Правовая политика в XXI веке

Правовая политика - ответ на вызовы современности

Правовая политика - категория XXI века. Фраза, отражающая смысл современных изысканий в сфере усовершенствования права. Это означает не только то, что правовая политика проявляет свою значимость на определенном уровне сложности общественных отношений и правового регулирования, но и то, что ее наличие свидетельствует о высоком уровне развития правовой системы в целом и правовой культуры общества в частности. Правовая политика является не только средством обеспечения правового прогресса, но и показателем его наличия в данном обществе.

Любая категория вводится в науку практически всегда «вовремя», то есть тогда, когда для этого «созревают» соответствующие условия, когда накапливаются необходимые знания, формируются «близлежащие» понятия, появляются востребованные этими и иными обстоятельствами новые методы исследования и т.д. Точно так же случилось и с категорией правовой политики.

Сначала научная информация об этом явлении формировалась в учении «политика права», которое, как и всякое иное научное направление, в основном ориентировалось на идеальное, должное право; затем данные сведения стали востребованы практикой и заговорили уже о правовой политике, которую должны проводить в жизнь государственные органы и т.д. и т.п.

В 60-х - 70-х гг. XX века появляются системный подход, синергетика и другие методы, которые были уже в состоянии полноценно исследовать названный весьма сложный феномен, имели необходимые познавательные ресурсы для анализа существующих в таком масштабном явлении связей, а также взаимодействия его с другими масштабными явлениями (например, с одной стороны, с правовой системой, правовым развитием общества, правовой жизнью, а с другой стороны - с экономической, социальной, информационной политикой и т.п.). Все это позволило вплотную заняться изучением рассматриваемого феномена и уже в начале XXI века стала складываться теория правовой политики, стала формироваться соответствующая категория.

Каждой категории - свое время. Категория «правовая политика» начинает формироваться, по сути, только тогда, когда возникает жизненная необходимость в явлении «правовая политика», в соответствующей системной, последовательной и научно обоснованной деятельности в сфере правового регулирования, когда право начинает высоко цениться и с ним связывают возможность усовершенствования государства - доведения его до уровня правового государства.

«Правовая политика» как категория XXI века отражает собой весьма богатую по содержанию политико-правовую реальность: единую, последовательную, системную, логически выстроенную деятельность, нацеленную на введение новаторских технологий и конструкций в юридическую сферу, на внесение в правовую жизнь большей стратегической определенности и тактической гибкости. Такая деятельность становится более востребованной в период современного инновационного развития российского общества. В инструментально-прикладном плане правовая политика включает в себя процессы оптимизации права, стратегическое планирование правотворчества и правового развития общества в целом, разработку концептуальных основ правового регулирования в разных сферах, выработку приоритетов правового и социального развития. Введение категории «правовая политика» в систему иных категорий юридической науки способствует более масштабному исследованию всех правовых явлений в обществе и их отдельных элементов через призму социальной ценности. Содержание правовой политики как явления многогранного включает стратегию законодательства, конституционного строительства, судебно-правовой реформы, ее направленность на совершенствование основ федерализма, эффективность защиты прав человека, упрочение законности, правопорядка и др.

Правовая политика образует организующее начало всей правовой жизни, вырабатывает стратегию и тактику правового развития общества, выступает одной из форм проведения государственной политики, средством юридической легитимации официального политического курса страны.

В таком контексте появление правовой политики как явления, а потом и как научного направления, несомненно, связано с процессами глобализации. Сформировавшиеся к концу XX века теория и практика правового регулирования стали нуждаться в пересмотре перед лицом новых вызовов современности.

Динамично развивающиеся общественные отношения, меняющиеся политическая и правовая карты мира, процессы глобализации - все это предъявляет к правотворчеству и правовому регулированию новые ожидания и требования, которые невозможно удовлетворить старыми методами. Сейчас меняется сама модель правового регулирования. Посмотрим же на эти процессы более внимательно.

Типичные представления о правовом регулировании, характерные для континентальной правовой традиции, - это модель, сформировавшаяся на базе условий XX века. Для правовой карты мира XX века характерны относительно устойчивые, замкнутые, стабильные правовые ареалы, в рамках которых действует сравнительно компактная и стабильная же нормативная система. Во всяком случае, к отечественной правовой системе это вполне применимо. Вспомним, как строилась традиционная модель юридического образования в советский период (да и позже): предполагалось детальное ознакомление практически со всеми имеющимися отраслями права, со знанием не только основных источников, но и их содержания. Описанная модель образования показательна в плане характеристики правового регулирования и правовой системы в целом: полному охвату и заучиванию поддается компактный и достаточно стабильный правовой массив.

Такое состояние правовой системы и правового регулирования предопределило и определенные характеристики правотворчества. Во- первых, законодательство было кодифицированным, что значительно облегчало и работу с ним (для правоприменителя), и отслеживание его актуальности (для законодателя). Во-вторых, на этой базе сформировалась и закрепилась определенная модель точечного, «лоскутного» правотворчества, когда в имеющееся правовое регулирование вносились отдельные изменения, обеспечивающие поддержание всего нормативного массива в актуальном состоянии. При кодифицированном законодательстве и малой динамике общественных отношений такая модель правотворчества была вполне оправдана.

Однако все меняется к концу XX века. Ускоренные темпы экономического развития, развитие науки и технологий, обострение существующих и появление новых глобальных проблем современности, набирающие обороты глобализационные процессы, изменение политической карты мира, смена идеологии и социальной структуры (применительно к России) - все эти и другие обстоятельства порождали целые блоки принципиально новых, ранее не урегулированных и не опосредованных правом отношений. Кроме этого, в общемировом масштабе менялась парадигма взаимоотношений в системе «общество - государство - право».

В этих условиях устоявшаяся модель правотворчества оказывается неэффективной. «Лоскутное» правотворчество по принципу латания дыр порождает гигантский, избыточный массив нормативных правовых актов. Достаточно поспешная (в силу объективных политических причин) и потому сырая кодификация 90-х годов и сама по себе не обеспечивала должного уровня системности и полноты правового регулирования. А массовые и частые точечные изменения привели к тому, что большая часть кодексов (по наименованию) фактически оказалась декодифицированной (по реальному состоянию документов с точки зрения полноты и системности регулирования). Также утратила системность и большая часть остального нормативного регулирования.

Еще одной тенденцией, подрывавшей возможности традиционной модели правотворческого процесса, стало существенное увеличение субъектов правотворчества в условиях объявленной демократизации государства. Лавина регионального и муниципального правотворчества сделала беспомощным «лоскутное» правотворчество с его точечным реагированием на отдельные изменения общественных отношений путем изменения отдельных нормативных правовых актов.

Сегодняшний этап социального развития характеризуется скачком динамики общественных отношений. Новые отношения, прежде всего, экономического и информационного плана, быстро возникают и быстро изменяются. Социальное развитие стало невероятно многовариантным. Если этой многовариантностью осознанно не управлять, то шанс оказаться в тисках не самых позитивных тенденций очевиден со стопроцентной вероятностью.

Итак, новая ситуация требует и нового взгляда на модель правового регулирования. Известно, что право и правовые средства упорядочивают общественные отношения. Однако в современных условиях возникла необходимость упорядочивания самих правовых средств, а также планирования и упорядочивания самого процесса правового регулирования. Ответом на этот вызов современности и является правовая политика, которая в определенном смысле является деятельностью, направленной на развитие правовой системы и повышение эффективности правового регулирования.

Планирование правотворчества - современная альтернатива «лоскутному» правотворчеству. Значение стратегического планирования развития общества в разных сферах признано развитыми странами.

Правовая политика призвана и способна обеспечить комплексное прогрессивное развитие правовой системы общества. В этом смысле понятие «правовая политика» является весьма близким по содержанию понятию «правовая реформа». Правовую реформу можно определить как комплексное и прогрессивное изменение правовой системы, отвечающее современным требованиям и направленное на придание правовому развитию нового импульса.

В постсоветской России отдельные разновидности правовой реформы, в частности конституционную и судебную, пытались претворить в жизнь. Попытки эти еще не достигли тех целей, ради которых они затевались. Во многом причины данного обстоятельства заключаются в том, что названные реформы выступили лишь элементами более широкого феномена - правовой реформы в целом и проводились несистемно, без полноценной правовой политики.

В литературе высказано вполне аргументированное предложение о необходимости поставить в качестве актуальной задачи для России развертывание масштабной правовой реформы сроком до десяти лет. Однако для того, чтобы правовая реформа завершилась успешно, нужна системная, последовательная и научно обоснованная деятельность, лежащая в основе данной реформы. Другими словами, нужна правовая политика.

Следовательно, правовая политика, в отличие от правовых реформ, должна осуществляться постоянно, регулярно, она обозначает их характер, пределы, сроки, эффективность, создает им определенную основу. Термином «правовая политика» крайне удачно передается мировоззренческая и социокультурная «подоплека» реформ правовой системы любого государства. Таким образом, соотношение категории «правовая политика» со схожими категориями весьма наглядно показывает имеющиеся у нее различные грани, стороны, сегменты, значительно раздвигающие границы в познании данного явления, дающие наиболее полное представление о рассматриваемом феномене.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >