Административно-правовые средства контроля в системе обеспечения экономической безопасности

Необходимость разработки научной концепции противодействия вызовам и угрозам российской экономике конкретизирована в Стратегии экономической безопасности до 2030 года. В числе угрожающих факторов выделены: «стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики», «повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации» и «исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития». В Стратегии также подчеркнута важность принятия мер в целях преодоления «слабой инновационной активности», «недостаточно эффективного государственного управления».

Потребность в разработке нормативных мер для реализации данной Стратегии и ряд изложенных выше обстоятельств вызывают объективную необходимость концептуального и теоретикометодологического изучения форм и методов участия государства в экономике страны, создания эффективно функционирующих правовых механизмов, нацеленных на защиту отечественного товаропроизводителя, а также финансового и потребительского рынков и др.

Внимание к проблематике административно-правового регулирования экономических отношений в современный период объективно и обусловлено логической взаимосвязью права и экономики, необходимостью давать каждому новому этапу социально-экономического развития государства правовую оценку.

Традиционно констатируется безопасность - это состояние личности, общества и государства, при котором отсутствуют какие-либо угрозы их жизненно важным интересам. Безопасность категория достаточно содержательная, ее изучением занимаются различные научные дисциплины, у каждой из которых свой предмет в ее раскрытии. Кроме того, в каждом государстве существуют различные виды безопасности, которые в своей совокупности и образуют безопасность в ее едином целом. Одним из видов безопасности является экономическая безопасность, которая обеспечивается различными правовыми мерами, центральное место среди которых принадлежит административноправовым средствам. Экономическая безопасность тесным образом перекликается с такими видами безопасности как: «продовольственная безопасность», «финансовая безопасность». Поэтому обеспечение экономической безопасности является весьма необходимым. Это особенно актуально в условиях функционирования экономических санкций, а также политической и социальной нестабильности.

В этой связи утверждение о том, что в российской экономике существует ряд структурных проблем вряд ли кого удивит, тем более, в период серьезного экономического кризиса. Тем не менее, само утверждение о наличии таких проблем не обладает каким-либо интересом в отсутствии предложения проблем по их решению. Последние, в свою очередь, довольно разнообразны и не придерживаются какого-либо единого сценария совершенствования обеспечения безопасности, в частности, государственном секторе экономики. В тоже время можно утверждать, что наиболее распространённым сегодня является подход в соответствии, с которым пути выхода из кризиса и совершенствования правового обеспечения безопасности в государственном секторе экономики должны проходить не только с целью достижения высоких экономических показателей, но с учетом социальных обязательств государства. Стоит все же признать, что какими бы ни были преследуемые цели и методы их достижения как политики, так и представители научной общественности сходятся во мнении в отношении основных структурных проблем экономики.

Основные проблемы российской экономики - безотносительно системного кризиса, возникшего сегодня под действием внешних факторов - были выявлены в ряде актов, разработанных органами государственной и, в частности, исполнительной власти. Основными из них являются: Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» и Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. В данных актах также сформулированы основные пути совершенствования правового регулирования обеспечения безопасности в экономике в целом и в государственном секторе экономики в частности.

Вопросы либерализации и даже «дебюрократизации» российской экономики должны стать одним из основных направлений ее развития. Действительно, по меткому замечанию Президента Российской Федерации «...текущие проблемы, когда предприниматель сталкивается с нарушением своих прав, бюрократическим давлением, коррупцией, административными барьерами, - нужно решать уже сегодня ...» [25]. Более того, данные проблемы касаются не только частного, но и государственного сектора экономики.

Так, например, в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» обращается внимание на «...мероприятия по упрощению бухгалтерской (финансовой) отчетности для отдельных категорий субъектов экономической деятельности» (п. 2, «г»). Более того, здесь же был создан специальный пункт «улучшения условий ведения предпринимательской деятельности», где в частности обращается внимание на необходимость «...сокращения сроков прохождения процедур в различных сферах государственного регулирования;... улучшении делового и инвестиционного климата; ...оценки эффективности деятельности руководителей федеральных органов исполнительной власти...», т. е. их ответственности; «...исключения возможности решения хозяйственного спора посредством уголовного преследования...» ит. п. Таким образом, очевидно, что в глазах Президента Российской Федерации основные направления развития экономической политики, в том числе и в государственном секторе экономики, характеризуются «разрегулированием», «дебюрократизацией», то есть сокращением административных процедур, административного регулирования в сфере экономики.

Либерализация государственного сектора экономики или, точнее, совершенствование управления государственным имуществом, является еще одной проблемой российской экономики. В Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» указывается на необходимость «...выхода государства из капитала компаний «несырьевого сектора», не относящихся к субъектам естественных монополий и организациям оборонного комплекса...», «...ограничение приобретения компаниями с государственным участием ... акций и долей хозяйственных обществ...». Стоит отметить, что такое желание напрямую связано с неэффективностью управления предприятий несобственниками или другими незаинтересованными субъектами, иначе говоря, связано с неэффективностью управления предприятий, находящихся в государственной собственности. Действительно, в этом же пункте указа Президента Российской Федерации отмечается, что приватизация и совершенствование управления государственным имуществом связаны с «...проведением анализа эффективности работы «консолидированных» государством компаний».

О необходимости дальнейшей приватизации говорится и в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г.: «сокращение участия государства в управлении собственностью в конкурентных отраслях экономики путем применения прозрачных и эффективных приватизационных процедур, основанных на принципах рыночной оценки, равного доступа к имуществу и открытости деятельности органов государственной власти». Иначе говоря, у представителей политических элит существует широко распространённое мнение о необходимости дальнейшей приватизации с целью совершенствования эффективности государственного сектора экономики.

Без преувеличения, основной проблемой обеспечения безопасности в государственном секторе экономики является коррупция. Причем это утверждение характерно - по вполне понятным причинам - не только для российской действительности, но признается проблемным как зарубежными авторами, так и на международном уровне. Действительно, как Всемирный банк, так и Организация Объединенных Наций нередко обращали внимание на высокое значение уровней коррупции для экономического развития как экономики в целом, так и государственного сектора экономики, в частности.

Так, например, Всемирный банк обращался к теме коррупции на примере государственно-частного партнерства в рамках таких документов как «Прозрачность деятельности добывающих компаний» (Extractive Industries Transparency Initiative) а также «Прозрачность в строительном секторе» (Construction Sector Transparency Initiative) [30, 31,32]. В рамках Организации объединенных наций была даже разработана Конвенция против коррупции [29], которая в частности указывает, что коррупция наносит в том числе «... серьезный ущерб ... национальной экономике и правопорядку...» (см. преамбулу). Наконец, Организация экономического сотрудничества и развития также заинтересовалась вопросом коррупции и ее влияния на экономику (в том числе и ее государственный сектор) [30].

Таким образом, очевидно, что основной проблемой безопасности в экономике вообще и в государственном секторе экономики, в частности, является коррупция. На это обращается внимание как в науке, так и в судебной практике. В целях борьбы с данным явлением предлагается ряд мер, направленных, в частности, на повышение прозрачности в отношениях государства и частных субъектов; контроля и подотчетности государства и бизнеса; финансовой прозрачности и т. п.

Одной из угроз безопасности в сфере экономики, как уже отмечалось ранее, является экономическая преступность. Однако дело не только в ней. Экономическая преступность в той или иной форме существует в любой стране, кроме того, преступность вообще и экономическая преступность, в частности, в определенном смысле объективна. Задача каждого государства поставить ее под контроль и не дать разрастаться. В настоящее время правоохранительные органы оказались не в полной мере готовыми для противодействия экономической преступности.

Далее отметим, что в российской науке административного права и политэкономии не раз обращалось внимание на взаимосвязь уровня коррупции в государственном секторе с развитием экономики и, как следствие, на необходимость борьбы с ней, в том числе, с целью развития экономики [2, с. 189]. Более того, в науке не раз обращалось внимание на многочисленные усилия, предпринятые законодателем и органами исполнительной власти с целью борьбы с коррупцией, в том числе в секторе государственной экономики [10, с.ЗЗ]. Приведем несколько примеров.

Несомненно наиболее коррупциогенными институтами в государственном секторе экономики остаются государственный заказ [19, с.290] и государственно-частное партнерство [9].

Стоит отметить, что, осознавая тот факт, что сфера государственных закупок и государственно-частное партнёрство являются наиболее проблемными с коррупционной точки зрения сферами государственного сектора экономики, законодатель несколько раз реформировал его. В частности, были совершенствованы процедуры заключения концессионных соглашений посредством проведения конкурса, торгов, аукционов, а также усовершенствованы - в соответствии с требованиями международного права - средства информирования хозяйствующих субъектов о проведении таких конкурсов с целью повышения прозрачности.

Отдельной проблемой российской экономики, которая приняла угрожающие для безопасности российского государства масштабы, является отсталость российской экономики. О необходимости модернизации и диверсификации экономики, а также ее инновационному развитию с целью ее вывода на уровень наиболее развитых государств мира свидетельствует ряд документов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. Так, например, Указ Президента Российской Федерации «О Совете при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России определяет в качестве задач этого органа «...определение основных направлений и механизмов модернизации экономики и инновационного развития России, включая разработку мер государственной поддержки в данной сфере деятельности...». Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года также обращает внимание на необходимость модернизации российской экономики, утверждая, что необходимо «создание и активизация новых факторов экономического роста ... ускоренное распространение новых технологий в экономике и развитие высокотехнологичных производств» и т. п.

Российская экономика относится в науке политэкономии к первичному сектору экономики с элементами вторичного сектора [33]. Утверждения о том, что российская экономика относиться и именно к данному сектору экономики мы можем обнаружить и в официальных документах правительства. Об этом свидетельствует Стратегия 2020, которая косвенно определяет российскую экономику как экономику первичного сектора: «Российская экономика ... останется мировым лидером в энергетическом секторе, добыче и переработке сырья...», а также «...преимуществами, которыми обладает российская экономика в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов)».

Напомним, что к первичному сектору в экономической теории относят в первую очередь добычу сырья, его первичную обработку (преобразование в полуфабрикаты) и сельское хозяйство. Недостатками такой экономики являются невысокий прирост капитала, основная часть которого образуется по большей части на стадии конечного производства, а не добычи и обработки сырья. Об этом, в частности, свидетельствуют высокие темы развития экономики Китайской народной республики [31], которая ориентирована на производство конечного продукта. Также негативной характеристикой такой экономики является высокая внешняя зависимость от поставок конечной продукции из- за рубежа, т. е. ее уязвимость от зарубежных производителей. Данная проблема является наиболее актуальной для России именно сегодня, так как эмбарго продукции двойного назначения серьёзно тормозит экономический рост, а, так называемое, «импортозамещение» не может в рамках глобализированной экономики в принципе покрыть потребности экономики какого-либо государства в товарах и услугах.

В то же время, потенциал развития российской экономики во вторичном и третичном секторах экономики существует. Основным двигателем в данном направлении должны стать военно- промышленные отрасли производства, судо- и авиастроение, услуги по запуску космических аппаратов и т. п. Помимо того, что данные отрасли сконцентрированы на высоко прибыльном производстве конечной продукции (вторичный сектор экономики) или предоставления услуг (третичный сектор экономики), они также обладают высоким экспортным потенциалом. Как следствие, развитие государственного сектора экономики должно, в первую очередь, развиваться именно на данные отрасли государственного сектора экономики.

Если принять во внимание, что «по разным оценкам на долю научно-технического прогресса приходится от 70 до 95 % прироста ВВП развитых стран» [8, с.З], то другим направлением развития государственного сектора экономики могут стать научно- исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Стоит отметить, что по данному вопросу состояние российской экономики не отвечало современным мировым тенденциям, так как «...после распада СССР финансирование НИОКР в России резко снизилось. В 2000 г. оно составило 1,05% от ВВП, в 2003 г.- 1,28%, при значительно меньшем объеме ВВП по сравнению с другими экономически развитыми странами» [22, с. 180]. Следует отметить, что создание таких предприятий как РОСНАНО, а также Инновационного центра «Сколково» свидетельствует о том, что понимание необходимости развития научно-исследовательских разработок необходимо для развития экономики. Тем не менее, основной проблемой НИОКР является не столько потенциал научно-технических исследований и разработок, сколько их практическая реализация, а именно их использование в коммерческих целях, т. е. реализация с их помощью конкретных товаров и услуг. Добиться «монетизации научно-технических разработок» возможно только при привлечении к данному процессу частных субъектов хозяйственной деятельности.

Ориентация государственного сектора экономики на добычу природных ресурсов требует особого рассмотрения. Бесперспективность ориентации российской экономики на добычу углеводородов налицо, так как речь идет об ископаемых природных ресурсах, которые в силу своей природы будут в определенный день полностью исчерпаны. В силу того, что легкодоступные ресурсы уже были исчерпаны на заре переориентации международной экономики на использование углеводородов, в перспективе себестоимость данных источников энергии будет только расти в связи с увеличением затрат на их добычу. Еще за долго до исчезновения данных источников энергии посредством их исчерпания, их себестоимость превысит себестоимость производства возобновляемых источников энергии. По разным оценкам такое изменение рынка энергетических ресурсов произойдет уже в ближайшие 20 лет [32]. Как следствие, назрели изменения в отрасли энергетики.

Очевидно, что наиболее перспективным направлением в реформировании государственного сектора энергетики является подготовка российской энергетики к переходу на возобновляемые источники. Наиболее простым решением является увеличение доли энергетики таких возобновляемых источников энергии как гидроэнергетика, геотермальная энергетика, а также биомасса [33]. Использование последнего источника является наиболее перспективным для России в виду наличия больших площадей, которые можно использовать для выращивания культур, используемых с целью производства на их основе, энергии. Развитие таких проектов потребует реформирования отраслей лесного и сельского хозяйства и, в частности, их (частичную) переориентацию на производство энергии.

Стоит также обратить внимание на необходимость развития отдельных перспективных для российских условий отраслей экономики. Среди них «...особенно высок потенциал роста у среднетехнологичного производства — пищевой промышленности, промышленности строительных материалов, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, а также экспортно ориентированных химической промышленности и цветной металлургии», а также «...базовые отрасли промышленности, транспорта, строительства и аграрного сектора...» ит. п.

Очевидно, что Россия обладает в указанных отраслях серьезными преимуществами, объясняемыми, как ее геополитическим расположением, так и наследием предыдущих периодов экономического развития. Так, например, географическое расположение России позволяет стать основным транзитером в мировом товарообороте. Стоит отметить, что на федеральном уровне понимание таких преимуществ геополитического расположения России было закреплено в Федеральном законе от 28 июля 2012 г. № 132-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственного регулирования торгового мореплавания в акватории Северного морского пути». Стоит также обратить внимание на неразвитость наземных путей транспортировки товаров, которые могут стать одним из основных источников дохода России, так как основной мировой товарооборот сегодня осуществляется по направлению Восток-Европа, т. е. между основным мировым товаропроизводителем - Китаем, и основным мировым потребителем - Европой.

Потенциал сельского и лесного хозяйства в России очевиден ввиду наличия площадей как сельскохозяйственного назначения, так и лесных угодий. Как следствие, можно лишь сожалеть, что по прогнозам Правительства Российской Федерации «в результате изменений в структуре экономики ...наиболее сильно будет сокращаться доля сельского и лесного хозяйства (на 5 процентов)...». В то же время, стоит отметить, что такой пессимистичный прогноз отчасти обоснован, так как развитие в данных отраслях государственного сектора экономики является наиболее сложным, и требует: наиболее серьезных инвестиций; развития - соответствующих данным отраслям - элементов инфраструктуры; принятия мер по корреляции внутреннего и внешнего спроса на сельскохозяйственную и лесную продукцию и т. п.

Стоит также отметить, что факторами стабилизации и развития экономики, а также защиты от внешнеполитических и внешнеэкономических факторов, которые играют в развитии сегодняшнего кризиса российской экономики наиболее серьезную роль, являются развитие экономики регионов Российской Федерации, а также наднациональных интеграционных процессов.

На необходимость регионального развития с целью сбалансированного экономического развития обращалось внимание в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. Развитие региональной экономики позволит снизить региональное неравенство и зависимость регионов от федерального бюджета и высвободить таким образом средства для развития других проектов в сфере экономики. Как следствие, основным фактором экономического развития должно стать развитие региональной инфраструктуры, а в отношении отдельных наиболее отсталых регионов следует более обширно использовать механизмы особых экономических зон.

В свою очередь, региональная и наднациональная интеграция являются в современном мире основными гарантами экономической безопасности. Действительно, на фоне глобализации, т. е. взаимозависимости экономик государств мира интеграция является основным средством защиты от уязвимости и внешних угроз. Наиболее известным на сегодняшний день примером использования интеграционных процессов в целях безопасности является интеграция государств- членов ЕС. Генри Киссинджер объяснял причины европейской интеграции тем, что «...никто из прежних сторонников raison d’etat в Европе не является достаточно сильным, чтобы действовать в качестве хозяина зарождающегося международного порядка. Они пытаются компенсировать свою относительную слабость созданием единой Европы» [34].

На наш взгляд, залогом безопасности российской экономики должны стать интеграционные процессы в рамках Евразийского экономического союза. Действительно, об этом свидетельствует и Договор о Евразийском экономическом союзе, который гласит, что его государства-члены «...движимые стремлением укрепить экономики государств - членов Евразийского экономического союза и обеспечить их гармоничное развитие и сближение, а также гарантировать устойчивый рост деловой активности, сбалансированную торговлю и добросовестную конкуренцию..., обеспечивая экономический прогресс путем совместных действий, направленных на решение ... общих задач по устойчивому экономическому развитию, всесторонней модернизации и усилению конкурентоспособности национальных экономик в рамках глобальной экономики...». Иначе говоря, для интегрирующихся субъектов, очевидно, что пример Евросоюза необходимо использовать в целях защиты национальных экономик государств-членов от негативных глобальных процессов.

Наконец, стоит поднять вопрос об улучшении инвестиционного климата в России. Если очевидно, что его улучшение возможно посредством решения уже упомянутых проблем (борьбы с коррупцией, либерализацией экономики и т. п.), то решение данного вопроса должно осуществляться не только экономическими и правовыми средствами. Действительно, на улучшение инвестиционного климата, да и на экономику в целом, указывает общеполитическая ситуация в стране, уровень демократического развития, независимости судебной власти и т. п. Так, в частности, в Концепции долгосрочного развития указывается, что для стимулирования экономики необходимо «...снижение инвестиционных и предпринимательских рисков за счет защиты прав собственности и повышения предсказуемости экономической политики государства». В концепции также указывается, что развитие экономики обеспечивается, в том числе за счет: «институциональной среды, способствующей росту предпринимательской и инновационной активности...» которые, в частности, достигаются «...развитыми институтами демократии, функционированием эффективных структур и механизмов гражданского общества, общественным контролем за деятельностью государства...защищенностью прав собственности (включая интеллектуальную собственность), контрактных обязательств, независимой судебной системой».

Таким образом, как проблемы правового регулирования обеспечения экономической безопасности, так и пути их совершенствования носят комплексный характер. Иначе говоря, решение проблем безопасности в государственном секторе экономики обеспечивается правовым регулированием практически в любой сфере жизнедеятельности, а меры, принимаемые в различных, даже не относящихся напрямую к экономике сферах жизнедеятельности, имеют значение для ее гармоничного развития. Отличием примеров правового регулирования и политических инициатив, которые были рассмотрены выше, является их прямое влияние на решение проблем безопасности в государственном секторе экономики, тогда как решение отдельных вопросов в других сферах жизнедеятельности, а также частном секторе экономики оказывают на решение этих проблем лишь косвенное влияние. Тем не менее, даже такие меры, не преследующие прямой цели обеспечения безопасности в государственном секторе экономики, косвенно оказывают влияние на решение данной проблемы.

  • 1. Абова Т. Е. Совершенствование правового регулирования экономики // Гражданское право и экономика. - М„ 1985. — С. 11.
  • 2. Абдулаева Т., Таксанов А. Коррупция паразит экономики // Общество и экономика. - 2003. - № 10. - С. 189.
  • 3. Алексеев С. С. Правовые запреты в структуре советского права // Правоведение. - 1973. - № 5. - С. 44.
  • 4. Алексеев С. С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. - 1987.- №6.- С. 12.
  • 5. Агапов А. Б. Административные правонарушения в сфере бизнеса. - М„ 2006.-С. 10.
  • 6. Басарев Е. Ф. Противодействие органов внутренних дел (милиции) административным правонарушениям в сфере предпринимательской деятельности. - М., 2003. - С. 4.
  • 7. Ведяхин В. М. Правовые стимулы: понятие, виды // Правоведение. - 1992. № 1. - С. 50.
  • 8. Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития.-М„ 1993.-С. 3.
  • 9. Евпланов А. Партнерство с препятствиями. Коррупция и волокита мешают бизнесу плотнее сотрудничать с государством // Рос. газ. - 2007.-19 июня.
  • 10. Клепицкий И. А. «Отмывание денег» в современном уголовном праве // Государство и право. - 2002. - № 8. - С. 33.
  • 11. Кононов П. И. Законодательство об административном принуждении: проблемы кодификации // Журнал российского права. - 1998. - № 8. - С. 27.
  • 12. Малько А. В. Правовые средства: вопросы теории и практики //Журнал российского права. - 1998. - № 8. - С. 66.
  • 13. Малько А. В. Стимулы и ограничения как парные юридические категории // Правоведение. -1995. - № 1. - С. 3.
  • 14. Морозова И. С. Место и роль льгот в правовой политике государства // Правоведение. - 1999. - № 1. - С. 150.
  • 15. Пастушенко Е. Н. Функции административного принуждения по советскому законодательству: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 1986.- С. 26.
  • 16. Пономарев В. М. Макроэкономические закономерности и тенденции формирования структуры экономического роста: дис .... д-ра. эконом, наук. - Саратов, 2004. - 360 с.
  • 17. Саттарова Н. А. Принуждение в финансовом праве. - М„ 2006. - С. 52.
  • 18. Ситдиков, С. А. Развитие системы размещения заказов на выполнение работ по капитальному ремонту жилищного фонда // Проблемы современной экономики. - 2011. - № 3. - С. 290.
  • 19. Соломатина Н. Н. Конституционный аудит как элемент конституционной экономики // Вестник Воронежского государственного университета. - Серия право. - 2007. - № 2. - С. 29.
  • 20. Спектор Е. И. Роль права в регулировании экономики в условиях рыночных отношений // Журнал российского права. - 1999. - № 12. - С. 107.
  • 21. Сырых В. М. Истинность и правильность как критерии теоретической эффективности норм права // Эффективность закона / под ред. Ю. А. Тихомирова. - М., 1997. - С. 10.
  • 22. Теория и практика экономики и социологии знания / Научный совет по Программе фундаментальных исследований Президиума Российской академии наук «Экономика и социология знания». - М., 2007. - С. 180.
  • 23. Хабриева Т. Я., Черногор Н. Н. Право в условиях цифровизации II Журнал российского права. - 2018. - № 1. - С. 86.
  • 24. Яковлев А. А. Как уменьшить силовое давление на бизнес в России? // Вопросы экономики. - 2012. - № 11. - С. 4.
  • 25. Выступления Президента Российской Федерации Владимира Путина на 16-м Петербургском международном экономическом форуме / URL: http://kremlin.nj/events/president/news/15709.
  • 26. «Индекс восприятия коррупции», составляемом неправительственной организацией «Трансперенси интернешнл». См.: Transparency International Corruption Perceptions Index 2012. Transparency International II URL: transparency.org.
  • 27. Стандарт ИПДО. Международный секретариат ИПДО. 58C.//URL: https://eiti.org/files/Russian_EITI_STANDARD.pdf.
  • 28. Abbott, Kenneth W. 2001. Rule Making in the WTO: Lessons from the Case of Bribery and Corruption. Journal of International Economic Law 4(2): 275- 296.
  • 29. Резолюция 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН от 31 октября 2003 года.
  • 30. Organisation for Economic Cooperation and Development- Development Assistance Committee (OECD-DAC) (2005), Harmonising Donor Practices for Effective Aid Delivery. Vol. 3: Strengthening Procurement Practices in Developing Countries. Paris: OECD.
  • 31. Доклад Всемирного Банка. См.: China Economic Update//URL: http://www.worldbank.org/content/dam/Worldbank/document/EAP/China/Ch ina_ Economic_Update_June2012.pdf.
  • 32. World Energy Outlook 2012 Special Report. International Energy Agency. 2012 // http://www.woridenergyoutlook.Org/energyclimate/#d.en.143801.
  • 33. Lowenstein M. Z. Energy Applications of Biomass. - CRC Press. - 2003. - 299 p.
  • 34. Gilpin R. The Political Economy of International Relations. NJ: Princeton, 1987.-p. 43.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >