Необходимые и эмпирические истины

Большинство людей знакомы с различием между необходимыми и случайными истинами. Первый тип — это истины, которые могут быть только истинными, например то, что 19 и 11 составляют 30; что параллелограммы, имеющие одинаковые основания и расположенные между идентичными параллельными линиями, равны; что все углы в круге с основанием на одной и той же хорде равны. Вторые — истины, которым случается (contingit) быть истинными, но которые, насколько нам известно, могли бы быть другими, например то, что в лунном месяце 30 дней или что звезды вращаются вокруг полюса. Второй тип истин открывается через опыт, и поэтому мы можем назвать их истинами опыта или, для удобства, эмпирическими истинами в противоположность необходимым истинам.

Геометрические пропозиции являются наиболее очевидными примерами необходимых истин. Каждый, кто читал и понял основы геометрии, знает, что указанные пропозиции (что параллелограммы, имеющие одинаковые основания и расположенные между идентичными параллельными линиями, равны; что все углы в круге с основанием на той же хорде равны) являются необходимо истинными; они не просто являются истинными, они должны быть истинными. Если значение терминов было понято и доказательство проработано, человек должен согласиться с истинностью этих пропозиций. Мы узнаем, что эти пропозиции истинны, через доказательства, дедуцированные из определений и аксиом; и когда мы таким способом их узнали, мы видим, что они не могли бы быть другими. Истины о числах являются необходимыми: 19 и 11 не только составляют 30, но должны составлять именно это число и не могут составлять ничего другого. Таким же образом необходимой истиной является то, что половина суммы двух чисел, прибавленная к половине их разницы, равна большему числу.

Легко найти примеры эмпирических истин — пропозиций, про которые нам известно, что они истинны, но известно только из опыта. Мы знаем, что соль растворяется в воде; что растения не могут жить без света; кратко говоря, мы знаем именно таким образом все, что мы знаем в химии, физиологии и материальной науке в общем. Я рассматриваю в качестве примера человеческого знания науки, а не общие истины повседневной жизни или моральные и политические истины, потому что хотя последние интереснее, первые являются гораздо более определенными и точными, а значит, как я уже сказал, лучшими исходными точками для наших спекуляций. Мы можем взять элементарные астрономические истины как наиболее известные примеры эмпирических истин в области науки.

Благодаря этим примерам различие между необходимыми и эмпирическими истинами, я надеюсь, понятно. Что касается истин первого типа, то мы видим, что они истинны и не могут быть иными. Что касается истин второго типа, люди никогда бы не открыли их, если бы не исследовали. Даже открыв их, никто не будет утверждать, что они не могли бы быть другими. Насколько мы можем видеть, астрономические истины, выражающие движения и периоды Солнца, Луны и звезд, могли бы быть другими. Если бы мы оказались в другой части Солнечной системы, наши эмпирические истины относительно дней, годов и движений небесных тел были бы другими, как известно из самой астрономии.

Очевидно, что это различие между необходимыми и эмпирическими истинами включает ту же антитезу, которую мы уже рассматривали, — антитезу мыслей и вещей. Необходимые истины выводятся из наших собственных мыслей; эмпирические истины выводятся из наблюдений за вещами вокруг нас. Противопоставление необходимых и эмпирических истин — это другой аспект фундаментальной антитезы философии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >