Шизоидная акцентуация

Наиболее существенными чертами данной акцентуации считаются замкнутость, отгороженность от окружающих, неспособность к контактам, снижение потребности в общении. Шизоидные черты выявляются в более раннем возрасте, чем особенности всех других типов акцентуаций. Такие дети обращают на себя внимание тем, что сторонятся сверстников, предпочитают держаться среди взрослых, иногда подолгу молча слушая их беседы и вставляя в них, к всеобщему изумлению, недетские реплики. Взрослых изумляет также недетская сдержанность в проявлении чувств, которая воспринимается как холодность. Внутренний мир подростка-шизоида закрыт от посторонних. Шизоид скорее раскрывается перед людьми малознакомыми, но останется закрыт для близких. Недостаток интуиции и неспособность сопереживания обусловливают эмоциональную холодность шизоидов. Их поступки порой поражают черствостью. Они связаны с неумением «вчувствоваться» в состояния других. Психологи отмечают, что шизоид «тверд как дерево», если ситуация не касается его, и «хрупок как стекло», если ситуация затрагивает его эмоционально.

В связи с низкой контактностью реакция группирования у шизоида внешне выражена довольно слабо. Иногда они подвергаются насмешкам со стороны сверстников, или же, благодаря холодной сдержанности, заставляют тех соблюдать дистанцию. Их самооценка адекватно отражает замкнутость, трудность контактов. Другие противоречия своего поведения шизоиды нередко не замечают. Они гордятся своей независимостью и самостоятельностью.

Шизоидные акцентуации обычно не ведут за собой ни социальной дезадаптации, ни тяжелых нарушений поведения, ни невротических расстройств. Суицидальное поведение шизоидам не свойственно.

Эпилептоидная акцентуация

Главными чертами эпилептоидного типа являются склонность к дисфории и тесно связанная с ней аффективность, а также вязкость в общении, некая тяжеловесность и инертность во всех психических проявлениях.

Аффективные взрывы эпилептоидного подростка подобны эпилептическим припадкам: возникают как бы вдруг, без причины и остановить их невозможно внешним вмешательством. Аффекты сильны и продолжительны — эпилептоид долго не может остыть. Если в порыве аффекта подросток ввязывается в драку, то дерется с исступлением и злостью, представляя серьезную опасность для других. В детстве такие дети отличаются тем, что их плач невозможно ничем остановить, пока «не выплачется». В детстве дисфории проявляются капризами, стремлением нарочно изводить окружающих, хмурой озлобленностью. У таких детей могут обнаружиться садистские склонности — они любят мучить животных, дразнить младших. В детской компании они претендуют не просто на лидерство, а на роль властелина. Они крайне бережливы в отношении одежды, игрушек, всего «своего».

В первые школьные годы заметной бывает скрупулезность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства, становящаяся самоцелью. Пишут они очень чисто, нередко «бисерным» почерком. Обычно полностью эпилептоидность раскрывается в период полового созревания — от 12 до 19 лет. Подростки сами нередко начинают отмечать спонтанность дисфорий («на меня находит»). Причем проявляются они не только злобой, раздражительностью, но и апатией, бездельем. Повод для гнева эпилептоида может быть ничтожен, но он всегда сопряжен хотя бы с незначительным ущемлением интересов. Любовь у эпилептоидов носит собственнический характер — сопровождается ревностью. Измен, как действительных, так и мнимых, они не прощают. При ревнивом отношении к другим сами эпилептоидные подростки склонны к измене.

У эпилептоидных подростков истинные суицидные действия крайне редки и чаще всего бывают спровоцированы наказаниями, несправедливыми по их мнению. Предназначение — доставить серьезные неприятности обидчику. Реакция группирования со сверстниками тесно сопряжена со стремлением к властвованию. Симпатиями они не пользуются, и их власть держится на страхе перед ними. Почти все эпилептоидные подростки любят азартные игры. В спорте заманчивым им кажется то, что позволяет развить физическую силу.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >