Посол СССР о Президенте США

Любопытны суждения о Кеннеди как о собеседнике советского посла М. А. Меньшикова. Вот что он писал в своих мемуарах:

«Чем чаще я встречался с новым президентом, тем больше убеждался в том, что это был человек сильного, независимого характера. Внешне он всегда был выдержанным, любезным, сохранял полное спокойствие. Наши беседы касались самых острых вопросов текущего международного положения и советско-американских отношений.

В отличие от Эйзенхауэра и Даллеса, Кеннеди не уклонялся от разговора по существу. Но, стараясь показать, что он готов искать пути к конструктивному и взаимоприемлемому решению проблем, президент в большинстве случаев проявлял упорство в отстаивании и аргументации официальной американской линии, которая при нем мало отличалась от линии предшествующей администрации.

К острым темам мы возвращались неоднократно, но результат был все тот же — каждая сторона оставалась при своем мнении.

Вместе с тем новая манера вести дела была, несомненно, более приятной, не говоря уже о том, что расширяла возможности получения из первых рук информации о действительной позиции американского правительства. Кроме того, Кеннеди все время как бы оставлял открытыми каналы для диалога между двумя правительствами, чего раньше не было. Это оставалось примечательной чертой его стиля даже в период резкого ухудшения наших отношений.

Глава новой администрации понимал, какие неизмеримые опасности таятся в демонстративном внезапном прекращении диалога между двумя ведущими державами. Это сказалось впоследствии при урегулировании Карибского кризиса 1962 года и постепенно привело к установлению линии «горячей связи» между руководством обоих государств»1.

О Кеннеди — человеке, президенте — еще при его жизни и после писали многие. Любопытные штрихи к его портрету были сделаны некоторыми советскими журналистами и дипломатами, которые имели возможность общаться с Кеннеди, быть участниками международных встреч, знали президента по его повседневной работе.

Советские журналисты и историки о Д. Кеннеди

Интересны наблюдения, сделанные Валентином Сергеевичем Зориным, журналистом, доктором исторических наук. Строки, написанные им о президенте Кеннеди, не относятся к временам наилучших отношений СССР и США, что тем более не дает оснований сомневаться в меткой характеристике, данной им Кеннеди.

«...Мне довелось впервые близко увидеть молодого президента летом 1961 года в Вене во время известной встречи руководителей СССР и США. Крупный мужчина с внимательными серо-зелеными глазами, белозубой улыбкой, которая появлялась на его лице несколько чаще необходимого, наталкивая на мысль о, что называется, «работе на публику», небрежность движений, некоторая даже мешковатость и вместе с тем элегантность аристократа, с юных лет привыкшего быть центром внимания, уверенного в себе, но в то же время подобранного, напружиненного.

По тому, как временами загорались его глаза, начинал звенеть голос, а затем, несколько мгновений спустя, снова полуприкрытые веки, ровно текущая речь, чувствовался большой темперамент, взятый в железные колодки годами выработанной выдержки опытного политика, умения управлять собой.

Фамильно кеннедиевская была пышная шевелюра - бронзового отлива с рыжинкой - предмет его особых забот. Рассказывают, что повсюду с собой он возил большой набор головных щеток с ручками слоновой кости - подарок жены, -тщательно следя за прической. Наряду с его привычкой для обретения душевного равновесия по нескольку раз в день принимать ванну или душ, тем чаще, чем больше выпадало треволнений, - это давало постоянную пищу сопровождавшим его журналистам...» .

Далее в очерках об американском президенте В. Зорин отмечал:

«...У наблюдавших тогда за Д. Кеннеди возникло ощущение какой-то его скованности, некоторой, быть может, повышенной осторожности. Чувствовалось, что ему не хватает опыта ведения международных дел, да и то сказать — это была одна из первых официальных международных встреч, на которой он выступал как

  • 1
  • 3орин В. Мистеры миллиарды. С. 156.

президент США. И тем не менее уже тогда, несмотря на всяческие оглядки и оговорки, робко и в достаточной степени непоследовательно новый американский руководитель сделал попытку взглянуть на ситуацию в мире несколько иначе, чем его предшественники...

Кеннеди отдавал себе отчет в том, что реальное соотношение сил в современном мире отнюдь не таково, как хотелось бы ему и тем, чьи интересы он выражал и намеревался защищать всеми доступными ему способами...» .

Оглушительный провал авантюры в заливе Кочинос заставил тогда Кеннеди произнести афористическую фразу: «У победы сто отцов, поражение — всегда сирота». Позднее придет мысль о «стратегии, чтобы выжить».

И еще две-три фразы В. Зорина о Кеннеди:

«Да, президент Кеннеди был человеком острого ума, отточенного блестящим образованием, полученным в Гарвардском университете и Лондонской школе экономических наук...

Да, он был человек сильного характера, закаленного в огне войны, которую он провел в действующем флоте, в беспокойной и опасной должности командира торпедного катера. ...

Нет, Кеннеди не был рыцарем, бесстрашно выступавшим за справедливость, думавшем о благе человечества. Он был холодным и расчетливым буржуазным политиком, верным интересам своего класса так, как он их понимал, и руководствовавшимся в своей деятельности исключительно этими интересами.

Он был только умнее большинства своих коллег, видел дальше, судил реалистичнее, делал необходимые выводы смелее, нежели они».

Кеннеди в новых условиях XX столетия более всего походил для «мучительной переоценки» прежних доктрин и концепций, которым долго следовали Соединенные Штаты Америки.

Биографы, мемуаристы, характеризуя Кеннеди как человека и президента, единодушно отмечали у него гораздо большую коммуникабельность по сравнению с его предшественниками, более активный стиль работы. Например, советский посол М.А.Меньшиков, который имел возможность наблюдать за деятельностью президента, отмечал, что у Кеннеди был и иной стиль работы и манера общения. Одно из нововведений заключалось в том, что президент потребовал от помощников всех степеней, министров, генералов и т.д. обращаться к нему непосредственно для разрешения неотложных вопросов. По-иному Кеннеди повел дело в отношениях с госдепартаментом, Советом национальной безопасности, Пентагоном, ЦРУ и другими ведомствами. Он активно вмешивался в их работу. Президент стал постоянно проявлять интерес к тому, как идет обсуждение тех или иных важных вопросов в конгрессе. В целом, внешне создавалась картина демократического руководства. Однако важнейшие государственные проблемы, как и при Рузвельте, обсуждались в узком кругу.

Любопытны наблюдения М.А.Меньшикова по поводу выступлений президента:

«Особое внимание в речах Кеннеди уделял внешней стороне дела: «Как это будет выглядеть? Что подумают друзья и противники? Какой эффект произведет такое-то выражение?» и т.п. Однако слова словами, краткие, афористические, иногда загадочные фразы фразами, а внешняя политика США при Кеннеди, особенно в

1

'Там же. С. 156, 157.

  • 2
  • 3орин В. Мистеры миллиарды. С. 150.
  • 3

первые два года его правления, оставалась прежней, хотя и камуфлировалась разговорами о свободе, мире и «новом курсе»!».

«Чем чаще я встречался с новым президентом, - писал советский посол, - тем больше убеждался в том, что это был человек сильного, независимого характера. Внешне он всегда был выдержанным и любезным, сохранял полное спокойствие... Кеннеди не уклонялся от разговора по существу... Президент в большинстве случаев проявлял упорство в отстаивании и аргументации официальной американской линии, которая при нем мало отличалась от линии предшествующей администрации!»1.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >