Военное искусство России в XVIII — начале XIX века

В XVIII веке в России Пётр I (рис. 1), создав регулярную армию, ввёл глубокое построение боевых порядков войск с использованием оборонительных сооружений, что способствовало разгрому шведов в Полтавском сражении 1709 г.

Характерными чертами русской стратегии при Петре I являлись решительность цели в войне и гибкость форм вооружённой борьбы; она была направлена на разгром живой силы противника, а не против крепостей и коммуникаций противника. В стратегии центральное место занимало сражение. Пётр I был противником кордонной системы ведения войны и сосредоточивал, а не разбрасывал силы, умело группируя войска на решающем направлении. Для стратегии армии Петра I был характерен искусный выбор направления главного удара.

Пётр I

Рис. 1. Пётр I

Рис. 2.

П. А. Румянцев

Дальнейшее развитие русское военное искусство получило в деятельности фельдмаршала Румянцева (рис. 2), выдающегося полководца и военного теоретика.

Взгляд на ведение войны (стратегия) основывался Румянцевым на наступательных действиях, на признании решительного сражения важнейшим средством в достижении победы. Сражение — это решительная кровопролитная схватка, которая «редко низложенному даёт подняться на ноги».

Румянцев стремился не к захвату позиций или крепостей, а к разгрому живой силы противника. «Никто не берёт города, — говорил фельдмаршал, — не разделавшись прежде с силами, его защищающими». Живая сила противника являлась главным стратегическим объектом, от её сокрушения зависел исход войны. Решительный удар по противнику наносился сосредоточенными силами. Не разбрасывать силы, а держать их сосредоточенно — вот важнейший принцип стратегии по Румянцеву.

Русский полководец учитывал связь стратегии с политикой и свои планы строил в соответствии с имеющимися средствами и сложившейся обстановкой. Политика, по справедливому мнению фельдмаршала, лаёт «правило военным». В 1773 г. в письме Екатерине II Румянцев, находясь на русско-турецком театре войны, потребовал ввести его в курс политического состояния страны. «Без этого, — писал он, — я больше не могу понимать состояния военного, как только вижу в одной моей части, а действия здешние должны без сомнения согласоваться с другими». Такое суждение о влиянии политики на стратегию, несмотря на известную ограниченность, было для своего времени передовым.

А. В. Суворов

Рис. 3. А. В. Суворов

А. В. Суворов (рис. 3) заложил основы новой системы ведения военных действий, в которой цели достигались решительным наступлением, смелым манёвром, инициативными действиями. Суворов был гениальным стратегом. Он ставил своей главной задачей полный разгром противника в полевом сражении. Дерзкие и стремительные манёвры суворовских войск были направлены к единственной цели — сокрушить противника в сражении. Сам Суворов писал:

«Противник оттеснён — неудача, противник истреблён, взят в плен — удача». Русский полководец придавал большое значение выбору направления главного удара. На направлении главного удара необходимо держать, говорил Суворов, «все силы в совокупности, дабы бесполезным раздроблением их и добровольным ослаблением не сделать самую атаку безуспешною». Прямым, смелым наступлением Суворов наносил удар по противнику на решающем направлении. «Истинное правило военного искусства, — говорил он, — прямо напасть на противника с самой чувствительной для него стороны».

Выдающимся вкладом в теорию военного искусства явились его труды «Полковое учреждение», «Наука побеждать» и др.

В «Науке побеждать» Суворов определил главнейшие положения военного искусства: «глазомер, быстрота и натиск». Глазомеру — оценке обстановки — Суворов придавал важное значение; при этом он учил «никогда не увлекаться стечением обстоятельств, но подчинять их себе». Противника нужно изучать постоянно. «Никогда не пренебрегайте вашим противником, но изучайте его войска, его способы действий, изучайте его сильные и слабые стороны». Ведение войны и военных действий должно быть пронизано быстротой и натиском. «Быстрота и натиск, говорил Суворов, — душа настоящей войны». Манёвр войск должен быть быстрым и осуществляться с решительными целями разгрома врага.

В конце XVIII — начале XIX в. новый шаг был сделан в развитии военно-морского искусства. Приоритет в этом принадлежал русскому флоту и русским флотоводцам.

Рис. 4.

Ф. Ф. Ушаков

Ещё Пётром I были заложены основы стратегических действий на море, отличавшиеся решительностью и целеустремлённостью, умением взаимодействовать с армией. Г. А. Спиридов и Ф. Ф. Ушаков первыми пришли к выводу о необходимости отказаться от линейной тактики и успешно применили более гибкую манёвренную тактику, которая была новым этапом в развитии военно-морского искусства.

Адмирал Ушаков (рис. 4) создавал перевес в силах на избранном направлении для атаки. Воюя с турками, главным объектом для удара он избирал флагманские корабли противника. Атака превосходящими силами флагманов приводила к нарушению боевого управления и к панике в турецком флоте. Ушаков правильно оценивал роль артиллерии в морском сражении и добивался искусного ведения массированного огня. Русский флотоводец впервые создал тактические резервы (манёвренные группы кораблей) и использовал их в зависимости от сложившейся в ходе сражения обстановки.

Для тактики парусного флота во второй половине XVIII и начале XIX в. оставалось характерным маневрирование с целью занятия наивыгоднейшего наветренного положения по отношению к противнику. Корабли для боя строились в две кильватерные колонны. Расстояние между строями противников определялось эффективностью артиллерийского огня, который являлся основным фактором тактики. Паровые суда ставились для боя на флангах между колоннами, на них возлагалась и отбуксировка вышедших из строя (повреждённых) кораблей.

Военно-морской флот России в первой половине XIX в. по численности боевых кораблей прочно занимал третье место после Англии и Франции, однако имел очень мало паровых судов. Тем не менее, по организации и боевой подготовке военно-морской флот России, благодаря деятельности адмиралов М. П. Лазарева, П. С. Нахимова, В. А. Корнилова, В. И. Истомина, Д. Н. Сенявина, превосходил английский и французский флоты.

Рис. 5.

Д. Н. Сенявин

В июле 1807 г. русская эскадра под командованием Сенявина (рис. 5) в морском сражении с турецким флотом применила новый тактический приём — атаку каждого флагманского корабля противника двумя своими кораблями с одного борта.

Тем самым были сосредоточены силы для удара по неприятельским флагманским кораблям (решающее направление) и создан значительный перевес в силе артиллерийского огня.

Новым в тактике, разработанной Се- нявиным, было разделение эскадры на две колонны и пять тактических групп. Одна колонна, предназначенная для действий на главном направлении (против трёх турецких флагманских кораблей), состояла из трёх групп по два корабля в каждой, другая колонна, состоящая из двух групп, также по два корабля в каждой, предназначалась для действий в зависимости от обстановки. Сенявин рассматривал её в качестве резерва. Согласно инструкции эти корабли должны были усиливать атакующих и нападать на неприятельские корабли там, где более видна в этом необходимость. При ограниченных силах Сенявин осуществил, таким образом, идею создания тактического резерва и разработал наиболее целесообразный способ его применения в сражении. Характерным для флотоводческого искусства Сенявина было нанесение сосредоточенного удара, сближение на короткую дистанцию с противником и его преследование.

Передовые способы и формы ведения войны на море, обучение и воспитание личного состава были после Сенявина развиты

Рис. 6.

М. П. Лазарев

Рис. 7.

П. С. Нахимов

Рис. 8.

В. А. Корнилов

Лазаревым (рис. 6). В 1827 г. Лазарев, являясь командиром линейного корабля «Азов» и начальником штаба эскадры, хорошо проявил себя в Наваринском сражении между союзным русско-англо-французским флотом и флотом турецко-египетском, когда личный состав «Азова» уничтожил пять неприятельских кораблей. Воспитанные и обученные Лазаревым, черноморские моряки в Крымской войне (1853-1856) продемонстрировали героизм, самоотверженность и высокое искусство ведения боя. Возглавляли их ученики Лазарева, продолжатели прогрессивного направления русской военно-морской школы: адмирал Нахимов (рис. 7), разгромивший турецкий флот в Синопском морском сражении 18 ноября 1853 г., руководитель (после гибели Корнилова) героической обороны Севастополя; адмирал Корнилов (рис. 8), командующий Черноморским флотом, организатор героической обороны Севастополя; адмирал Истомин (рис. 9), командир линейного корабля в Синопском сражении и непосредственный руководитель обороны известного Малахова кургана.

Крымская война показала неспособность парусного флота противостоять новому, паровому флоту. Парус как

двигатель корабля уже не отвечал требованиям войны на море. Победоносное для русских сражение при Синопе было последним крупным сражением парусных флотов. С Крымской войной связано завершение состязания парового флота с парусным, зарождение способов и форм боевого использования паровых судов.

Более того, усовершенствование артиллерии, её возросшая мощь позволяли вести бои на больших дистанциях. Стремление противодействовать всё усиливающейся артиллерии вызвало к жизни бронированные корабли. Создаётся бронированный флот. Деревянный корпус корабля, не отвечавший требованиям боя, был заменён бронированным. Появление парового двигателя и переход к бронированным кораблям означали, что наступает новый этап в развитии военно-морского дела.

В Крымской войне русские моряки впервые стали использовать минное оружие против союзного флота. Широкая постановка русским флотом мин показала их большую разрушительную мощь и потребовала разработки новых тактических форм борьбы на море.

Вопросы и задания

  • 1. Какие характерные черты были присущи русской стратегии при Петре I?
  • 2. Каких взглядов на ведение войны придерживался фельдмаршал Румянцев?
  • 3. Какую систему действий разработал и применял в сражениях генералиссимус Суворов?
  • 4. Как Суворов определял главнейшие положения военного искусства?
  • 5. Как действовал адмирал Ушаков в сражениях на море?
  • 6. Какая тактика характерна для парусного флота России во второй половине XVIII и начале XIX века?
  • 7. Какой тактический приём был применён русской эскадрой под командованием адмирала Сенявина в морском сражении с турецким флотом в июля 1807 года?
  • 8. Что нового было в тактике, разработанной Сенявиным?
  • 9. Какие изменения в развитии военно-морского дела произошли после Крымской войны 1853-1856 гг.?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >