Вывод импликатур высказывания в двух языках

Способность к образованию и выведению имплицитного смысла является универсальной человеческой операцией сознания. Вывод им- пликатуры из речевого стимула является заключительным этапом в интерпретации смысла высказывания. Когда высказывание допускает выведение импликатур, то часто именно импликатура (или импликату- ры) являются смысловым центром сообщения, поэтому при переводе может возникнуть вопрос их передачи вместе с сохранением общего смысла, который является основой для выведения импликатур. Следовательно, этот момент представляет особый интерес для переводчиков и исследователей перевода.

Выведение коммуникантами импликатур высказывания основывается на анализе связей между компонентами смысла вербального стимула. В разделе 3. Импликатуры высказывания и их классификация выделялось несколько видов связей между общим смыслом и импликатурой высказывания.

Предметные (реальные) связи между общим смыслом и импликатурой довольно легко распознаются во всех языках. Напомним, что предметные связи основаны на тождестве описываемой и подразумеваемой ситуации, и это тождество подтверждается жизненным опытом коммуникантов. Примеры: Э болай, кулыцда кеч, танецдэ дэрт барында улыц белэн ...киленецнец карават тыгырдатканын тыцлап ят инде (А.Гыйлэщев. 0ч аршин щир. 106 б.) ...Имея пока силу в руках и телесную энергию, лежи себе и слушай, как скрипит кровать под сыном и снохой!... (Пер. И.Гизатуллина).

Йорт алдыпдагы бэлэкэй генэ бакчада, буявы упгап эскамиядэ жемелдэп торган тугэрэк ак сакаллы, cvn щицен чалбарына кыстырган берэу утыра иде (А.Гыйлэщев. 0ч аршин щир. 72 б.). В небольшом садике перед домом на зеленой полинявшей скамейке сидел старик с круглой, поблескивающей серебром бородой. Его левый пустой рукав был заткнут за пояс брюк. (Пер. И.Гизатуллииа).

Конвенциональные связи (включающие в себя образные, символические и этикетные) также распознаются без особых затруднений. В отличие от предметного имплицитного смысла, где прямое описание само является центром сообщения с сопутствующим ему имплицитным смыслом, здесь общий смысл служит лишь указанием на импли- катуру. Пример образной импликатуры: Мансурны юлдан алырга дигэн ныклы карарга килде Сэет. Ысулы бер генэ..."Ощмахка" озату (Т.Галиуллин. Тэубэ. 1376.). Сайт пришел к твердому решению убрать с дороги Мансура. Способ лишь один - "отправить в рай" (Пер. наш).

Пример символической импликатуры: Мирвэли кызга ияк какты да Шэмсегаянга твкэлде (А.Гыйлэщев. 0ч аршин щир. 26 б.). Мирвали кивнул девушке и посмотрел на жену. (Пер. И.Гизатуллина).

Пример этикетной импликатуры:

- Разия Валиевна «ирем кайтып щитсэ бергэлэп килербез, кайтып житмэсэ - гаеп итмэгез» , дип калды (М.Мэ/гдиев. Фронто- виклар. 169 6.). Разия Валиевиа сказала: «Если муж успеет вернуться, придем вместе, если не вернется - не обессудьте». (Пер. Е.Леваковской). (Последняя фраза содержит отказ в вежливой форме).

Логические связи могут быть не столь явными. Между общим смыслом и импликатурой может быть больше логических переходов, которые, тем не менее доступны большинству рецепторов.

  • - Мине югалттыцмы? - диде егет.
  • - Югалтыр очей башта табарга кирэк, — диде кыз (Н.Гыматдинова. Парлы ялгыз. 103 6.)
  • - Ты меня не потеряла? - спросил парень.
  • - Чтобы потерять, надо сначала найти, - ответила деву- шика. (Пер. наш). Логический вывод из данного шутливого высказывания состоит в следующем - девушка утверждает, что не скучала и не думала о молодом человеке.

Выведение импликатур из высказывания зависит от способности к интерпретации смысла, а также от владения рецептором теми фоновыми знаниями, на основании которых строится вывод. Знания, составляющие когнитивную среду коммуникантов, можно разделить на:

  • 1) общечеловеческие;
  • 2) национально-специфические; 3) специальные; 4) индивидуально- конкретные. Таким образом, фоновые знания могут различаться по степени известности коммуникантам, а смысловой вывод - по степени доступности им (Кашичкин, 2003, с. 77).

Для представителей разных культур предметы и явления могут иметь различные ассоциативно-логические связи, и в силу этих различий те импликатуры, которые, например, легко выводятся татарским читателем, недоступны русскому читателю без пояснения или экспликации. Например: Имчэген чыгарьт каргаган Зэхрэбану бит ул. (А. Гыйлээцев. Щомга квн кич белэн. 138 б.) Ведь это не кто иной, а та самая Зухрабану, которая прокляла ее на своей груди. (Пер. Э. Сафонова). (Сноска переводчика: Проклиная, женщина-мусульманка обнажает одну грудь). В данном примере смысл был бы непонятен без сноски с пояснением, которую сделал переводчик.

Итак, в разделе 4 мы попытались рассмотреть соотношение имплицитных и эксплицитных компонентов в высказывании на татарском и русском языке. Имплицитный смысл высказывания, наблюдаемый в переводе, образуется как объективными (1 и 2), так и субъективными (3) факторами:

  • 1) различиями когнитивной среды рецепторов оригинала и перевода;
  • 2) различным отражением действительности в разных языковых системах (для каждого языка характерна своя степень имплицитности);
  • 3) различиями в способности рецепторов вывести из языкового содержания стимула вывести импликатуры. Самым интересным при исследовании перевода с одного языка на другой является, пожалуй, способность разных языков включать или «оставлять за кадром» признаки описываемой ситуации. Чем больше признаков ситуации не выражено эксплицитно, а подразумевается, тем сильнее в языке выражено стремление к имплицированию. Исследователи утверждают, что английский язык в сравнении с русским демонстрирует большую степень синсемантизма, т.е. является в принципе более имплицитным. На основании большого количества примеров мы высказываем предположение о том, что для татарского языка также свойственна большая степень имплицитности, чем для русского.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >