологии и науки, их соотношение, в геополитическом подходе к анализу исторического развития России первой трети XX века.

Объектом исследования в данной монографии является творческое наследие П. Н. Савицкого. Предметом — геополитическая концепция отечественной истории П. Н. Савицкого применительно к периоду первой трети XX века.

Хронологические рамки работы связаны с периодом научной деятельности П. Н. Савицкого и охватывают промежуток с 1915 г., времени появления первых публикаций П. Н. Савицкого по геополитической проблематике, по 1960-е гг.

Методологическую основу составляют конкретноисторический подход к исследованию источников и структурно-функциональный анализ изучаемой концепции.

Ввиду междисциплинарного характера исследования, было применено комплексное сочетание методов исторического анализа и специально-научных методов: сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, картографический и синхронный.

Историографический обзор.

П. Н. Савицкий являлся главным идеологом, политическим лидером евразийства, и одновременно разработчиком его концептуальных основ. В этой связи уместны слова самого Петра Николаевича «евразийство, в известной степени, я сам». Поэтому историография евразийства, во многом, и есть исследование его идей.

При этом, разумеется, нельзя сводить евразийство к творчеству одного автора. Данное движение было внутренне разнородно, поскольку объединяло выдающихся ученых и творческих людей. Отталкиваясь от идей «главного евразийца», некоторые из них развивали собственные оригинальные теории: например, Г. В. Вернадский, который в своих теоретических евразийских построениях, исходил, прежде всего, из своей концепции, сформулированной еще до революции или Я. Д. Садовский, автор учения о «демотии», который во многом не соглашался с П. Н. Савицким. Поэтому в данном историографическом обзоре будут рассмотрены отзывы о евразийстве, связанные только с П. Н. Савицким и созданной им концепцией.

Можно выделить три этапа в развитии историографии данного вопроса:

1

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 5783. Оп. 1.Д. 326. Л. 39.

2

Вернадский Г. В. Против солнца. Распространение русского государства к востоку // Русская мысль. — 1914. — № 1; Он же. О движении русских на Восток // Новый исторический журнал. 1914, —№2.

1.20-30-е гг. XX века. Этот период представлен работами эмигрантских авторов;

  • 2. советская историография;

  • 3. современная историография.

Первый этап. Уже первые евразийские публикации П. Н. Савицкого вызвали бурную реакцию в русской эмигрантской среде. Как отмечал он сам, с конца сентября 1921 г. стал складываться «антиевразийский фронт» в эмигрантской печати. В целом, данная реакция выражалась в категорическом неприятии, как самого евразийского политического движения, так и его концепции. Причем в резкой критике евразийства сошлись представители различных, зачастую противоположных политических, историософских взглядов: либералы-западники, традиционалисты-консерваторы и даже социалисты, историки народнического толка.

Уже в самом начале становления евразийского движения на него обрушились с критикой либералы. Г. Ландау, постоянный автор кадетского берлинского «Руля», видел «подлинную пружину» концепции П. Н. Савицкого в «самоутешении в великом бездействии смуты». Геополитическую теорию Петра Николаевича считал ненаучной, полагая, что в теоретических изысканиях «доказательством служит ему его интуиция, с которой спорить не приходится, и эмпирика, которой он не делится». Критика в адрес евразийского движения и самого Савицкого была настолько язвительной и жесткой, что однажды Петр Николаевич даже хотел вызвать на дуэль своего оппонента Г. Ландау.

Против евразийских идей, и конкретно теорий Савицкого, как главного идеолога евразийства, с разоблачительной кри-

1

Савицкий П. Н. В борьбе за евразийство // П. Н. Савицкий. Континент Евразия. — М., 1997. — С. 162.

2

Ландау Г. Евразийское самоутешение // Руль. — Берлин, 14 января 1922. — С. 2,3.

3

Ландау Г. «Именинники» (ответ евразийцам) // Руль. — Берлин, 10 февраля 1922. — С. 2.

4

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 326. Л. 75.

тикой выступали авторы парижских «Последних новостей», как одного из рупоров либерального направления эмигрантской общественно-политической мысли и науки. Позиция этой газеты состояла в рассмотрении евразийства, прежде всего, как политического движения, стремящегося захватить власть в СССР, и именно с этой целью разработавшего в своих рамках «лже-самобытную» теорию-идеологию, «льстящую чувству национальной исключительности». В этой связи «росси-еведческая» теория, историческая концепция России-Евразии Савицкого определялась как подбор фактов для идеологического обоснования политических целей. Здесь имелась в виду нацеленность на доказательство исключительности России как особого мира. Поэтому евразийская концепция рассматривалась как ненаучная географически детерминированная теория-идеология, подстроенная под политические цели.

Авторы данной газеты отмечали эклектичность концепции евразийства, построенной, по их мнению, на заимствованиях из западной философии и геополитической мысли, прежде всего, из работ О. Шпенглера и Ф. Ратцеля.

Эта позиция отражала, прежде всего, точку зрения П. Н. Милюкова, редактора данного издания, являвшегося по признанию П. Н. Савицкого, одним из самых глубоких критиков его идей. Бывший лидер кадетов внимательно наблю-

1

Без автора. Евразийцы и азиаты. // Последние новости. — Париж, 20 декабря 1926. — С. 1.

2

Кулишер А. Шуйца и десница евразийцев. // Последние новости. — Париж, 4 марта 1927. — С. 3.

3

Кулишер А. Шуйца и десница евразийцев И Указ. соч. — С. 2.; Дионео. Евразийская антропология // Последние новости. — Париж, 8 февраля 1927. — С. 2.

4

Савицкий говорил о Милюкове как об «очень прилежном старике», скрупулёзно изучающем его работы и поражался тому, что историк перечитал все источники, цитируемые в его (Савицкого) книге «Географические особенности России» (1927). См.: Письма П. Н. Савицкого (отпуска) представителям евразийства по литературным и организационным вопросам // ГА РФ. Ф. П. Н. Савицкого. 5783. Оп. 1.Д. 355. Л. 36.

дал за его творчеством, изучив, в том числе, и дореволюционные публикации П. Н. Савицкого, подвергнув их серьезному анализу. Павел Николаевич даже составил своеобразный историографический обзор евразийства.

Полемика Милюкова с Савицким, во многом, являла собой продолжение дискуссии между Павлом Николаевичем и учителем главы евразийцев П. Б. Струве, который также не принимал историю как единый закономерный поступательный процесс. В этой связи Милюков советовал евразийцам «перестать быть учениками Струве, чтобы исправить ошибки в исходных точках».

Особое внимание Милюков проявил к геополитической концепции России-Евразии, как к своеобразному подходу к отечественной истории. Он видел главную ее «непрочность» в том, что «в своих теоретических построениях евразийство не свободно, заранее имеется задание, к которому притягиваются доказательства. (...) Цель Савицкого найти единственность и исключительное своеобразие, во что бы то ни стало; другой целью является доказательство необходимости поворота от Запада к Востоку». Причем, если в дореволюционных работах Савицкого, по мнению историка, идея своеобразия была выдержана «во вполне законных пределах», то в эмигрантский период, евразийский лидер начал игнорировать научные факты, например, возрастаю

1

Милюков П. Н. Евразионизм и европеизм в русской истории // Европейский альманах: История. Традиция. Культура. — М., 1994.

2

Вандалковская М. Г. — П. Н. Милюков в полемике с евразийской концепцией русской истории // П. Н. Милюков: историк, политик. Дипломат. Материалы международной научной конференции. — М., 26—27 мая 2000. — С. 68.

3

В. П. Евразийство (доклад П. Н. Милюкова) // Последние новости. — Париж, 8 февраля 1927. — С. 3

4

Д. М. Евразийство // Последние новости. - Париж, 11 января. 1927.— С. 2.

5

Милюков П.Н. Народник-марксист о русской народности // Современные записки. — Париж, 1932. — № 50. — С. 435.

щий континентальный характер климата России с запада — на восток, из леса — в степь.

Милюков не принимал географической детерминированности исторического подхода Савицкого, что являлось, по его мнению, проявлением «метафизического реализма».

Оспаривая евразийскую установку, что Евразия — это область перехода Европы и Азии, ученый утверждал, что весь земной шар являет собой сплошную переходную полосу, сферу синтеза и везде можно найти свою Европу и свою Азию. «Таким образом, — отмечал П. Н. Милюков, — между Евразией наших «евразийцев» и Западной Европой можно вклинить еще одну Евразию, как и на Азиатском континенте».

Следуя логике немецкого географа К. Риттера, П. Н. Милюков подмечал, что с точки зрения антропогеографии, выделение России-Евразии как особого культурно-исторического мира не оправдано, поскольку, таким образом, отсекаются близкие народы Восточной Европы

Среди недостатков теософской концепции «научной системы россиеведения» Милюков выявлял также: «чрезмерное пристрастие к схематизации», ненаучное приложение понятий «периодизации» и «симметрии» к изучению конкретных фактов, миссианство.

При этом Милюков принял теорию месторазвития П. Н. Савицкого, считая ее «вполне законной и научно

1

В. П. Евразийство (доклад П. Н. Милюкова) // Последние новости. — Париж, 8 февраля. 1927. — С. 3; Милюков П. Н. Евра-зионизм и европеизм в русской истории // Европейский альманах: История. Традиция. Культура. — М., 1994. — С. 60.

2

Милюков П. Н. «Третий максимализм» // Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: Евразийский соблазн. — М„ 1997. — С. 327.

3

Милюков П. Н. «Третий максимализм» //Указ. соч. — С. 327.

4

Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры в 3-х томах. — М., 1993. — Очерк 1. — С. 69.

5

Милюков П. Н. Народник-марксист о русской народности // Современные записки. — Париж, 1932. — № 50. — С. 434.

допустимой». Более того, историк считал месторазвитие одним из движущих факторов истории.

Как представитель либеральной западнической историографии, Милюков подверг критике «восточничество» евразийской теории под «желто-оранжевым знаменем».

Общая оценка творчества Савицкого Милюковым была неоднозначна. По его мнению, П. Н. Савицкий был «единственным из евразийцев, который соединял националистическую фантастику своей политической группы (являясь, в значительной степени и создателем этой фантастики) с задатками настоящего ученого. В его «пафосе», наряду с политической страстью, пробивается здоровая исследовательская жилка».

На близких позициях стоял еще один крупный представитель либеральной историографии А. А. Кизеветтер, отмечавший, что в концепции евразийцев «геополитическая наука замещается мистикой, от которой добрых научных плодов ждать не приходится». Но сюда же он относил и теорию месторазвития, полностью отказывая П. Н. Савицкому в системности его историко-географических взглядов и их оригинальности. Ориенталистская установка концепции Савицкого рассматривалась как крайнее проявление антиевропоцентризма, а это порождало ее внутренние противоречия, которые иронично описывал Кизеветтер: «Что это за странный русский народ: пока Россия не была Евразией, он мыслил и чувствовал по-евразийски (до конца XIX в., когда

1

Там же. С. 434.

2

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 355. Л. 366.

3

Милюков П. Н. Народник-марксист о русской народности // Указ. соч. — С. 438.

4

Там же. — С. 434.

5

Кизеветтер А. А. Русская история по-евразийски // М. Г. Ван-далковская. Историческая наука российской эмиграции: Евразийский соблазн. — М., 1997. — С. 342.

6

Кизеветтер А. А. Евразийство // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. — М., 1993. — С. 266—278.

пространство империи стало совпадать с месторазвити-ем — А. М.), а когда Россия стала Евразией, то параллельно с этим евразийское мировоззрение с него соскочило (речь шла о крайней европеизации культуры —А. М..

Критика раздавалась и слева. Так, меньшевистский «Социалистический вестник» указывал на научную несостоятельность евразийской историософии, опирающейся на «бездоказательные постулаты и противоречивые утверждения, построенные исключительно на интуиции и мистике» . Эсеровская газета «Воля России» также считала, что «софийские писатели далеко не оригинальны, а главное, совершенно бездоказательны, (...) «Исход к Востоку» построен догматически. Авторы его подходят к России и путям ее развития с заранее уготованной философской меркой».

Другой аспект критики меньшевиков был связан с категорическим неприятием их «восточной трактовки» к отечественной истории и геополитических интересов России. Отмечалось, что идея евразийцев о том, что Россия должна возглавить антиколониальное сопротивление народов Азии, может означать «агрессивную политику на Востоке со всеми вытекающими отсюда европейскими последствиями», а осуществление евразийских идеалов в политической жизни самой России привело бы к превращению ее в Азию: «тень Ленина уступила бы место тени Чингисхана».

Антивосточный аспект критики евразийских идей был, пожалуй, одним из самых широко распространенным на «антиевразийском фронте». Так, И. Ильин называл евра

1

Кизеветтер А. А. Русская история по-евразийски // Указ, соч. — С. 343.

2

С. Ю. Волин. Евразийство // Социалистический вестник. — Берлин, 6 марта 1928. — № 5. — С. 5.

3

Слоним Марк. Среди книг и журналов. («Исход к Востоку. Предчувствия и свершения». София, 1921.)// Воля России. — Прага, 29. IX. 1921. —С. 5.

4

С. Ю. Волин. Евразийство // Указ. соч. — С. 7, 10.

зийскую концепцию «“чингисхамством”, уничтожающим русскость». Он отмечал, что евразийцы решают духовный вопрос через географическое и этнографическое «припадание», что есть само по себе «географический материализм все снижающий и упрощающий». Ему вторил, отошедший в 1926 году от евразийства теолог Г. Флоровский (кстати, свояк П. Н. Савицкого): «В историософическом развитии по Чингисхану есть двоякая ложь: и крен в Азию, и еще более опасное сужение русских судеб до пределов государственного строительства». По его верному замечанию, в евразийской историософии «подлинным субъектом исторического процесса и становления оказывается как бы территория, — даже не народы. Поэтому история русского народа и растворяется для них в истории Евразии как своеобразной среды и “месторазвития”».

Но были и положительные отзывы. Историк-медиевист П. М. Бицилли, какое-то время сотрудничавший с евразийскими изданиями, разделял некоторые положения геополитической теории П. Н. Савицкого, при этом критиковал его за «пристрастие к условным речениям, символике». Он положительно оценивал теорию России-Евразии, в которой, по его мнению, «было схвачено все своеобразие и вся сложность русской национально-имперской проблемы».

1

Ильин И. Самобытность или оригинальничание // Мир России — Евразия. Антология. — М., 1995. — С. 352

2

Там же. — С. 351—352.

3

Флоровский Г. Евразийский соблазн // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. — М., 1993. — С. 259— 260.

4

Флоровский Г. Евразийский соблазн // Указ. соч. — С. 251.

5

Бицилли П. М. Рецензия на кн.: Вернадский Г.В. Начертание русской истории. Ч. 1. С приложением «Геополитических заметок по русской истории П. Н. Савицкого». — Прага, 1927 // Современные записки. — Париж, 1928. — № 34. — С. 519.

6

Бицилли П. М. Два лика евразийства // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. — М., 1993. — С. 282.

Особо большое значение историк придавал теории двух типов империализма (континентального и океанического) Савицкого. Все эти слагаемые, по его мнению, составляли «чистую идею евразийства, несомненно, соответствующую исторической реальности». Но использовать эту научную идею, геополитику, для подкрепления убедительности политической идеологии Бицилли категорически был против.

Историк-востоковед В. П. Никитин, увлеченный евразийскими идеями, отмечал, что «труд Савицкого о географических особенностях России является одним из достижений переплавки русского сознания в горне революционного становления». Никитин полностью разделял евразийское восточничество.

Интересны своей оригинальностью замечания харбинского эмигранта, историка Вс. Н. Иванова по поводу концепции П. Н. Савицкого. В ее ориентализме он находил «асфальт парижских бульваров», считая, что евразийцы «смотрят на Азию оттуда, из Европы». Иванов расценивал поиски синтеза, «средней линии» между Востоком и Западом, как попытки «искажения силового образа из физики» в исторической реальности. Историк считал, что евразийцам не хватает воли отказаться от «европейской» составляющей своей теософии, что находило отражение в названии этого движения («евразийство», а не «азийство») и определиться, «к какому же из двух мировых очагов культуры мы чувствуем тяготение».

1

Бицилли П. М. Два лика евразийства // Указ. соч. С. 282.

2

Там же. — С. 287.

3

Никитин В. П. Ритмы Евразии // Евразийская хроника. — Вып. IX. — Париж, 1927. — С. 46.

4

Письмо В. Иванова — В. П. Никитину // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. — М., 1992. — С. 79.

5

Иванов Вс. Н. Мы на Западе и на Востоке. Культурноисторические основы русской государственности. — СПб., 2005. — С. 21.

6

Там же. — С. 21.

Неоднозначно к идеям Савицкого относился идейный вдохновитель «сменовеховства» Н. В. Устрялов. В письме к П. П. Сувчинскому (1926 г.) Николай Васильевич заметил, что «историософские категории евразийства слишком все-таки схематичны, рассчитаны слишком большие сроки и нуждаются в прагматических истолкованиях и дополнениях». Но геостратегическую концепцию России как «континента-океана» Устрялов разделял. Тогда как Н. А. Бердяев подверг ее критике. По его мнению, евразийцы, выступая за создание замкнутого «обособленного мира» в сущности своей являются «антиевразийцами», поскольку «они хотят, чтобы мир остался разорванным, Азия и Европа разобщенными».

Особую оценку историко-географической концепции П. Н. Савицкого давали ученые-естественники. Так, Н. М. Мо-гилянский весьма положительно отозвался в своей рецензии на книгу П. Н. Савицкого «Географические особенности России. Часть I. Растительность и почвы», ставя в заслугу «главному евразийцу» попытку систематизировать географию России. Однако настороженно относился к терминологическим нововведениям евразийца. В частности, это касалось России-Евразии. Могилянский полагал, что внутренняя демаркация в «цельном» третьем мире все же существует, про

1

Письмо Н. В. Устрялова П. П. Сувчинскому И Политическая история русской миграции. 1920 — 1940 гг.: Документы и материалы / Под. ред. А. Ф. Киселева. — М., 1999. — С. 204.

2

Сергеев С. М. Политическая философия Н. В. Устрялова в контексте русской мысли // Николай Васильевич Устрялов. Калужский сборник. — Вып. 2. — Калуга, 2007. — С. 105.

3

Бердяев Н. А. Евразийцы // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. — М., 1993. — С. 294.

4

Могилянский Н. М. — Савицкий П. Н. Географические особенности России. Часть I. Растительность и почвы. 1927. Евразийское книгоиздательство. Типография «Политика» в Праге // Руль. — Берлин, 2 марта 1927. — С. 4.

ходя по Енисею, а не по Уралу. Также и Б. Н. Одинцов отрицал физико-географическую целостность России-Евразии.

Особый предмет для дискуссий в эмигрантской среде составила проблема научной и практической значимости выводов историко-геополитического анализа советской действительности 20—30-х гг. П. Н. Савицкого, связанная с вопросом о политической действенности самого евразийства.

Очень метко был охарактеризован евразийский подход к анализу советской действительности анонимным автором «Последних новостей» в статье «Два лица евразийства», который указывал на то, что евразийство двусмысленно: первый его смысл, «лицо» — это проповедь идеального государства, а маска — это «тактика», которой евразийство прикрывается по отношению к большевистской власти».

Большой научный интерес, о котором говорилось выше, П. Н. Милюкова к творчеству П. Н. Савицкого подогревался практическими соображениями. Во-первых, Милюков отмечал заимствование евразийцами масонской тактики Республиканско-Демократического объединения — «обволакивания власти». Во-вторых, он считал, что некоторые евразийские идеи могут быть популярны «при помощи демагогии» среди русского крестьянства. Кроме того, большую ценность для представителей республиканско-демократического лагеря представляли исследования жизни Советского Союза 1920-1930-х гг. и прогнозы «главного евразийца» на счет ее

1

Могилянский Н. М. Новый труд по географии России. (П. Н. Савицкий. «Географические особенности России». Часть I. Растительность и почвы: 1927. Евразийское Книгоиздательство. Прага) // Версты. — Париж, 1928. — № 3. — С. 245.

2

Одинцов Б. Н Пределы Евразии // Научные Труды Русского Народного Университета в Праге. — Прага, 1929. — Т. II. — С. 153.

3

Без автора. Два лица евразийства // Последние новости. — Париж, 13 января 1928. — С. 1.

4

В. П. Евразийство (доклад П. Н. Милюкова) // Последние новости. — Париж, 8 февраля 1927. — С. 3.

5

В. П. Евразийство (доклад П.Н. Милюкова) // Последние новости. — Париж, 8 февраля 1927. — С. 3.

дальнейшего развития. Так, Е. Д. Кускова, известная масонка, сокрушалась в письме к К. А. Чхеидзе, почему Петр Николаевич не дал в своем докладе, посвященном географии СССР, «ни исторической части, ни более или менее близкого к нашему времени прогноза».

По поводу практической значимости концепции П. Н. Савицкого А. А. Кизеветтер в 1925 г. высказывался так: «евразийство вовсе не так невинно как кажется с первого взгляда. Со временем из него могут вылупиться чисто практические выводы и действия, далеко не безразличные с точки зрения актуального общественного поведения».

«Социалистический вестник» также подмечал реальную опасность евразийских идей: «в переходный период оно (евразийство — А. М.) может стать одной из «идеологий бонапартизма» ввиду наличия необходимых для этого «идеологических кадров». При этом, отмечалось, что, несмотря на «метафизичность» историко-геополитических построений, в политических выводах, лежавших в центре всей евразийской концепции «советизированного фашизма», по замечанию меньшевика Волина, мистики уже не было.

В противоположность либералам и социалистам, Н. В. Устрялов воспринимал евразийство как проявление «философии русской культуры», но не как часть политической идеологии.

Интересны замечания и немецкого геополитика К. Ха-усхофера. Он называл евразийцев «закутанными в шкуру панславизма паназиатами», которые в своей геополитической концепции хотят «внушить русским полный разрыв с Европой». Хаусхофер рассматривал евразийскую геостра

1

Письма Кусковой Е.Д. Чхеидзе К.А. // ГА РФ. Ф. 5911. Оп. 1. Д. 44. Л. 3.

2

Кизеветтер А. А. Евразийство И Мир России-Евразии. Антология. — М., 1995. —С. 321.

3

Волин С. Ю. Евразийство // Указ. соч. — С. 9, 10.

4

Там же. — С. 5.

5

Хаусхофер К. Панидеи в геополитике // Хаусхофер К. О геополитике. Работы разных лет. — М., 2001. — С. 272.

тегию как разновидность идеологического конструкта Пан-Идеи.

В этот же период появляются первые работы по историографии евразийства, автором которых был сам П. Н. Савицкий.

В целом, для данного этапа развития историографии евразийства характерен критический подход к концепции Савицкого. Отмечалась ее ненаучность в силу идеологической заданности, но, при этом, большая идеологическая сила политической концепции евразийства; несамодоста-точность (либо рассмотрение евразийства как продолжения славянофильства с претензией на оригинальность, либо как копирование западных геополитических и идеологических концепций конца XIX — первой трети XX вв.), эклектичность; тюркофильский пафос и восточничество.

Этот период, на наш взгляд, является самым ярким в развитии историографии евразийства, поскольку в исследованиях был представлен подробный анализ евразийского учения, сравнение его положений с западноевропейскими теориями. При этом необходимо иметь в виду, что немаловажную роль при оценке исторической концепции П. Н. Савицкого играла идеологическая позиция исследователей, многие из которых были вовлечены в активную политическую жизнь.

Второй этап — советская историография. Она представлена крайне скудно. В малочисленных работах, посвященных эмиграции, евразийство затрагивалось вскользь и весьма кратко, в негативном ключе. Во второй половине

1

Савицкий П. Н. В борьбе за евразийство. (Полемика вокруг евразийства в 1920-х годах) // Савицкий П. Н. Континент Евразия. — М., 1997; Лубенский С. Евразийская библиография 1921— 1931. Путеводитель по евразийской литературе // Тридцатые годы. Утверждение евразийцев. — Париж, 1931; Савицкий П. Н. Идеи и пути евразийской литературы // Русский узел евразийства. Восток в русской мысли: Сборник трудов евразийцев. — М., 1997. или ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1.Д. 44.

2

70-х гг. начинает активней проявляться интерес к истории евразийства, усилившийся в перестроечное время. Но отдельных работ, посвященных творчеству П. Н. Савицкого, не было. Это обстоятельство объясняется отчасти и тем, что геополитика была дискредитирована немецкой школой. Кроме того, в исследованиях, как правило, содержалось краткое изложение основных, по мнению авторов, положений евразийской исторической концепции, но научный анализ их отсутствовал.

Третий этап — современная историография. Начавшийся с 90-х годов всплеск интереса к евразийской тематике можно объяснить актуализацией проблемы выработки геополитической доктрины для нового российского государства. Большинство авторов сразу же возвели Савицкого в ранг «первого русского геополитика». Таким образом, из истории

1

Черемисская М. И. Концепция исторического развития у евразийцев // Тез. докл. межвуз. науч. конф. «Совр. пробл. философии истории» (Тарту-Кяэрику). — Тарту, 1979; Исаев И. А. Идейный крах зарубежного сменовеховства: (о политической программе «евразийства») // Буржуазные и мелкобуржуазные партии России в Октябрьской революции и гражданской войне: Материалы конференции. — М., 1980; Кошарный В. П. У истоков советской философской науки. — М., 1981; Шишкин Д. П. История евразийства и русский консерватизм второй половины XIX века // Из истории философской мысли России второй половины XIX — нач. XX в. — М., 1984.; Гусева А.В. Концепция русской самобытности у евразийцев: критический анализ. —Л., 1986.

2

Лавров С. Б. Первый российский геополитик: О научном наследии П. Н. Савицкого // География в школе. — 1998. — № 4; Он же. Евразийство: современность концепции // Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. Материалы Всеросс. конф. 15—16 июля 1999 г. — СПб., отечественной геополитической мысли выбрасывалось столетие.

Лидер «научно геополитического» общественно-политического движения (ОПОД) «Евразия» А. Г. Дугин придает большое значение геополитическому подходу к объяснению исторического процесса. Так, по его мнению, «только евразийский анализ позволяет понять перерождение в патриотическом, этатистском духе марксизма в СССР. Конечно, только евразийская геополитика объясняет поведение Сталина и Брежнева на международной арене»1.

Одна из наиболее дискуссионных проблем в исследовании творчества П. Н. Савицкого связана с выявлением истоков его геополитической концепции. В этой связи интересны параллели, которые проводит глава современных неоевразийцев между концепциями западных геополитиков и «россиеведением» Савицкого, ставя последнего в один ряд с западными геополитиками: X. Маккиндером и К. Хаусхофером. Он выявил совпадение их концепций в теории «хартленда» или «сердца земли», «срединной земли»2.

А. Г. Дугин и Т. А. Михайлов полагают, что «П. Н. Савицкий с русского полюса выдвигает концепцию, строго тождественную геополитической картине X. Маккиндера, только «центростремительные импульсы», исходящие из «географической оси истории» приобретают у него четко определенный абрис русской культуры, русской истории, русской государственности, русской территории». Дугин ставит знак равенства между центральной категорией теософии Савицкого «месторазвитие» и «Raum» («пространство») Ф. Рат-целя, «Grossraum» («большое пространство») К. Шмитта и «Lebensraum» («жизненное пространство») К. Хаусхофера.

При этом лидер российского неоевразийства отождествляет евразийское движение с «магистральной линией западного традиционализма, теориями третьего пути Консервативной Революции». Такой «самобытный» подход вполне созвучен идеям западной историографии. В частности, на схожих позициях стоит немецкий исследователь Л. Люкс и французский историк М. Ларюэль. Люкс полагает, что «идеологические и политические установки евразийцев соответствовали определенным западным влияниям. Даже по духовным устремлениям они были ближе к европейцам, чем к своим соотечественникам». Таким образом, отрицается

1

Дугин А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — М., 1996. — С. 84.; Михайлов Т.А. Эволюция геополитической идеи. — Рига, 1998. — С. 166.

2

Дугин А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — М., 1994. — С. 84.

3

Он же. Теория евразийского государства // Основы евразийства. — М„ 2002. — С .522.

4

Люкс Л. Евразийство. // Вопросы философии. — 1993. — №6; Он же. Россия между Западом и Востоком. — М., 1993; Он же. Заметки о «революционно-традиционалистской» культурной модели «евразийцев» // Вопросы философии. — 2003. — № 7; Он же. Третий Рим? Третий Рейх? Третий путь? Исторические очерки о России, Германии и Западе. — М., 2002; Luks L. Die Ideologie der Eurasier im zeitgendssischen Zusammenhang. // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas 34 (1986), S. 374-395; Он же. „Eurasier" und „Konservative Revolution". Zur antiwestlichen Versuchung in RuBland und in Deutschland. // Koenen G., Kopelew L. (ред.) Deutschland und die Russische Revolution. 1917-1924. — Munchen, 1998; Ларюэль Марлен. Идеология русского евразийства или мысли о величии империи. — М., 2004.

5

Люкс Л. Россия между Западом и Востоком. — Сб. ст. — М., 1993, —С. 91.

связь с отечественной общественно-политической и геополитической традицией. На таких же позициях стоят А. Игнатов, В. Сендеров, А. Янов.

При этом, Люкс, выявляя сходство обоих течений (евразийства и консервативной революции) в антизападнических установках, приверженности теории элит, в стремлении к созданию плановой экономики, автаркии, в политической тактике (желании захватить мощную тоталитарную партию изнутри и использовать ее сторонников в собственных целях), — говорит об их параллельном развитии, в том числе, и геополитических школ. Также, например, авторы коллективной работы «Геополитика: сущность и основы теории» отмечают, что Савицкий близок к французскому геополитику Видалю ла Бланшу (1845—1918), который обосновывал неделимость Франции единством культурного типа. А Л. В. Пономарева, выявила аналогии в концепции «Евразии» Савицкого и теории «Испаниад» Рамиро дэ Маэстру, представителя испанской «консервативной революции» 1930-х гг. Такой подход свидетельствует о «параллелях без соприкосновений».

1

Игнатов А. «Евразийство» и поиск новой русской культурной идентичности // Вопросы философии. — 1995. — №6.; Сендеров В. А. Евразийство — миф XXI века // Вопросы философии. — 2001. — №4; Он же. Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. — 1995. — №6; Янов А. После Ельцина. Веймарская Россия. — М., 1995.

2

Люкс Л. Евразийство // Указ. соч. — С. 105-114; Он же. Россия между Западом и Востоком. — М., 1993. — С. 76—91; Он же. Третий Рим? Третий Рейх? Третий путь? Исторические очерки о России, Германии и Западе. — М., 2002. — С. 136 —161.

3

Ткачев В. И., Динес В. А., Всемиров В. В. Геополитика: сущность и основы теории: Учеб. Пособие. — Саратов, 2001. — С. 58.

4

Пономарева Л. В. Идеи евразийцев и доктрина «Испаниад» Рамиро дэ Маэстру // Культурное наследие российской эмиграции: 1917—1940. — М., 1994. — Кн.1.

5

Luks L. „Eurasier" und „Konservative Revolution" zur antiwestlichen Versuchung in Rutland und in Deutschland.// Указ. соч. — S. 237.

Другая группа исследователей, рассматривающих евразийство в контексте общественно-политических течений постверсальского Запада, пытается найти и проследить влияние западной геополитических традиций на творчество П. Н. Савицкого. Так, М. Ларюэль и авторы коллективной монографии «Геополитическое положение России: представления и реальность» безосновательно полагают, что геополитическая концепция евразийцев испытала сильное влияние теории X. Маккиндера, центральный компонент которой, представление о «хартленде», был «некритически» воспринят Савицким.

Близок к такой точке зрения и И. А. Исаев, который полагает, что, несмотря на то, что евразийцы в своих геополитических рассуждениях в большей степени основывались на национальной почве, в их теориях прослеживается влияние А. де Гобино, О. Шпенглера и Р. Чемберлена. Государственноправовые же идеи, по мнению исследователя, «носили на себе откровенную печать заимствования»: западные идеи солидаризма и теории элит.

При таком подходе, исследователи, как правило, забывают о том, что геополитическая теория разрабатывалась Савицким еще в годы Гражданской войны, в России.

В этой связи большую ценность представляют работы Н. Н. Алеврас, посвященные исследованию раннего дореволюционного творчества П. Н. Савицкого, в которых закладывались основы будущей евразийской геополитики, разрабатывались проблемы, подготовившие формирование таких коренных евразийских понятий, как «Евразия», «материковое хозяйство», обосновывались «проевразийские»

1

Ларюэль Марлен. Идеология русского евразийства или мысли о величии империи. — М., 2004. — С. 119; Геополитическое положение России: представления и реальность. — М., 2000. — С. 22.

2

Исаев И. А. Геополитические корни авторитарного мышления (исторический опыт евразийства) И Формирование административно-командной системы в 20—30 гг. — Сб. статей. — М„ 1992.— С. 136.

идеи восточной геополитической ориентации российского развития».

С другой стороны, ряд исследователей указывают на преемственность русской историософской славянофильской и почвеннической традиции, ее критического переосмысления в теории П. Н. Савицкого. Т. А. Андреева, вслед за П. Н. Ми-

1

Алеврас Н. Н. — Г. В. Вернадский и П. Н. Савицкий: историки евразийской концепции // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ill международная научная конференция. — Тез. Докл. Ч. I. — Челябинск, 1995. — С. 124; Она же. Россия и Восток в концепции евразийцев // Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Тезисы докладов и сообщений к международной научной конференции. — Уфа, 1993; Она же. Начала евразийской концепции в раннем творчестве Г. В. Вернадского и П. Н. Савицкого // Вестник Евразии. — 1996. — № 1 (2)

2

Дурновцев В. И. Предисловие к публикации статьи П. Н. Савицкого «Геополитические заметки по русской истории») // Вопросы истории. — 1993. — № 11—12. — С. 121; Кулешов С. В. Жизнь и судьба П. Н. Савицкого. // Культурное наследие российской эмиграции: 1917—1940. — М., 1994. — Кн. 1. — С. 145; Кожинов В. Историософия евразийцев// Наш современник. — 1992. — №2. — С. 140; Хачатурян В. М. Историософия евразийства // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. — М., 1992. — С. 44—46. Ан-тощенко А. В. Споры о евразийстве // О Евразии и евразийстве (библиографический указатель). — Петрозаводск, 1997. — С. 7— 43. Он же. Идеолог евразийства П. Н. Савицкий о культуре России (о соотношении природы, общества и личности в концепте «ме-сторазвитие Евразия») // Universitas: Наука в контексте современной культуры. — СПб., 2001. — С. 159; Алексеева И. В., Зеленев Е. И., Якунин В. И. Геополитика в России. Между Востоком и Западом. — СПб., 2001. — С. 218, 222; Новикова Л. И., Сиземская И. Н. Введение. Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. — М., 1993. — С. 4—15. Они же. Евразийский искус// Мир России — Евразия. Антология. — М. 1995. — С. 6—11.; Ключников С. Восточная ориентация русской культуры // Русский узел евразийства. — М., 1997. — С. 29; Волкогонова О. Д. Евразийство: эволюция идеи // Вестник МГУ. — Сер. 7. Философия. —

  • 1994. — № 4. — С. 26—43.; Исаев И. А. Геополитические аспекты тоталитарности: евразийство // Тоталитаризм как исторический феномен. — М., 1989. — С. 205—208.

люковым, прослеживает влияние народнических утопических идей на социально-политический аспект исторических воззрений Савицкого.

А. П. Полухин в своей диссертации высказывает противоположную точку зрения, отмечая, что концепция Савицкого на раннем этапе творчества «была связана с почвенничеством и не имела первоначально преемственности с народничеством и славянофильством». Н. Ю. Степанов и Ю. В. Линник усматривают в теории месторазвития и концепции «номогенетического развития мира» влияние учения о ноосфере В. И. Вернадского. А. С. Панарин — влияние традиций русской религиозной философии всеединства и натурфилософии в лице В. В. Докучаева. А польский исследователь Л. Суханек отмечает воздействие идей Н. В. Гоголя, А. Григорьева и Ф. М. Достоевского.

Третий подход предлагают авторы работы «Геополитическое положение России: представления и реальность», которые рассматривают евразийскую геополитику как «скоропалительный сплав западных геополитических концепций

1

Андреева Т. А. Место и роль интеллигенции в евразийской концепции // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ill международная научная конференция. Тез. Докл. Ч. I. — Челябинск,

  • 1995.— С. 127.

2

Полухин А. Н. Историческая концепция П. Н. Савицкого: историко-методологический аспект. Дисс. ... канд. истор. наук. — Томск, 2007. —С. 172.

3

Линник Ю. В. Евразийцы // Север, 1990. № 12. С. 138—141; Степанов Н. Ю. Идеология евразийства: П. Н. Савицкий (1895 — 1986) // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. — М., 1992. —С. 159.

4

Панарин А. С. Пределы философской культуры и пути российской цивилизации. // Цивилизации и культуры Научный альманах. — Вып. 3. — М., 1996. — С. 53 — 55.

5

Суханек Л. Россия и Европа. Евразийство: предшественники и продолжатели // Культурное наследие российской эмиграции: 1917—1940. — М„ 1994. — Кн.1. — С. 182.

начала XX века и идей русских славянофилов конца XIX — начала XX вв.».

Историософские, методологические основы историкогеополитической концепции Савицкого среди исследователей единодушно квалифицируются как локальноцивилизационный подход или «концепция цивилизационного развития с ярко выраженной геополитической направленностью». В этой связи С. Ключников отмечает, что идея о зависимости цивилизации от географического ареала, в котором она развилась, была весьма распространенной и давно известной. Ее можно встретить в трудах того же Й. Гердера, О. Шпенглера, западника В. О. Ключевского и многих других авторов.

М. Г. Вандалковская также отмечает обращенность евразийской теории к русской историографической традиции, но прослеживает связь и с западными идейными течениями. Большой интерес для исследования творчества П. Н. Савицкого составляет представленная в ее работах полемика П. Н. Милюкова с евразийской концепцией истории.

1

Геополитическое положение России: представления и реальность/ Под ред. Колосова В.А. — М., 2000. — С. 8.

2

Хачатурян В. М. Историософия евразийства // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. — М., 1992. — С. 47; Алексеева И. В., Зеленев Е. И., Якунин В. И. Геополитика в России. Между Востоком и Западом. — СПб., 2001. — С. 218; Банных С. Г. Географический детерминизм от Л. Мечникова до Л. Гумилева. — Екатеринбург, 1997. — С. 79; Ерасов Б. С. Россия и Восток (геополитика и цивилизационные отношения) // Цивилизации и культуры Научный альманах. — Вып. 3. — М., 1996. — С. 18.

3

Ключников С. Восточная ориентация русской культуры // Русский узел евразийства. — М., 1997. — С. 34.

4

Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: Евразийский соблазн. — М., 1997. — С. 87 — 89, 96, 99.

5

Вандалковская М. Г. — П. Н. Милюков в полемике с евразийской концепцией русской истории //П. Н. Милюков: историк, политик, дипломат. Материалы международной научной конференции. — 26—27 мая 1999. — М., 2000.

М. Г Вандалковская провела комплексный анализ евразийской исторической концепции, исследовав центральные ее компоненты: месторазвитие, теория исторических циклов. По ее мнению, разделяемому некоторыми исследователями, «геополитическая тема — иллюзия основополагающей стороны евразийской теории».

Однако в историографии имеется противоположное мнение о том, что геополитика выступала в исторической концепции П. Н. Савицкого в качестве основополагающего элемента, что «пространственная координата выступала в качестве системообразующего фактора в его исследовательской программе».

В диссертации А. П. Полухина геополитический аспект теории Савицкого рассматривается в ином значении, как частность, «отдельная проблема», а категория «месторазвитие» — как «квинтэссенция междисциплинарного подхода». Автор считает ее более широкой, нежели сама проблема геополитики как подхода к истории. При этом отмечается, что в методологическом плане фактор геополитики у П. Н. Савицкого являлся продолжением теории районирования, принципа нахождения параллелизмов и был примером конвергентное™.

1

Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: Евразийский соблазн. — М., 1997. — С. 82. Алексеева И. В., Зеленев Е. И., Якунин В. И. Геополитика в России. Между Востоком и Западом. — СПб., 2001. — С. 216.

2

Кошарный В. П. Евразийство как объект междисциплинарного синтеза // Вестник МГУ. Серия 7. Философия. — 1994. — №4. — С. 9—11; Очирова Т. Геополитическая концепция евразийства // Указ, соч.; Дугин А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — М., 1996.; Он же. Евразийский триумф // Указ, соч.; Лавров С. Б. Первый российский геополитик: О научном наследии П. Н. Савицкого // Указ соч.; Михайлов Т. А. Указ. соч.

3

Полухин А. Н. Историческая концепция П. Н. Савицкого: историко-методологический аспект. Дисс. на канд. истор. наук. — Томск, 2007. С. 64—134, 175.

4

Там же. — С. 108.

Относительно значения самой историко-геополитической концепции П. Н. Савицкого мнения также разнятся. О. Д. Волкогонова отмечает, что ценность евразийского подхода заключалась в попытке ввести геополитический фактор в свой прогноз исторического будущего». А. В. Антощенко и И. А. Исаев, исследуя «периодическую систему ритмов» истории геополитической концепции Савицкого, считают ее адекватной только для современной евразийцам действительности, поскольку природа и общество подвержены изменениям.

Исследователи И. А. Исаев, Н. А. Омельченко подмечают, что советская идеология «геополитического изоляционизма» (т. е. «социализм в одной стране») была родственна евразийским представлениям об особенности России-Евразии. Здесь они следуют логике немецкого исследователя 1960-х гг. О. Босса. При этом Босс говорил об идеологической детерминированности исторических построений евразийцев, проявляющейся, в частности, в стремлении рассматривать русскую историю только в ее связи с революцией 1917 г., которая изолировала «большевистский континент» и прибли

1

Волкогонова О. Д. Евразийство: эволюция идеи // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия, — 1994. — № 4. — С. 41.

2

Антощенко А. В. Идеолог евразийства П. Н. Савицкий о культуре России (о соотношении природы, общества и личности в концепте «месторазвитие Евразия») // Universitas: Наука в контексте современной культуры. — СПб., 2001. — С. 180; Исаев И. А. Геополитические корни авторитарного мышления (исторический опыт евразийства) // Формирование административно-командной системы в 20—30 гг. Сб. статей. — М., 1992. — С. 142.

3

Исаев И. А. Геополитические корни авторитарного мышления (исторический опыт евразийства) // Формирование административно-командной системы в 20—30 гг. Сб. статей. — М., 1992. С.137. Омельченко Н. А. В поисках России (общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917 г., большевизм в будущих судьбах российской государственности). — СПб., 1996, —С. 139—177.

4

Босс О. Учение евразийцев (глава из книги) (перевод Н. А. Никоновой, А. А. Троянова) // Начала. — 1992. — № 4.

зила его руководителей к отысканию своего самостоятельно историко-эмпирического знания.

Такое представление об идеологической сущности геополитических построений евразийцев разделяет И. А. Исаев. Исследователь считает, что главным пунктом всех идеологических программ евразийства являлся вопрос о власти, а «география, территория, почва — вот те факторы, определяющие все особенности этой идеологии, но не ее существо, которое заключается в консервативной политической ориентации», идея-правительница была мифом, стимулировавшим активность масс». Близкие позиции прослеживаются и в диссертации В. Ю. Быстрюкова, верно заметившего, что «научные взгляды П. Н. Савицкого нельзя рассматривать в отрыве от его общественно-политической деятельности».

В противоположность такому подходу в диссертации С. В. Игнатовой рассмотрение теософской концепции Савицкого сводится к сугубо культурологическим и философским аспектам.

Авторы коллективной монографии «Геополитическое положение России: представления и реальность» рассматривают евразийскую геополитику как форму идеологии, которая в объяснении сложнейших явлений ссылалась на «данные от Бога» и вечно неизменные особенности географии и культуры страны. В этой связи евразийская внешнеполитическая

1

Босс О. Учение евразийцев (глава из книги) (перевод Н. А. Никоновой, А. А. Троянова)// Там же. — С. 91

2

Исаев И.А. Геополитические корни авторитарного мышления (исторический опыт евразийства) // Формирование административно-командной системы в 20—30 гг. Сб. статей. — М., 1992. —С. 133, 139.

3

Быстрюков В. Ю. Общественно-политическая и научная деятельность Петра Николаевича Савицкого в годы эмиграции (1920— 1938 гг.):... .): Дис. ... канд. ист. наук. — Самара, 2003. — С. 182.

4

Игнатова С.В. Историко-философский анализ евразийского учения. Автореф. дис... канд. филос. наук. — М., 1995.

5

Геополитическое положение России: представления и реальность/ Под ред. Колосова В. А. — М., 2000. — С. 8.

концепция ставится в один ряд с панславизмом и западной империалистической геополитикой.

В современной историографии продолжаются споры в русле тех, что велись в Русском Зарубежье 20—30-х гг. XX в. — о значении евразийства. Снова возродился «антиев-разийский фронт». Так, наиболее яркие его представители: Н. А. Нарочницкая и К. Г. Мяло полагают, что «антиатланти-ческая версия евразийства служит прикрытием стремления подменить русскую идею и православную вселенскость их антиподом — этноландшафтным мистицизмом, язычеством с претензией на универсализм, смесью космополитизма и фашизма, украшенной риторикой западноевропейской геополитической школы географического детерминизма». По мнению Н. А. Нарочницкой, П. Н. Савицкий преувеличивал политическую и геополитическую миссию России после революции. Историк разделяет критические замечания Н. А. Бердяева о том, что евразийская философия истории есть чистый натурализм.

В. Д. Жигунин отмечает, что историко-географический горизонт евразийцев «замыкался почти исключительно на географической горизонтальной оси «Западная Европа — Россия (Евразия) — «собственно» Азия».

С другой стороны, появились и защитники евразийской концепции. Как правило, эти авторы разделяют евразийские убеждения и геополитическую концепцию как антиглобалит-скую доктрину и «идеологему собственной исторической миссии России», причисляя себя к «неоевразийцам». Среди

1

Нарочницкая Н. А., Мяло К. Г. Ещё раз о «евразийском соблазне» // Наш современник. — 1995. — № 4. — С. 133.

2

Нарочницкая Н. А. Россия и русские в мировой истории. — М., 2003. — С. 103.

3

Там же. — С. 105.

4

Жигунин В. Д. Категория «евразийство»: географический и исторический аспекты //Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ill международная научная конференция. Тез. Докл. Ч. I. — Челябинск, 1995. — С. 112.

них В. В. Кожинов, Б. С. Ерасов, А. С. Панарин, Ф. М. Гиренок, С. Б. Лавров, Бе Гю Сонг, Абдуразаков Р. А и др.

И. В. Зеленева полагает, что «евразийский геоисториче-ский подход приблизил к пониманию важной роли имперской формы управления обширными территориями и многочисленными народами их населяющими». В ее трактовке евразийцы выступают своеобразными предтечами популярной в современной историографии империологии. Так, А. Кап-пелер, следуя евразийской логике, отмечает, что борьба за наследие Золотой Орды, как проявление своеобразной геополитической преемственности в построении российской империи превалировала над идеологическими установками,

1

Ерасов Б. С. Россия и Восток (геополитика и цивилизационные отношения) // Цивилизации и культуры Научный альманах. Выл. 3. — М., 1996; Кожинов В. Историософия евразийцев // Наш современник. — 1992. Он же. Евразийская концепция русской истории // Евразия. — 1997. — №1—2; Панарин А. С. Западники и евразийцы // Общественные науки и современность. — 1993. — № 6; Он же. Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. — 1995. — № 6. — С. 3—48; Он же. Расколы и синтезы: конкурс цивилизационных проектов в Евразии // Панарин А. С. «Вторая Европа» или «третий Рим»? — М., 1996. — С. 90—126; Гиренок Ф.М. Евразийские тропы // Глобальные проблемы и перспективы цивилизации: (Феномен евразийства). — М., 1993. — С. 162—179; Он же. Новые дикие И Евразийская перспектива. — М., 1994. — С. 197—208. Бе Гю Сонг. Концепция евразийства в России: истоки и современность. //Дис. ...канд. полит, наук. — М., 1997. Абдуразаков Р. А. Евразийство как одна из внешнеполитических концепций суверенной России. — Махачкала, 1998; Казарян Л. Г. Россия-Евразия — мир. Сверка понятий: цивилизация, геополитика, империя // Цивилизации и культуры Научный альманах. Вып. 3. — М., 1996. — С. 103 — 106; Беговатов А. И., Козырева Л. Д. Россия как Евразия: идеология и геополитика. — СПб., 1995.

2

Зеленева И. В. Геополитика и геостратегия России (XVIII — первая половина XIX века). — СПб., 2005. — С. 8.

3

Там же. С. 8.

связанными с идеей «Третьего Рима». Британский историк Д. Ливен изучает специфику построения российской империи как сухопутной-авторитарной, сравнивая ее с морской-либеральной Великобританией.

Оригинальный подход к геополитике евразийцев содержится в диссертации О. Н. Шумаковой. Взяв за аксиому принцип экспансионизма Ф.Ратцеля, исследователь полагает, что основное противоречие евразийских построений заключается в «кардинальном разведении народной колонизации и имперской экспансии», как попытки оправдания методов объединения Российской империи».

Характеризуя общее состояние современной историографии изучаемого вопроса, необходимо отметить ее яркую политизированность, категоричность в оценках. Сегодня, как и в первые десятилетия XX века, евразийская концепция исторического развития России и евразийская геополитика рассматривается с двух полюсов: либо с полюса некритического восприятия и полной апологии, либо с полюса принципиального неприятия, характерного, в большей степени, для либералов-западников. Оба подхода обнаруживают недостаток научной объективности.

Поскольку евразийство сегодня популярно среди первых лиц государства и рассматривается, чуть ли, не как национальная геополитика России, ряд авторов используют авторитет геополитической концепции П. Н. Савицкого для построения собственных историко-геополитических импер

1

Каппелер А. Формирование Российской империи в XV — начале XVIII века: наследство Руси, Византии и Орды // Российская империя в сравнительной перспективе: Сб. ст. — М., 2004.

2

Ливен Д. Империя на периферии Европы: сравнение России и Запада // Российская империя в сравнительной перспективе: Сб. ст. — М„ 2004. — С. 71 — 73, 80, 91.

3

Шумакова О. Н. Геополитические аспекты теории евразийцев. Автореф. дис....канд. полит, наук. — СПб., 1996.

4

Там же. — С. 18.

ских теорий, не утруждая себя глубоким анализом идей классика.

Часто сбрасываются со счетов и политические позиции Савицкого, что очень важно при анализе формирования исторической концепции.

Рассматривая генезис евразийской концепции Савицкого, нередко в весьма широком контексте отечественной и зарубежной общественно-политической мысли, исследователи игнорируют историю отечественной геополитической мысли. В результате, одной из самых распространенных точек зрения в современной историографии, является позиция, что увлечение Савицкого геополитикой являлось данью своеобразной политической моде, возникшей в 1920-х гг. на Западе. Представления об «оплодотворении» его теории доктринами западных ученых; прежде всего, увлечении противоречащим православной культуре «геополитическим натурализмом», являются удобными для рассмотрения евразийства в зеркале Консервативной Революции.

1

Цымбурский В. Л. Земля за Великим Лимитрофом: От «России—Евразии» к «России в Евразии» // Бизнес и политика. — № 9. — 1995.; Он же. Остров Россия: перспективы российской геополитики // Полис. — 1993. — №5. — С. 6—23; Он же. Две Евразии: омонимия как ключ к идеологии раннего евразийства // Евразия. Люди и мифы. — М., 2003; Дугин А. Г. Евразийство: от философии к политике. Доклад на Учредительном съезде ОПОД «Евразия» (21 апреля 2001 г. Москва) // Основы евразийства. — М., 2002; Он же. КПРФ и евразийство // Там же.; Он же. Мыслить пространством // Основы геополитики. — М., 2000. — С. 583—914; Он же. Основные принципы евразийской политики // Основы евразийства. — М., 2002.

2

Ларюэль Марлен. Идеология русского евразийства или мысли о величии империи. — М., 2004. — С. 119; Ерасов Б. С. Россия и Восток (геополитика и цивилизационные отношения) // Цивилизации и культуры. Научный альманах. Вып. 3. — М., 1996. — С. 19; Шумакова О. Н. Геополитические аспекты теории евразийцев. Автореф. дис....канд. полит, наук. — СПб., 1996. — С. 14. Синякин С. В. Развитие общественно-политической мысли в трудах П. Н. Савицкого. Дис... канд. полит, наук. — Уссурийск, 2002. — С. 174.

Кроме того, незнание специфики отечественной геополитики, сужает круг исследовательских интересов, направляя их только в область внешнего пространства, что было характерно для западной традиции. Геополитика «внутреннего пространства» (проблема социально-экономической, административно-территориальной, политической и культурной организации империи) как органическая часть историкогеополитической концепции России-Евразии игнорируется.

Историческая концепция Савицкого рассматривается в проблемно-методологическом, философском ключе, но в отрыве от исторической конкретики XX века.

Значительная часть исследований носит повествовательный характер, в них пересказываются основные положения теории П. Н. Савицкого. Но по сравнению с первой половиной 90-х, таких работ сегодня меньше.

До сих пор не изучен огромный пласт творчества П. Н. Савицкого, посвященный анализу внутреннего исторического развития нашей страны, конкретизированный им применительно к реалиям современной ему советской действительности 1920—1930-х гг. До сих пор отсутствуют работы, в которых был бы полностью проанализирован фонд Савицкого (Р-5783 ГАРФ), представляющий большое научное значение для комплексного изучения избранной проблемы.

Учитывая имеющиеся лакуны, в данном исследовании привлечена широкая источниковая база по изучению идейного наследия П. Н. Савицкого, разработанной им геополитической концепции исторического развития России первой трети XX века.

Научная новизна монографии состоит в комплексном исследовании геополитической концепции исторического развития России первой трети XX века, разработанной П. Н. Савицким. Идеи Савицкого анализируются в контексте развития отечественной и западной геополитической мысли. В данной книге представлен отличный от распространенного в современной историографии подход к самой евразийской геополитике. Она рассматривается не только как метод познания и объяснения внешней политики и контуров пространства, име нуемого Россией-Евразией, но и внутренних закономерностей его социально-экономической, политической и культурной организации.

В монографии Савицкий представлен как не только теоретик евразийства, но и как главный его политический идеолог. Такой подход позволил по-новому взглянуть на геополитическую концепцию исторического развития России П. Н. Савицкого как на сочетание научной системы и политической идеологии.

Впервые поднимается проблема эволюции евразийского национал-большевизма и евразийского «идеократического» масонства. Рассматривается проблема формирования основ пореволюционной идеологии Савицкого еще в годы гражданской войны.

При подготовке книги был впервые исследован весь фонд П. Н. Савицкого в ГАРФе (526 дел по первой описи). Выявлены неизвестные ранее псевдонимы Савицкого. Установлено авторство некоторых работ, ранее оспариваемое в историографии.

Впервые введены в научный оборот многие источники из фонда Савицкого, а также из фондов К. А. Чхеидзе, С. Г. Пушкарева и других фондов ГАРФа. Представлены выдержки из следственного дела Савицкого, хранящегося в ЦА ФСБ России.

Источниковую базу исследования составляют как опубликованные, так и неопубликованные материалы.

Опубликованные источники представлены:

  • 1. Произведениями П. Н. Савицкого. К ним относятся:
    • — Отдельные научные работы П. Н. Савицкого, изданные в годы Гражданской войны и в эмиграции1. В них затра-
  • 1
  • 1 Савицкий П. Н. Очерки международных отношений. — Екате-ринодар, 1919. (или в кн.: Савицкий П. Н. Континент Евразия. — М. 1997. — С. 382—398); Он же. Россия — особый географический мир. — Прага, 1927; Он же. Географические особенности России.

2

гивалась широкая геополитическая проблематика: вопросы типологизации и характеристики империй; вопросы применительно к организации внутреннего пространства российского государства с точки зрения экономической и географической рациональности, геостратегические рекомендации для континентальной Российской империи. В работе «Очерки международных отношений» заложены основы концепции России-Евразии и будущей пореволюционной идеологии евразийства.

  • — научные и публицистические статьи П. Н. Савицкого: дореволюционного периода; работы, выходившие в эмигрантской печати, евразийских сборниках, а также — особую
  • 1

Савицкий П. Н. Борьба за империю. Империализм в политике и экономике // Русская мысль. — 1915. — № 1 и 2; Он же. К вопросу о развитии производительных сил // Русская мысль. — 1916. — № 3; Он же. Проблема промышленности в хозяйстве имперской России // Русская мысль. — 1916. — № 11.

2

Савицкий П. Н. Европа и Евразия (по поводу брошюры кн. Н. С. Трубецкого «Европа и Человечество») // Русская мысль. — София, 1921. — Кн. I-II (или // Савицкий П. Н.: Континент Евразия. М. 1997); Он же. Поворот к Востоку // Исход к Востоку. — София, 1921. (// Савицкий П. Н. Континент Евразия..); Он же. Миграция культуры // Исход к Востоку. София, 1921. ( // Исход к Востоку. М., 1997); Он же. Континент-океан (Россия и мировой рынок) // Исход к Востоку. София, 1921. (// Савицкий П. Н. Континент Евразия..); Петроник (псевд. П.Н. Савицкого). Идея Родины в советской поэзии // Русская мысль. София, 1921. Кн. l-П.; Наблюдатель (псевд. П. Н. Савицкого) Народившийся патриотизм // Русская мысль. София, 1921. Кн. I-II; Савицкий П. Н. Хозяйство и вера // Руль. Берлин, 5 ноября 1921. № 295; Он же. Дела и призраки (ответ г. Григорию Ландау ) // Руль. Берлин, 3 февр. 1922 № 370; Он же. Два мира // На путях. Утверждение евразийцев. Берлин, 1922. (//Савицкий П. Н. Континент Евразия... ); Он же. Степь и оседлость // На путях.. (//Савицкий П.Н. Континент Евразия); Он же. Подданство идеи // Евразийский временник. Берлин, 1923. Кн. 3

группу составляют программные документы и манифесты евразийского движения, в создании которых активное участие

  • (//Савицкий П. Н. Континент Евразия...); Он же. Производительные силы России // Евразийский временник. Берлин, 1923. Кн. 3; Он же. Материалы по сельскохозяйственной эволюции России // Труды русских ученых за границей. Берлин, 1923. Т. II.; Он же. Евразийство // Евразийский временник. Берлин, 1925. Кн. 4.(//Русский узел евразийства. М., 1997); Он же. Хозяин и хозяйство // Евразийский временник. Берлин, 1925. Кн. 4. (//Савицкий П. Н. Континент Евразия...); Савицкий П. Н. О евразийской литературе // Славянская книга. 1926. Кн. 4-5; Он же. Великороссия и Украина // Родное слово. Варшава, 1926 № 8; Он же. Геополитические заметки по русской истории П. Н. Савицкого // Вернадский Г. В. Начертание русской истории. Ч. I. Прага, 1927. (// Вернадский Г. В. Начертание русской истории. СПб., 2000); Он же. К вопросу о государственном и частном начале в промышленности. (Россия XVIII—XX веков) // Евразийский временник. Париж, Кн. 5. 1927.; Он же. К проблеме индустриализации // Евразийская хроника. Париж. Вып. X. 1928; Он же. Газета «Евразия» не есть евразийский орган. 5/18 января 1929 г. // Алексеев Н. Н., Ильин В. Н., Савицкий П. Н. О газете «Евразия» (газета «Евразия» не есть евразийский орган). Париж, 1929; Он же. Проблемы лингвистической географии с точки зрения географа // Труды Пражского Лингвистического кружка. Прага, 1929. № 1; Он же. Житие протопопа Аввакума как географический первоисточник // Научные труды Русского народного университета в Праге. Естествознание. Т. II. Прага, 1929; Он же. Главы из «Очерка географии России» //Тридцатые годы. Утверждение евразийцев. Кн. VII. Париж, 1931; Логовиков П. В. (псевд. П. Н. Савицкого) Научные задачи евразийства // Там же; Логовиков П. В. Власть организационной идеи // Там же; Савицкий П. Н. Из прошлого русской географии. Периодизация истории русских открытий// Научные труды Русского народного университета в Праге. Естествознание. Т. IV. Отдельный оттиск. Прага, 1931. С. 291. или (черновик) // ГА РФ Ф. 5783. Оп. 1. Д. 47; Он же. Оповещение об открытии (Евразия в лингвистических признаках) // Евразия в свете языкознания: Сб. ст. Прага, 1931; Он же. В. В. Бартольд как историк // Сборник статей по археологии и византиноведению. Прага, 1931 (//Савицкий П. Н. Континент Евразия..);. Он же. Пятилетний план и хозяйственное развитие страны // Новый град. Париж, 1932. № 5. или И Политическая история русской эмиграции. 1920—1940 гг. М. 1999; Востоков П. (псевд. П. Н. Савицкого). Несколько слов о русских географических открытиях последних лет И Свой путь. принимал П. Н. Савицкий, являясь, в большинстве случаев, их автором. Они характеризуют его как политического идеолога евразийства .
  • — переписка Савицкого с участниками евразийского движения и представителями общественно-политических движений Русского Зарубежья.
  • 1

Кохтла-Ярве, 1932. № 3 (7); Савицкий П. Н. Сказания иностранцев о Сибири (историко-географические заметки) // Научные труды Русского народного университета в Праге. Т. V. Прага, 1933; Он же. Очередные вопросы экономики Евразии // Новая эпоха. Идеокра-тия. Политика. Экономика. Обзоры. Нарва, 1933; Он же. «Подъём» и «депрессия» в древнерусской истории // Евразийская хроника. Берлин, 1935. Вып. XI; Он же. Оборона России и эмиграция // Самобытность и независимость Отечества — превыше всего. Б. м., 1936.; Он же. Ритмы монгольского века // Евразийская хроника. Берлин, 1937. Вып. XII. С. 104—155; Он же. Россия и эмиграция. (Культурно-историческая проблематика момента) // Новый Град. Париж, 1938. № 13.

2

Предчувствия и свершения (Предисловие к сборнику «Исход к Востоку» ) // Основы евразийства. М., 2002 (впервые опубликовано в Софии, 1921 г.); Евразийство: Опыт систематического изложения. Париж, 1926 (//Основы евразийства. М., 2002); Евразийство: Формулировка 1927 года. Прага, 1927 (// Основы евразийства. М. 2002); Евразийство: Декларация, формулировка, тезисы. Прага, 1932.

3

Ещё о национал-большевизме: Письмо П. Н. Савицкого П. Б. Струве // Савицкий П. Н. Континент Евразия... Письмо П. Н. Савицкого — И. А. Ильину, 1925 г. // Вопросы философии.

  • 1994. № 10; Открытое письмо П. Н. Савицкого — В. Н. Ильину // Евразийская хроника. Берлин, 1935. Вып. XI. С. 101—102; Письмо в редакцию «Пути» П. П. Сувчинского, Л. П. Карсавина, Г. В. Фло-ровского, П. Н. Савицкого, кн. Н. С. Трубецкого, В. Н. Ильина и ответ кн. Г. Н. Трубецкого // Путь. Орган русской религиозной мысли. 1992. Кн. I. (I—VI); Письмо П.Н. Савицкого — Ф.И. Успенскому, 1 мая 1928 г. И Славяноведение, 1992. № 4.; Письма П.Н. Савицкого — Л. Н. Гумилеву (1956—1966) // Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 1993; Письмо П. Н. Савицкого — М. Н. Эндену, 1924 г. // Русский узел евразийства...; Письмо П. Н. Савицкого — С.Н. Булгакову, 30.XII 1924/ 12.1 1925 // Там же; Письмо П. Н. Савицкого в редакцию «Курьер-Порам», Прага, 19.VIII. 1925 //Там же;

  • — 2. Произведениями отечественных и зарубежных экономистов, историков и геополитиков XIX — начала XX вв., а также советских ученых-естественников. Данная группа источников представляет особое значение, поскольку связана с проблемой формирования взглядов Савицкого как геополитика и историка.
  • 1

Ввиду того, что термин «геополитика» был введен в научный оборот только в 1916 г. Р. Челленом (1846—1922), а геополитическая проблематика начала разрабатываться гораздо раньше, с появлением первых империй нового времени, то к геополитикам мы относим тех авторов, которые рассматривали проблемы генезиса империй, взаимоотношения пространства и государства, определения стратегии внешней политики государства с учетом его ресурсов и национальной безопасности. Как правило, это были профес сиональные историки, географы (по большей части, антропогеографы) военные стратеги.

К этой группе источников можно отнести работы П. Б. Струве, Н. В. Устрялова и евразийских авторов, которые повлияли на формирование политических воззрений и концептуальных взглядов П. Н. Савицкого. А также произведения, в которых отражается воздействие идей самого Петра Николаевича как главного теоретика евразийства и основоположника евразийской геополитической школы.

Основу данной работы составляют материалы Государственного Архива Российской Федерации (ГА РФ) и Центрального Архива Федеральной Службы Безопасности России (ЦА ФСБ России).

Были использованы следующие фонды ГАРФа: личные фонды П. Н. Савицкого, К. А. Чхеидзе, П. Б. Струве, С. Г. Пушкарева; фонды русских университетов и институтов в Праге, где преподавал П. Н. Савицкий (фонд Русского Народного Университета в Праге, Русского Юридического факультета),

1

Струве П.Б. Прошлое, настоящее, будущее. Мысли о национальном возрождении России // Струве П.Б. Patriotica: Россия. Родина. Чужбина. СПб., 2000; Он же. Россия // Струве П. Б. Patriotica: Политика, культура, религия, социализм. М., 1997; Он же. Исторический смысл русской революции и национальные задачи И Из глубин: Сб. ст. о русской революции. М., 1990; Устрялов. Н. В. Национал-большевизм., М. 2003; Садовский Я. Д. Оппонентам евразийства. // Евразийский временник. Кн.З. Берлин, 1923; Трубецкой Н. С. Европа и человечество. София, 1921.

2

Чхеидзе К. А. Лига Наций и государства-материки // Евразийская хроника. Выл. VIII. Париж, 1927; Он же. Из области русской геополитики // Тридцатые годы. Утверждение евразийцев. Кн. 7. Париж, 1931; Никитин В. П. Иран, Туран и Россия // Евразийский временник. Кн. 5. Париж, 1927; Он же. Ритмы Евразии // Евразийская хроника. Выл. IX. Париж, 1927; Он же. Мы и Восток// Евразия. Париж, 1928. №1, 2; Он же. Наш континентализм // Евразия. 1929. Париж, № 17; Антипов А. П. Идеократический ведущий слой и хозяйство // Новая эпоха. Идеократия. Политика-экономика. Обзоры / Под ред. В. А. Пейль. Нарва, 1933; Он же. Новые пути Германии //Там же; Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999; Он же. Общеевразийский национализм // Основы евразийства. М., 2002.

а также фонд Русского Совета при Главнокомандующем Русской Армией П. Н. Врангеле.

Для того чтобы составить целостное представление о Савицком, как ученом и общественно-политическом деятеле, был полностью изучен его личный фонд (Р-5783) в ГАРФе. Фонд состоит из 2-х описей. Материалы первой описи (526 дел) содержат документы на микрофишах с 1919 — по 1944 гг. Источники по второй описи представлены изданными работами (1923 — 1936 гг.): евразийскими тематическими сборниками и периодическими изданиями, рукописями опубликованных статей Савицкого.

Учитывая большой объем фонда, в обзоре источников будут представлены только те дела, которые имеют непосредственное отношение к проблеме, рассматриваемой в данной монографии.

С учетом псевдонимов П. Н. Савицкого, в том числе, и установленных в нашем исследовании (Ходот, Петроник, Наблюдатель, Степан Лубенский, П. В. Логовиков, Петр Востоков, Элкин, Эсдерс, Чернов) документы данного фонда можно условно разделить на следующие группы:

  • 1. Доклады, рецензии, рукописи статей Савицкого на русском языке, предназначенные для публикации на иностранных языках в европейских журналах: «Le Monde Slave» (Париж), «Аксе» (Брно) и «Socialni problemy» (Прага), «Slavische Rundschau» (Берлин) и других, а также черновые варианты статей с комментариями для публикации в эмигрантских изданиях, в первую очередь, евразийских. Некоторые из этих

1

Последние три псевдонима установлены по: ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 359. Л. 114;117; ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 360. Л. 1—3.

2

Деление на группы, предложенное в самих описях, представляется некорректным. Например, в категорию статей «неизвестного автора» включены рукописи опубликованных статей Савицкого, статей под его псевдонимом, или работы, авторство которых можно установить по почерку и содержанию, что и было сделано в данном исследовании.

3

ГА РФ. Ф. 5783. оп. 1. Д. 2 - 190; Д. 212, 213, 214, 224,225,. Названия дел приведены в списке источников.

статей так и не были опубликованы. Сюда же относятся работы, обозначенные по описи 1, как «статьи неизвестного автора», представляющие собой черновики его опубликованных работ или статьи без названия, содержащие в себе выдержки из известных работ Савицкого без кавычек, построенные в их логике, как правило, с комментариями, свидетельствующими о том, что данные произведения принадлежат перу самого Петра Николаевича. Отметим, что большинство из них было напечатано на машинке, а после 1930 г. — все.

Многие из этих статей имеют ценные рукописные комментарии Савицкого 1940-1944 гг.(!), по которым можно проследить эволюцию взглядов ученого.

  • 2. Письма, переписка П. Н. Савицкого с родственниками, частными лицами, общественными организациями (зарубежными издательствами, учебными заведениями) евразийцами по редакционно-издательским, агитационным, финансовым, идейно-политическим, теоретическим проблемам и вопросам личного характера. Здесь же содержатся сведения об отношении Савицкого к «Тресту».

Сюда же относятся письма Савицкому от П. Б. Струве, Я. Д. Садовского, П. Н. Малевича-Малевского и др., имеющие непосредственное отношение для данной книги. В них отражена полемика по идейно-политическим и теоретическим и тактическим вопросам.

  • 3. Документация политической организации евразийцев, в которой Савицкий играл ключевую роль, как ее организатор, идеолог и лидер, а после раскола, как руководитель Пражской группы: протоколы и постановления съездов и

1

ГА РФ. Ф. 5783. оп. 1. Д. 245, 247,271,273, 290, 281,290, 291, 292, 293, 297,298, 299, 305, 307, 310.

2

Об этом писал сам Савицкий: ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д.135. Л. 1.

3

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 323 — 369 включительно, 485, 492, 510-513.

4

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 370, 371,379, 384, 385, 387, 393, 400, 403, 406, 492.

собраний евразийских групп, Центрального Комитета Евразийской Партии, «Совета трех П», «Совета пяти», «Совета Нефти», программы Евразийской Партии, отчеты о работе евразийских ячеек, бюджетные вопросы. Здесь содержатся ценные сведения по поводу кламарского раскола, и прочим внутрипартийным разногласиям, взаимоотношениям с «Трестом».

Эти документы — важный источник по изучению евразийства как политической партии, ее тактики и стратегии, разработчиком которой являлся ее лидер П. Н. Савицкий. В частности, здесь содержатся: «Обращение распорядительного комитета евразийцев к комсоставу РККА», «Информационные секретные сведения от представителей евразийских групп о политическом положении в Италии, о политическом настроении эмигрантских кругов в Берлине во время пребывания там генерала Врангеля» и другие весьма ценные и интересные источники.

Документы из фонда одного из ближайших соратников Савицкого по евразийству и последователя его геополитических идей К. А. Чхеидзе (Р-5911) содержат в себе переписку с Савицким, и письма Савицкого в евразийские организации, к частным лицам по вопросам евразийской пропаганды и политической тактики, кламарскому расколу.

Особою ценность представляют письма П. Н. Малевич-Малевского к П. Н. Савицкому, содержащиеся в данном фонде. Они раскрывают причины кламарского раскола совершенно с другой стороны. Малевич-Малевский называет главным виновником П. Н. Савицкого.

В письме Е. Д. Кусковой к К. А. Чхеидзе отражено ее отношение к идеям «главного евразийца».

1

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 453,454,457,459, 467, 471,485.

2

ГА РФ. Ф. 5783. Оп. 1. Д. 457, 459.

3

ГА РФ. Ф. 5911. Оп. 1.Д. 64,91,92, 93.

4

ГАРФ. Ф. 5911. Оп. 1. Д. 95.

5

ГАРФ. Ф. 5911. Оп. 1.Д. 44.

Большой интерес для анализа влияния взглядов Савицкого на концепцию Чхеидзе представляет интервью, которое последний дал чешскому корреспонденту в 1933 г. и переписка с Г. В. Вернадским. Эти источники свидетельствуют о существовании евразийской геополитической школы.

Содержащиеся в фонде П. Б. Струве (на микрофильмах) письма Савицкого к «наставнику и другу» и его жене, Нине Александровне — важный источник, заключающий в себе не только ценные биографические сведения, но и отражающий эволюцию политических взглядов Савицкого с 1919 г. по 1924 гг. Именно в письмах к Струве 1919 г. впервые упоминается «Россия-Евразия», выражаются основы складывающейся пореволюционной идеологии Савицкого, содержатся сведения об образовании евразийского движения и о первых разногласиях между «отцами-основателями».

В фонде С. Г. Пушкарева (Р-5891) находятся письма к нему родителей П. Н. Савицкого, а также письма самого Петра Николаевича, содержащие ценные биографические сведения о евразийском лидере, его рассуждения о политической ситуации в СССР середины 20-х. гг.

Для конкретизации биографических сведений были просмотрены журналы заседаний белоэмигрантского Русского Совета за период с 4 апреля 1921 г. по 17 февраля 1922 г., хранящиеся в фонде Русского Совета г. Константинополя при главнокомандующем Врангеле (Ф. Р—7504).

В фонде Русского народного университета в Праге (Р-5899) содержатся материалы лекций П. Н. Савицкого по экономико-географическим проблемам. В фонде Русского

1

ГА РФ. Ф. 5911. Оп. 1. Д. 120, 19.

2

ГА РФ. Ф. 5912. Оп. 1. Д. 100; ГА РФ. Ф. 5912. Оп. 2. Д. 83.

3

ГА РФ. Ф. 5891. Оп. 1. Д. 206, 208.

4

Журналы заседаний белоэмигрантского Русского Совета за

период с 4 апреля 1921 г. по 17 февраля 1922 г. Копии // ГА РФ. Ф. 7504. Русский Совет при Главнокомандующем Русской армией генерале П. Н. Врангеле, г. Константинополь. 1921 — 1922. Оп. 1. Д. 2. Л.1 —292.

5

ГА РФ. Ф. 5899. Оп. 1.Д. 130.

юридического факультета (Р-5765) находится личное дело приват-доцента Савицкого. Особую ценность представляют экзаменационные программы, которые отражают содержание магистерской диссертации П. Н. Савицкого.

Большое значение для данного исследования имеет хранящееся в ЦА ФСБ России, следственное дело в отношении П. Н. Савицкого. Здесь содержатся: биографическая справка, протокол задержания П. Н. Савицкого и постановление Особого совещания при НКВД СССР (от 20 октября 1945 г.) о заключении Петра Николаевича в ИТЛ; протоколы допросов Савицкого, по поводу его деятельности в правительствах Деникина и Врангеля, в эмиграции.

При всей сложности анализа этого вида источников (проблема определения степени объективности информации, получаемой при допросе), в них представлены ценные сведения о поездке Савицкого в СССР и о деятельности его после распада евразийского движения, в частности, как зачинателя и одного из руководителей оборонческого движения в Чехословакии. В этом же деле находится письмо Савицкого И. В. Сталину (от 5 января 1947 г.), написанное им в заключении, в котором он излагает свою биографию, пытается объяснить и оправдать свою деятельность «сочувствием задачам индустриализации Советского Союза».

Привлечение широкой Источниковой базы, прежде всего, архивных материалов, позволяет составить целостное представление о концепции Савицкого, том идейно-политическом и научном контексте, в котором она формировалась, а также об эволюции взглядов Петра Николаевича, как ученого и политического идеолога. Использование разных типов источников (научных трудов и публицистических сочинений Савицкого, его переписки с близкими и евразийцами, общественно-политическими деятелями) дает возможность выявлять конъюнктурные установки в его теоретических построениях.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >