Русский витязь Евпатий Коловрат

В тяжкую годину монгольского нашествия на Русь рязанский боярин Евпатий Львович Коловрат (? — начало января 1238) был послан своим князем Романом Ингваревичем за помощью в союзный Чернигов. С набранной дружиной из 300

«храбров» он вернулся в родное княжество через два дня после гибели Рязани, павшей 21 декабря 1237 года. Собрав по окрестным лесам еще около 1400 уцелевших воинов-рязанцев, Коловрат пошел по следам двинувшейся на Владимир монгольской армии, уничтожая отдельные вражеские отряды. Во время одного из таких нападений в плен было захвачено 5 русских воинов, от которых монголы узнали о численности и местонахождении сил рязанского воеводы. Видимо, посчитав его дружину и ее действия опасными, Батый направил против Евпатия Коловрата войско во главе со своим шурином, знаменитым монгольским багатуром Хостоврулом (Христовлу-ром). В произошедшем бою татарское войско было разбито, а Хостоврул убит в поединке самим Коловратом, ударом, рассекшим монгола надвое до самого седла. От руки рязанского воеводы пало еще несколько вражеских воинов.

Развернув против русского отряда более многочисленные монгольские войска, Батый окружил и разгромил дружину Евпатия. Сам Коловрат с немногими уцелевшими витязями, продолжал упорно сражаться и вместе с ними был расстрелян каменными ядрами татарских метательных машин. Враги оценили доблесть и мужество павшего воеводы и говорили о нем: «Таких удальцов и резвецов не видали. Ибо это люди крылатые и не имеющие страха смерти». По преданию, тело погибшего русского богатыря было предъявлено самому Батыю, который много дивился на него и повелел отдать уцелевшим воинам Коловратовой дружины, чтобы они с честью похоронили столь славного мужа.

Позже подвиг Евпатия Коловрата был воспет в замечательном памятнике русской литературы — «Повести о разорении Рязани Батыем».

Дмитрий Донской — победитель Мамая

Князь московский и великий князь владимирский Дмитрий Иванович (1350— 1389) был сыном московского князя Ивана Ивановича Красного и его второй жены Александры, внуком Ивана Даниловича Калиты. Родился он 12 октября 1350 года и рано осиротел. Отец скончался в 1359 году от моро вого поветрия, но оставил сыну мудрого наставника — митрополита Алексия. Именно этот пастырь воспитал юного князя и вложил ему в сердце великую мечту и стремление освободить родную землю от татарского владычества. Руководствуясь советами Алексия, московский князь еще в отроческом возрасте смог отстоять свои права на Владимирское княжение в борьбе с суздальским князем Дмитрием Константиновичем. Замирившись с ним, Дмитрий Иванович, женился на его дочери суздальской княжне Евдокии Дмитриевне. Свадьбу молодые сыграли в Коломне.

Готовясь к решительной борьбе с Ордой, Дмитрий Иванович укреплял не только свое государство, но и его столицу — Москву. Именно в его княжение в 1367—1368 годах был построен первый каменный Кремль, что позволило вступить в борьбу с великим князем литовским Ольгердом, вовсе не желавшим усиления Москвы. Породнившись с тверским князем Михаилом Александровичем, Ольгерд дважды, в 1368 и 1370 годах, осаждал Москву. Эти нашествия получили в народе название «Литовщин». В первую «Литовщину» полчища старого Ольгерда и его зятя-союзника Михаила Александровича Тверского три дня стояли под стенами белокаменного Кремля, а затем отступили на свою территорию. Второй раз литовцы осаждали Москву восемь дней и снова, нс менее бесславно, бежали от ее прочных стен. Неудачи грозного литовского воителя стали сигналом для всех русских князей, почувствовавших силу Дмитрия Московского и решивших встать на его сторону в предстоящей борьбе с татарами. Вынужден был смириться и признать себя младшим братом московского князя даже его старый недруг, Михаил Тверской.

Особое внимание князь уделял южным границам своего государства. В 1373 году он организовал охрану «берега» -реки Оки, поставив на речных «перелазах» (бродах) крепкую стражу. Самые опасные места были «засечены». Передовые русские дозоры высылались и в степь, на реки Дон и Хопер.

Вскоре растущей силы московского князя испугался правивший Ордой эмир Мамай, особенно после того, как в 1378 году ратью Дмитрия Ивановича было наголову разгромлено посланное им на Русь 50-тысячное войско мурзы Бегича. Москвичи встретили врага еще в Рязанской земле, на небольшой реке Воже, правом притоке Оки. Несколько дней татары не решались переправляться на северный берег, где стояли русские полки. Но И августа 1378 года Дмитрий Иванович отвел свои рати на версту от берега. Бегич решил, что москвичи отступают и, начав переправу, атаковал русское войско. Однако стремительный удар полков Левой и Правой руки смял ордынцев. Они «на копьях» были сброшены в реку. В этой битве пал не только Бегич, но и все татарские темники. В сражении на Воже московский князь Дмитрий был в гуще боя — рубился с татарами в первых рядах Большого полка.

Встревоженный этим поражением Мамай начал готовить новый большой поход на Русь, мечтая вернуть нашу Родину к страшным временам Батыя. Он собрал все свои войска («девять орд и семьдесят князей»), усилив их отрядами кабардинцев, осетин, крымских армян и наемной генуэзской пехотой. Летом 1380 года 100-тысячная армия Мамая двинулась в поход. Чтобы не дать татарами соединиться с их сторонниками — рязанским князем Олегом Ивановичем и литовским князем Ягайло — московский князь со всеми союзными ему князьями вышел навстречу наступающей Орде. На бой с врагом Дмитрия Ивановича благословил великий подвижник Сергий Радонежский, отправивший с ним двух монахов-богатырей — Александра Пересвета и Родиона Ослябю.

Местом сбора русских ратей стал город Коломна. Вели-кокняжское войско пришло туда 15 августа 1380 года, в день Успения Пресвятой Богородицы. После смотра собравшихся полков на Девичьем поле, 20 августа русская армия двинулась вверх по течению Оки, отрезая дорогу шедшему к границе литовскому войску. У города Лопасни московский князь получил сообщение, что орда Мамая стоит на реке Красивая Меча. Тогда русские князья решили выступить к Дону и на этой реке дать сражение врагу. Переправившись у села При-луки через Оку, полки Дмитрия Ивановича двинулись на юг. 5 сентября они подошли к Дону. Московский князь вновь собрал своих воевод, чтобы решить, где встретить татар. Мнения советников разделились. Некоторые считали, что с татарами надо биться на северном берегу реки, другие предлагали идти за Дон. Их мнение поддержал и Дмитрий Иванович, сказавший: «Братья! Лучше честная смерть, чем злая жизнь. Лучше было не выходить против врага, чем, прийдя и ничего не сделав, возвратиться обратно. Перейдем сегодня все за Дон и там положим головы за православную веру и братью нашу».

В ночь с 7 на 8 сентября 1380 года русское войско переправилось через Дон и начало занимать позиции на Куликовом поле. На следующий день здесь грянула одна из самых знаменитых битв в русской истории. Перед битвой Дмитрий Иванович поменялся доспехами с боярином Михаилом Андреевичем Бренком и выехал в Сторожевой полк, задачей которого было принять первый удар врага. При этом князь сказал пытавшимся его удержать воеводам, что должен «как словом, так и делом прежде всех начать и прежде всех голову положить, чтобы прочие, видя мое дерзновение, так же сотворили с многим усердием!»

Удар неприятельской конницы был страшен, врагу удалось смять Сторожевой и Передовой русские полки, а затем прорвать левый фланг русского войска, но контратака Засадного полка опрокинула войско Мамая. Немногие уцелевшие татары бежали, но и русские потери были велики. Только князей было убито 24 из 44 участвовавших в битве. После долгих поисков среди павших воинов Сторожевого полка был найден бесчувственный, но живой князь Дмитрий. Доспех на нем был весь «избит» неприятельскими ударами, но пробить его враги так и не смогли. Шесть дней победители провели на месте боя, «на костях», как тогда говорили, собирая и предавая земле тела павших воинов. Отдав этот скорбный долг героям, поредевшее войско двинулось в обратный путь. Отныне и навсегда Дмитрий Иванович Московский заслужил в народе уважительное прозвище «Донской».

Несмотря на грядущие несчастья — вероломный и жестокий набег нового ордынского хана Тохтамыша, в 1382 году сумевшего захватить и разграбить Москву, связанную с этой военной катастрофой необходимость снова просить у хана ярлык и платить ему дань, — все же память о Куликовской битве сохранилась как о первом большом шаге к грядущей победе над Ордой. Неслучайно она была воспета в замечательных литературных памятниках — «Задонщине» и «Сказании о Мамаевом побоище».

Знаменательный факт: умирая, Дмитрий Иванович благословил своего сына, Василия Дмитриевича на великое княжение Владимирское, не спрашивая на то ханского позволения. Скончался великий герой Куликова поля 19 мая 1389 года и был погребен в Архангельском соборе Кремля. Шесть веков спустя, в 1988 году, московский князь Дмитрий Донской был причислен к лику святых.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >