Разделение естественных отделений и полемика о специализации

Большое значение для развития биологического образования имело принятие университетского устава 1863 г., который значительно увеличил число кафедр биологического профиля на физико-математическом факультете, допустил разделение факультетов на разряды, значительно увеличил число лабораторий и их финансирование. На медицинском факультете появилась кафедра эмбриологии, гистологии и сравнительной анатомии, поэтому студенты-естественники получили возможность слушать курс таких молодых дисциплин, как эмбриология, гистология, цитология.

Разрешение делить факультеты на отделения привело к тому, что после принятия устава университеты начали массово обращаться с прошениями в министерство народного просвещения. Главным требованием было ограничение круга обязательных предметов для естественников, которое зависело в первую очередь от местных возможностей. Петербургский университет выразил необходимость разделения факультетов на разряды и отделения таким образом: «слушатели обременены слишком большим числом предметов. От чего происходит то, что они, при нынешнем разветвлении наук не только не в силах предаться какой-либо специальности, но и в главных предметах скользят по поверхности их»1.

Харьковский университет пошел еще дальше, чем другие университеты, просившие о разделении физико-математического факультета на два разряда. Обращаясь с прошением о разделении физико-математического факультета, Харьковский университет представил проект, включающий три отделения: математическое, физико-химическое и естественное[1] [2]. Несмотря на то, что некоторые члены ученого комитета были против подобного разделения, этот проект был передан министру, и 21 октября 1864 г. физико-математический факультет Харьковского университета был разделен на три разряда: математический, физико-химический и естественный[3]. Физико-химическое отделение просуществовало двадцать лет, до принятия нового устава 1884 г[4].

Те университеты, которые были открыты после принятия общеуниверситетского устава 1863 г., закрепившего возможность разделения факультетов на отделения, практически сразу «получали» разделенный на два отделения физико-математический факультет. Это касается Новороссийского университета, открытого в 1865 г., в котором разделение состоялось 5 июня 1865 г., и Варшавского университета, где факультет был разделен 17 августа 1870 г.

Таким образом, организация естественных отделений в структуре физико-математических факультетов российских университетов началась в конце 1830-х- начале 1840-х гг. и окончательно закрепилась уже после принятия устава 1863 г., разрешавшего деление факультетов на разряды, что привело к появлению проектов деления факультетов не только на два отделения. Как уже говорилось выше, три отделения имел Харьковский университет. Молодой Новороссийский университет в 1866 г. представил проект из четырех отделений - математических, физико-химических, естественных, технических наук и агрономии[5]. Он был признан ученым комитетом министерства «рациональным», но его полной реализации помешало отсутствие преподавательских кадров.

Вопрос о более узкой специализации студентов физико- математических факультетов был поднят практически сразу после принятия устава 1863 г. в связи с тем, что этот устав существенно увеличил число кафедр, лабораторий, введя в учебные программы студентов новые предметы и увеличив нагрузку.

В 1864 г. в Совете Казанского университета рассматривался проект физико-математического факультета под названием «Правила для разделения физико-математического факультета на специальные отделения», который подразумевал выделение с 3 курса трех отделений в структуре разряда естественных наук: а) отделение зоологии, б) отделение ботаники и в) отделение химии, минералогии и геологии1. Первые два курса предполагали слушание общих для всех студентов-естественников курсов лекций, а 3 и 4 курсы должны были дать возможность студентам специальных отделений заниматься практическим изучением выбранной науки под руководством профессоров. Причем, практические работы учитывались бы наряду со словесными ответами при переходе с курса на курс. Согласно этим «Правилам» естественное отделение физико-математического факультета Казанского университета было разделено[6] [7] на три отделения 30 декабря 1864 г.

Однако инициатором дискуссии об углублении специализации и о необходимости ее наличия вообще выступил Петербургский университет. В 1866 г. там появился проект разделения предметов естественного отделения на общие и специальные курсы. Этот проект перекликался с утвержденным в 1864 г. разделением естественного отделения Казанского университета с 3 курса на три разряда, но, кроме этого, давал возможность специализации для лучших студентов в любой из преподаваемых наук естественного отделения. Причина для появления предложения физико- математического факультета Петербургского университета была такова: «требование от студентов специальных знаний в одинаковом объеме по различным отраслям естествоведения на окончательном испытании, по мнению означенного факультета, не дозволяет им сосредоточить свои силы над изучением более ограниченного круга предметов, вследствие чего, сравнительно с числом учащихся, университет доставляет довольно незначительное число специалистов»[8] (аналогичная причина называлась и при делении физико-математического отделения на разряды естественных и математических наук в 1836 г.). В качестве мер, позволивших бы изменить данную ситуацию, факультет называл деление курсов на общие и специальные, при этом общие курсы при сдаче итогового экзамена были бы обязательными для всех, а вот те студенты, которые желали бы получить кандидатский диплом, должны были сдавать дополнительно два предмета из числа специальных курсов.

К общим курсам относились богословие, опытная физика, физическая география, химия (неорганическая, органическая и аналитическая), общий курс минералогии, геология, зоология, анатомия человека и физиология, ботаника: анатомия и физиология растений и систематика. В качестве специальных курсов выступали химия теоретическая, аналитическая и органическая, кристаллография, физические свойства минералов, специальная минералогия, геология и палеонтология, специальная зоология, сравнительная анатомия, специальный курс физиологии, ботаника, физиология и анатомия растений и систематика, технология и агрономия1. То есть этот проект давал возможность изучать студентам все главные предметы естественного отделения, а лучшим из них специализироваться по любым двум наукам из предложенных. Таким образом, он подразумевал специализацию по 6 отделениям: химии, минералогии, геологии, зоологии, ботаники, технологии и агрономии.

Этот проект был вынесен на обсуждение в других университетах. И, если большинство университетов интересовало, как именно будут выбираться специальные курсы, так как они в целом одобряли подобную специализацию (университет святого Владимира, например, указывал на то, что требовать специальных знаний по всем отделам не следует, но в предлагаемом проекте не усматривал решение этой проблемы[9] [10]), то Московский университет назвал подобное разделение неудобным и недопустимым, считая, что оно «не только не принесет ожидаемой пользы, но скорее повредит делу, а противореча цели университета, превратит естественное отделение математического факультета в специальную школу, из которой будут выходить лишь узкие (по недостатку общего образования) специалисты, а не ученые деятели, что едва ли желательно»[11].

Декан физико-математического факультета Московского университета А.Ю. Давидов, критикуя специализацию, подчеркивал: «Дело университета иное. Как гимназия приготовляет молодого человека, имеющего общие, необходимые для каждого образованного человека сведения, к выбору известного отдела человеческих знаний, к выбору факультета, соответственно его способностям, так окончивший курс в университете делается способным к выбору одной науки, которой может, если пожелает, посвятить всю свою жизнь. Университетский устав предвидел это: не дается степени кандидата химии, зоологии и прочее, а выдается диплом на степень кандидата естественных наук вообще. Магистерство и докторство, напротив, распределены по отдельным наукам. Университет не должен и не может готовить специалистов, а лишь людей, получивших возможность сделаться впоследствии специалистами в той или другой отрасли человеческих знаний»[12].

В позициях двух столичных университетов - Московского и Санкт- Петербургского - выразились два противоположных мнения, одно из которых видело в университете «храм наук», дающий представление обо всех науках выбранного факультета в как можно более широком понимании, а другое - «специальную высшую школу», которая дает углубленные знания по определенной специальности, т.е. готовит специалистов для конкретных отраслей промышленности и сельского хозяйства. Следует сказать, что подход Московского университета, ратовавшего за классическое образование, был хорош при подготовке учителей средней школы, а подход Санкт- Петербургского университета учитывал стремительное развитие естественных наук (по определению К.А. Тимирязева «пробуждение естествознания») во второй половине XIX века, т.е. был нацелен на будущее.

Противоборство этих двух позиций сказалось и на обсуждении проекта в ученом комитете министерства, который не смог принять однозначного решения, поэтому министр граф Д.А. Толстой предложил вынести этот вопрос на обсуждение профессоров на съезде естествоиспытателей. За это же ратовал попечитель Казанского учебного округа П.Д. Шестаков, считая, что нельзя отдавать этот вопрос на откуп нескольким специалистам.

В результате вопрос о специализации студентов-естественников рассматривался комиссией профессоров физико-математических факультетов русских университетов: геолога Г.Е. Щуровского (Москва), физика И.А. Больцани (Казань), зоолога И.А. Маркузена (Одесса), химика Д.И. Менделеева (Санкт-Петербург), математика И.И. Рахманинова (Киев), зоолога А.В. Черная (Харьков), геолога К.М. Феофилактова (Киев) под председательством Щуровского в заседаниях 28, 30 декабря 1867 г. и 4 января 1868 г. В первую очередь комиссия большинством голосов решила, что нужна большая специализация занятий студентов, так как «требование от студентов подробных знаний в одинаковом объеме по всем наукам, входящим в том или другой разряд физико-математического факультета не дозволяет им сосредоточивать свои силы над изучением более ограниченного круга предметов»[13]. Кроме того, при большей специализации студентов, могло бы появиться требование обязательности практических занятий, которые впоследствии могли бы стать частью итогового экзамена в виде оценки за практические работы.

Члены комиссии посчитали правильным, по примеру Казанского университета, начинать более глубокую специализацию только с 3-го курса, а не с 1-го, предварительно выслушав на первых двух курсах общие и основные предметы своего разряда. Еще одним принципиальным решением комиссии явился отказ от унификации преподавания и специализации во всех университетах, так как единообразие «не составляет необходимости и во многих случаях могло бы вредно действовать на самостоятельное развитие физико-математического факультета того или другого университета»1. Это было связано с тем, что профессора считали специализацию только тогда плодотворной, когда она выражалась в развитии порядка занятий, считая, что специализацию могут определить только научные интересы того или иного профессора. В итоге комиссия решила, что право решать вопрос о специализации или сохранении действующего порядка разделения на два отделения должно быть передано непосредственно факультетам.

Член ученого комитета министерства химик А.И. Ходнев, напротив, считал, что разделение факультетов может быть сделано только министром и должно быть единообразно[14] [15]. При понимании специализации в виде дальнейшего разделения факультета, считал Ходнев, необходимо унифицировать разделение, так как специальные отделы «должны быть составлены так, чтобы науки, входящие в известный отдел, находились между собой в тесной, так сказать органической связи»[16]. В том виде, в каком специализацию предлагал Санкт-Петербургский университет, он не видел необходимости дальнейшего разделения, так как достаточным было выделение разрядов естественных и математических наук из состава физико- математического факультета. Более того, ученый комитет обратил внимание, что Петербургский университет имел в виду специализацию для соискателей звания кандидата, то есть для наиболее успешных студентов, оставляя остальным перечень общих предметов. Дальнейшее рассмотрение этого вопроса было передано министру.

13 декабря 1868 г. состоялось заседание совета министра народного просвещения, где было заслушано дело о специализации преподавания на физико-математических факультетах университетов. В результате совет министра заключил, что окончательное решение о специализации студентов с 3 курса представляется на усмотрение советов, но без разделения факультета на отделения. Впоследствии это распоряжение было опубликовано в сборнике распоряжений[17]. В отношении же Петербургского университета было принято решение о требовании испытания из двух специальных курсов для всех оканчивающих естественное отделение студентов. Министр Д.А. Толстой 18 января 1869 г. писал попечителю Петербургского учебного округа, что согласно замечанию Харьковского университета о неясности механизма выбора двух специальных курсов, «следовало бы сделать обязательным для студентов выбор этот в таком распределении: 1) химия (как указано факультетом) и физика, 2) минералогия специальная, кристаллография, геология и палеонтология и 3) ботаника и зоология, как указано факультетом»1. Этим «пожеланием» министр свел специализацию студентов Петербургского университета до трех отделений по примеру Казанского университета.

Министерство отказалось от предложения Ходнева о единообразном разделении факультетов, предложив им самим решать, как лучше внедрить специализацию. Поэтому после разрешения специализации со стороны министерства аппетиты некоторых университетов в этом вопросе выросли. В Казанском университете в 1868 г. начался пересмотр существовавшего с 1864 г. разделения естественного отделения на три разряда. В «Правила для разделения физико-математического факультета на специальные отделения» были внесены изменения - разряд естественных наук делила уже не на три, а на пять отделений: 1) отделение зоологии, 2) отделение ботаники, 3) отделение минералогии и геологии, 4) отделение химии и физики, 5) отделение практических наук, т.е. технической и агрономической химии и практической механики[18] [19]. Еще одно изменение было внесено чуть позже, согласно замечанию А.О. Ковалевского о желательном объединении зоологии и ботаники в одно отделение (читай - биологическое), так как он считал, что «как зоологу необходимо иметь точное понятие о жизненных процессах в растительном царстве, так и ботанику необходимо то же относительно животного царства. Общие же курсы в наших университетах далеко не дают точного понятия об организации животных или растений, они по необходимости очень кратки, так как профессор (вследствие уничтожения занятий естественными науками в гимназиях) встречается со слушателями, не имеющими подчас никаких предварительных сведений по естественным наукам»[20].

В 1870 г., учитывая мнение Ковалевского, уже работавшего в то время в Киеве, проект Казанского университета предусматривал уже разделение на 4 отделения: 1) отделение, состоящее из зоологии и ботаники; 2) минералогия и геология; 3) химия теоретическая и практическая; 4) отдел практических наук[19]. Геолог Н.А. Головинский при рассмотрении представленного проекта указывал, что из-за планируемого разделения, начинающегося с 3 курса, «может быть, правильно говорить не о числе отделений, на которые дробится факультет, а только о числе различных программ для окончательного испытания студентов на степень кандидата, на звание действительного студента. Мы думаем, что таких программ должно быть не три, а пять: зоологическая, ботаническая, химическая, минералогическая и геологическая»1.

В результате в 1872 г. Казанский университет отказался от дробного разделения, приняв за образец предложенную министром специализацию по группам наук с целью дать более широкое естественнонаучное образование. Студентам, перешедшим на 3 курс, предлагалось выбрать одну из трех групп:

  • а) зоология, ботаника и палеонтология;
  • б) химия, опытная физика, теоретическая и агрономическая химия;
  • в) минералогия, геогнозия, палеонтология и практические упражнения в химическом анализе[22] [23].
  • 3 и 4 курсы должны были быть посвящены практическим занятиям по предметам предварительно выбранной группы наук (о чем студенты должны были проинформировать декана письменно не позднее 1 сентября). Это предложение физико-математического факультета было принято большинством голосов в Совете Казанского университета 22 мая 1872 г. При этом один из членов Совета, профессор медицинского факультета И.М. Гвоздев, голосовавший против, заметил: «Выслушав факультетскую бумагу о разделении предметов естественного разряда, начиная с 3 курса на несколько групп, сходных более или менее по своей специальности, я имею честь заявить, что такое деление на группы не сообразно, во-первых, с универсальным изучением естественных наук вообще, во-вторых, с экзаменом на звание кандидата естественных наук в особенности и, в- третьих, с позволением Совета министра, где специальность преподавания того или другого предмета по естествознанию должна быть, по моему мнению, понимаема не в смысле ограничения числа предметов естествоведения, но более или менее специальное изложение всякого предмета, входящего в состав факультетского преподавания. В бумаге министра прямо говорится, что из студента нельзя приготовить специалиста»[24]. Кстати, И.М. Гвоздев был воспитанником Московского университета, в котором служил до 1865 г. Его позиция по вопросу специализации отражает характерное для того времени мнение Московского университета. Тем не менее рациональное зерно в его возражениях присутствовало: именно эту позицию - о расширении числа специальных курсов - начали впоследствии проводить в самом Московском университете.

Первые студенты естественного отделения физико-математического факультета Казанского университета, которым довелось учиться по программе специальных курсов, выбрали специализацию следующим образом: отдел геологии и минералогии - один, отдел химии, физики, технологии и агрономии - трое, отдел ботаники и зоологии - троеЗ1.

Вопрос о пределах специализации в Казанском университет был поднят вновь в 1878 г. профессором В.В. Заленским. Согласно принятой специализации, первые два курса должны были быть посвящены изучению общих предметов, то есть «студент 1 курса должен слушать не менее 4-х часов в неделю зоологию беспозвоночных животных. При этом он слушает приблизительно такое же количество часов ботанику, кристаллографию, физику, математику и прочее. Так что при скученности предметов в первых двух курсах и не имения вследствие этого времени студенты не могут посвящать часть своего времени на практические занятия по тем предметам, которые они не выбирают как предмет своей специальности. Практические же занятия при таких курсах являются положительно необходимыми. Студент, поступающий из среднего учебного заведения на естественный разряд не в состоянии усвоить себе 4-х часов курса зоологии, если он будет ограничиваться общими лекциями и не будет заниматься практически. То же самое вероятно можно сказать и относительно других предметов.

Другое не менее важное неудобство специализации предметов заключается в том, что на выслушании общих курсов в 1 и 2 курсе, студент, переходя на свою специальность, в продолжение остальных двух лет может забыть все, что он слышал в первые два года, только он перестает заниматься всеми специальными предметами, за исключением одного или двух. Имея в виду, что большинство студентов по окончании курса, поступают учителями в реальные училища или другие учебные заведения, можно прийти к заключению о неудобстве такой специализации предметов. Поступивший в учителя студент на первых же порах почувствует большую необходимость в общем образовании, чем в специальном и чтобы добросовестно исполнять свои обязанности, должен будет снова приняться за пополнение тех пробелов, которые образовались в его знании вследствие специализирования»[25] [26]. В связи с этим Заленский ставил такой вопрос: насколько разделение соответствует целям естественнонаучного образования и подготовки учителей?

Во время обсуждения этого обращения профессора Заленского комиссия физико-математического факультета подвела итоги существования специализации, назвав их вредными для подготовки учителей и естествоиспытателей. При этом указывалось, что сам факультет создал такие условия за счет скученности общих предметов на 1 и 2 курсах, а так как студенты поступали в университет неподготовленными, факультет добавил курс математики, что сделало преподавание еще более скученным. В качестве выхода предлагалось распределить общие предметы на первых трех курсах, тем самым перенеся специализацию на 4-й курс обучения1, при этом число групп для специализации было увеличено, студентам при переходе из 3 в 4 курс предлагалось выбрать одну из них:

«1 - группа ботаники, в нее входят: морфология, систематика, анатомия и физиология растений и агрономическая химия. Число преподавателей в этой группе 3.

  • 2 - группа зоологии, в нее входят: зоология, сравнительная анатомия, физиология животных и эмбриология. Число преподавателей в этой группе 3.
  • 3 - группа минералогии и геологии, в нее входят: минералогия, геология и палеонтология. Число преподавателей 2.
  • 4 - группа химии, в нее входят: неорганическая, органическая, аналитическая и техническая химия. Преподавателей З»[27] [28].

Преподавателям предлагалось организовать практические занятия студентов по своему усмотрению, сосредоточив, при этом основное внимание студентов именно на лабораторных занятиях. И если студенты первых трех групп обязательно занимались всеми предметами группами, то студенты-химики выбирали только одну из предложенных лабораторий для практики в течение всего учебного года. Это предложение комиссии профессоров физико-математического факультета было утверждено Советом Казанского университета 27 мая 1878 г.

После состоявшегося в 1868-69 гг. обсуждения проекта Петербургского университета и в других университетах создавались проекты специализации. Выше были рассмотрены проекты Казанского университета. В Новороссийском университете, подобно Казанскому, тоже существовал план специализации. Его автором был профессор ботаники Я.Я. Вальц - деятельная фигура первого десятилетия существования университета в Одессе. Он предлагал оставить математику среди предметов естественного отделения, так как «занятия математикой не только содействуют развитию способностей, приучают натуралиста к точности, но вместе с тем дают в его руки метод для исследований»[29], а также разделить предметы на общие и специальные. Общие предметы должны были изучаться первые два года, затем студент выбирал два специальных предмета, из которых ему в последующем следовало назвать главный. Для специальных занятий студент мог «избрать только следующие комбинации предметов: зоология и химия; зоология и ботаника; зоология и геология; ботаника и химия; ботаника и геология; минералогия и химия; минералогия и геология; агрономия, агрономическая химия и техническая химия; химия и практическая физика»[30].

Этот проект существенно отличался от других проектов разделения естественного отделения на разряды и мог бы дать студентам очень широкие возможности для специализации. Но рассмотрение его в вышестоящих инстанциях застопорилось, как и другое предложение физико-математического факультета, представленное в Совет Новороссийского университета в 1875 г. В нем предлагалось перенести специализацию на 4 курс (как это было сделано в Казанском университете в 1878 г. по предложению Заленского), где студенты могли выбрать одну из 7 групп практических занятий1.

Причем обращает на себя внимание тот факт, что впервые в Новороссийском университете была предложена специализация по физиологии, что, скорее всего, было связано с тем, что в то время там работал выдающийся русский физиолог И.М. Сеченов. Новаторским было и выделение физической географии. К сожалению, этот проект также не был реализован.

Таблица 6. Группы предметов по проекту Новороссийского университета

Группа практических занятий

Распределение предметов

химия

опытная физика

минералогия

геология и палеонтология

физическая география

физика и геология

ботаника

химия или физика

зоология

ботаника или физиология

прикладная химия

агрономическая химия и техническая химия

физиология

химия или физика

В 1870-75 гг. в Новороссийском университете существовало утвержденное ранее разделение на три разряда: физико-математических, естественных, технических наук и агрономии. Такое деление просуществовало недолго в связи с малочисленностью третьего отделения, которое в 1871 г. насчитывало 20 студентов, в 1872-м- 18, в 1873-м- 10[31] [32]. В 1875 г. на четвертом курсе разряда технических наук и агрономии учились три студента[33]. Всего же его окончили 16 студентов: один в 1871 г., пятеро в 1872-м, по четверо в 1873-м и в 1874-м, двое в 1875-м. С 1875/76 учебного года физико-математический факультет Новороссийского университета имел только два разряда: математических и естественных наук, как это было принято во всех университетах.

В Петербургском университете, который выступил инициатором специализации, существовало 5 групп специальностей, по которым читались специальные курсы: химия, биология, физика, геология, агрономия1, а специализация начиналась с 3 курса.

Университет святого Владимира в 1870 г. ввел разделение физико- математического факультета на три разряда, как это было принято в Харьковском университете, ив 1871 г. министр первоначально разрешил оставить разряды, однако впоследствии товарищ министра народного просвещения И.Д. Делянов указал попечителю Киевского учебного округа П.А. Антоновичу, что «допуская в университете подразделение факультетов преимущественно физико-математического на подобные разряды, как разряд физико-химических наук, мы можем дойти до того, что университеты наши потеряют свое настоящее значение и примут характер, свойственный высшим специальным заведениям»[34] [35]. Поэтому физико- математический факультет университета святого Владимира остался в составе двух отделений[36]. В 1878 г. университет вновь обращался с просьбой о разделении факультета на три разряда, в удовлетворении которой ему было отказано по причине малочисленности студентов.

В 1879 г. о разделении естественного отделения на два разряда биологических и физико-химических наук просил Варшавский университет. Среди причин подобного разделения его инициаторы (профессор минералогии К.О. Юркевич, профессор механики Т.К. Бабчинский, профессор химии А.Н. Попов, профессор зоологии А.В. Вржесниовский, профессор физики Н.Г. Егоров, доцент геологии И.Ф. Трейдосевич, и.д. доцента технической химии В.А. Гемилиан) называли «затруднение» студентов многочисленными теоретическими лекциями в ущерб практическим занятиям. Для устранения этого «недостатка», отмечали профессора физико- математического факультета, «едва ли кто-либо согласится на сокращение числа теоретических лекций, имея в виду весьма быстрый, прогрессивный рост по всем отраслям естественных наук, точно так же, едва ли кто- нибудь признает возможным для всестороннего изучения наук продолжить курс студентов на пятый год, который был бы предназначен для практических занятий, при помощи которых студенты могли бы отчетливо уразуметь предмет и вполне ознакомиться с научными методами»[37]. Поэтому единственным выходом виделось разделение естественного отделения с 3 курса на разряды биологический и физико-химический.

Предполагалось, что на первых двух курсах при нагрузке 16-19 лекций в неделю студенты будут изучать общие курсы естественных наук: физику, химию, минералогию с кристаллографией, ботанику и зоологию, при этом биологам со второго курса добавлялось 2 часа анатомии человека. Уже на 3 курсе биологи должны были изучать исключительно специальные предметы: ботанику, зоологию, палеонтологию - не более 12-15 лекций в неделю, а остальное время планировалось употребить на практические занятия1. Некоторые преподаватели (профессор математики Н.Я. Сонин, профессор астрономии и геодезии И.А. Востоков, профессором ботаники А.А. Фишер фон Вальдгейм, профессор сравнительной анатомии М.С. Ганин) высказались против разделения, считая, что переизбыток лекций - это намеренное заблуждение, а физико-химический разряд следовало бы организовывать в математическом отделении. Они предлагали, «оставив разделение факультета на два отделения на прежнем основании, обязать студентов естественного отделения слушать все теоретические лекции, как это имело место до сих пор; что же касается практических занятий студентов, то предоставить каждому из них выбор одного или нескольких предметов для более специального изучения при посредстве практических занятий»[38] [39]. Такое решение (без разделения на разряды) имело положительный момент в том, что его мог принять и Совет университета без специального разрешения министра. В любом случае, в январе 1880 г. министр ответил отказом в виду малочисленности студентов. В 1889 г. в Варшавском университете вновь рассматривался вопрос о создании биологического отделения, однако образованная с этой целью комиссия нашла, что организация подобного отделения будет нецелесообразной[40].

В большинстве русских университетов (за исключением Московского) после принятия на уровне министерства проекта Петербургского университета о разделении курсов на общие и специальные, появились не только собственные проекты специализации, но и их действительная реализация, хотя наибольшего успеха здесь достигли Казанский и Петербургский университет. Несмотря на неоднократные попытки многих университетов ввести дробное деление естественного отделения, попытки эти были безуспешны как по причине малочисленности студентов, так и по причине негативного отношения министерства к узкой специализации студентов.

Таблица 7. Число студентов естественного отделения университетов _ Российской империи в 1872-78 гг._

Университет

Число студентов естественного отделения к 1 января'

1872

1873

1874

1875

1876

1877

1878

Петербургский

149

180

220

218

229

262

292

Московский

35

23

17

22

36

38

51

Харьковский

18

13

11

14

20

15

19

Казанский

16

19

6

13

9

14

21

Св. Владимира

33

22

22

21

27

33

56

Новороссийский

50

46

32

50

85

97

99

Варшавский

25

20

17

17

15

20

21

Дерптский

52

57

53

62

43

55

54

И, действительно, в 1872-78 гг., на которые приходится активное законотворчество профессоров с просьбами о специализации, число студентов естественного отделения большинства университетов было небольшим (в университете святого Владимира Совет даже обращался со специальным запросом на факультет, указывая, что «в начале сего учебного года на естественное отделение физико-математического факультета поступили по поверочному испытанию два студента и один перешел с математического отделения. Первые два перешли на медицинский факультет»[41] [42], и просил разъяснить причины быстрого уменьшения студентов естественного отделения). Впрочем, судя по последовательным отказам министерства в разделении естественного отделения на разряды, можно отметить социальный «заказ» на подготовку учителей средней школы с широким естественнонаучным образованием, а никак не биологов. Все проекты разделения, предусматривающие специализацию только на высших курсах, были приняты исключительно самими университетами. Министерство же, допустив специализацию студентов высших курсов, скорее всего, предполагало ее для лучших студентов, двигаясь в русле принятой политики подготовки научных кадров для образованных по уставу 1863 г. кафедр, которые следовало заполнить.

Как можно заметить из приведенной выше таблицы, самое большое число студентов естественного отделения было в Петербургском университете, на втором и третьем месте по численности были, соответственно, Дерптский и Новороссийский университеты. Это было вполне закономерно: в Петербургском университете в то время преподавали ботаники А.Н. Бекетов и А.С. Фаминицын, химики Д.И. Менделеев и А.М. Бутлеров, с 1876 г. физиолог И.М. Сеченов, - и это был столичный университет. С Новороссийским университетом также были связаны имена известных во всем мире представителей русской биологической науки - И.И. Мечникова и А.О. Ковалевского, в 1871-76 гг. здесь работал И.М. Сеченов.

Что касается Дерптского университета, то там профессорами там были представители немецкой анатомо-гистологической школы Э. Рейс- снер, К. Купфер, X. Штида, кроме того, этот немецкий университет Российской империи имел отличную от русских университетов систему обучения и давал возможность узкой специализации. Особенностью Дерптского университета являлось то, что студент мог специализироваться по любой из 9 кафедр физико-математического факультета (чистой математики, прикладной математики, астрономии, физики, химии, минералогии, ботаники, зоологии, сельского хозяйства и технологии) в соответствии с положением об испытаниях на звание действительного студента 1866 г . Согласно правилам для студентов (1869) в Дерптском университете существовали следующие направления специализации: математика, астрономия, физика, химия, минералогия, ботаника, зоология, сельское хозяйство[43] [44].

Особенностью Дерптского университета было то, что специализация начиналась с первого полугодия. Как указывал Е.В. Петухов, ранняя специализация «вообще в Дерптском университете поощрялась»[45]. Подобный порядок действовал до того момента, пока Дерптский университет не подвергся русификации, вследствие которой был переименован в Юрьевский университет. Начало новым порядкам в отношении специализации положили новые правила о зачете полугодий и полукурсовых испытаниях 1891 г. (для физико-математического факультета), а также распоряжение Министерства от 12 мая 1892 г., по которому прекращалась специализация при сдаче итоговых экзаменов, кроме как по двум установленным министерством отделениям- математическому и естественноисторическому[46]. Однако новый учебный план, принятый в 1896 г. оставил в Юрьевском университете четыре отделения: математическое, естественноисторическое, агрономическое и химическое[47], сохранившиеся и в дальнейшем. И это был единственный случай, когда университет Российской империи предлагал специализацию по четырем отделениям, начиная с первого курса. В остальных университетах существовали только два отделения - естественных и математических наук (несмотря на неоднократные просьбы об учреждении сельскохозяйственного/агрономического[48] и химического[49] отделений) с возможностью специализации на последних двух курсах каждого из них. На естественном отделении Юрьевского университета существовало две группы специальных наук - группа минералогии и геологии и группа биологии1.

В Юрьевском университете не хотели отказываться от возможности давать студентам подобную специализацию, в связи с чем, при ответе на вопрос о желательном устройстве университета сообразно местным условиям в 1901 г. (пересмотр устава 1884 г. во время министерства П.С. Ван- новского) отдельно сформировали доклад о необходимости сохранения отделений физико-математического факультета, подчеркивая, что «в интересах поднятия научного уровня образования, получаемого студентами в университете, необходимо дать им возможность большей специализации, чем в настоящее время. На физико-математическом факультете эта потребность в специализации ощущается особенно сильно с тех пор, как химические науки с одной стороны, биологические с другой, разрослись настолько, что нет возможности обнять одновременно весь цикл наук, необходимых для успешного изучения и тех, и других»[50] [51]. А отсутствие отделений на физико-математических факультетах русских университетов Юрьевский университет считал анахронизмом.

Возвращаясь к периоду активной борьбы за специализацию в русских университетах в 1860-70-е гг., отметим, что основными причинами возникновения различных проектов деления естественного отделения на разряды были, во-первых, успехи всех естественных наук во второй половине XIX века, особенно наук биологических, а, во-вторых, стремление к более практическому обучению студентов, которое стало возможным после принятия устава 1863 г.

Даже в Московском университете, активном противнике специализации, ратовавшем за широкое естественнонаучное образование, признали необходимость специализации. В 1881 г. физико-математический факультет резюмировал: «С введением устава 1863 г. значительно расширились занятия студентов. Этому расширению содействовало увеличение числа преподавателей, введение новых предметов и образование кабинетов и лабораторий для практических занятий с учащимися. Для студентов сделалось невозможным равномерно изучать все преподаваемые науки. Явилась необходимость облегчить самые занятия и самые требования на экзаменах»[52].

И среди основных причин для углубления специализации были названы следующие:

1. Нагрузка, не рассчитанная на среднего студента.

  • 2. Преобладание пассивного элемента над активным (т.е. не самостоятельный поиск информации, а использование готовых записок или литографированных лекций).
  • 3. Преобладание абстрактного и формального элемента над конкретным и реальным, т.е. отказ студентов от необязательных практических занятий из-за обильности занятий теоретических1.

Таким образом, в третьей четверти XIX века по причине накопления знаний и повышения требований к уровню студентов в университетах Российской империи осознали необходимость углубления специализации, но не везде проекты физико-математических факультетов удалось воплотить в жизнь в основном из-за малочисленности студентов естественного отделения. Тем не менее эти процессы положили начало самостоятельному развитию биологической специализации на естественных отделениях, хотя формально только три университета давали такую возможность - это Петербургский, Дерптский и Казанский университеты.

  • [1] ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 25. Д. 11. Л. 7 - 7 об.
  • [2] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 200. Л. 229.
  • [3] Сборник распоряжений по МНП. Т. 3. Стб. 761.
  • [4] Физико-математический факультет Харьковского университета ...С. 19.
  • [5] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 200. Л. 343.
  • [6] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 382. Л. 14.
  • [7] Сборник распоряжений по МНП. Т. 3. Стб. 821.
  • [8] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 1 - 1 об.
  • [9] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 2 - 2 об.
  • [10] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 22.
  • [11] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 10 - 10 об.
  • [12] ЦАГМ. Ф. 418. Оп. 35. Д. 216. Л. 6.
  • [13] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 69 об.
  • [14] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 71 об.
  • [15] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 74.
  • [16] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 78.
  • [17] Сборник распоряжений по МНП. Т. 4. Стб. 656-661.
  • [18] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 46 об.
  • [19] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 382. Л. 18.
  • [20] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 382. Л. 6.
  • [21] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 382. Л. 18.
  • [22] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 382. Л. 10.
  • [23] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 587. Л. 1 об.
  • [24] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 587. Л. 3 об. - 4.
  • [25] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 588.
  • [26] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 798. Л. 1 об. - 2.
  • [27] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 798. Л. 4 об.
  • [28] НА РТ. Ф. 977. Оп. ФМФ. Д. 798. Л. 6.
  • [29] ГАОО. Ф. 45. On. 11. Д. 6 (1872). Л. 6.
  • [30] ГАОО. Ф. 45. On. 11. Д. 6 (1872). Л. 7.
  • [31] ГАОО. Ф. 45. On. 11 Д. 4 (1875). Л. 15.
  • [32] Краткий отчет о состоянии и действии императорского Новороссийского университета в 1870- 71 академическом году. Одесса, 1871. С. 23. Краткий отчет о состоянии и действии императорского Новороссийского университета в 1871- 72 академическом году. Одесса, 1872. С. 21. Краткий отчет о состоянии и действии императорского Новороссийского университета в 1872- 73 академическом году // Записки Императорского Новороссийского университета.1873. Т. 11. Официальная часть. С. 168.
  • [33] Список студентов и посторонних слушателей императорского Новороссийского университета за 1874-75 академический год. Одесса, 1875. С. 11.
  • [34] ЦГИА СПб. Ф. 14. On. 1. Д. 7781. Л. 4.
  • [35] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 114.
  • [36] Отчет по императорскому университету святого Владимира за 1872 год // Университетскиеизвестия. 1873. Т.6.
  • [37] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 147 об.
  • [38] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 148.
  • [39] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 151.
  • [40] APW. Zesp. Cesarski Uniwersytet Warszawski (Ф. 214). Д. 458.
  • [41] Таблица составлена на основании данных Извлечений из всеподданнейших отчетов министра народного просвещения за 1871-77 гг.
  • [42] ГА г. Киева. Ф. 16. Оп. 311.Д. 188. Л. 1.
  • [43] Сборник распоряжений по МНП. Т. 4. Стб. 373-380.
  • [44] ИАЭ. Ф. 402. Оп. 4. Д. 769. Л. 731р - 733.
  • [45] Петухов Е.В. Императорский Юрьевский, бывший Дерптский, университет в последнийпериод своего столетнего существования. С. 143.
  • [46] Там же. С. 144.
  • [47] РГИА. Ф. 733. Оп. 154. Д. 220. Л. 88.
  • [48] РГИА. Ф. 733 Оп. 150. Д. 779., Оп. 154. Д. 549.
  • [49] РГИА. Ф. 733. Оп. 156. Д. 285, Оп. 226. Д. 77, Оп. 226. Д. 181.
  • [50] ИАЭ. Ф. 402. Оп. 9. Д. 716. Л. 74.
  • [51] ИАЭ. Ф. 402. Оп. 4. Д. 1274. Л. 176 - 176 р.
  • [52] ЦАГМ. Ф. 418. Оп. 461. Д. 169. Л. 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >