Дружина

Как уже было сказано выше, ядром войска, его главной ударной силой была конная княжеская дружина. Это старинное общеславянское понятие восходит к еще более древнему слову «друг», означавшему тогда «спутник в походе», «товарищ по войне», что заметно отличается от современного определения. Первое упоминание о славянских дружинах содержится в источнике агиографического характера, сборнике «Чудеса Св. Димитрия Солунского». Речь идет именно об отборном воинском подразделении, состоящем из обученных и хорошо вооруженных ратников. В русских же письменных источниках термин «дружина» появляется достаточно поздно — в летописном описании похода Игоря на греков, состоявшегося в 941 году. Как полагает Н. Ф. Котляр, это свидетельствует «о возросшей роли дружины в обществе и начале превращения ее верхушки в элементарный аппарат государственного управления и совет при государе».

1

Дьяконов М. А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. Л., 1988. С. 265.

2

Котляр Н. Ф. «Государев двор» на Руси XII—XIII в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 31. СПб. 2010. С. 22.

Все же в первую очередь дружинники были профессиональными воинами, постоянно совершенствовавшими свои воинские умения и навыки. Сначала уважительным обозначением дружинника было «витязь». Схожее обозначение знатного конного воина — «витис» существовало и в Литве (до сего дня так называется серебряный всадник в латах на серебряном коне, изображенный на литовском гербе «Погоня»). Позже дружинников-витязей стали звать и «богатырями» (от древнетюркс. «ba atur» — отважный воин, герой).

В древнейший период дружинная служба оплачивалась не землей, а частью княжеских доходов. Поэтому она строилась на договорных началах и подразумевала право дружинника покинуть обидевшего его или не исполнившего договор князя и перейти на службу к другому князю.

Помимо обязательной доли в военной добыче, дружинники получали от князя 200 гривен серебра в год, денежную сумму, эквивалентную 4 тыс. дирхемов (серебряных арабских монет). Следует учитывать, что в Византии варяги-наемники получали в год 30 солидов — 480 дирхемов. На Руси в это время вол стоил 1 гривну, а баран — ногату (1/20 часть гривны).

Старшими дружинниками, лучшими воинами, были бояре, воинские командиры. Достаточно рано они становятся советниками князя: как в военных, так и в земских делах. Со временем бояре утрачивают свою связь с дружинной массой, все теснее связываясь с институтом княжеской власти, получая от князей сначала часть их доходов, а потом и земельные пожалования.

Поступая на службу к тому или иному князю, дружинник давал улятву быть с ним (князем) «в сердце и в приязньстве». Позже, в XI-XII вв. стала использоваться клятва с обязательством голову свою «сложити за тя». Еще позднее, как отмечает П. С. Стефанович, в дружинной среде «появляются выражения верности с ключевыми словами о готовности «служить животом князю». Но и привычная прежде дружинная клятва сохранялась, и только к XV веку обет «служить животом» оконча-

1

ПСРЛ. Т. 1. М., 1997. Стлб. 333. Фроянов И. Я. Киевская Русь.

Очерки социально-экономической истории. Л., 1974. С. 99.

тельно вытесняет первоначальную формулировку «сложить голову». С этого времени новая клятва стала использоваться вместе с крестоцеловальной присягой.

Впрочем, не полагаясь только на обеты и клятвы, русские князья никогда не жалели на свои дружины и денег, памятуя слова князя Владимира Святославича: «Серебром и золотом не найду себе дружины, а с дружиною добуду золото и серебро, как дед мой и отец с дружиною доискались золота и серебра». Составитель Новгородской I летописи младшего извода описывает особые отношения, сложившиеся между князем и дружиной: «Како быша древнии князи и мужие ихъ. И како отбараху Руския земле, и ины страны придаху под ся; той бо князи не збираху многа имения, ни творимыхъ виръ, ни продаж въскладаху люди; но оже будяше правая вира, а ту возмя, дааше дружине на оружье. А дружина его кормяхуся, воююще ины страны и бьющеся и ркуще: «Братие, потягнемъ по своемъ князе и по Рускои земле; глаголюще: «мало есть намъ, княже, двусотъ гривенъ». Они бо не складаху на своя жены златыхъ обручей, но хожаху жены ихъ в сребряныхъ; и росплодили были землю Руськую». Таким образом, прежние (древние) князья и их мужи (дружинники) — это прежде всего воины, защищавшие свою землю и подчинявшие иные страны. Князь не собирал много добра в своей сокровищнице, но раздавал дружине, а дружина билась за него и за Русскую землю.

Дружинники в летописях конца X — начала XI веков упоминаются под общим наименованием «гриди». Так, посадни-чая в Новгороде, Ярослав Мудрый «давал... по условию в Киев две тысячи гривен от года до года, а тысячу раздавал в Новгороде гридям».

Источники более позднего времени уже различают старших дружинников — гридей и младших дружинных воинов -

1

Стефанович П. С. Дружинный строй в Древней Руси и у древних германцев // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 2. С. 34-35.

2

ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 111.

3

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.;Л, 1950. С. 104.

отроков, детских, кметей, пасынков. Вместе с тем в летописях, преимущественно новгородских, сохраняется и термин «гриди», ио уже в основном для обозначения верхушки дружины.

Таким образом, гриди заменяют в дружине бояр, становясь высшим воинским сословием, обеспечивающим лояльность и исполнительность основной массы воинов, набранных на службу в дружинное войско. В записи Новгородской I летописи, датированной 1166 годом, отмечено: «Пришел Роман (Мстиславич) из Киева к Лукам и созвал новгородцев на совет: огнищан, гридей, купцов лучших». Как видно, гриди в это время становятся частью элиты, лишь незначительно уступая боярам-огнищанам. Во всяком случае, когда в 1103 году готовился поход на половцев, «сел Святополк (Изяславич киевский) с дружиною своею, а Владимир (Мономах) со своею в одном шатре. И стали совещаться...». Вряд ли все дружинное войско могло поместиться в княжеском шатре. На совет явно приглашались лишь старшие дружинники — гриди. Общение с ними было делом обычным, как видно из «Поучения» Владимира Мономаха, о совете с дружиной писавшего как об обычном деле для правителя»: «Так я хвалю Бога и тогда, когда сажусь думать с дружиной или собираюсь творить суд людям...»

Численность дружин русских князей была невелика. Насчитывали они от нескольких десятков до 3 тысяч человек. Первым о численности дружины русских князей сообщил арабский путешественник и писатель 1-й половины X века Ибн-Фадлан, отметивший: «Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди умирают при его смерти и бывают убиты за него». Владимир Мономах вспоминал, что в 1094 году из Чернигова с ним вышло дружинников «около 100 человек, с детьми и женами». Правда, столько людей осталось у него после 8 дней обороны города. Однако любая, даже малая, дружина представляла собой гроз-

1

Крачковский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадблана о его путешествии на Волгу. Харьков, 1956. С. 58.

ную силу, ведь состояла она из хорошо обученных и вооруженных воинов.

В зависимости от характера боевого столкновения, дружинники готовились и вооружались с учетом специфики предстоящей схватки. Е. В. Мельниковым и И. Е. Логиновым была предложена следующая классификация дружинников:

  • 1. Легковооруженный пеший дружинник. Вооружение — лук, стрелы, две-три сулицы (метательные копья-дротики), меч либо топор, щит;

  • 2. Тяжеловооруженный пеший дружинник. Вооружение — копье, меч либо топор, щит;

  • 3. Легковооруженный конный дружинник. Вооружение — лук, стрелы, топорик, меч либо сабля (сабля появляется уже в конце X — начале XI века), щит.

  • 4. Тяжеловооруженный конный дружинник. Вооружение — копье, меч (сабля), щит.

Данная классификация не учитывает обязательного наличия у дружинника защитного вооружения (чаще всего кольчужной «брони»).

В конце XII века дружина преобразуется в двор, более сложное социально-политическое образование. Это очень мобильная и активная, четко структурированная организация, включающая бояр и воинов-дворян, а также административный аппарат и штат доверенных слуг. Однако прежде всего это княжеское войско, непосредственно участвующее в военных действиях. В 1192 году, во время пребывания во Пскове, новгородский князь Ярослав Владимирович, начиная войну с ливонскими немцами, «двор свой послал с псковичами воевать, и пошли и взяли город Медвежью Голову и сожгли». В данном случае двор — это, фактически, дружина. Более сложным представляется двор Александра Невского. В 1245 году, выступив против литовцев, князь «погнался за ними со своим двором и

1

Мельников Е. В., Логинов И. Е. История развития славянских дружин в VI—XIII вв. // Боевое братство славян на защите мира. Гродно, 2011. С. 5.

бил их, не упустив ни одного мужа», а далее «в малой дружине... встретил иную рать у Всвята, и тех избил, а сам вернулся здрав, и также дружина его». В этом рассказе двор предстает как все княжеское войско, а «малая дружина» — какая-то его часть, гвардия в гвардии, более близкая и верная князю. После убийства князя Андрея Юрьевича боярами-заговорщиками (1174) «горожане же боголюбские и дворяне разграбили княжеский дом, и много зла случилось в волости его. Разграбили также дома посадников и тиунов его, а самих избили. Также детских и мечников избили, а дома их разграбили». Детские и мечники — это и есть воины «малой дружины», разделившие участь своего князя.

Рассмотрев этот вопрос, М. Б. Свердлов пришел к выводу, что «дворяне (слуги, слуги дворные) являлись свободными служилыми князю людьми. Нет данных о том, что в их числе были холопы или другие категории зависимых». Это ие обслуживающий персонал княжеских усадеб, среди которого были как как лично свободные, так и зависимые люди — рядовичи и холопы, а воины, младших из которых и стали называть дворянами, то есть принадлежащими ко двору — собственно княжескому войску.

* * *

Помимо дружины до второй четверти XI века в составе княжеского войска присутствовали наемные отряды варягов и колбягов — выходцев с Южного побережья Балтийского моря, позже скандинавов. Эти отряды могли быть очень значительными. Так варяг Шимон Африканович, придя на службу Ярославу Мудрому, привел с собой 3000 воинов «с чадами и домочадцами». Став боярином киевского князя, а потом ростовским тысяцким, он получил от Ярослава в управление волости. Часть дани, собираемой с них, шла Шимону и его людям.

В периоды больших войн с Византией в качестве союзников князья привлекали отряды венгров и печенегов, позже —

1

Свердлов М. Б. Домонгольская Русь. Князь и княжеская власть на Руси VI — первой трети XIII в. СПб., 2003. С. 593—596.

торков и других кочевых народов. Со временем часть печенегов, торков, берендеев и коуев стали федератами (отдельным союзным войском) Киева и Чернигова, получив общее название «черные клобуки» (от тюрке, каракалпаки — черные шапки или клобуки). В составе русских дружин появляется крайне необходимая ей легкая конница, эффективная в борьбе с половцами и другими врагами киевских князей.

К. Р. Конюховым отмечено, что встречающийся в русских летописях термин «дружина» может относиться как к окружению князя (собственно дружина), так и к войску в целом, включавшему и черных клобуков, и ополчение киевлян.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >