Русско-печенежские войны

«...своим множеством [они] превосходят весенних пчел, и никто еще не знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются: число их бесчисленно...»

Феофилакт Болгарский о печенегах

До прихода в Европу предки печенегов, кочевого тюркоязычного народа, обитавшего в IX—XI веках в причерноморских степях, жили в степях между Волгой и Уралом. Это было воииствеииое и жестокое племя, против которого в конце IX — начале X столетия объединились соседние народы -хазары и торки (гузы). Под их совместными ударами печенеги отступили в причерноморские и приазовские степи, к границам Руси и Ромейской империи (Византии). Обороняться, впрочем, они не собирались и, выбив хазар из донских степей, в союзе с болгарами обрушились на венгров. Победители захватили стойбища мадьяр, уничтожили их жен и детей, вынудив уцелевших воинов уйти за Карпатские горы, в Паннонию.

1

В конце IX — начале X века «вся европейская тысячекилометровая степь» стала уже печенежской.

Абу-Дулаф писал в своей «Книге о чудесах стран» (ок. 942—943 годов) про печенегов, называя их «баджнак»: «Это люди длиннобородые, усатые, производящие набеги друг на друга... Мы путешествовали среди них двенадцать дней и нам рассказали, что страна их прилегает к северу и к стране славян. Они никому не платят дани». Основу их войска составляли отряды конных лучников и обоз — подвижная крепость на колесах. Обнаруженные погребения печенегов характерны наличием чучела коня и соответствующего оружия — тяжелых луков с массивными костяными накладками. На вооружении печенежских воинов также были копья, мечи, сабли, боевые ножи, боевые топоры, булавы, кистени и метательные железные крючья (серпы) на цепях или веревках. Используя это разнообразное вооружение они могли поражать противника и на дальней дистанции и в ближнем бою.

1

Плетнева С. А. Кочевники Средневековья. С. 25.

2

Гаркави А. Я Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870. С. 185.

3

Плетнева С. А. Кочевники Средневековья. С. 25

4

Бороздина А. К. Классификация вооружения печенегов // Оверщина в icTopii Украши: Зб1рник наукових праць. Ки‘1в; DiyxiB, 2009. Вип. 2. С. 33. О железных серпах печенегов см.: Анна Комнина. Алексиада. СПБ., 2010. С. 166.

Первые сведения о набегах печенегов на русские пределы, возможно, легендарные, относятся ко второй половине IX века, когда их отряды, еще при князьях Аскольде и Дире, попытались разграбить земли полян. Аскольд в 875 году нанес новым врагам поражение, «избиша множество печенег». Ю. В. Сухарев ставит данное сообщение под сомнение, так как этот народ лишь в 889 году переправился через Волгу и до 894 года вел на Дону непрерывную войну с уграми. Поэтому историк утверждает, что, вероятно, «первоначально в данном сообщении фигурировали другие кочевники (хазары, венгры или болгары), замененные позднее на “печенеги”». Думается, на Руси хорошо знали разницу между своими степными врагами, а постоянно меняющаяся дислокация кочевых орд не исключает предположений о возможном прорыве части печенежских сил к киевским рубежам и в 875 году.

В правление Игоря Старого печенеги уже прочно осели в причерноморских степях. Под 915 годом в летописи отмечено: «Приидоша Печенези первое на Русскую землю и створивше миръ съ Игорсмъ, идоша к Дунаю». Печенежские орды, по призыву ромеев шли воевать с болгарским царем Семеоном.

Если в 915 году, в первый спустя 50 лет приход печенегов на Русь, князю удалось избежать столкновения с ними, заключив с печенежскими князьями мир, то через некоторое время с ними пришлось воевать — 920 годом отмечен первый поход Игоря на печенегов. Обстоятельства похода, так же, как и его результаты, в летописях опущены, но нет сомнения, что с той поры на всем протяжении границы со степью уже бушевала настоящая война, изредка сменяющаяся коротким настороженным затишьем.

Константин Порфирогенит (Багрянородный) писал, что излюбленным местом атак печенегов был район Днепровских порогов, где они подстерегали караваны русских торговых судов, направлявшихся в Константинополь. Серьезную под-

1

Перхавко В. Б., Сухарев Ю. В. Воители Руси. IX—XIII вв. М., 2006. С. 95.

2

Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989. С. 39.

держку кочевникам в то время оказывала Византия, руками своих степных союзников ослаблявшая потенциальных врагов. Когда Константинополь находится в дружбе с печенежской ордой, объяснял Константин Багрянородный своему сыну, то никто из ее противников не осмелится даже пошевелиться. Русские не могут предпринять никакого похода вне своих границ, если они не находятся в мире с печенегами; без их позволения они не могут приходить в Константинополь ни для торговли, ни с войною. Мадьяры, столько раз испытавшие поражение от печенегов, продолжают питать к ним самую почтительную боязнь. Если византийский император будет находиться в мире с печенегами, то ни русские, ни мадьяры не страшны для него, — они даже не посмеют тогда просить слишком больших подарков от греков за свое мирное поведение. Иначе им можно погрозить печенегами. То же самое и в отношении Болгарского царства. Если византийский император хочет быть страшным для болгар, он легко достигнет этого посредством печенегов.

Некий перелом в борьбе с печенегами произошел в начале или к 40-м годам X века. В 944 году, выступая в поход на Византию, Игорь заключил союз с печенежскими князьями и их отряды, нанятые князем, присоединились к русскому войску. Видимо это была вынужденная мера, так как кочевникам пришлось дать Игорю заложников, а после заключения мира с греками, по приказу киевского князя они пошли воевать болгарскую землю.

В X веке печенеги делились на 8 племен, или «колен», каждое из которых состояло из 5 родов. Часть их жила на правом берегу Днепра, другая — на левом. На Правобережье южнее всех кочевало колено Гиазихопон, подпирая границу Дунайской Болгарии. Колено Гила обитало близ рубежей

1

С. А. Плетнева называет 8 крупных племенных образований печенегов «округами» или «ордами». 4 из них, кочевавшие в середине XI в. между Днестром и Днепром распались на более мелкие племена или «колена». Этот термин исследовательница соотносит со словом «часть» [орды]. — Плетнева С. А. Печенеги С. 464, 466. В действительности, «колено», это не часть «округа», а часть всего печенежского народа.

Венгрии, Харовой и Явдиертим — Руси. На Левобережье находились места кочевий четырех других колен: Кварципур, Сирукалпеи, Вороталмат и Вулацоспон.

В XI столетии печенеги уступили левый берег Днепра пришедшим туда с востока гузам (торкам), но численность их увеличилась, возросло и количество племен. В этот период известно уже 13 печенежских колен, кочевавших в степях от Днепра до Дуная. Сосредоточение здесь значительных конных масс степняков вело к нарастанию опасности их вторжений в сопредельные земли, прежде всего — во владения Византийской империи.

Во главе колен стояли «великие князья», а во главе родов — «малые князья». И те, и другие были, прежде всего, военачальниками, предводителями племенных и родовых конных ополчений. Во время совместных действий нескольких колен избирался главный командир. Власть вождя передавалась не от отца к сыну или брату, а двоюродному брату предшественника или одному из его сыновей.

Ведомые своими военными вождями, печенеги совершали опустошительные набеги на пограничные страны: Русь, Византию, Венгрию, Болгарию, Хазарию, Аланию, в земли буртасов и других народов Подонья, Поволжья и Северного Кавказа. Сохранилось любопытное описание боевого расположения печенежского войска. Преобладающей его частью была легкая конница. Поэтому печенеги предпочитали атаковать своего противника стремительными налетами, прицельно поражая вражеских воинов стрелами и стараясь внезапным отступлением завлечь их в заранее подготовленную засаду. В случае же настоящего сражения печенежская орда выстраивалась отдельными отрядами (по родам), построенными клиньями, заполняя промежутки между ними своими вежами — крытыми передвижными кибитками, походными возами, за которыми укрывались женщины и дети. При неблагоприятном развитии

1

Артамонов М. И. Указ. Соч. С. 354.

2

Плетнева С. А. Печенеги. С. 466.

3

Там же. С. 355.

хода сражения кибитками, как стеной, огораживались ряды обороняющегося войска.

Такой способ расположения боевых сил перед сражением был наиболее действенным в непрекращающихся степных войнах, но особенно в битвах с русскими витязями и катаф-рактариями Византии, заметно превосходившими печенегов и качеством своего защитного вооружения, и возможностью укрепить фронт своей позиции выстроившейся стеной фалангой пешцев.

При обороне повозки печенегов окружали занятые ими позиции сплошной стеной. Прочные вежи придавали устойчивость их расположению. О страшных кибитках пацинаков, о которые, как правило, легко разбивался вал греческих штурмовых атак, с должным почтением писали позже ромеи. Так, описывая одно из сражений, Анна Комнина в своей «Алек-сиаде» писала: «Скифы (печепеги — В. В.) тоже встали в боевые порядки — ведь они обладают врожденным искусством воевать и строить ряды, — устроили засады, по всем правилам тактики «связали» свои ряды, как башнями огородили свое войско крытыми повозками, а затем поотрядно двинулись на самодержца...». Можно согласиться с предположением, что часть печенежских повозок-веж являлась военными сооружениями, построенными для военных целей. В другом месте своего повествования Анна сообщает: «Палеолог и Григорий Маврокатакалон стояли за то, чтобы отложить битву с печенегами, и советовали силой овладеть Большой Преславой. «Скифы, — говорили они, — увидят, что мы при оружии и движемся в таком порядке, и не отважатся вступить с нами в битву. Если же всадники осмелятся на бой без повозок, то, как вы хорошо знаете, они потерпят поражение и у нас на будущее будет прекрасно защищенное укрепление — Большая Преслава»».

Анализ этого текста свидетельствует, что командиры ромейской армии были убеждены — если печенеги вступают в бой без боевых веж, то терпят поражение. С ними их строй превращался в несокрушимую позицию. Конечно, нельзя

1

Анна Комнина. Алексиада. С. 160.

2

Там же. С. 159.

утверждать, что печенеги имели шанс на победу и реализовывали его только благодаря повозкам, которые они «использовали вместо стены». Но в больших сражениях с главными силами империи описанные Анной Комниной высокие и крепкие возы действительно играли решающую роль, вынуждая ромеев опасаться этого средства борьбы. Помимо мужчин вежи обороняли и женщины. Сохранился рассказ о гибели сына некого Мигидина, схваченного «скифянкой» (печенежкой) при помощи железного серпа, которым воина подтащили к повозкам и убили.

Воспроизводя реалии битвы с печенегами в «Руслане и Людмиле», А. С. Пушкин также отметил наличие боевых веж в их войске, обозначив их чисто по-русски «походными телегами». Вспомним:

Вдали подъемля чёрный прах;

Идут походные телеги, Костры пылают на холмах. Беда: восстали печенеги!

Оружие печенегов, как уже упоминалось выше, представляло стандартный набор воина-степняка: тяжелый лук и стрелы, сабля или меч, кинжал или нож, топор, булава и длинное копье. Действуя таким копьем, в одном из сражений с византийским войском расхрабрившийся печенег сумел нанести удар в ягодицу самому императору Алексею Комнину. Описав это происшествие, дочь пострадавшего добавила: «И хотя копье не оцарапало кожи, тем не менее, причинило Алексею невыносимую боль, которая не покидала его в течение многих лет». Высокоэффективным оружием являлся и описанный той же Анной Комниной метательный «железный серп», по-видимому, изготовлявшийся в виде заточенного крюка, крепившегося к цепи или веревке.

Военные историки отмечают наличие у части печенегов и добротного защитного вооружения. В бою их прикрывали

1

Там же. С. 187.

2

Там же. С. 166.

3

Анна Комнина. Алексиада. С. 162.

пластинчато-нашивные доспехи, состоявшие из железных пластин, нашитых на кожаную или тканевую основу. Также использовались и кольчужные рубахи, наголовья — шапки или шлемы, боевые пояса, наколенники. Имелись у печенежских воинов и щиты.

Сложную задачу управления частями своего войска кочевники решали при помощи сигнальных труб. Их отличала не только оригинальная конструкция, по и внешний вид — трубы делали в виде бычьих голов.

* * *

Атаки печенегов поражали своей стремительностью. Фео-филакт Болгарский, описывая действия пацинаков, сообщал: «Их набег — удар молнии, их отступление тяжело и легко в одно и то же время: тяжело от множества добычи, легко — от быстроты бегства. Нападая, они всегда предупреждают молву, а отступая, не дают преследующим возможности о них услышать... Они спрячутся в скалах, прикроются густотою леса, а он (противник — В. В.) будет блуждать по горам и рощам, которых дикая суровость уступает только дикой натуре преследуемых; он будет зрителем той великой скифской пустыни, которая не осталась неизвестной и для пословицы. Если, вопреки природе вещей, он будет упорствовать, то и сам погибнет, не столько заслужив сожаление своим несчастием, сколько осуждение своим безрассудством; а Скифы успеют доказать, что они дети скал и дубов, будут наносить удары, сами им не подвергаясь... Жизнь мирная — для них несчастье, верх благополучия — когда они имеют удобный случай для войны или когда насмеются над мирным договором. Самое худшее то, что они своим множеством превосходят весенних пчел, и никто еще ие знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются: число их бесчисленно».

1

«Скажите всем, что Русь всегда жива ...». Ратные дела Отечества: Русь и юная Россия. VI—XVI вв. М., 2004. С. 138; Бороздина А. К. Классификация вооружения печенегов. С. 34

2

Цит. по: Васильевский В. Г. Византия и печенеги (1048—1094) //ЖМНП. 1872. Ч. 164. Отд. II. С. 119.

В 968 году, воспользовавшись отсутствием в Киеве князя Святослава, воевавшего в Болгарии, печенежские орды осадили его стольный город. От имени сына в нем правила его мать, княгиня Ольга. Положение осажденных было тяжелым, и тогда на помощь киевлянам пришел во главе черниговского ополчения воевода Претич. Однако он не решался переправиться через Днепр и вступить в сражение с огромным печенежским войском. Тогда киевляне послали к воеводе гонца, сообщившего воеводе, что если он не поможет городу, то на следующий день они сдадутся. Наутро черниговцы подняли в своем лагере страшный шум, который встревожил печенегов, решивших, что к Претичу подошло подкрепление. Опасаясь разгрома, они отошли от Киева и начали переговоры с русским воеводой, выдавшим себя за командира передового отряда огромного войска, подходившего с востока. Печенежский князь поспешил заключить с русскими мир, одарив Претича конем, саблей и стрелами. В ответ воевода преподнес ему кольчугу, меч и щит.

1

Хорошо известна зловещая роль, сыгранная печенегами в судьбе киевского князя Святослава Игоревича, в 972 году на обратном пути из Болгарии на Русь попытавшегося с остатками своего войска пробиться через печенежский заслон на днепровских порогах. В бою дружина была разбита, сам он погиб. Из отрубленной головы Святослава печенежский князь Куря велел сделать окованную златом (по другой версии — серебром) чашу для пиров. Изготовление таких ритуальных сосудов — распространенный обычай у тюркоязычных народов. По представлениям степных воителей, при использовании подобных чаш к пьющему переходит вся сила и мужество поверженного врага. Чем отважнее он был при жизни, тем лучше для победителя. Известно, что печенег Куря и его жена пили из черепа Святослава, надеясь, что у них родится сын, подобный погибшему русскому князю-витязю1.

Правивший в Киеве после смерти отца Ярополк Святославич также воевал с печенегами. Война закончилась победой киевского князя, после чего с побежденными был заключен мир, а печенежский князь Илдей поступил на службу Ярополку2.

Печенеги участвовали в первой на Руси междоусобной войне, которую вели друг с другом сыновья Святослава — киевский князь Ярополк и новгородский князь Владимир. В 980 году, когда Владимир стал одолевать сводного брата, один из слуг того, Варяжко, посоветовал князю бежать к печенегам и набрать среди них новое войско. Ярополк не успел воспользоваться этим советом, ио Варяжко так и поступил. После гибели своего господина, вероломно убитого во время перегово ров, он ушел к печенегам и «многажды воевал с ними против Владимира».

Печенежская опасность вновь обострилась в 90-х годах X века. В 992 году Владимир Святославич отразил новый большой набег печенегов. На этот раз одолеть врага помог подвиг Яна Усмошвеца (по-иному этого богатыря именовали Усмо-вич, Усмарь), русского воина-поединщика, товарища другого богатыря, известного из летописных рассказов — Александра Поповича. По легенде, с этим подвигом связано основание города Переяславля-Южного. В 992 году печенежское и русское войско встретились на броде через реку Трубеж. Обе стороны договорились начать битву поединком. Печенеги выставили могучего на вид воина («мужа велика и сильна»), против которого не отважился выступить никто из русских витязей. В последний момент на бой вышел Ян Усмошвец. Не отличавшийся выдающимися внешними данными, он обладал значительной силой — по рассказам отца, мог разорвать воловью шкуру. В схватке Усмошвец задавил противника голыми руками. «И кликнуша вой русстии, печенези же побегоша, а русь по-гнаша по них, секуще их».

Пораженный Владимир Святославич после победы заложил на этом месте город, назвав его Переяславлем, якобы потому, что здесь русский богатырь перенял славу печенежского. Этот рассказ можно было бы считать не просто искаженным, а полностью легендарным, ведь город Переяславль упоминался еще в договоре 907 года Олега с греками, но сомневаться в реальности существования самого витязя не приходится. Известны два совместных похода Яна Усмовича и Александра Поповича на печенегов — в 1001 и 1004 годах. Во время первого похода воеводы разбили врага, пленив их князя Родомана с сыновьями, во время второго печенеги, узнав о приближении русского войска, бежали из-под Белгорода, не принимая бой.

1

Волков В. А. Русская рать: богатыри, витязи и воеводы. М., 2005. С. 49.

2

ПСРЛ. Т. 2. М., 1998. Стлб. 106-107; ПСРЛ. Т. 15. М., 2000. С. 116 и др. летописи.

3

Однако бывали случаи, когда военное счастье изменяло русскому оружию. Так в 995 году Владимир Святославич был разбит печенегами у города Василева, причем едва спасся, укрывшись «под мостом» (в честь чудесного избавления от опасности князь дал обет поставить в Василеве церковь во имя Преображения Господня и выполнил свое обещание).

Впоследствии воеводы Владимира (сам он уже не рисковал выходить против кочевников) совершили несколько более успешных походов на печенегов. А около 1007/1008 года при посредничестве миссионера Бруно Кверфуртского киевскому князю удалось заключить с ними мир. В числе заложников в степь отправился один из сыновей киевского князя. Есть предположение, что им мог быть Святополк, позднее неизменно получавший поддержку и военную помощь пацинаков. Впрочем, через пять лет, в 1013 году, печенежские набеги возобновились. Против них в 1015 году был выслан с великокня

1

Оглоблин [Н.Н.] Письмо архиепископа Бру нона к германскому императору Генриху II // Университетские известия. Киев, 1873. №8. Отд. IV. С. 1-15.

2

Некоторые историки сомневаются в том, что заложником был Святополк. А.Ю Карпов отмечает, что этому князю было тогда около 30 лет; «он княжил в Турове, на западе Русской земли, и был слишком заметной и уже вполне самостоятельной фигурой, чтобы исполнять роль заложника». Историк осторожно предполагает, что к печенегам отправили кого-то из младших сыновей Владимира. -Карпов A. IO. Владимир Святой. М., 2004. С. 330. Другой исследователь, Ю. В. Сухарев, полагает, что заложником стал Борис Владимирович. — Перхавко В. Б., Сухарев IO. В. Воители Руси. IX—XIII вв. С. 109. Это предположение представляется ошибочным — в отличие от Святополка, Борис был любимым сыном Владимира и рисковать им киевский князь стал бы в последнем случае. То обстоятельство, что туровский наместник был уже заметной фигурой, не исключает его отправки к печенежским ханам, которым такое внимание Владимира могло только польстить.

жеским войском сын Владимира Борис, но смерть отца остановила его поход.

Следует отметить, что война на границе стала почти закономерным явлением. Столкновения отличались лишь масштабами. Периоды больших войн с печенегами неизбежно сменялись годами «малой войны», когда совершались быстрые набеги и нападения на торговые караваны. Особенно частыми, как отмечалось выше, они были в районах южного пограничья и на днепровских порогах, где приходилось перетаскивать ладьи волоком, то разгружая товары, то вновь загружая их на корабли. Необходимость борьбы с конным печенежским войском повлекла за собой качественные изменения в военной организации Киевской державы. Задача надежной обороны южных границ от пацинаков потребовала создания на Руси кавалерии как отдельного рода войск.

Укрепляя оборону своей державы, Владимир Святославич строил новые города-крепости: Владимир-Залесский, Владимир-Волынский, Белгород и упомянутый выше Василев, укрепленную гавань в устье реки Сулы с говорящим названием Воинь. Гарнизоны их состояли из воинов, собранных со всех русских земель. Пограничная стража князя Владимира превратилась в настоящее войско, несшее службу на постоянной основе.

С отчаянно смелым народом степных наездников вел упорную борьбу и Ярослав Мудрый. Весной 1017 года поддерживавшие его брата Святополка печенеги напали на Киев. Им даже удалось ворваться в город, но вступившие в бой варяжские дружины отбили эту атаку. В 1019 году Ярослав снова разбил Святополка и печенегов. Враги пришли «в силе тяжкой» к реке Альте. Русское войско ударило по печенегам на рассвете, но быстрой победы не получилось. Сражение продолжалось до глубокой ночи, после чего противник бежал. Именно Ярославу Мудрому было суждено нанести последнее решительное поражение печенегам, в 1036 году отразив их удар по Киеву.

1

Перхавко В. Б., Сухарев Ю. В. Воители Руси. IX—XIII вв. С. 112.

2

Там же. С. ИЗ.

После этой кровопролитной битвы печенеги так и не смогли оправиться. Их орды разделились на 3 части, судьба которых сложилась по-разному.

Часть печенегов осталась на местах своих кочевий. Позже они вынуждены были покориться пришедшим в причерноморские степи половцам.

Другие откочевали к границам Руси. Позже вместе с частью торков и берендеями они стали верой и правдой служить киевским князьям, получив общее название «черные клобуки» или «свои поганые».

Наконец, третья часть печенежского народа, уходя от теснивших их с востока торков, а затем половцев, двинулась к границам Византии. 70 лет досаждала она ромеям, поневоле изучившим особенности ведения войны печенегами. Ряд подробностей интересен и нам, так как многие тактические приемы этих кочевников использовались потомками кпязя Бече и в войнах с Русью. Нападения на Византию начались еще в 1026 году, но поначалу они были не очень успешными из-за внутренних усобиц среди вождей степняков.

Два печенежских колена князя Когена признали власть Константина Мономаха и были расселены на территории империи, получив приказ оборонять границу Ромейской державы. Но зимой 1048 года враждовавший с Кегеном князь Тирах перешел Дунай и начал разорять лежащие за этой рекой провинции империи. Эта орда была разгромлена соединенными силами византийцев и печенегов Кегена. Тирах и еще 140 князей сдались, были крещены, но содержались как почетные пленники. Сложивших оружие печенегов расселили на запустевших во время прежних войн болгарских землях (в основном в окрестностях Средца, Ниша и Евцапела). Так печенеги стали подданными империи, но вскоре восстали. К мятежникам ушли и два колена Кегена, ранее воевавшие с войском Ти-раха под командованием командиров-ромеев. В конце лета — начале осени 1049 года в сражении с печенегами у крепости Диамполе было разбито адрианопольское ополчение, которым командовал стратиг Адрианопольского дуката Константин Арианит. Снова попытавшись решить дело миром, император направил к мятежникам Тираха и других находившихся в

Константинополе князей. Однако, оказавшись на свободе, они сразу же пристали к восстанию и отреклись от христианства. Последовавший за ними князь Кеген был убит.

Против взбунтовавшихся печенегов выступила армия стратопедарха Никифора, но в сражении у Ста Холмов она была разбита врагами. Любопытно описание произошедшей битвы, сохранившее детали боя, характерного для печенежской тактики. Оградив свой лагерь вежами-кибитками, паци-наки отбили два нападения ромеев, осыпая их сверху градом метких стрел. Приведя атакующих в замешательство, они перешли в наступление и в 1050 году разгромили армию Никифора, а затем под Адрианополем — войско Константина Ариа-нита. Сам он попал в плен и был казнен победителями. В 1053 году, в ночном сражении при Великом Преславе, они громят еще одно византийское войско. Им командовал правивший Болгарией синкелл Василий, убитый в бою. После этого поражения император Константин Мономах предпочел заключить с печенегами выгодный для них мир. Он продолжался всего шесть лет. Война возобновилась в 1059 году. Печенеги выступили в союзе с венграми. Но союзники вскоре примирились с византийцами, а кочевники были разбиты войсками императора Исаака Комнина и подчинились ему. Им снова пришлось встать под знамена Империи. В 1071 году печенежское войско в составе ромейской армии сражалось в битве при крепости Манцикерте (19 августа 1071 года). Вместе с византийцами оно было разбито сельджуками. Активно участвовали печенеги в гражданской войне середины 70-х годов XI века (выступая, как правило, на стороне претендентов на престол, набиравших войска для походов на Константинополь), выступлении Леки и Добромира, мятеже Травла.

Шанс изменить в свою пользу шедшую на Дунае не очень успешную борьбу с кочевниками власти империи получили в 1087 году, когда командовавший византийской армией Николай Маврокатакалон смог остановить вторжение объединенных сил печенегов, половцев и венгров-изгнанников короля Шаломона (Соломона). В сражении под Хариополем в марте 1087 года погибли стоявший во главе союзного войска печенежский князь Челгу («мужественно сражавшийся и приво дивший в замешательство целые фаланги» ) и его союзник, бывший венгерский король Шаломон. Но полученный Византией шанс использован не был.

На следующий год император Алексей Комнин предпринял операцию, сулившую быстрый успех. Она в деталях воспроизводила оправдавший себя в 971 году поход против укрепившегося в Болгарии Святослава Игоревича — одновременно с наступлением главных сил через балканские перевалы византийский флот вошел в Дунай, взяв под контроль течение этой реки. Однако овладеть Дерстром (Доростолом, современной Силистрией) греки не смогли, а в решающем сражении с печенежской ордой были разбиты.

В 1090 году печенеги вновь взяли верх над отборными византийскими отрядами, действуя под прикрытием своих прочных кибиток, являвшихся надежным полевым укреплением. Тогда-то в Константинополе и решили использовать в борьбе с печенегами их степных конкурентов — половцев. К ханам Боняку и Тугоркану были направлены императорские посольства. Грамоты с просьбой о помощи получили и на Руси. Вместе с 40-тысячной половецкой ордой пришла и 5-тысячная дружина теребовльского князя Василька Ростиславича.

29 апреля 1091 года произошла решающая битва при Ле-бурне (в долине реки Герб), в деталях описанная Анной Комниной2. Византийские, половецкие и русские войска атаковали укрепленный вежами печенежский стан. На этот раз отбиться за стеной своих кибиток печенеги не смогли и потерпели сокрушительное поражение. Участь народа, попавшего в руки ожесточенных против них врагов, оказалась страшной — перебиты были не только оказавшие сопротивление, но и почти все пленные, в том числе и женщины и дети. Византийская жестокость поразила даже половцев, но разорительные для империи печенежские вторжения были на долгое время остановлены.

Последний набег печенегов на Ромейскую империю произошел в 1121—1122 годах. На этот раз войну начали пацинаки, входившие до того в состав союзного Руси объединения коче

  • 1
  • 1 Анна Комнина. Алексиада. С. 155.
  • 2

Анна Комнина. Алексиада. С. 185—190.

вых племен, известного как «черные клобуки» (берендеи, тор-ки, коуи, печенеги). В Ипатьевской летописи отмечено, что «В лето 6629 (1021 г.) прогна Владимир [Мономах] Берендичи из Руси, а Торци и Печенези сами бежаша». Берендеи откочевали в Венгрию, место новых кочевий торков пока не установлено, а печенеги, покинув киевское пограничье, вторглись в пределы Византии. Первоначально они действовали удачно и в первом сражении разгромили армию базилевса Иоанна II Комнина. Победу печенегам принесли их тактические приемы — стремительные конные атаки, обстрелы из луков и действие оглушительного крика, сопровождавшего налеты конницы. К тому же они вновь применили излюбленный способ укрепить свою позицию стеной походных возов. О сложившейся в ходе сражения критической для ромеев ситуации свидетельствует полученное императором ранение — меткая печенежская стрела поразила Иоанна Комнина в ногу.

Лишь во втором сражении войска ромеев смогли взять реванш над «скифами» (пацинаками), да и то лишь благодаря действиям британских сикироносцев, прорвавшихся за линию вагенбурга и захвативших «скифский» лагерь.

Большая часть оставшихся в живых и сдавшихся победителям печенегов была расселена в западных провинциях Империи. В дальнейшем они служили во вспомогательных отрядах византийской армии. Лишь небольшая часть печенегов, уцелевших в битвах и не покорившихся ромеям, вернулась на реку Рось, вновь поступив на дозорную службу к киевским князьям.

История печенежских войн — яркое свидетельство и славы, и катастроф одного из самых интересных кочевых народов, обитавшего в Причерноморье, в обширной «Пацинакии», как обозначил владения печенегов Константин Порфирогенит. Оригинальная тактика, сочетавшая быстрые стремительные нападения легкоконных орд с наличием подвижных укрепле-

1

ПСРЛ. Т. 2. М., 1998. Стлб. 286.

2

Бибиков М. В. Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. СПб., 1999. С. 222.

иий, быстро составляемых из походных возов, хорошее оружие и умение пользоваться им, превращали печенежских воинов в опасных врагов, каждая победа над которыми становилась ярким триумфом, запечатлеваемым в памяти потомков, воспетым и в отечественной литературе. Яркий пример поэтической реконструкции противоборства русского и печенежского народов можно найти в творчестве А. С. Пушкина, описавшего жестокую брань под Киевом:

...И храбрый сонм богатырей С дружиной верною князей Готовится к кровавой битве.

И день настал. Толпы врагов С зарёю двинулись с холмов; Неукротимые дружины, Волнуясь, хлынули с равнины И потекли к стене градской; Во граде трубы загремели, Бойцы сомкнулись, полетели Навстречу рати удалой, Сошлись — и заварился бой. Почуя смерть, взыграли кони, Пошли стучать мечи о брони; Со свистом туча стрел взвилась, Равнина кровью залилась;

Стремглав наездники помчались, Дружины конные смешались;

Сомкнутой, дружною стеной Там рубится со строем строй; Со всадником там пеший бьётся; Там конь испуганный несётся; Там клики битвы, там побег; Там русский пал, там печенег;

Тот опрокинут булавою;

Тот лёгкой поражён стрелою; Другой, придавленный щитом, Растоптан бешеным конём... И длился бой до тёмной ночи;

Ни враг, ни наш не одолел!

За грудами кровавых тел

Бойцы сомкнули томны очи, И крепок был их бранный сон;

Лишь изредка на поле битвы

Был слышен падших скорбный стон

И русских витязей молитвы

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >