Московское государство в войнах XV столетия

Междоусобная война второй четверти XV века.

Выдвижение Москвы на ключевую роль в Северо-Восточной Руси произошло во многом благодаря сплоченности княжеской власти и отсутствию серьезных противоречий внутри княжества. Это, в сочетании с успешной антиордынской борьбой, позволило московским князьям закрепить за собой великое княжение Владимирское как вотчину. Первой внутримо-сковской усобицей стала Династическая (феодальная) война 1425—1453 годов. Причиной этого конфликта стала борьба за верховную власть в главном политическом центре Великороссии между потомками Дмитрия Донского. Поводом к началу конфликта стало нарушение Василием I одного из важнейших условий завещания Дмитрия Донского — о переходе власти от Василия к старшему после него в московском княжеском роде, князю Юрию Дмитриевичу Звенигородскому (Галицкому). Василий I завещал великое княжение своему десятилетнему сыну Василию II, назначив опекуном наследника своего тестя, литовского князя Витовта.

Следует рассмотреть предысторию конфликта: в 1389 году по завещанию умершего Дмитрия Ивановича великим князем владимирским и московским стал его старший сын Василий Дмитриевич (Василий I). Но завещание содержало запись, ставшую причиной будущего раздора. В случае смерти старшего сына Василия новым великим князем должен был стать его младший брат, Юрий Дмитриевич, которому пока в удел был выделены города Галич и Звенигород (с 1421 года звенигородским князем являлся старший сын Юрия, Василий, впоследствии получивший прозвище Косой).

Объясняется это обстоятельство не только тем, что в год смерти отца Василий еще даже не был женат (женился лишь в 1391 году), но и частичным сохранением старинного лествич-ного права наследования княжеской власти).

Парадокс заключался в том, что именно Юрий Дмитриевич был, несомненно, самым выдающимся из сыновей Дмитрия Донского, славился своим полководческим искусством и воинской удачливостью, при нем расцвел и стал процветающим Галицкий край.

Князь Юрий прославился успешными действиями против татар, особенно походом 1399/1400 годов, когда его войскам удалось разорить ордынские города на реке Каме и Волге: Булгар, Жукотин, Казань и Кременчук. Во всех договорах того времени его имя неизменно ставилось вместе с именем старшего брата, Василия Дмитриевича.

Василий Дмитриевич не имел таких ярко выраженных достоинств. Он оказался в тени очень сильной натуры — своей супруги Софьи Витовтовны, на которой женился «по обещанию» в 1391 году. Этим неизменно пользовался ее отец, великий князь литовский Витовт.

Единственным успехом Василия I было приобретение в Орде в 1392 году ярлыка на Нижний Новгород, Муром, Го-родец, Тарусу и Мещеру: он его просто купил. Но вступать в открытое противоборство с врагами князь не решался. Когда в 1402 году татарское войско эмира Едигея совершило набег на московскую землю, князь предпочел закрыться за крепкими стенами столицы, оставив округу на разорение врагу. В тот раз татары ушли, получив с Василия Дмитриевича выкуп в 3 тыс. рублей.

На Западе, пользуясь уступчивостью Москвы, Витовт в 1404 году окончательно подчинил себе Смоленск, а затем и так называемые «верховские княжества», небольшие владения, расположенные в верхнем течении реки Оки — княжества Но-восильское, Белёвское, Воротынское, Одоевское, Перемышльское и Мезецкое. Именно в то время владения Витовта на юге достигли Черного моря.

Сразу после смерти Василия I, умершего 27 февраля 1425 года, реальная власть в Москве перешла в руки трех его душеприказчиков: «властолюбивой княгини-вдовы Софьи Витов-товны, волевого митрополита Фотия и деятельного боярина Ивана Дмитриевича Всеволожского». Наследнику московского престола Василию Васильевичу в день смерти отца было 9 лет и 11 месяцев (родился он 27 марта 1415 года).

После небольшого сопротивления Юрий Дмитриевич вынужден был заключить с московскими властями соглашение, по которому обязывался «не искать» под Василием II великого княжения, положившись на волю Орды. Галицкому князю пришлось согласиться на это, так как сила была на стороне его племянника, за спиной которого стоял грозный Витовт.

Смерть Витовта в корне изменила ситуацию и в Литве и на Руси. 80-летний правитель умер 27 октября 1430 года.

Новым великим князем литовским стал свояк Юрия Дмитриевича, Свидригайло Ольгердович. Теперь поддержкой могущественной Литвы располагал не московский князь, а его дядя, считавший себя обделенным. По сообщению летописца, «Князь же Юрий расторг мир с великим князем и, Галич оставя, захватил, пойдя, Нижний Новгород; и князь великий послал на него войско с дядею своим, князем Константином. Тот же, это прослышав, ушел за Суру и стал на берегу, а князь Константин, постояв на другом берегу, возвратился, так как не знал, как настичь его. Князь же Юрий после отхода их снова вернулся в Новгород». Разгоревшийся спор о московском княжении попытались решить миром. С просьбой рассудить их в 1431 году и Юрий Галицкий (в сентябре), и Василий Васильевич (в августе) едут в Орду, к хану Улуг-Мухаммеду.

С московской стороны переговоры с царем и его приближенными взял в свои руки боярин Иван Дмитриевич Всеволожский. Вот каким рисует его С. М. Соловьев: «хитрый, ловкий находчивый, достойный преемник тех московским бояр, которые при отце, деде и прадеде Василия умели удержать за Москвою первенство и дать ей могущество».

Иван Дмитриевич и нашел убийственный аргумент, имевший решающее значение в глазах татар: «Князь Юрий ищет великого княжения по завещанию отца своего, а князь Василий по твоей ханской милости; ты дал Русский улус свой отцу его Василию Дмитриевичу, тот передал его сыну своему, который уже столько лет княжит и не свергнут, а значит правит по твоей милости». Такие аргументы сыграли решающую роль. Спор был решен в пользу Василия II, но за это пожалование пришлось заплатить тяжелым ордынским «выходом».

Вполне возможной после решения хана нормализации обстановки помешали два неожиданных обстоятельства:

  • • В Москве был обижен боярин Иван Дмитриевич Всеволожский. За старания в Орде ему обещали женить подросшего великого князя на одной из младших дочерей боярина. Но, добившись своего, Софья Витовтовна изменила планы и сосватала за сына серпуховскую княжну Марию Ярославну, внучку Владимира Андреевича Храброго. Иван Всеволожский отъехал в Галич, к князю Юрию;

  • • Обрушил непрочный мир скандал на свадебном пиру у Василия II, на котором присутствовали и старшие сыновья Юрия Дмитриевича Галицкого, Василий Звенигородский и Дмитрий Шемяка. Он разгорелся из-за пояса «на чепех с каменьями», снятого по приказу великой княгини Софьи Витов-товны с Василия Косого. Пояс этот якобы был украден из московской казны боярином Вельяминовым, хотя, судя по позднейшим изысканиям историков, существовало два пояса, преподнесенных суздальским князем Дмитрием Константиновичем в качестве свадебного дара своим зятьям — мужу Евдокии Дмитрию Донскому и мужу Марии Микуле (Николаю) Вельяминову. На дочери Микулы и Марии Вельяминовых был женат боярин Иван Всеволожский, также получивший в приданое этот пояс, впоследствии подаривший его Василию Звенигородскому. Оскорбленные Юрьевичи покинули Москву и отправились к отцу, по дороге разграбив Ярославль. Галицкий князь поднялся в поход очень быстро и стремительно двинулся к Москве. Там об этом походе не знали и спохватились, когда полки Юрия Дмитриевича подошли к Переяславлю-

Залесскому. С известием об этом прискакал в Москву ростовский наместник Петр Константинович Добрынский. Великий киязь попытался начать переговоры о мире, ио они были отвергнуты разгневанным Юрием Дмитриевичем. Тогда, собрав все, какие только можно войска, Василий II выступил навстречу разгневанному дяде.

25 апреля 1433 года в битве на реке Клязьме (в 20 верстах от Москвы) галицкий киязь разбил наскоро собранные полки своего племянника и занял великокняжеский трон. Василий II с матерью и молодой женой бежал сначала в Тверь, а затем в Кострому.

Добившись московского княжения, Юрий Дмитриевич нс стал губить племянника, а, заключив мир, передал ему в удел город Коломну. Это мягкосердечие победителя было воспринято как слабость, и московские бояре со своими дворами стали «отъезжать» к Василию. Одним из первых отбыл в Коломну боярин Иван Дмитриевич Всеволожский.

Почувствовав непрочность своего положения, ярко проявившуюся в продемонстрированном ему недовольстве москвичей, Юрий Дмитриевич добровольно вернул княжение Василию Васильевичу и ушел в Галич, признав своего племянника «братом старейшим». Повествуя об этом, летописец писал: «и договорные грамоты приняли в том и крест целовали, что великому князю в вотчину Юрия не вмешиваться, а князю Юрию ни великого княжения не домогаться, ни сыновей своих не принимать и помощи им не давать против великого князя. Так, заключив мир, князь Юрий пошел в Галич, а князь великий князя Юрия Патрикеевича послал воеводой на Юрьевичей со всем своим двором. Те же отступили от Костромы и стали на речке Куси, и в то же время подоспели к ним вятчане, и от отца подошла им подмога, и дали они бой, и одолели Юрьевичи, и воеводу, князя Юрия Патрикеевича, схватили, и пришли опять к Костроме, а как Волга стала, пошли к Турдеевым оврага...». Сражение на Куси произошло 28 сентября 1433 года. Одолев московские полки, Василий и Дмитрий Шемяка послали гонцов к отцу, предлагая ему начать войну за великое княжение. Но тот отказался, не ожидая нападения на свои земли.

Поражение своих воевод и известие о помощи, оказанной Василию и Юрию их отцом, вынудило Василия II думать не о мире, а о мести. Рати московского князя, вопреки заключенному соглашению, напали на Галич и выжгли посады вокруг него. Тогда, собрав большое войско, призвав воинственных вятчан, Юрий Дмитриевич выступил против своего вероломного племянника. 20 марта 1434 года в решающем сражении в Ростовской земле (у Святого Николая на Горе) великокняжеские полки были разбиты и бежали. Сам Василий II попытался укрыться в Новгороде, затем искал помощи у тверского князя Бориса Александровича, затем ушел в Нижний Новгород, собираясь искать убежища в Орде.

Тем временем Юрий осадил Москву. Осада продолжалась всего неделю. 31 марта москвичи открыли звенигородскому князю ворота, признав его своим государем. Но вскоре после этой победы, 5 июня 1434 года, Юрий Дмитриевич умер. Недолгое его правление ознаменовалось началом чеканки на московских монетах изображения всадника, копьем поражающего змея, так как Георгий Победоносец был небесным покровителем Юрия Дмитриевича

После смерти отца со всей активностью в усобицу включился его старший сын, Василий Юрьевич, который по ле-ствичному праву уже не имел никаких прав на престол. Его родные братья, Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный, перешли на сторону Василия II. Своему старшему брату они заявили: «Аще не восхоте Бог, да княжит отец наш, а тебя и сами не хотим». По-видимому, обоих Дмитриев просто купили. Ше-мяке, княжившему в Рузе, обещали Углич и Ржеву. Дмитрию Красному помимо доставшегося от отца Галича посулили Бежецкий Верх. И дали их.

Василию Юрьевичу пришлось уйти из Москвы, «побрав злато и сребро, казну отца своего, и градьскыи запас весь», в Новгород. «Князь же великий Василий Васильевич сел на великом княжении московском в своей вотчине...»

Не задержавшись в Новгороде, Василий Юрьевич в конце 1434 года ударил по Бежецкому Верху и Заволочью, где начал собирать войска для войны с двоюродным братом. Затем уже во главе своих полков Василий Звенигородский выступил к Костроме. Однако первое сражение выиграли воеводы Василия II. В 1435 году он разбил своего соперника на реке Кото-росли.

Битва произошла 6 января этого года между селами Великим и Козьмодемьянским. Исход боя решил удар засадного полка из великокняжеской рати, смявшего порядки войска Василия Юрьевича. Потерпев поражение, звенигородский князь ушел к Кашину, а затем, пополнив свои поредевшие полки, двинулся на Вологду. Там ему удалось захватить врасплох и пленить нескольких воевод Василия Васильевича — боярина Федора Михайловича Челяднина, Василия Михайловича Шею Морозова, Андрея Федоровича Голтяева. От Вологды звенигородский князь пошел на Заозерье — область за озерами Белое, Кубенское, Воже и Лача по реке Кубена, где княжил сторонник Василия II, Дмитрий Васильевич Меньшой Заозерский. У села Устья заозерское войско, которым командовал Федор, сын Дмитрия Васильевича, было разбито. Сам Федор Дмитриевич спасся бегством, а Василий ушел сначала в Устюг, где едва не был убит своими врагами, а затем — в Кострому.

Весной 1435 году между Василием II и Василием Звенигородским был заключен мир. Последнему был пожалован город Дмитров, он же, в свою очередь, вернул захваченный полон и награбленное добро. Впрочем, по неизвестной нам причине, уже через месяц Василий Юрьевич отослал великому князю разметные грамоты и выступил в поход, уйдя в Кострому, служившую ему надежным тылом. Туда же была вызвана и вятская рать. Как только она пришла на соединение с его полками, звенигородский князь устремился к Галичу и овладел им. Та же участь постигла и Устюг, с той лишь разницей, что в этом городе произошли казни — Василий мстил жителям за устроенное на него покушение. В числе казненных оказались воевода князь Глеб Иванович Оболенский и владычный деся-тинник Иев Булатов.

Зимой разразился второй «свадебный скандал» — Дмитрий Шемяка прибыл в Москву, чтобы пригласить Василия II на свое венчание с Софьей, дочерью князя Дмитрия Заозерского. Великий князь на это приглашение ответил арестом и заточением рузского князя в Коломне, «а пристав при нем был Иван Старков, коломенский наместник».

После пленения Дмитрия Шемяки его двор («братни дворяне пятьсот человек») ушел к Василию Юрьевичу, заметно усилив собранное им войско. Звенигородский князь двинулся навстречу своему врагу, Василию II, войско которого вступило в Ростовскую землю. Битва произошла 14 мая 1436 года на реке Черехе, у села Скорятина. Не надеясь на свои силы, Василий Юрьевич пустился на хитрости: желая «искрасти великого князя», он предложил ему перемирие до утра, что и было принято. Великий князь распустил своих ратников «кормов деля» (на заготовку провианта), а Косой, пользуясь этим, хотел напасть на него. Но московская сторожа вовремя предупредила Василия Васильевича и его воевод о готовящемся нападении, и великокняжеские полки успели приготовиться к сражению. Василий Юрьевич был разбит, схвачен воеводами Борисом Тоболиным и князем Иваном Друцким, которые привели его к Василию II. Тот распорядился отправить пленника в Москву. Но в это время к великому князю пришла весть, что отряд вятчан, направленный Василием Юрьевичем на Ярославль, в устье реки Туношны разбил войско князя Александра Федоровича Брюхатого и пленил его. Тогда Василий Васильевич, придя в ярость, приказал выколоть своему двоюродному брату один глаз (по другой версии — оба глаза). После этого Василий Звенигородский и получил прозвище «Косой».

На время ситуация в Московском княжестве нормализовалась. Обострилась она из-за конфликта Василия II с ханом Улуг-Мухаммедом. Когда-то именно он помог Василию одолеть его дядю Юрия и надеялся на поддержку московского князя в борьбе с соперниками в Орде. Разбитый своим главным врагом, Кичи-Мухаммедом, Улуг-Мухаммед в 1438 году попытался укрыться в литовском тогда Белёве. Несмотря на действующий тогда союз Василия II с изгнанным из родного юрта ханом, московский государь отправил против недавнего союзника свои войска. Командовали им двоюродные братья Василия Васильевича, Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный. Они повели «и прочих князей множество, с ними же много численные полки». 5 декабря 1437 года под стенами занятого татарами Белёва произошло большое сражение, закончившееся неожиданным поражением великокняжеской рати.

В Белёвской битве московские рати сначала обратили войско Улуг-Мухаммеда в бегство, но это оказалось хитрым маневром. Пока одни татарские отряды отвлекали русские полки, другой отряд неожиданно ворвался в Белёв и занял его. В бою погибли воеводы А. Шонуров, Ф. Тарусский, А. Лобап Стародубский, Н. Туриков, С. Горсткин, К. Порховский, И. Кузьминский, А. Хоробров, Д. Кайса. Воспользовавшись растерянностью противника, войско Улуг-Мухаммеда перешло в наступление и разгромило войска великого князя. Досаднее всего тот факт, что перед сражением хан предлагал Василию II мир и обещал избавить Москву от уплаты дани («даст ми богъ, буду на царстве и доколя буду жив, дотоля ми земли Рус-скые стеричь, а по выходы ми не посылати, ни по иное ни по что». У луг-Мухаммед даже предлагал прислать в заложники одного из своих сыновей Мамутека (Махмутека). Однако великий князь, уверенный в победе над врагом, принял решение атаковать Улуг-Мухаммеда, и жестоко просчитался. Впрочем, потери понесли и татары. В сражении были убиты «зять царев и татар много». Однако эти жертвы себя окупили сполна и не стали фатальными. Татарское войско сохранило боеспособность.

В 1438 году Улуг-Мухаммед захватил Нижний Новгород, посадив княжить там из своей руки Данилу Борисовича. Он происходил из рода суздальских князей, некогда владевших этим городом. В следующем году, 3 июля, Улуг-Мухаммед «безвестно» пришел к Москве, стоял под городом десять дней, пожег посады, «зла много учини земли Русской», ушел обратно с множеством пленных. На обратном пути татары выжгли Коломну «и людей множество плени, а иных изсеклъ».

Зимой 1444 года войско Улуг-Мухаммед выступило из Нижнего Новгорода и двинулось к Мурому. Навстречу ему

1

ПСРЛ. Т. 26. М.-Л., 1959. С. 192.

2

ПСРЛ. Т. 25. С. 260. ПСРЛ. Т. 11-12. С. 24.

3

ПСРЛ. Т. 26. С. 192.

выступили все князья, сплотившиеся на тот момент вокруг Василия II. Свои полки привели князь Галицкий и Углицкий Дмитрий Юрьевич Шемяка, Иван Андреевич Можайский, Михаил Андреевич Белозерский, Василий Ярославич Серпуховской. Узнав о приближении большой русской рати, У луг-Мухаммед ушел обратно к Нижнему Новгороду. Догнать его главные силы не удалось, но отдельные загонные татарские отряды были настигнуты под Муромом и Гороховцом. Часть налетчиков уничтожили, часть — пленили. Среди последних оказались и некоторые командиры: Ихмуть-мурза и князь Аз-бердей Миширеванов. В конце 1444 года войско одного из сыновей хана Мустафы-султана было разбито великокняжескими воеводами Василием Ивановичем Оболенским-Косым и Андреем Голтяевым под Переяславлем-Рязанским на р. Ли-стани. Воспользовавшись сильными морозами, русские войска с помощью мордовских лыжников настигли татар и окружили их на лесистом холме между селами Турлатово и Астромино. «И бысть им бой велик и силен зело на речке на Листании и начаша одолевати христианя... и много татар избиша». В этом бою погиб и сам царевич Мустафа.

Военные действия продолжались и в 1445 году. Оставаясь в Нижнем Новгороде, Улуг-Мухаммед выслал в поход против великого князя своих сыновей, Мамутяка и Якуба. Василий II во главе своего войска выступил против татар, но столкновение с ними закончились еще одним его страшным поражением в битве под Суздалем 7 июля 1445 года.

Суздальская битва произошла у Спасо-Ефимьевского монастыря на берегу р. Нерли. Как и в Белевском сражении, превосходство было на стороне русских войск. Войска «царевичей» Мамутяка и Якуба, сыновей Улуг-Мухаммада, стали отступать, но затем ударили по начавшим преследование и потерявшим строй войскам великого князя. В битве русские потеряли весь свой командный состав: Иван Можайский и Василий Серпуховский были ранены и бежали с остатками своих войск, а сам Василий II, сражавшийся мужественно и получивший несколько ран, вместе с Михаилом Андреевичем

1

ПСРЛ. Т. 26. С. 197; ПСРЛ. Т. 11-12. С. 62

Белозерским попал в плен к Мамутяку. Ордынцы потеряли в этом сражении около 500 человек. После столь крупной победы торжествующие ворвались в Суздаль и три дня грабили его. Затем они двинулись к Владимиру, перейдя через Клязьму, однако жители города успели подготовиться к обороне, и татары не рискнули осаждать его, ограничившись грабежом предместий. Затем Мамутяк и Якуб вернулись в Муром, а оттуда ушли к отцу, в Нижпий Новгород, уводя с собой и пленного великого князя. На время его пленения старшим в роду московских князей стал Дмитрий Юрьевич Шемяка — именно он и занял Москву.

Тем временем за значительный выкуп Василий освободился из ордынского плена и возвратился на Русь. Шемяка вынужден был уйти в свои города, но ненадолго. Вынужденный собирать для Орды выкуп за себя, Василий II быстро терял поддержку горожан и служилых людей. В феврале 1446 года при полном попустительстве своих слуг Василий был захвачен на богомолье в Троицком монастыре Дмитрием Ше-мякой, привезен в Москву, ослеплен в отмщение за Василия Косого и сослан в Вологду.

Но и Шемяка не проявил себя на московском престоле дальновидным политиком: продолжение сбора денег для выплаты татарам, восстановление независимости Нижегородского княжества, подчиненного еще Василием I, обещания защиты независимости Новгорода Великого — все это крайне негативно воспринималось московской служилой средой, а в особенности родовитым московским боярством. Вновь начался процесс «отъезда» всех недовольных Шемякой ко двору Василия Темного (это прозвище он получил после ослепления — «темный» = «слепой»), на этот раз в Вологду. Теперь на стороне Василия II выступил Борис Александрович Тверской (их союз был закреплен обручением шестилетнего сына Василия Ивана с четырехлетней дочерью тверского князя) и большинство духовенства.

Поддержка церкви имела для опального князя особую роль, ведь он изгнал в 1439 году митрополита-грека Исидора,

1

ПСРЛ. Т. 25. М., 2004. С. 262-263.

поставленного по обычаю на Русскую митрополию в Константинополе и подписавшему в этом сане Флорентийскую унию православных и католических иерархов. После этого собор русских епископов в 1441 году уже без согласия Константинопольского патриарха избрал митрополитом епископа Иону, что стало важным шагом на пути становления самостоятельности русской церкви. В этих трудных для Василия II условиях игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифоп сиял с князя грех нарушения клятвы, данной Шемяке прилюдно в том, что впредь больше не будет стремиться к великому княжению.

Дмитрий Шсмяка нс решился сопротивляться столь обширной коалиции и в 1446 году сам покинул Москву. Василий II занял московский престол и не покидал его больше вплоть до своей смерти. Активных военных действий ни Шемяка, ни Василий II больше не предпринимали, но состояние зловещей неопределенности сохранялось вплоть до загадочной смерти Шемяки в Новгороде в 1453 году. Историки полагают, что галицкий князь был отравлен подкупленным московскими людьми поваром.

Междоусобная война сильно разорила страну. Выяснения отношений между князьями вылились в десятки разоренных городов, сотни сгоревших сел. На фоне внутренних неурядиц в Руси вновь выросло влияние Орды. Главным итогом этой длительной усобицы стало утверждение принципа наследования власти по прямой нисходящей линии — от отца к сыну. Василий II, переживший почти тридцатилетнюю войну от начала до конца (редкий для правителей срок), сумел сделать из ее итогов правильные выводы: чтобы избежать усобиц в дальнейшем, он вместе с титулом великого князя выделил старшему сыну Ивану III и более крупную долю наследства, обеспечивая превосходство над младшими братьями.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >