Гносеологическое и аксиологическое конструирование социальной реальности

К. Маркс, разработав классовый подход к человеку и обществу, определил угнетённый класс (пролетариат) в качестве главной движущей силы развития европейского общества XIX века. После установления советской власти в России марксисты выдвинули идею «народ- творец истории!», которая стала одним из расхожих лозунгов социалистического общества.

Однако, если народ является творцом истории (хотя бы недавней - истории XX века), то почему он допустил диктатуру Сталина и немецкий фашизм, которые под разными идеологиями беспощадно уничтожали лучших представителей советского и немецкого народов?

Современная западная социальная философия и теоретическая социология отбрасывают классовый подход и основываются в решении вопроса о движущих силах истории на антропологическом подходе, берут индивида в качестве главной движущей силы истории. Одним из ярких примеров такого подхода к развитию общества может служить классическое произведение П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности», в котором настойчиво проводится идея диалектического взаимодействия человека и общества: «... человек ... и его социальный мир взаимодействуют друг с другом. Продукт оказывает обратное воздействие на производителя. Экстернализация и объективизация- два момента непрерывного диалектического процесса. Третьим моментом этого процесса является интернализация (посредством которой объективированный социальный мир переводится в сознание в ходе социализации) ... Общество- человеческий продукт. Общество - объективная реальность. Человек - социальный продукт»[1].

Тотальный антигуманизм социалистического общества, порождённый классовым подходом к человеку и обществу, с одной стороны, и высокий уровень развития современного субъективного фактора (особенно в передовых странах мира, которые вступили в информационную цивилизацию), с другой стороны, свидетельствуют о необходимости утверждения антропологического подхода к человеку и обществу. Он связан с деятельностью индивидов, что убедительно показывает современная западная социальная философия. Но не сводится к нему. Ведь индивид выступает в обществе не только как биологическое существо. Организм человека всегда так или иначе включён в его социальную деятельность, диалектически взаимодействует с нею, что отмечают, к примеру, П. Бергер и Т. Лукман: «...организм продолжает воздействовать на каждую фазу человеческой деятельности и ...сам организм в свою очередь находится под воздействием этой деятельности. Грубо говоря, человеческая животность трансформируется в процессе социализации, но не отменяется последним»[2].

Телесность человека во всякой его социальной деятельности предстает как необходимая материальная основа. И если у некоторых индивидов (которые являются объектом социальной деятельности других людей - у детей, инвалидов, престарелых и т.д.) она выходит на первое место, требует первоочередной заботы общества и обеспечения их жизни, то у индивидов, которые выступают в качестве социальных субъектов, она отходит на задний план.

П. Бергер и Т. Лукман ограничились исследованием деятельности индивидов в рамках социологии знания, то есть деятельностью по идеальному конструированию социальной реальности. При всей глубине и конкретности проведённого ими исследования, оно всё-таки не даёт полноты представления о социальной действительности индивидов, которая содержит не только знаниевый (гносеологический) компонент, но и аксиологический, и праксеологический. Более того, первые два компонента деятельности являются необходимыми лишь в качестве условия реализации третьего- материального, предметного преобразования социальной реальности. Антропологический характер современной социальной философии, связанный с постановкой индивида как социального субъекта в центр общественной жизни, её развития, требует исследования взаимодействия индивида с другими социальными субъектами (малыми и большими социальными группами). Соединение этих двух аспектов- скажем, содержательно-этапного (взаимодействия гносеологического, аксиологического и праксеологи- ческого этапов деятельности) и взаимодействия индивида с другими социальными субъектами позволит глубже понять роль индивида как социального субъекта в развитии современного общества.

Гносеологический аспект социальных преобразований начинается, конечно, с социализации индивидов в том направлении и в том качестве, которое необходимо, по мнению властвующей элиты (господствующего класса). Власть социализирует подрастающее поколение, исходя из своих интересов, которые в чём-то могут не совпадать с интересами народа и даже противоречить им. Решающую роль в этом играет характер политического режима. В либерально-демократическом обществе народ имеет возможность посредством гражданского общества и других демократических институтов, законных форм волеизъявления (митинги, демонстрации, пикеты и т.д.) выражать свои интересы и контролировать действия власти. В авторитарном обществе возможности народа выражать свои интересы весьма ограничены, а эффективно контролировать власть вообще нет возможности из-за отсутствия действенного гражданского общества и реальных механизмов доведения до власти воли и желаний народа. Основной механизм социализации подрастающего поколения образует система образования и воспитания. В либерально-демократическом обществе её создание, функционирование и реформирование происходит при активном участии народа. В авторитарном обществе народ исключён из этих процессов, и потому власть творит реформы по своему усмотрению. И результат такого реформирования закономерно отрицательно сказывается на качестве обучения школьников и подготовки специалистов, что наглядно можно видеть в современной России.

Взаимодействие индивидов как зрелых социальных субъектов с другими социальными субъектами на гносеологическом этапе социальной деятельности происходит следующим образом. Индивид осмысливает интересы (касающиеся одной какой-то проблемы) всех социальных субъектов - личные, малой социальной группы, большой социальной группы, народа (что равно обществу) и власти. В осмыслении интересов возможны заблуждения индивида относительно интересов тех или иных социальных групп либо власти. Последняя, например, может связывать свои интересы с жизнью не в отечестве, а за границей, не вместе с народам, а изолированно от него в особых элитных районах и т.д. Однако все эти и другие заблуждения могут рассеяться при общении индивида с другими членами малых и больших социальных групп, при совместных обсуждениях. И чем больше численно социальный субъект, тем выше вероятность истинного отражения реальных интересов всех социальных субъектов (участвующих в решении какой-то проблемы).

Этой тенденции препятствует власть, поскольку её интересы в авторитарном обществе часто противоречат интересам народа. С этой целью она организует соответствующие пропагандистские кампании, например, срочного подъёма у населения патриотизма в такой форме, в какой бы хотелось власти видеть его у народа (как правило, это примитивный, поверхностный, а то и даже «квасной» патриотизм). Современная государственная пропаганда, особенно телевизионная, весьма эффективна и подчиняет себе значительные слои населения даже вопреки их собственным интересам. В итоге власти удаётся заручиться поддержкой большинства населения в решении таких проблем, даже если они противоречат интересам народа. В недемократических обществах власти удаётся манипулировать сознанием народа потому, что отдельные интеллектуальные представители его не могут использовать гражданское общество (которое слабо развито либо вообще отсутствует) и нет хорошо организованной реальной оппозиции власти, которые могли бы действенно выражать и защищать интересы народа, тех или иных его слоёв.

Современная власть с целью введения граждан в заблуждение широко использует социальную мифологию. Она извлекает на свет старые обомшелые мифы, как, например, миф о внешней военной угрозе. Используя его, она убивает сразу не двух, а нескольких зайцев: отвлекает внимание граждан от внутренних экономических и политических проблем, решение которых имеет для народа первостепенное значение; не решает этих насущных проблем; милитаризует и без того слабую экономику, истощая её ресурсы; пугает свой народ возможной войной, сама усиливая эту возможность международными провокациями и т.д. Старые мифы подкрепляются новыми, как, например, теория заговоров. Официальная пропаганда усиленно распространяет идеи о том, что мировая закулиса строит козни против России по разным направлениям: плетёт военный заговор; собирается отторгнуть от России Сибирь; с целью уничтожения излишнего населения на Земле и прежде всего в России устраивает фармацевтический, продовольственный и водный заговоры и т.д. Значительная часть населения по простоте душевной поддаётся магии средств массовой информации и впадает в заблуждение. Но отдельные критически мыслящие индивиды задаются вопросами: Почему власть реагирует только на идею военного заговора против России? Почему она не реагирует на остальные? Значит, остальные не реальны, а представляют собой лишь страшилки для населения? А зачем власти пугать свой народ? И так далее.

При всём при этом политическое созревание социальных субъектов (от индивидов до народа) всё-таки не стоит на месте, медленно, но идёт. Ликвидация социалистического железного занавеса, распространение интернета, свободный обмен между странами людей, идей, финансов, возможность наглядно видеть преимущества либеральнодемократической организации общественной жизни по сравнению с авторитарной способствуют политическому созреванию социальных субъектов. Интеллигенция из научной общественности тоже способствует этому, продолжая традиции русской интеллигенции XIX века, не предавая свой народ и осуществляя честные научные исследования экономических, политических и социальных проблем современного российского общества. Значительный вклад в дело политического просвещения народа вносит и российская художественная интеллигенция. Наконец, самым мощным просветителем социальных субъектов является реальная жизнь, которая, создавая новые угрозы народу для удовлетворения его не только насущных (материальных) потребностей и интересов, но и иных (например, в честных выборах, в прекращении обмана народа, в борьбе с коррупцией и злоупотреблениями власти, с некомпетентностью высших чиновников ит.д.), повышает политическую активность социальных субъектов.

Большую роль в политическом созревании и развитии народа играют выдающиеся личности из разных сфер общественной жизни, которые серьёзно задумываются о политической жизни в других странах и в нашем отечестве. Если они не просто интеллектуалы, а настоящие интеллигенты, т. е. думают не только о себе, но и о народе и делают всё, что в их возможностях, для просвещения и развития народа, для улучшения его жизни, то они пользуются большим авторитетом среди простых (в смысле не выдающихся) людей. К их мнению по насущным вопросам (даже когда они профессионально не связаны с экономикой и политикой) прислушиваются, их рекомендациям следуют.

Среди выдающихся представителей интеллигенции особую роль играют теоретики (экономисты, политологи, социальные философы, социологи и др.). Они осуществляют критику власти, вскрывая её злоупотребления, коррупцию, обман народа, мошенничества и т.д. Они показывают недостатки и ошибки в действиях власти, предлагают конкретные способы их устранения, разрабатывают перспективные концепции, программы реформирования общества с целью улучшения жизни народа. Они популяризируют свои идеи развития общества и тем самым способствуют политическому просвещению народа. Они образуют теоретическое ядро оппозиции. Их важнейшей задачей является укрепление политических сил (насколько это теоретически возможно, сопоставимо), чтобы не распылять голоса избирателей и обеспечивать вхождение несистемной оппозиции в законодательные органы.

Власть, естественно, не может проходить мимо этого. Она старается рекрутировать в число своих сторонников из выдающихся личностей (особенно спорта, шоу бизнеса и других популярных среди молодёжи сфер). Это, как правило, люди, довольные существующими общественными порядками, своей личной жизнью, не интересуются жизнью народа, коротко говоря, конформисты. Используются они для апологетики существующей власти, для протаскивания в законодательных органах (а именно там они как бы представляют народ) выгодных властвующей элите законов.

Таким образом, разворачивается борьба за знание, за информацию, а главное - за умы социальных субъектов в каждой социально значимой ситуации от повседневных, частных до общих для того или иного группового субъекта, народа. Обретаемая индивидом информация (знание) о складывающейся социальной ситуации, её участниках, их потребностях и интересах тотчас получает оценку. Индивид определяет её социальную ситуативную значимость для себя, для групповых субъектов, для народа, власти и общества в целом. Аксиологический этап деятельности социальных субъектов вплетается в гносеологический и переплетается с ним. Последующее получение нового дополнительного знания о ситуации, её участниках и их интересах подвергается переосмыслению и переоценке. Такое их взаимодействие продолжается до тех пор, пока субъекты не перешли к практическим действиям. Да и потом может происходить переоценка ситуации и её компонентов, поскольку практические действия участников ситуации несут самое достоверное знание о истинных интересах, стремлениях, целях.

Аксиологический этап любого социального действия, осуществляемого субъектами, основывается прежде всего на простых нормах нравственности, усваиваемых каждым индивидом в процессе первичной социализации. Одни усваивают их как религиозные заповеди, другие как нормы человеческого общежития, третьи в качестве обычаев и традиций той общности, в которой они воспитывались с детства. Вторичная социализация порождает у индивидов профессиональные, корпоративные правила и нормы поведения. Они могут как подкреплять выработанные ранее нравственные нормы, так и вступать в противоречие с ними. И соответственно действия индивида как социального субъекта будут зависеть от степени укоренения в его внутреннем мире норм, заложенных первичной социализацией. Эти ситуации блестяще раскрыл Р. X. Симонян, показав решающую роль нравственноэтического фактора в проведении экономических реформ начала 90-х годов XX века в России, моральную ущербность Е. Гайдара с А. Чубайсом и А. Кохом. Он пришёл к выводу: «Если целью экономических реформ в странах Центральной и Восточной Европы, странах Балтии было освобождение от жёсткого государственного регламентирования и контроля в целях социально-экономического развития общества, то итогом экономической реформации в России было полное освобождение от какого-либо общественного регламентирования и контроля за финансовыми спекуляциями узкой группы лиц. Если там экономические реформы модернизировали эти страны, то в России реформы не были призваны модернизировать страну, задача была иная - произвести как можно быстрее делёж государственной собственности»[3].

Противоречия между нравственно-этическими нормами, порождаемыми первичной и вторичной социализацией человека, каждый индивид разрешает по-своему в зависимости от его психических качеств, силы воли, выработанной системы ценностей и особенно ценностных ориентаций, убеждений, идеалов, ситуативных обстоятельств и т.д. Результат разрешения этих противоречий может характеризовать индивида в широком диапазоне - от нравственно порядочного человека до законченного морального урода. Те или иные нравственные качества индивида выступают своеобразной призмой, проходя через которую, знания о любой ситуации получают у любого индивида ту либо иную оценку.

Помимо аксиологических уровней, вырабатываемых у индивида первичной и вторичной социализацией у каждого человека вырабатывается ещё всем его жизненным опытом высший уровень ценностнооценочного отношения к социальному миру - мировоззренческий. Одни люди формируют его сознательно в процессе образования и самообразования, у других он складывается стихийно, в процессе повседневной жизни, в разнообразных ситуативных действиях. У первых он оформляется в совокупности либо системе ряда социальнофилософских категорий и принципов. У вторых он складывается из совокупности обыденных и научных общих понятий, суждений. В какой бы форме ни существовал мировоззренческий уровень ценностнооценочного отношения индивида к окружающему его социальному миру, он является наиболее фундаментальным в аксиологической деятельности. И потому имеет большое значение в жизни человека, представляет важную основу его нравственного облика.

Поскольку социальная философия исторически развивается, постольку в системе образования и воспитания следует вводить самую современную систему её категорий и принципов, которая в наибольшей мере соответствует потребностям исторической эпохи. В то же время система воспитания и образования является наиболее предпочтительной формой выработки философских основ нравственности у подрастающего поколения потому, что она закладывает систему социально-философских ценностей и делает это наиболее эффективно.

В самой системе социально-философских ценностей наиболее фундаментальный уровень образуют принципы, которые связывают в систему законы и категории. Современными принципами социальной философии являются[4]:

I. Принцип гуманистического единства мира характеризует такие отношения между человечеством и природой, которые основаны не на классовом подходе к человеку и обществу, а на индивидном. Иными словами, в центр отношений между людьми в обществе и между обществом и природой ставится не тот или иной господствующий класс, властвующая элита, а конкретно-исторической индивид как социальный субъект с его потребностями и интересами. Такой подход порождает гуманное отношение людей к природе, а в обществе получает распространение демократический гуманизм, провозглашающий любовь к каждому гражданину (за исключением уголовных преступников- рецидивистов).

  • 2. Принцип индивидуализма, который в противоположность коллективизму, с одной стороны, и эгоизму, с другой, предоставляет индивиду максимальные возможности для развития и реализации своей индивидуальности. Это, в свою очередь, даёт индивиду удовлетворение высших базовых потребностей - уважения и самоуважения, самореализации, нахождение своей подлинной идентичности, принесение максимальной пользы обществу, получение наивысшего наслаждения и т.д.
  • 3. Принцип рационализма имеет, как и все принципы, конкретно-исторический характер и постоянно развивается с развитием социальной действительности. Новый тип рациональности, утверждаемый в настоящее время в постнеклассической науке и в философии, требует диалектического сочетания разума и социального опыта, воспринимать социальный мир как творение субъектов, как объективацию их рациональных идей, схем. Современный рационализм, как подчёркивают западные философы, должен быть открытым, развивающимся, диалектическим.
  • 4. Принцип индивидуалистического материализма отвергает марксовский материализм, бравший за первичное в обществе способ производства материальных благ. Современный материализм должен брать за первичное, определяющее в понимании человека и общества материальные потребности и интересы индивида как социального субъекта. Только после достижения индивидом достойных материальных условий жизни, соответствующих современному уровню развития техники и технологии в данном конкретно-историческом обществе (а в конечном счёте в современной исторической эпохе), индивид может полноценно удовлетворять свои духовные потребности, интересы, развивать и реализовывать свою индивидуальность. Это - закономерность современного общественного развития, в которой возможны лишь единичные исключения.
  • 5. Принцип демократического гуманизма провозглашает любовь к каждому человеку независимо от его расовой, национальной и всякой иной принадлежности. Как показывает история развития воззрений на гуманизм, каждая эпоха порождает свои специфические противоречия общественной жизни, которые существенно сказываются на гуманизме. Для современного реального гуманизма характерны такие противоречия, как: конфронтации и диалога, справедливости и несправедливости, свободы и разнообразных форм несвободы, потребности в реализации индивидуальности и отсутствия возможностей для её реализации, любви и ненависти и т.д. Однако на передний план выходит противоречие, в наибольшей мере определяющее характер современного гуманизма - противоречие между властью и народом. Когда ранее в истории власть имела в обществе откровенно классовый характер, узаконивая эксплуатацию народа господствующим классом, это воспринималось как естественное, справедливое социальное положение. В современном развитом обществе власть утратила классовый характер, формально она должна выражать интересы народа. Когда же фактически власть не выражает и не защищает интересы народа, то это воспринимается как вопиющая несправедливость, как антигуманизм в отношении к народу.
  • 6. Принцип диапектичности. Социально-философская специфика диалектического принципа не столько в изменении его онтологической сути, которая связана с идеализмом немецкой классической философии, сколько в его методологическом значении. В реальной социальной действительности и в деятельности социальных субъектов существуют помимо диалектических и противоположные - метафизические явления, события, процессы. Всегда в ней будут существовать как первые, так и вторые. Поэтому диалектика как социально-философский принцип представляет собой прежде всего специфический познавательный подход к действительности. И он исторически развивается.
  • 7. Принцип демократизма характеризует конкретно-историческое содержание и состояние одного из важнейших (если не самого важного) противоречия современного развитого общества - противоречия между народом и властью под своим специфическими углом зрения. Как показывает опыт передовых стран мира, современное содержание принципа демократизма, с социально-философской точки зрения, должно включать следующее:
    • - Не только самые широкие политико-юридические права и свободы граждан, но и надёжные механизмы их конкретной реализации, эффективной защиты в случае их нарушения.
    • - Неукоснительное соблюдение правового принципа разделения властей и действительного верховенства законодательной власти, её подлинной независимости; наличие простого и легкореализуемого народом механизма отзыва законодателей в случае очевидного ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей или наказов избирателей; также простую систему выражения народом недоверия правительству в целом либо отдельным министрам и их отставки.
  • - Существование и постоянное сохранение условий, необходимых для возникновения реальной оппозиции существующей власти: обеспечение подлинной независимости судебных органов от исполнительной власти, реальная свобода слова, средств массовой информации, собраний, митингов, демонстраций, забастовок, любых организаций и объединений граждан (разумеется, кроме фашистских, националистических, террористических).
  • - В решении вопросов общественной жизни на всех уровнях (от общества в целом до малых социальных групп) господствующим должно быть мнение большинства, но при этом максимально возможный учёт и мнения меньшинства.
  • - Демократизм предполагает внимательное отношение к каждому участнику любой ситуации в общественной жизни, всесторонний анализ поведения и его оценку. При дурных поступках людей принцип демократизма не исключает их соразмерного проступку или преступлению наказания. Но после отбывания наказания предполагает одинаковое со всеми другими людьми отношение к данному индивиду.
  • 8. Принцип справедливости характеризует существенную сторону человеческого поведения в обществе, а также базовые основы организации общества. Современная история наиболее развитых стран мира показывает, что в соответствии с принципом справедливости общество обеспечивает равный доступ всех граждан к социальным лифтам (образованию, спорту, бизнесу, армии, шоубизнесу и пр.), которые предоставляют возможность любому индивиду проявить, развить и реализовать свои способности, таланты и занять соответствующее социальное положение. В неразвитых странах такие социальные лифты не работают, поэтому на всех этапах жизненного пути индивида действуют различные субъективные факторы (родственные связи, принадлежность к связанной с властью партии, причастность к узкому кругу друзей президента и т.д.). В итоге формируется в обществе некомпетентная, бездарная властвующая элита. Напротив в развитых странах мира, где эти феодальные пережитки были окончательно преодолены в XX веке, созданы надёжные объективные системы оценки социальных качеств индивидов на всех уровнях их развития. Это исключает всякий протекционизм, всякую несправедливость в оценке социально значимых свойств и качеств каждого индивида.

Из всех теорий справедливости, привлекающих в настоящее время внимание западных исследователей, выделяется теория Дж. Ролза, огромным достижением которой является постановка в центр индивида. Непонимание либо недооценка этого вызывают критику. Как отмечает А. В. Разин, «критика теории Ролза ведётся в основном по трём линиям. Это критика с позиции твёрдого либертаризма, упрекающего Ролза за отступление от либеральных принципов, допущения перераспределения доходов в пользу малоимущих. Критика с позиции коммю- нитаристской этики, говорящей о том, что этическая теория в принципе не может быть построена только на основе определения принципов действия социальных институтов. Критикуется также общая методология Ролза, прежде всего за неопределённость его нравственных критериев, за превращение отдельного индивида в самодостаточный субъект нравственного требования, который самостоятельно решает вопрос о нравственно оправданном и неоправданном»[5].

Иначе говоря, в теории справедливости Ролза подвергаются критике те социально-философские принципы, которые лежат в её основе, это - демократизм, гуманизм, индивидуализм. Но именно эти принципы утверждает современная практика передовых, наиболее развитых стран мира; именно эти принципы являются итогом долгих исторических поисков человечества в его философском и нравственном развитии.

9. Принцип творчества. Как определил ещё К. Маркс, человек в отличие от всех других живых существ на Земле есть прежде всего пред- метно-преобразующее, созидающее, творческое существо. В свою очередь планы, проекты преобразования природной и социальной среды не заложены у человека в его генетическом коде и не передаются по наследству. Он вынужден их сначала строить в своей голове в виде идеальных моделей, а затем воплощать их в те или иные материальные формы. Поэтому творчество - видовая характеристика человеческой сущности. Творчество присуще каждому человеку без исключения. Как установили психологи, каждый человек рождается с определёнными задатками к творческой деятельности. Но разовьются ли эти задатки в существенные качества конкретного индивида, и если разовьются в творческие характеристики, то в каком направлении, в какой сфере и в какой степени (продуктивные или репродуктивные) разовьются - это зависит от многих факторов как социального порядка (политической системы, жизненного уровня населения, состояния систем образования, науки, культуры и т.д.), так и индивидуального (психического склада, полученного воспитания и образования, семейного окружения, образа жизни, выработанных ценностей, силы воли, личных установок, мечтаний и т.д.).

Вследствие этого люди по-разному реализуют данные им от рождения творческие задатки. И это оказывает глубокое и устойчивое влияние на мироощущение индивида, на его восприятие и понимание своего места в мире, смысла жизни. Если индивид проявил, развил, реализовал свои задатки в продуктивном творчестве, то он чувствует себя удовлетворённым своей жизнью, высоко оценивает смысл своего существования и является счастливым человеком. Если его творческие задатки развиты до уровня репродуктивного творчества и ему нравится та деятельность, которой он преимущественно занимается, то он чувствует себя вполне удовлетворённым своей жизнью. Если же репродуктивная деятельность, которой профессионально занимается индивид, ему не нравится, то он не удовлетворён своей жизнью и чувствует себя несчастным человеком.

Творчество представляет собой важнейшую сущность не только человека (индивида), но и общества. Оно имеет фундаментальное значение для всех социальных субъектов от индивида до общества. Без творческой деятельности не может существовать ни одна социальная общность и ни одна сфера общественной жизни.

10. Принцип свободы. Марксистское понимание свободы как познанной необходимости и действий человека в соответствии с нею основывается на классовом подходе к человеку и обществу, на идее неизбежности перехода человечества от капитализма к социализму, а затем и к коммунизму. Практика социалистических стран показала утопичность идей социализма, коммунизма и антигуманизм классового подхода к человеку. Тем самым выявилась несостоятельность марксистского понимания свободы.

Новое понимание свободы как деятельности индивида в соответствии с его желаниями и волей требует выделения двух возможностей свободной деятельности:

  • 1. Деятельность, обусловленная потребностями, интересами, желаниями индивида, которые совпадают с его волей.
  • 2. Деятельность, обусловленная потребностями и интересами иных социальных субъектов, кроме индивида, - малых социальных групп, классов, различных социальных общностей, наций и даже человечества, но осуществляемая индивидом добровольно, т. е. совпадающая с его волей. Этот вид свободной деятельности принято называть ответственностью. При этом ответственность трактуется как нечто противоположное свободе.

Думается, что такое противопоставление является искусственным. Ведь индивида никто не принуждает к ответственной деятельности. Он сам решает её осуществлять. Причём даже тогда, когда она может противоречить его собственным потребностям и интересам. В таком противоречии индивид полагает, что его интересы менее важны, чем интересы иного какого-то социального субъекта, либо первостепенное удовлетворение интересов последнего в конечном счёте приведёт к лучшему удовлетворению потребностей и интересов индивида. По своей сути такая деятельность является свободной. Но если в первом виде свободной деятельности потребности, интересы индивида совпадают с его волей к её осуществлению, то во втором - не совпадают, либо индивид надеется на их совпадение в будущем. В этом проявляется своеобразие второго вида свободной деятельности. Первый вид свободной деятельности тоже не лишён ответственности. Но если во втором виде индивид проявляет ответственное отношение к иным социальным субъектам, социальным общностям, то в первом он ответственно относится к самому себе, к своей индивидуальности, к своим творческим задаткам, способностям, талантам.

Понимание человека как свободного существа вовсе не означает, что свобода, подобно творчеству, является фундаментальным качеством человеческой сущности. Можно говорить лишь о стремлении к свободе как сугубо человеческом свойстве. Однако ценность такого стремления обусловлена не свободой самой по себе, а тем, что свобода предоставляет наилучшие условия для развития человеческой сущности, для проявления, развития и реализации индивидуальности. Эту важную идею выдающегося отечественного философа и культуролога В. М. Межуева выделяют А. С. Запесоцкий и А. П. Марков: «Особенностью философской концепции культуры В. М. Межуева является её ярко выраженная антропологическая направленность, дающая о себе знать в постоянной обращённости философа к фундаментальным вопросам человеческого бытия. Наиболее существенным отличительным признаком этого бытия является свобода, которая трактуется автором не как психологическая и идеологическая, а как онтологическая категория. Иными словами, свобода - это не просто состояние души или отвлечённая идея, но специфический «для человека способ его общественного бытия»[6] (выделено мной - В. Ч.). И трудно согласиться с теми авторами, которые явно недооценивают социальный характер свободы, как, например, авторы учебного пособия «Философская антропология», которые пишут, «что свобода ни из чего не выводится и ни к чему не сводится. Она - стержень жизни и может быть определена как естественное, врождённое свойство человека и одновременно его универсальная возможность...».

Свобода - это совокупность таких социальных условий, которые создают самые благоприятные возможности для развития и реализации человеком своей индивидуальности. Эти возможности включают в себя как материальную, так и духовную свободу, т. е. возможность в той и другой сфере общественной жизни действовать по своему желанию, по своей воле. В материальной сфере это означает: жить в таких жилищных условиях, которые нравятся; питаться, одеваться, отдыхать, развлекаться так, как хочется. В духовной сфере это означает свободу чувствования, мышления, творчества. Поэтому свобода - это определённое социальное положение индивида. Это положение детерминируется только объективными социальными условиями, системами взаимодействующих экономических, политических, правовых и других социально-культурных условий. Характер и уровень свободы зависит от конкретно-исторических особенностей и условий общества. Например, чем сильнее у народа патерналистские ожидания, чем он терпеливее, чем неразвитее гражданское общество и т.п., тем ниже уровень свободы в обществе. И наоборот, чем слабее патерналистские ожидания народа, чем больше он полагается на себя, чем выше его социально- политическая активность, чем нетерпимее его отношение к коррупции во власти, чем развитее гражданское общество, тем выше уровень свободы в обществе.

Гносеологическое и аксиологическое конструирование социальной реальности завершается разработкой программы или конкретного проекта преобразования социального объекта от предприятия, организации до сферы общественной жизни и общества в целом. Мировоззренческие, социально-философские принципы, использованные в процессе аксиологического конструирования, закладываются в качестве теоретико-методологического основания в программы. Если же теоретическое конструирование социальной реальности завершается проектом, то социально-философские принципы конкретизируются и воплощаются в законы и категории специальной социальнофилософской теории, раскрывающей философское содержание соответствующей сферы либо аспекта общественной жизни (например, философии экономики, философии политики, философии права, философии науки, философии техники, философии управления и т.д.).

111 Философская антропология. Учебное пособие / Под. ред. А. С. Лебедева. - М.: ИКЦ «Академкнига», 2005.-С. 258.

  • [1] Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологиизнания. - М.: Медиум, 1995. - С. 102.
  • [2] Там же.-С. 290.
  • [3] Симонян Р. X. Субъективное в историческом процессе (к двадцатилетию российских экономических реформ) // Вопросы философии. 2011. № 3. - С. 22.
  • [4] Подробнее о них см.: Черников В. Г. Хорошее общество: социально-философский анализ. - М.: Русайнс, 2016. - С. 36-91.
  • [5] Разин А. В. Этика: история и теория. - М.: Академ, проект, 2002. - С. 445.
  • [6] Запесоцкий А. С, Марков А. П. Размышления в связи выходом новой книги В. М. Межуева // Вопросы философии, 2012. № 2. С. - 106.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >