Изучение Русско-японской войны 1904-1905 гг. в современной англо- американской исторической науке

Причины русско-японской войны

Русско-японская война 1904-1905 гг. - одно из наиболее значимых событий XX в. Несмотря на то, что изучение ее причин началось практически сразу, эта проблема остается актуальной для современных исследователей. В российской историографии в качестве главных причин войны принято называть действия России в отношении Японии после войны 1894-1895 гг. и пересмотр условий мирного договора, строительство КВЖД и аренда Порт-Артура, ввод на территорию Манчжурии в связи с «боксерским восстанием» войск и их долгая эвакуация, а также активизация России в Корее.

Д. Схиммельпеннинк ван дер Ойе, рассматривая причины русско-японской войны, как и многие исследователи данной проблемы, отмечает противоречивость и непоследовательность внешней политики России. Он объясняет это двумя факторами. Во-первых, начало XX века было временем всеобщей нестабильности во всей Европе1. Во- вторых, Схиммельпеннинк связывает характер внешней политики с личностью Николая II, действия которого привели к падению династии и всей империи[1] [2].

Канадский историк утверждает, что событием, ускорившим происходящие на Дальнем Востоке процессы конца XIX века, была победа Японии над Китаем в борьбе за Корею[3]. Вмешательство Российской империи и ряда европейских государств, повлекших за собой пересмотр итогов войны, стало неким катализатором тех процессов, которые в итоге и привели к русско-японской войне 1904-1905гг. Д. Схиммельпеннинк ван дер Ойе отмечает особую роль Московского секретного договора от 22 мая 1896 г., который провозглашал образование военного союза между Китаем и Россией против Японии, заключение контракта на постройку КВЖД и ее эксплуатацию, а также конвенции о двадцатипятилетней аренде Россией двух портов - Порт-Артура и Дальнего. Автор подчеркивает, что именно факт аренды указанных портов имел фактически судьбоносные последствия, так как, что Россия заняла ту самую территорию, которую двумя годами ранее заставила Японию вернуть Китаю, чем вызвала огромное недовольство правительства Мэйдзи.

Д. Схиммельпеннинк детально изучает вопрос о предоставлении лесных концессий на р. Ялу. Данный проект в 1899 г. оказался в руках В. Вонлярлярского и А. Безобразова. В российской историографии сложилось мнение о том, что именно «безобразовская шайка» фактически определяла деятельность внешней политики России на Дальнем Востоке в этот период. Дискуссии вызывал вопрос о том, насколько действия этой группировки отличались от курса министерства иностранных дел и финансов1. Схиммельпеннинк, в свою очередь, показывает, что увлечение императора этой идеей было временным, как и любое другое увлечение Николая II. Скорее, в качестве антипода С.Ю. Витте стоит рассматривать адмирала Е.И. Алексеева.

Возвращаясь к теме лесных концессий России в Корее, отметим, что канадский исследователь подчеркивает авантюрность идеи Безобразова, который волею случая оказался под покровительством императора Российской империи, тмечается, что Витте при поддержке Ламздорфа и позже Куропаткина пытался противостоять идее военно-экономического проникновения в Корею[4] [5]. Основная цель концессии на реке Ялу, как ее видел Безобразов, состояла в создании оборонительного щита на расстоянии от Владивостока до Порт-Артура для защиты Манчжурии от японских атак[6]. Поэтому Россия ни в коем случае не должна эвакуировать свои войска из Манчжурии. Хотя такая идея Безобразова в целом импонировала царю, но, как подчеркивает Схиммельпеннинк, к лету 1903 г. роль этого человека стала почти незаметной[7].

Автор приходит к выводу о том, что роль А.М. Безобразова была хоть и яркой, особенно когда речь шла о лесных концессиях на р. Ялу, но эпизодической. Его деятельность не была основной причиной русско-японской войны. Безобразов был удобен, даже нужен Витте и Ку- ропаткину, ведь на него можно было возложить вину за войну с Японией. Но не следует преувеличивать значение действия гвардейского капитана. В качестве доказательства автор приводит слова Р.Розена о том, что правительство Японии не обращало особого внимания на бурную деятельность Безобразова: «Вопрос лесной концессии на р. Ялу не поднимался и даже не упоминался в ходе переговоров, предшествовавших войне. <...> Поэтому обвинения в том, что он послужил непосредственной причиной разрыва отношений с Японией ... ни в коем случае ничего не значит»1. Таким образом, по мнению автора, лесные концессии в Корее не могут рассматриваться как одна из причин русско-японской войны.

Тогда что же привело к военным действиям 1904-1905 гг.? Д. Схиммельпеннинк считает, что непосредственной причиной русско- японской войны было упорное нежелание царя эвакуировать войска с территории Манчжурии, введенные еще в 1900 г. совместно с военными подразделениями других стран для подавления «боксерского восстания»[8] [9]. Кроме того, автор отмечает, что усугубляли ситуацию разногласия в российском правительстве, начавшиеся после того, как 26 сентября 1902 г. был осуществлен первый этап соглашения об эвакуации. Неустойчивое положение дел на Дальнем Востоке привело к переоценке этой проблемы в министерстве иностранных дел. Испугавшись потенциальной проблемы «наплыва желтой расы» в Восточную Сибирь и возможной угроза ущемления российских прав в Манчжурии, российская сторона начала выторговывать дополнительные гарантии у Пекина[10]. Россия начала давить на Китай, который, в свою очередь, продолжал искать помощи других держав против своего северного соседа[11]. Не последнюю роль в обострении обстановки сыграли кардинальные изменения в российском руководстве. Но для канадского исследователя отставка С.Ю. Витте не является здесь основным моментом. Ключевым событием, по мнению Схиммельпеннинка, является указ от 30 июля 1903 г. о назначении адмирала Е.И. Алексеева наместником на Дальнем Востоке. Е.И. Алексеев теперь полностью отвечал за политику Российской империи в данном регионе. Все другие должностные лица, включая военнослужащих, дипломатов и финансовых агентов подчинялись ему. Д. Схиммельпеннинк ван дер Ойе в своей работе приходит к выводу о том, что именно это назначение стало главной провокацией для Японии[12]. Именно этот шаг Николая II, по мнению автора, привел к большей дипломатической изоляции России и заставил Японию предпринять решительные шаги.

Изучая работы Д. Схиммельпеннинка ван дер Ойе, отметим, что для нас интересна его позиция в отношении Е.И. Алексеева и А.М. Безобразова, а также мнение о значении отставки С.Ю. Витте. В этих вопросах точка зрения канадского исследователя со сложившимся в отечественной исторической науке подходом.

Несколько иной взгляд на данную проблему представлен в работе Дэвида МакКензи «Имперские мечты в столкновении с реальностью: царская внешняя политика России, 1815-1917 гг.». Рассматривая российскую внешнюю политику накануне русско-японской войны, автор полагает, что экспансия России на Восток отличалась от экспансии великих промышленных стран Европы. В ней скорее отражалась экономическая слабость, недоразвитость и попытки казаться великой державой1.

МакКензи считает, что империалистическая политика Петербурга была несколько неадекватной и не соответствовала реальным потребностям страны. Он объясняет это несколькими причинами. Во- первых, у России не было достаточного количества денежных средств, чтобы начать программу развития собственного Дальнего Востока (Амурского региона и острова Сахалин), не говоря уже об экономическом проникновении на территорию другого государства. Во-вторых, как отмечает автор, смысла в поиске новых рынков в Китае не было, поскольку российские товары были неконкурентоспособными[13] [14]. Таким образом, он приходит к выводу о том, что стремление проникнуть на территорию Кореи и Манчжурии, а также желание получить незамерзающий порт основывались в большей степени на идеях восточников о великой русской миссии в Азии, а не на реальных экономических интересах[15]. Д. МакКензи утверждает, что стратегические интересы были намного выше экономических. Вот почему Россия стремилась заручиться поддержкой Франции и Германии, чтобы заставить Японию отказаться от условий Симоносекского договора, который ослаблял позиции Петербурга в регионе. Но следовать разумному, по мнению МакКензи, курсу, направленному на сохранение status quo в регионе, правительству Российской империи не удалось главным образом по двум причинам. Во-первых, из-за постоянной смены руководства в министерстве иностранных дел так и не удалось выработать и проводить четкий внешнеполитический курс. Во-вторых, Николай II то и дело попадал под влияние отдельных личностей, чьи интересы и желания расходились с нуждами страны. В совокупности это и стало, по мнению автора, причиной русско-японской войны1.

Причиной конфликта, по мнению Маркса, оказались претензии России на Манчжурию. По условиям Симоносекского договора японцы должны были получить контроль над Южной Маньчжурией, и в особенности - над Ляодунским полуостровом. Но Россия не только заставила пересмотреть условия мира и отказаться от оккупации полуострова, но и сама заняла эту территорию несколько лет позже[16] [17]. Подобная ситуация, как отмечает С.Маркс, привела японцев в бешенство и те захотели реванша.

Американский исследователь отмечает, что не последнюю роль в ухудшении ситуации сыграло высокомерие российского монарха в отношении японцев. Автор обращает особое внимание на то, что министр финансов убеждал о необходимости проведения умеренной политики и стараться избегать конфликтов с Японией, но его предостережения остались неуслышанными. Более того, он был вынужден уйти в отставку. В результате сложившейся ситуации, Япония получила достаточно причин для начала войны.

То, что вмешательство России в японо-китайские отношение после войны 1894-1895 гг. стала причиной русско-японской войны 1904— 1905 гг., считает и С. Пейн. Он полагает, что т.н. «тройственная интервенция» зародила в умах японцев чувство реваншизма[18]. Факт дипломатического вмешательства России в войну сам по себе оказался неприемлемым в некоторой степени унизительным для Страны Восходящего солнца. Но еще большим ударом по самолюбию японцев оказалась аренда Порт-Артура 1898 г. - той самой территории, от которой Россия заставила отказаться Японию. Пейн подчеркивает, что какой бы «западной» не становилась эта азиатская страна, в ней по-прежнему значительное внимание уделяли вопросам чести страны и ее «лица» в мире[19]. Петербург же, по мнению автора, заставили дважды потерять своё лицо Токио. Для японцев единственным способом восстановить честь и вернуть достоинство стала возможность преподать такой же урок России.

В современной российской историографии взгляд на причины русско-японской войны более широкий, отличающийся глубоким пониманием сложившейся на Дальнем Востоке ситуации. Глубинной причиной войны отечественные историки называют столкновение империалистических интересов России и Японии, а Корея стала лишь объектом, на который были направлены действия этих стран1. Они обращают внимание еще на два важнейших фактора, вследствие которых русско- японская война была неизбежна. Во-первых, это приход к власти в Японии крайних милитаристов[20] [21]. Во-вторых, позиция европейских держав и Америки, которые не желали усиление России в регионе и сами стремились к разделу этой территории[22]. Непосредственно участвовать в войне они не стремились, но активно подталкивали к этому Японию.

  • [1] Schimmelpenninck Van der Оуе D. Russian foreign policy, 1815-1917 // The Cambridge Historyof Russia. 2006. Vol. II. P. 568.
  • [2] Ibid. P. 556.
  • [3] Ibid. P. 568.
  • [4] См. Романов Б.А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. С. 97-104.
  • [5] Схиммельпеннинк ван дер Ойе Д. Указ. соч. С.314.
  • [6] Там же. С. 315.
  • [7] Там же. С. 316
  • [8] Цит. по: Схиммельпеннинк ван дер Ойе Д. Указ. соч. С.316.
  • [9] Schimmelpenninck van der Оуе D. Russian foreign policy, 1815-1917. P. 568.
  • [10] Схиммельпеннинк ван дер Ойе Д. Указ. соч. С.318-319.
  • [11] Там же. С. 320.
  • [12] Там же. С. 322-323.
  • [13] MacKenzie D. Указ. соч. Р. 135.
  • [14] Ibid. Р. 136.
  • [15] Ibid. Р. 137.
  • [16] Ibid. Р. 135.
  • [17] Marks Steven G. The Burden of the Far East: the Amur Railroad Question in Russia, 1906-1916.P. 11.
  • [18] Paine S.C.M. The Sino-Japanese War of 1894-1895: perceptions, power and primacy. P. 322.
  • [19] Ibid.
  • [20] Молодяков В.Э., Молодякова Э.В. Маркарьян С.Б. История Японии. XX век. М., 2007. С. 18.
  • [21] См., например, Молодяков В.Э., Молодякова Э.В. Маркарьян С.Б. Указ. соч. С. 21;Мультатули П.В. Указ. соч. С. 260.
  • [22] Молодяков В.Э., Молодякова Э.В. Маркарьян С.Б. Указ. соч. С. 21; Широкорад А.Б. Указ,соч. С.67-68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >