ДИСКРЕТНОСТЬ И НЕПРЕРЫВНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ ВЫРАЖЕНИЙ ЛИЦА

То или иное эмоциональное состояние человека не существует само по себе. Оно всегда связано с другими эмоциональными состояниями, влияет на них и от них зависит. Это обстоятельство позволяет ставить новые вопросы, относящиеся к природе межличностного восприятия. Насколько тонко дифференцируются выражения лица и как они соотносятся друг с другом? Устойчивы ли эти отношения или зависят от определенных условий (времени и порядка экспозиции, интенсивности проявления эмоций, их значимости для человека и т. п.)? Каков механизм различительной чувствительности эмоциональных состояний? Совокупность подобных вопросов эксплицирует проблему структуры пространства воспринимаемых экспрессий лица. Эта проблема плохо известна в России, но активно обсуждается в западной литературе и считается одной из наиболее перспективных. Сформулированная в середине XX в., она решается на основе представлений о дискретности либо непрерывности переживаемых эмоций. В первом случае предполагается наличие отчетливых границ между модальностями экспрессий, во втором - плавный переход от одной модальности к другой.

Структура эмоциональных состояний

Базовые и производные эмоции

При обсуждении вопросов перцептивной категоризации выразительных движений наиболее популярной является точка зрения, согласно которой эмоции человека могут быть разделены на базовые (первичные) и производные (вторичные). Базовые эмоции неразложимы на составляющие, не сводимы к другим эмоциям, но являются основой других состояний. Их реализация обеспечивается физиологическими механизмами, которые сложились и закрепились в процессе эволюции. Эта идея, созвучная философским (Декарт, 1989) и естественнонаучным (Дарвин, 2001) представлениям, получила разработку у У. Макдугалла (McDougall, 1926) и активно поддержана рядом крупных психологов (Изард, 2000; Экман, 2009,2010; Lazarus, 1991; Plutchik, 1962; Plutchik, Kellerman, 1980; Tomkins, 1962; 1980). Правда, значения и концептуальные возможности, которые вкладываются в понятия «базовый» и «производный», у разных авторов различны.

Например, для П. Экмана и его коллег важен сам факт существования универсальных эмоций, которые имеют конкретные формы переживания и проявления, инвариантны относительно пола, возраста, профессии, образования, социокультурной и расовой принадлежности. Страх, гнев, горе (печаль), отвращение, удивление, радость порождаются близкими по смыслу регулярно повторяющимися событиями жизни и сопровождаются легко различимыми паттернами выражений лица. Открытие универсальных эмоций, имеющих объективные корреляты в выражениях лица и состояниях нервной системы, соответствует положениям концепции базового уровня категоризации и структурной теории прототипов (Rosch, 1975; Rosch et al., 1976). Данные эмоции функционально и эпистемологически первичны, используются автоматически, бессознательно, воспринимаются целостно, легко распознаются и дифференцируются, функционируют в качестве «лучших образцов» соответствующих категорий. Предполагается, что число базовых эмоций может быть расширено до десяти, а, возможно, и до двадцати и более (Ekman, 1993,1998).

Кэррол Изард, близкий по взглядам к Экману, определяет эмоцию как «нечто, что переживается как чувство (feeling), которое мотивирует, организует и направляет восприятие, мышление и действия», как «сложный процесс, имеющий нейрофизиологический, нервно-мышечный, чувственно-экспириентальный аспекты» (Изард,

2006). По критериям наличия специфического нервного субстрата, дифференцируемости мимического паттерна, отчетливого осознаваемого переживания и др. Изард выделяет 10 базовых эмоций: интерес-возбуждение, удовольствие-радость, удивление-изумление, печаль (горе), гнев, отвращение (и презрение), страх (и тревога), смущение, стыд, вина. Исследователь приводит данные в пользу того, что базовые эмоции обеспечиваются врожденными нейронными программами, но претерпевают значительное изменение под влиянием социальных ситуаций и отличаются от простых инстинктов. Подчеркивается системный характер организации эмоций, их иерархия (например, интерес при увеличении интенсивности стимула перерастает в страх и ужас) и наличие полярных эмоций, которые, по Изарду, не всегда предполагают их противопоставление. В более поздних работах и Изард, и Экман распространили выработанные представления на переходные формы эмоций. Изард подчеркивает важность влияний среды и культурных особенностей, предполагая возможность тесных взаимодействий между когнитивными и аффективными процессами (Izard, 1992,1993). Экман рассматривает базовые «эмоциональные семьи», или кластеры, внутри которых возможно более дробное разделение отдельных эмоций (Ekman, 1994).

Для других авторов наличие базовых эмоций означает возможность сведения функциональных состояний к исходным примитивам. Подчеркиваются иерархическая организация эмоциональной сферы человека и пути психологического объяснения строения конкретных эмоций. Согласно ряду исследований, абсолютное большинство человеческих эмоций имеет внутреннюю структуру, т. е. состоит из компонентов или их производных, на которые конкретные эмоции могут быть разложены хотя бы в принципе (Frijda et al., 1989; Johnson-Laird, Oatly, 1989; Ortony et al., 1988; Schachter, 1964; Reisenzein, 1994; и др.). Однако возможность сведения к примитивам сама по себе не означает разложимости конкретного переживания на более простые. В той или иной мере эмоции включают и неаффективные образующие: когнитивные оценки эмоциональной ситуации, телесные ощущения, вызванные эмоциональными воздействиями, или переживания готовности к действию. Главной оказывается проблема не столько числа и модальностей базиса, на котором строится производная эмоция, сколько самого способа этого построения. Возможны три варианта ее решения. Первый: слияние двух и более базовых эмоций ведет к качественно новому результату, в рамках которого исходные эмоции теряют свою модальность. Второй: производные эмоции обладают новым качеством, но базовые сохраняют свою модальность и могут переживаться как самостоятельные компоненты комплексного состояния. В обоих случаях слияние понимается подобно смешению цветов в сенсорной психофизиологии. Третий: новое качество производных эмоций не возникает, а сами они выступают как результат ассоциации ряда одновременно возникающих базовых переживаний. Существенно, что объединение эмоций обусловлено не только слиянием переживаний, но и объединением когнитивных оценок или диспозиций. В предельном случае любые эмоции могут быть проинтерпретированы как позитивные или негативные отношения, возникающие на основе различных оценок ситуации (Schachter, 1964; Ortony et al., 1988), которые актуализируют неразложимый эмоциональный базис.

Представления о психологической структуре базовых и производных эмоциональных состояний хорошо согласуются с концепцией природных механизмов, лежащих в основе человеческих эмоций. Она предполагает наличие самостоятельных несводимых друг к другу «аффективных программ» адаптации организма к среде, которые становятся основанием первичных эмоций. Активность и взаимодействие двух и более базовых механизмов либо различных способов их реализации приводят к возникновению вторичных эмоций (Emotion: Theory, research, and experience, 1980; Meyer et al., 1997).

В пользу первичных, или базовых, экспрессий говорят и некоторые данные регистрации электрической активности мозга: например, вследствие категориального прайминга эмоциями при восприятии последовательности из двух экспрессий, разделенных межстимульным интервалом, амплитуда компонента вызванного потенциала N170, чувствительного к восприятию лица, значимо уменьшается на второе лицо в паре по сравнению с первым, если они находятся в одной перцептивной категории, и этого не происходит в случае восприятия экспрессий из разных категорий (Campanella et al., 2002; Hietanen, Astikainen, 2013). Амплитуда N170 и более ранних компонентов чувствительна к модальности экспрессий лица (Batty, Taylor, 2003; Blau et al., 2007), межпиковые амплитуды P120-N170 и N170-P230 максимальны на границе категорий экспрессий (Куракова, 2010b; Kurakova, 2010а).

С учетом традиций когнитивного подхода структура механизмов базовых эмоций рассматривается в виде системы модулей, или информационно-специфичных ментальных образований (Fodor, 1983), обладающих рядом характерных свойств. Каждый модуль актуализирует только одну базовую эмоцию, а его ядром является врожденный (генетически заданный) механизм переработки информации. Модуль активируется в ответ на определенные стимульные воздействия (события) или когнитивную оценку ситуации, вызывая соответствующий паттерн психофизиологических процессов. В него включаются: а) специфические переживания субъекта, б) импульс к определенному поведению, в) набор периферических физиологических изменений и г) невербальные проявления, в том числе экспрессия лица (Meyer et al., 1997). Являясь формами инстинктивного поведения, базовые эмоции возникают автоматически и требуют для своего запуска сотых долей секунды, как, например, в случае избегания опасной ситуации при страхе или отторжения вредного вещества при отвращении (Griffiths, 1997). Базовые эмоции не только способны смешиваться, но и тормозить друг друга, затрудняя возникновение несовместимых эмоций (Ortony, Turner, 1990). Вместе с тем дискретность аффективных программ допускает включение одних и тех же компонентов (моторных, сенсорных, центральных) в различные эмоциональные процессы. По существу, механизмы базовых эмоций образуют многомодульную систему, на основе которой выстраиваются вторичные эмоции.

Согласно теории «мультикомпонентных систем», компоненты эмоциональных реакций, в частности, экспрессии лица, не всегда управляются централизованно посредством аффективных программ, а некоторые компоненты или их производные, относящиеся к базовым эмоциям, вообще не связаны друг с другом (Meyer et al., 1997; Frijda, Mesquita, 1998; Reisenzein, 2000). Приспособительная функция эмоций переносится с центра на периферию нервной системы. В этом случае «аффективным программам» отводится роль общей стратегии приспособления организма к среде, которая по-разному конкретизируется в различных ситуациях. Например, страх может как приводить, так и не приводить к бегству; все зависит от дополнительной информации о ситуации, которой владеет субъект, и от ее оценки. Это ставит под сомнение существование устойчивых паттернов экспрессий и предполагает необходимость специальной работы по установлению инвариантов проявления базовых эмоций.

Подобные аргументы свидетельствуют о том, что «аффективные программы» (если они действительно существуют) определяют, в первую очередь, переживания (ментальные состояния) человека, а не поведенческий компонент эмоции (Reisenzein, 2000). Переживания сопровождаются готовностью к действию в определенной ситуации, обнаруживая связь между оценкой ситуации и составляющими паттерна базовых эмоций, развертывающимися во времени. Иллюстрируя это положение, К. Шерер приводит следующий пример. Оценка события как нового вызывает ориентировочную реакцию, в которую входят поднятие бровей и расширение глазной щели; оценка события как неприятного ведет к оборонительной реакции, сопровождаемой поджатием губ; дальнейшая оценка события как препятствия в выполнении ранее поставленной цели активирует наморщивание лба и т. д. Динамика оценок и соответствующих экспрессий высвечивает состояние, которое обобщенно оценивается как «гнев» (Scherer, 1994). Теория мультикомпонентных систем подчеркивает зависимость состояний человека от состава, структуры и логики развития ситуации, а также необходимость взаимодействия экспрессивных компонентов различных эмоций между собой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >