Разделение физико-математических факультетов на отделения математических и естественных наук

Несмотря на нововведения устава 1835 г. структура физико- математического отделения все же подразумевала изучение студентами обширного числа предметов. О том, что это является причиной трудности обучения на физико-математическом факультете, указывалось еще при разделении его в Петербургском университете в 1820 г., в проекте Харьковского университета 1823 г., об этом же писал помощник попечителя Харьковского учебного округа граф А.Н. Панин в 1833 г.1, да и сам попечитель Харьковского учебного округа граф Ю.А. Головкин в 1834 г.: «...многочисленность преподаваемых предметов слишком обременительна для учащихся, а потому многие из них не решаются избирать этого факультета, а сверх того весьма ощутителен недостаток в преподавателях»[1] [2]. В связи с этим Головкин направил представление министру С.С. Уварову о разделении факультета (сам факультет выработал распределение предметов по годам обучения для обоих отделений, которое впоследствии критиковал профессор математики Харьковского университета М.А. Тихо- мандрицкий в историческом очерке к столетию факультета, называя его подобающим для технического училища, а не для университета из-за практической направленности предложенных курсов[3]), который вынес его на обсуждение в комитет по устройству учебных заведений, но дальше этого дело не пошло. А уже после принятия устава, 13 июля 1836 г., подобное предложение поступило от попечителя Петербургского учебного округа князя М.А. Дондукова-Корсакова.

Основной причиной разделения физико-математического отделения вновь была названа обширность изучаемых предметов: «Университет, имея в виду двоякую цель, приготовить как людей ученых, так и людей, способных к государственной службе, должен доставить обучающемуся юношеству возможность успешного окончания полного курса образования соответственно и той, и другой цели. Судя по обширности и разнородности учебных предметов, причисляемых уставом к обоим отделениям философского факультета, нет сомнений, что в одинаковой степени основательные знания их превышают меру способностей учащихся и если бы для некоторых счастливых умов оно и оказалось возможным, то наибольшая часть студентов, развлекаясь многими весьма различными предметами учения, в которых требовалось бы от них одинаковых успехов, приобрели бы в каждом поверхностные познания, и цель университетского учения была бы таким образом вовсе потеряна»[4].

По проекту Петербургского университета (таблица 2) предметы учения разделялись на: «а) Специальные или собственно факультетские предметы, служащие основанием к определению достоинства каждого студента, в) Общие, дополняющие образование всякого благовоспитанного юноши, с) Второстепенные или дополнительные факультетские предметы, посредственность знания которых не должна служить препятствием для получения ученых степеней»1 [5].

Таблица 2. Проект разделения физико-математического отделения философского факультета Петербургского университета

1 класс математический

2 класс естественных наук

Специальные факультетские предметы

  • 1. Чистая математика 2. Начертательная геометрия с приложением к теории точной перспективы 3. Теоретическая механика
  • 4. Астрономия и высшая геодезия
  • 5. Физика и физическая география
  • 1. Чистая математика 2. Физика и физическая география 3. Химия
  • 4. Минералогия и геогнозия
  • 5. Ботаника
  • 6. Зоология

Общие предметы 1. Богословие

  • 2. Философия (Антропология, Логика)
  • 3. Российская словесность преимущественно практическая 4. Законы о состояниях и государственные учреждения 5. Новый язык

Дополнительные предметы

  • 1. Общая химия тел неорганических 2. Минералогия и геогнозия
  • 3. Ботаника
  • 4. Зоология
  • 5. Строительный курс архитектуры
  • 6. Сельское хозяйство и лесоводство
  • 7. Технология
  • 8. Рисование особенно черчение во все 4 года
  • 1. Прикладная механика, Статика 2. Начертательная геометрия с приложением к теории точной перспективы
  • 3. Строительный курс архитектуры
  • 4. Сельское хозяйство и лесоводство
  • 5. Технология
  • 6. Черчение особенно рисование 4 года

При сравнении с проектом Харьковского университета 1823 г. заметны значительное улучшение наполненности преподавания по обоим разрядам, качественно иной подход к разделению факультета, который полностью отвечал как развитию науки того времени, так и потребностям государства. Любопытно, что Уваров утвердил это предложение в виде опыта на

1 год уже через 10 дней, 23 июля 1836 г., то ли потому, что эта идея давно витала в воздухе и неоднократно предлагалась в процессе обсуждения университетского устава, то ли потому, что князь Дондуков-Корсаков был его другом. Впрочем, министр народного просвещения С.С. Уваров, который видел основной задачей университетов приспособление наук к решению задач промышленности и сельского хозяйства, априори не мог быть против подобного проекта, поэтому уже 16 сентября 1837 г. он был утвержден в виде опыта на 4 года для Петербургского университета и распространен на Московский и Казанский университеты1, но не на Харьковский, который еще в 1823 г. просил о разделении факультета.

Совет университета святого Владимира в феврале 1840 г. ходатайствовал перед министром о разделении учебных предметов второго отделения философского факультета, мотивируя это тем, что «науки, входящие в состав 2-го отделения философского факультета по предметам, которые каждая из них обнимает собою, чрезвычайно обширны, а по своей важности в общежитии требуют от занимающихся ими точных глубоких сведений <.. .>. По сему, чтобы обеспечить занятия студентов и вместе дать способностям и склонностям каждого из них надлежащее направление второе отделение философского факультета находит полезным и даже необходимым как для успеха самих наук, так и для прочного образования студентов, разделить все науки, преподаваемые студентам сего отделения на 2 разряда: 1.Наук математических и 2. Наук естественных, с тем, чтоб от студента, объявившего заниматься одним из сих разрядов, строго требовать основательных познаний только в науках, принадлежащих к этому разряду»[6] [7].

Таблица 3. Проект разделения физико-математического отделения философского факультета университета святого Владимира

Общие предметы Богословие Русская словесность

Иностранный язык (французский или немецкий)

Разряд наук математических

Разряд наук естественных

Математика чистая Математика прикладная Астрономия

Физика и физическая география Химия Технология Архитектура

Зоология и зоотомия Ботаника

Минералогия и геология Физика и физическая география Химия Технология Сельское хозяйство Алгебра и тригонометрия

В отличие от «опыта», распространенного на три университета в 1837 г., план университета святого Владимира не предполагал дополнительных предметов, причисляя технологию и сельское хозяйство к основным изучаемым дисциплинам. Общим для обоих проектов было включение математики в число обязательных предметов естественного отделения.

Попечитель Киевского учебного округа князь С.И. Давыдов «по местным причинам» добавил к списку предметов для изучения отечественную историю, которую министр в итоге разрешил читать студентам, согласившись на разделение с 1840-41 учебного года1.

В связи с разделением в университете святого Владимира, последовавшим в 1840 г., возникает вопрос, почему второе отделение философского факультета не было разделено в Харьковском университете, как это было сделано в остальных русских университетах еще в 1837 г. Даже в ходатайстве университета святого Владимира в ряду университетов с разделенными факультетами ошибочно указывается Харьковский, тогда как распоряжение по министерству о разделении не касалось Харьковского университета, да и в сборнике, составленном к 100-летию физико- математического факультета Харьковского университета, указывалось, что в Харьковском университете разделение II отделения философского факультета «состоялось в промежуток времени 1842-1845 гг.»[8] [9].

Несмотря на то, что попечитель Киевского учебного округа князь С.И. Давыдов в обращении в министерство по поводу разделения отделений в университете святого Владимира указал, что «господин министр народного просвещения утвердил 6 мая 1837 г. в виде опыта на 4 года распределение предметов в университетам по отделениям наук, предписал тогда же попечителям учебных округов Санкт-Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского ввести это распределение в вверенных им университетах (от начала будущего академического года) в виде опыта на 4 года»[10], тем не менее скорее стоит доверять распоряжению по министерству народного просвещения, которое в числе университетов не называет Харьковский университет, где это разделение было произведено позднее, чем в остальных. Подтверждение этому можно найти в обозрениях преподавания.

Они свидетельствуют, что разделение началось с 1842-43 учебного года, как указано в обозрении преподавания предметов, лекции по естественному разряду «имеют открыться только с 1842/43 учебного года»[11]. В 1841 г. Харьковский университет, готовя будущее разделение, направил министру списки предметов, где к вспомогательным наукам для обоих отделений были отнесены алгебра, геометрия, тригонометрия для естественников, а обязательными для обоих отделений названы начертательная геометрия и рисование1.

Ранее, в 1840 г., министерство решило подвести промежуточные итоги введенного в 1837 г. разделения на разряды. Совет Московского университета резюмировал, что «с постепенным возвышением учебных занятий, с пополнением кафедр новыми преподавателями и с усиливающимися средствами Московским университетом для полноты университетского учения признается совершенно полезным не ограничивать университет постоянным распределением всех учебных курсов»[12] [13]. То есть университет признавал опыт разделения удачным и просил продлить таковой «по крайней мере еще на два академических года».

В 1841 г. попечитель Московского учебного округа граф С.Г. Строганов «считал бы неизлишним»[14] на естественном отделении добавить изучение математической физики и анатомии человеческого тела, что и было сделано с 1841-42 учебного года[15]. При этом само второе отделение не находило «нужным упражнять [студентов] в высших курсах в математической физике, дабы не отвлечь от занятий избранными специальными науками, предоставляя собственному сознанию возрасту их весьма свойственно поддерживать необходимые для них занятия в науках математических, в чем они и должны дать отчет на окончательном экзамене»[16]. Однако вопреки желанию отделения математическая физика все же вошла в число обязательных для изучения естественниками предметов, что подтверждается обозрениями преподавания наук. Еще одним предложением для улучшения преподавания на естественном отделении было введение второго иностранного языка, а именно, немецкого, как несомненно значимого для получения сведений о передовых исследованиях в области естествознания.

В 1842 г., когда Московский университет предоставлял проект разделения на два отделения, профессор математики Н.Д. Брашман указывал на то, что студентам-естественникам было легче учиться, нежели математикам, так как почасовая нагрузка их была меньше. Он подчеркивал, что это оказывает вредное влияние на нравственность студентов, а, кроме того, замечал, что ни в одном отделении университета не было столь малого числа часов преподаваемых наук, как в естественном отделении[17]. Меньшее число часов объяснялось тем, что кафедры технологии и сельского хозяйства не были заняты, и в то же время у естественников существовали практические занятия и экскурсии, которые тоже занимали определенное время. В ответ на замечания Брашмана профессора естественного отделения написали, что обучение на естественном отделении требует не меньших усилий, чем на математическом1.

Из Петербургского университета в ответ на запрос министра о предварительных итогах «опыта» разделения в 1841 г. отвечали, что не считают нужным изучение студентами латыни, дифференциального и интегрального исчисления, в связи с чем просили заменить эти предметы курсом популярной астрономии[18] [19].

Самым новаторским оказалось предложение Казанского университета (Приложение 1), Совет которого решил не ограничиваться изменением распределения предметов, отменив преподавание логики, а также русской словесности и добавив изучение технологии, но ввести более дробное деление на разряды класса естественных наук[20]. Этот проект намного опережал свое время. Он подразумевал введение очень дробного деления на разряды, специализация по которым начиналась уже со второго курса. В этой связи хотелось бы отметить тот факт, что введенное в 1836 г. министром Уваровым разделение на разряды математических и естественных наук начиналось только с третьего курса. И хотя в Петербургском и Харьковском университетах в 1840-е гг. физико-математическое отделение делили уже с первого курса, о делении самого естественного разряда речи не шло. Кроме того, проект Казанского университета включал в учебный план изучение таких дисциплин как физиология растений, физиология животных, которые в то время даже не изучались студентами естественного разряда, остававшегося во многом «математическим». Впрочем, проект этот так и остался на бумаге.

К обсуждению желательных изменений в 1841 г. подключился и Харьковский университет. И если в деле министерства народного просвещения, хранящегося ныне в РГИА, отложились лишь желательные изменения по распределению предметов, отправленные министру 10 мая 1841 г., то протокол Совета Харьковского университета от 1 марта того же года, о котором упоминал М.А. Тихомандрицкий, содержал еще и сведения о том, что было бы желательно ввести разделение второго отделения философского факультета на два подотделения физико-математических наук и естественных[9], что еще раз подтверждает отсутствие такового в Харьковском университете до 1841 г.

В результате обсуждения, инициированного министерством в 1841 г. разделение предметов было продлено, all июня 1843 г. было утверждено распределение предметов по двум отделениям в виде опыта на 4 года1.

Это распределение содержало перечень основных предметов, но университеты могли добавлять новые. Так, Московский университет все- таки ввел изучение немецкого языка для естественников, там же изучали анатомию и физиологию, а Харьковский университет в 1843 г. инициировал введение новой дисциплины - сравнительной анатомии (которая подразумевалась еще в проекте Казанского университета и даже читалась там в начале 1830-х гг. профессором естественной истории Э.А. Эверсманом).

Таблица 4. Разделение предметов физико-математического отделения, _утвержденное министерством народного просвещения_

Разряд математических наук

Разряд естественных наук

  • 1. Математика
  • 2. Астрономия
  • 3. Физика и физическая география 4. Химия 5. Минералогия
  • 6. Ботаника
  • 7. Зоология
  • 8. Один из новейших языков
  • 9. Российские гражданские законы
  • 10. Российские уголовные законы
  • 1. Математика
  • 2. Физика и физическая география 3. Химия 4. Минералогия
  • 5. Ботаника
  • 6. Зоология
  • 7. Один из новейших языков 8. Популярная астрономия 9. Латинский язык 10. Российские законы

История введения сравнительной анатомии в число наук естественного разряда любопытна и в какой-то степени даже показательна, так как эта кафедра не предусматривалась по уставу 1835 г., несмотря на то, что наука эта бурно развивалась в первой половине XIX века. В 1843 г. адъюнкт медицинского факультета Харьковского университета И.А. Свиридов, недавно вернувшийся из заграничной командировки (он стажировался в Берлине, Бонне, Мюнхене и Вене в 1837-1840 гг.[22] [23]), где должен был изучать судебную медицину, а по «особенной любви» заодно и некоторые естественные науки - сравнительную анатомию и зоологию, - предложил свою кандидатуру в качестве преподавателя сравнительной анатомии. Дело в том, что после возвращения из-за границы он не мог занять кафедру судебной медицины, так как по этой кафедре профессором был Р.Х. Дабе- лов. Предположим, что не только карьерные устремления молодого адъюнкта подтолкнули его к мысли занять пустующую с 1838 г. кафедру зоологии на физико-математическом отделении (зоологию тогда читал профессор ботаники В.М. Черняев), но и та самая «особенная любовь» к этому предмету, как и к предмету сравнительной анатомии. В связи с этим Иван Афанасьевич Свиридов «вошел в Совет» с прошением о позволении «ему перейти в естественное отделение для преподавания сравнительной анатомии, и с тем вместе иметь его в виду для занятия кафедры зоологии»1. Более того, он обещал в будущем академическом году приступить к докторскому экзамену по естественному отделению.

Члены Совета Харьковского университета решили, что адъюнкт Свиридов вполне может быть допущен к преподаванию сравнительной анатомии и позволили ему объявить чтение этого курса, что отражено в Обозрении преподавания предметов в Харьковском университете на 1843/44 учебный год. В министерстве народного просвещения сомневались в целесообразности подобного шага, поэтому решили запросить мнение временного медицинского комитета[24] [25] на сей счет. Члены временного медицинского комитета посчитали преподавание сравнительной анатомии нужным как для студентов-естественников, так и для студентов-медиков.

Попечитель Петербургского учебного округа в ответ на запрос о преподавании сравнительной анатомии указывал, что она «под именем зоотомии постоянно преподается профессором зоологии Куторгой уже давно»[26] (С.С. Куторга начал преподавание зоотомии еще до принятия устава 1835 г., сразу после возвращения из Европы). В остальных же университетах сравнительная анатомия начала преподаваться после инициативы из Харькова. И хотя в Казанском университете от преподавания этого предмета, который полагался еще согласно проекту 1842 г., отказались как профессор зоологии, так и профессор физиологии, «как от занятия, требующего особенных сведений», его согласился читать профессор минералогии и геогнозии П.И. Вагнер[27] (который, кстати, читал сравнительную анатомию, а потом и физиологию животных до 1858 г., а затем на эту должность был избран его сын Н.П. Вагнер[28]). В университете святого Владимира преподавание было возложено на адъюнкта зоологии К.Ф. Кесслера.

Любопытно, что в самом Харьковском университете адъюнкт Свиридов читал сравнительную анатомию всего год: в 1844 г. профессор Да- белов уволился, и кафедра судебной медицины оказалась вакантной, поэтому «Свиридов передумал заниматься сравнительной анатомией и сдавать экзамен на доктора естественных наук, но решил сдавать экзамен на доктора медицины и занять кафедру судебной медицины. А преподавание сравнительной анатомии Совет полагал бы возложить на прозектора ветеринарного заведения Галицкого»[29]. Впрочем, министерство отказалось утверждать Галицкого преподавателем, поэтому Харьковский университет, побудивший своим запросом начать преподавание сравнительной анатомии в других университетах, вообще остался без преподавателя. Лишь только после того, как в Харьковский университет был назначен адъюнктом зоологии А.В. Чернай, он объявил на 1847-48 академический год чтение курса сравнительной анатомии для студентов-медиков, а для студен- тов-естественников этот курс стал читаться только с 1850-51 гг. Вот так карьерные устремления одного адъюнкта смогли стимулировать появление в курсе естественного разряда физико-математического факультета нового предмета - сравнительной анатомии, которая была одной из самых активно развивающихся наук на протяжении XIX века.

Возвращаясь к вопросу о специализации на физико-математическом отделении, хотелось бы заметить, что в 1840-е гг. сложились достаточные условия для полного отделения естественных наук от математических не только в рамках разряда естественных наук с третьего курса. Первыми шагами в этом направлении стали введение специальных дисциплин подобных сравнительной анатомии, анатомии человека или физиологии животных в курс естественного разряда и отказ от преподавания математики даже в ограниченном объеме. Самое любопытное, что впоследствии и этот опыт был признан вредным, и университеты вернули математику в число обязательных дисциплин для студентов-естественников в виде краткого курса.

Можно заметить, что предложение Петербургского университета о разделении физико-математического факультета (на тот момент - II отделения философского факультета) на два отделения, университеты, равно как и министерство, приняли с энтузиазмом, поскольку этот проект соответствовал развитию науки того времени: обширная некогда естественная история с принятием устава 1835 г. была разделена на три ветви, и в университетах появились три отдельные кафедры ботаники, зоологии, минералогии. Кроме того, происходило накопление научных знаний, и век энциклопедического образования остался в прошлом вместе с самими энциклопедистами. Реалии второй трети XIX века требовали более углубленных специальных знаний, а среднестатистический студент физически не мог успевать по всем наукам, входящим в состав предметов физико- математического отделения философского факультета.

Разделение физико-математического факультета на два отделения и выделение его из состава философского факультета оказалось поворотным моментом развития естественнонаучного образования в целом и биологического образования в частности, даже несмотря на то, что разделение студентов на математиков и естественников существовало только с третьего курса. Впрочем, законодательно разделение на два разряда естественных и математических наук не было закреплено, так и оставаясь «опытом». Вопрос о полном разделении факультета был поднят только перед принятием нового университетского устава.

Одним из первых университетов, решившихся на полное разделение физико-математического факультета на два отделения (в некоторых университетах формально разделение все же было установлено с первого курса - в Петербургском, Харьковском), был Московский университет. В 1862 г. он обратился с данным прошением в министерство народного просвещения1, где не встретили препятствий для подобного шага. В деле ЦАГМ сохранилось планируемое самим факультетом распределение предметов2, которое можно сравнить с утвержденным в итоге распределением, опубликованным в Обозрении преподавания на 1863-64 г3. Как можно заметить по приведенной ниже таблице в число изучаемых наук естественного разряда вошло даже большее количество математических дисциплин, чем планировалось изначально.

Планируемое в 1862 г. разделение предметов физико- математического факультета Московского университета совпало с тем распределением, которое предлагал профессор математики Н.Е. Зернов в 1860 г., донося в физико-математический факультет о том, что «недостаток сведений в гимназическом курсе математики у некоторых из студентов, поступающих в наш факультет и то, что они в сем ссылаются на свое намерение избрать для изучения в последующем естественный отдел наук».

Таблица 5. Планируемое и итоговое разделение предметов на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета

Планируемое разделение предметов

Курс

Итоговое распределение предметов согласно Обозрению

Богословие

Аналитическая геометрия на плоскости

Экспериментальная физика Популярная астрономия Новый язык Зоология

Анатомия человеческого тела

I

Богословие Чистая математика Физика

Анатомия человеческого тела

Немецкий язык Зоология

Французский язык Начертательная геометрия

Неорганическая химия Экспериментальная физика

II

Чистая математика Астрономия

  • 1 РГИА. Ф. 733. Оп. 38. Д. 258. Л. 1 - 2.
  • 2 ЦАГМ. Ф. 418. Оп. 31. Д. 883. Л. 1 - 1 об.
  • 3 Обозрение преподавания наук в Императорском Московском университете за 1863-64 год. М., 1863.

Планируемое разделение предметов

Курс

Итоговое распределение предметов согласно Обозрению

Физическая география Метеорология

Элементарная и практическая механика Зоология Ботаника

Физика

Ботаника

Механика

Химия

Анатомия человеческого тела

Немецкий язык Зоология

Химия аналитическая и органическая Палеонтология Минералогия Ботаника Зоология

Сельское хозяйство Технология

Сравнительная анатомия

III

Зоология Ботаника Астрономия Теория вероятности Чистая математика Статика и гидростатика Механика Геодезия

Математическая физика Анатомия человека Химия

Минералогия

Технология

Сравнительная анатомия Сельское хозяйство и лесоводство Немецкий язык

Технология Физиология растений Физиология человека Сельское хозяйство Сравнительная анатомия Зоология Геология

IV

Технология Чистая математика Динамика и гидростатика Астрономия Зоология Ботаника Физиология Химия Геология

Сельское хозяйство Сравнительная анатомия Математическая физика

Н.Е. Зернов полагал необходимым разделить факультет не с 3 курса, а гораздо раньше, с первого курса, оставив для изучения естественникам только аналитическую геометрию на плоскости и в пространстве, освободив их от высшей алгебры, дифференциального и интегрального исчисления, которые, по мнению профессора Зернова, не имели применения в естественных науках. А вот элементарную и практическую механику он считал полезным оставить студентам-естественникам 2 курса. «Такое определительное разграничение занятий должно, кажется, утвердить тот уровень познаний в математике, какой необходим и для студентов естественного раздела при вступлении их в наш факультет»1, - считал профессор Зернов. Т.е. сами профессора понимали нежелание студентов естественного разряда заниматься математикой и в раннем разделении факультета, как и в ограничении математических дисциплин, видели решение проблемы.

Несмотря на то, что Московский университет решил разделить разряды с первого курса, там долго не отказывались от большого числа дисциплин математического разряда в курсе естественного, что видно по приведенным выше данным. Очень показательно в данном случае сравнение программ Московского, Харьковского[30] [31] и Петербургского университетов[32], которые по часовой нагрузке были практически идентичны (Приложение 2). Подчеркнем, что наряду с разделением факультета на разряды в университетах преобладала тенденция к полному отказу от преподавания математики студентам-естественникам. Ниже приведен перечень предметов Петербургского университета, где отказались от преподавания математики естественникам еще в 1856 г.[33], а в 1862 г. об этом же просил Харьковский университет, просьба которого была удовлетворена[33]. В качестве причин для отказа от слушания студентами-естественниками математики Петербургский университет называл следующие:

  • 1. Студентам необходимо дать время для изучения специальных предметов, так как число лекций увеличилось.
  • 2. На переводных испытаниях натуралисты всегда показывали «в такой степени неудовлетворительные успехи, что часто недостаточные отметки в названных вспомогательных предметах задерживали отличных студентов в том же курсе»[35].
  • 3. При усиленном преподавании специальных предметов факультет не находил необходимости преподавания студентам-естественникам начертательной, аналитической геометрии и сферической тригонометрии.

Студенты же естественного отделения Московского университета в начале 1860-х гг., несмотря на состоявшееся полное разделение факультета, продолжали слушать такие предметы как математика, математическая физика, начертательная геометрия, теория вероятности. В последующем (ходатайство об этом датируется 1878 г.) Московский университет пришел к выводу о целесообразности чтения для студентов-естественников только курса энциклопедии математики на 1 и 2 курсах в объеме 3 часов в неделю1. При этом физико-математический факультет Московского университета указывал, что «многие отделы естествоведения уже в настоящее время пользуются алгебраическим анализом и для основательного изучения их необходима соответственная математическая подготовка»[36] [37]. Факультет считал целесообразным чтение специального курса для естественников, включавшего в себя аналитическую геометрию, дифференциальное и интегральное исчисление.

К такому же выводу пришли в университете святого Владимира, где физико-математический факультет в 1884 г. ходатайствовал в Совет о необходимости преподавания студентам естественного отделения аналитической геометрии, дифференциального и интегрального исчисления и тригонометрии[38]. Да и в Петербургском университете в начале 1880-х гг. читался курс элементарной математики[39]. Последовавшее в 1884 г. принятие нового устава повлекло за собой полное изменение учебных планов, в которые университеты включили преподавание математики, изучение математики рекомендовал и план министерства народного просвещения[40].

  • [1] Физико-математический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования. С. 5.
  • [2] Багалей Д.И. Опыт истории Харьковского университета. Т. 2. С. 282.
  • [3] Физико-математический факультет Харьковского университета ... С. 6.
  • [4] РГИА. Ф. 733. Оп. 23. Д. 2. Л. 1 об.
  • [5] РГИА. Ф. 733. Оп. 23. Д. 2. Л. 3.
  • [6] Сборник распоряжений по МНП. Т. 2. Стб. 207-208.
  • [7] РГИА. Ф. 733. Оп. 69. Д. 518. Л. 1 - 1 об.
  • [8] РГИА. Ф. 733. Оп. 69. Д. 518. Л. 6.
  • [9] Физико-математический факультет Харьковского университета... С. 13.
  • [10] J РГИА. Ф. 733. Оп. 69. Д. 518. Л. 3.
  • [11] Обозрение преподавания предметов в императорском Харьковском университете на 1842—43 учебный год. Харьков, 1842. Распределение учебных предметов по 2-му отделению философского факультета.
  • [12] РГИА. Ф. 733. Оп. 90. Д. 22.
  • [13] ЦАГМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 440. Л. 2 об.
  • [14] ЦАГМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 440. Л. 9.
  • [15] Обозрение преподавания наук в Императорском Московском университете с 22 июля 1841по 10-е июня 1842 года. М., 1841.
  • [16] ЦАГМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 440. Л. 11 — 11 об.
  • [17] ЦАГМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 440. Л. 24 - 24 об.
  • [18] ЦАГМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 440. Л. 32 - 32 об.
  • [19] РГИА. Ф. 733. Оп. 90. Д. 22. Л. 20.
  • [20] РГИА. Ф. 733. Оп. 90. Д. 22. Л. 71 об. - 72.
  • [21] Физико-математический факультет Харьковского университета... С. 13.
  • [22] РГИА. Ф. 733. Оп. 24. Д. 60. Л. 2 - 2 об.
  • [23] Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России. Т. 4. Ч. 1. С. 534.
  • [24] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 211. Л. 1 об.
  • [25] Временный медицинский комитет был создан по инициативе министра народного просвещения С.С. Уварова и действовал с 1841 по 1850 год. Он состоял из пяти человек: М.А. Маркус (председатель), Е.И. Раух, И.Т. Спасский, К.К. Зейдлиц, Н.И. Пирогов.
  • [26] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 211. Л. 14.
  • [27] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 211. Л. 15 об.
  • [28] РГИА. Ф. 733. Оп. 47. Д. 193. Л. 7 об.
  • [29] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 211. Л. 24 - 25.
  • [30] ЦАГМ. Ф. 418. Оп. 29. Д. 653. Л. 80.
  • [31] Обозрение преподавания предметов в Императорском Харьковском университете на 1863-64 учебный год. Харьков, 1863.
  • [32] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 191. Л. 5 об. - 6.
  • [33] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 1288. Л. 3.
  • [34] РГИА. Ф. 733. Оп. 50. Д. 1288. Л. 3.
  • [35] ЦГИА СПб. Ф. 14. On. 1. Д. 5641. Л. 1 об.
  • [36] РГИА. Ф. 733. Оп. 147. Д. 524. Л. 140.
  • [37] ЦАГМ. Ф. 418. Оп. 47. Д. 300. Л. 1.
  • [38] ГА г. Киев. Ф. 16. Оп. 323. Д. 84. Л. 1.
  • [39] РГИА. Ф. 733. Оп. 149. Д. 603. Л. 234 - 241.
  • [40] РГИА. Ф. 733. Оп. 149. Д. 850.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >