Место права на доступ к информации о деятельности органов публичной власти в системе конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Права и свободы человека и гражданина, закрепленные в главе 2 Конституции РФ, образуют определенную систему, совокупность, которая образует определенную целостность, единство. Все закрепленные в Основном законе Российского государства права и свободы тесно взаимосвязаны между собой, взаимно обуславливают друг друга. Система, как любое сложное образование, имеет свою структуру, в которой выделяются более или менее крупные части, элементы. В виду этого в теории конституционного права система конституционных прав и свобод человека и гражданина традиционно подразделяется на три группы: личные, политические и социально-экономические права и свободы. Каждая из этих групп состоит из совокупности отдельных прав в той или иной сфере.

Сообразно этому и право на доступ к публичной информации, как разновидность права на информацию, не является исключением, не стоит особняком, а также находится в определенной связи с другими конституционными правами и свободами. В научной литературе по конституционному праву уже неоднократно подчеркивалась тесная взаимосвязь права на информацию со многими правами и свободами российских граждан, где первое либо выступает как одна из гарантий реализации последних (права на благоприятную окружающую среду и достоверность информации о ее состоянии, избирательного права), либо, наоборот, реализация первого обусловлена действием последних (свобода мысли и слова, свобода массовой информации)[1]. Следовательно, можно говорить о том, что право на доступ к информации о деятельности публичных органов, в силу специфики той информации, доступ к которой это право обеспечивает, обладает рядом особенностей, которые, безусловно, проявляются и при взаимодействии исследуемого права с другими правами и свободами человека и гражданина.

Исследование данных связей между правом на доступ к информации и другими конституционными правами имеет большое значение, поскольку позволит определить место рассматриваемого права в системе конституционных прав. В целях наиболее плодотворного изучения указанных взаимосвязей, представляется необходимым, рассмотреть взаимодействие права на доступ к информации о деятельности органов власти и органов местного самоуправления в каждой подсистеме конституционных прав: личной, политической, социально-экономической.

Конституция РФ и теория конституционного права к подсистеме личных прав относят: право на жизнь, на защиту чести и достоинства, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, право на определение своей национальной принадлежности, право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, свободно передвигаться, право выбора места пребывания и жительства, свобода совести, свобода вероисповедания, свобода мысли и слова, право на информацию. Подробный анализ ст. ст. 20 - 29 Конституции РФ позволил выявить следующие взаимосвязи между правом на доступ к информации и конгломератом перечисленных прав.

Безусловным и естественным является вывод о том, что право на жизнь является основой для реализации всех других прав, исключением не является и право на доступ к информации. За исключением права на жизнь, все другие перечисленные личные права и свободы, в виду их неотчуждаемости, естественного характера, на первый взгляд, представляются самостоятельными и независимыми, реализация которых, не связана с исследуемым правом.

Однако, это только на первый взгляд. Конституционной обязанностью, закрепленной в ч. 2 ст. 24 Основного закона, является обязанность государственных органов обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Таким образом, если документы и материалы, находящиеся у органов власти и органов местного самоуправления, затрагивают какие-либо из перечисленных личных прав и свобод, то реализация последних в полной мере возможна только при осуществлении права на доступ к таким материалам и документам. Так, например, доступ к информации о деятельности Комиссии по вопросам помилования на территории субъекта РФ может позволить приговоренному к смертной казни реализовать его право на жизнь, в случае его помилования. В соответствии с п. 10 Положения о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации, список лиц, рекомендованных высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) к помилованию, подлежит опубликованию в средствах массовой информации соответствующего субъекта Российской Федерации в месячный срок со дня принятия такого решения[2].

Безусловно, взаимосвязанными являются право на доступ к публичной информации и право на пользование родным языком, поскольку последнее, в случае обращения в указанные органы за информацией, может быть реализовано только если эта информация будет представлена на соответствующем языке.

Определенную специфику имеет связь права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти с такими правами, как неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита своей чести и доброго имени, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища. Основным принципом транспарентности органов публичной власти выступает соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, права организаций на защиту их деловой репутации при предоставлении информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Неприкосновенность частной жизни граждан означает, что каждый гражданин имеет право иметь личные и семейные тайны, вмешательство в которые государством и его органами и должностными лицами строго запрещено. При этом право человека на свободное определение и указание своей национальной принадлежности также можно отнести к личной тайне[3]. Исходя из этого, реализация перечисленных прав ограничивает право на доступ к информации органов публичной власти, содержащей сведения о частной жизни, личной и семейной тайне, чести и деловой репутации, как граждан, так и организаций.

Соотношение данных прав отражено в действующем законодательстве: в Федеральных законах «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Российской Федерации» и «Об обеспечении доступа к информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления», а также подтверждается практикой деятельности высших судебных инстанций. Так, например, Верховный Суд РФ, пришел к таким выводам при рассмотрении дела по заявлению Международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» о признании недействующими абзаца второго подпункта «з» пункта 6 и пункта 9 Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел, утвержденного приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 25 июля 2006 года № 375/584/352. Основанием для отказа в удовлетворении данного заявления стал основной принцип обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления - соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну[4].

В аспекте соотношения рассматриваемого права и права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, следует обратить внимание на положения Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Российской Федерации», в частности на ст. 15, устанавливающей требования к текстам судебных актов, размещаемые в сети Интернет. Как известно, итоговые судебные акты: решения, приговоры, постановления выражают волю государства в лице суда, восстанавливая нарушенные права и определяя меры ответственности к лицам, их нарушающим. Арбитражные суды одними из первых начали публиковать свои решения[5]. Наиболее существенное влияние на статус личности оказывают меры ответственности, установленные административным и уголовным законодательством. Судимость, факт привлечения лица к административной ответственности, да, в общем-то, и расторжение брака, и выселение и т.п. факты - это те факты, о которых большинство граждан не желали бы распространяться.

С 2017 года при размещении в сети «Интернет» текстов судебных актов, принятых судами общей юрисдикции, Верховным Судом Российской Федерации, за исключением текстов судебных актов, принятых Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством, в целях обеспечения безопасности участников судебного процесса и защиты государственной и иной охраняемой законом тайны из этих актов исключаются персональные данные. Вместо исключенных персональных данных используются инициалы, псевдонимы и другие обозначения, не позволяющие идентифицировать участников судебного процесса. Не подлежат исключению идентификационный номер налогоплательщика- индивидуального предпринимателя, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, фамилии, имена и отчества истца, ответчика, третьего лица, гражданского истца, гражданского ответчика, административного истца, административного ответчика, заинтересованного лица, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, фамилии, имена и отчества осужденного, оправданного, секретаря судебного заседания, судьи (судей), рассматривавшего дело, а также прокурора, адвоката и представителя. При размещении в сети «Интернет» текстов судебных актов, принятых Конституционным Судом Российской Федерации, конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации, из них исключаются персональные данные, кроме фамилий, имен и отчеств заявителей, представителей сторон, приглашенных в заседание представителей государственных органов, экспертов и специалистов. В исключительных случаях в целях обеспечения безопасности заявителя и (или) его представителя Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации по ходатайству заявителя или его представителя либо по собственной инициативе может быть принято решение об исключении их персональных данных и использовании вместо исключенных персональных данных инициалов, псевдонимов или других обозначений, не позволяющих идентифицировать заявителя и (или) его представителя.

Как представляется открытость информации о деятельности органов власти - это информация только о деятельности этих органов. Следовательно, для пользователя информации интерес должен представлять сам факт осуществления органом власти того или иного вида деятельности, в частности, факт осуществления правосудия по определенной категории дел.

Важно отметить, что указанное изменение появилось в федеральном законодательстве недавно и совершенно оправданно. Данное изменение полностью сообразуется с конституционными нормами, гарантирующими право каждого на неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита своей чести и доброго имени. Однако не логичным до сих пор представляется нераспространение требований об исключении персональных данных на судебные акты системы арбитражных судов РФ, поскольку участниками арбитражного процесса являются и индивидуальные предприниматели, и иные физические лица[6].

Таким образом, проведенный анализ показал, что в системе личных конституционных прав и свобод человека и гражданина существуют права, которые:

  • - являются первоосновой для права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти;
  • - не могут быть реализованы, в полной мере, без права на доступ к информации о деятельности органов власти и органов местного самоуправления, поскольку право на информацию, помимо удовлетворения потребностей человека в развитии, образовании, культуре и общении, являются гарантией реализации других общепризнанных прав и свобод[7]. При этом сама свобода невозможна без информации, так как информация служит основой выбора, где возможность выбора- это сущность свободы[8];
  • - ограничивают право на доступ к информации, то есть препятствуют реализации последнего в полной мере.

Группа политических прав и свобод граждан, гарантируемых Конституцией РФ, включает в себя право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование; право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, включая право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме, равный доступ к государственной службе; участие в отправлении правосудия; право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. ст. 30 - 33).

Среди политических прав и свобод право участвовать в управлении делами государства (ст. 32 Конституции РФ) следует признать основным, поскольку именно оно выражает демократические начала государства и предоставляется каждому гражданину. Конституция РФ представляет гражданам право выбора - осуществлять указанное право непосредственно (через участие в выборах, референдуме) либо через своих представителей. Участвуя в управлении делами государства через своих представителей, граждане оказывают непосредственное воздействие на деятельность последних путем выражения общественного мнения по тем или иным вопросам, разрешаемым представительными органами власти.

Участие граждан в управлении делами государства представляется весьма затруднительным без реализации права на информацию о деятельности органов публичной власти. Закрепленный в Конституции РФ политический плюрализм ставит современных избирателей перед выбором: за кого отдать свой голос. А для правильного решения избирателям необходима полная, объективная и достоверная информация. Информирование любого характера в процессе предвыборной подготовки могут побудить граждан сделать тот или иной выбор, причем достоверные и объективные сведения о кандидате в большей мере помогают избирателю сформировать свои предпочтения, чем просто призывы голосовать «за» или «против».

В настоящее время кандидаты и политические партии участвуют в избирательном процессе на равных условиях, чему способствует гарантированное предоставление государством информационных ресурсов для освещения предвыборных программ. В связи с этим представляется верной позиция М.М. Айзатуллова, согласно которой «предвыборная деятельность - это установленный государством информационный минимум, гарантирующий политической партии, имеющей право участвовать в выборах, возможность в течение определенного периода времени довести до избирателей свои предвыборные программы, осуществить иную деятельность с целью направить свободную волю избирателя к голосованию за партию и программу»[9].

Однако следует заметить, что информационное взаимодействие граждан о деятельности кандидатов и политических партий не должно ограничиваться лишь предвыборной деятельностью. Необходимо закрепить на законодательном уровне основы информационного взаимодействия указанных субъектов с гражданами, выходящие за рамки избирательного процесса, в целях обеспечения развития государства и его органов.

Важная роль в эффективной реализации указанных политических прав принадлежит и праву на доступ к информации, поскольку при отсутствии информационного взаимодействия между государством и обществом невозможно построение уважительных и партнерских отношений государственной власти и общества.

Государственная власть всегда выступала и выступает тем источником, из которого общество и государство получало информацию для своего дальнейшего развития[10]. Поэтому информационная деятельность органов государственной власти затрагивает интересы всего общества, его институциональных структур и отдельных граждан, влияет на все аспекты их жизнедеятельности[11]. Взаимодействие между органами власти и человеком должно строиться при помощи информационных процессов, позволяющих учитывать мнение населения при осуществлении властных полномочий и ограничивать неконтролируемую деятельность власти. Свободное распространение информации, возрастающая роль электронной информации, делают возможным своевременное реагирование людей на деятельность публичной власти, ставят публичную власть в зависимость от волеизъявления людей, тем самым способствуя реализации принципа народовластия[12].

Право на равный доступ к государственной службе и участие в отправлении правосудия также является одной из форм реализации права на участие в управлении делами государства. Государственная служба представляет собой «основанную на действующем законодательстве организационно-структурное построение государственного аппарата и деятельность его персонала (государственных служащих) и по исполнению функций государственного управления с целью удовлетворения общественных потребностей, прав и законных интересов личности»[13]. Поскольку основная задача государственной службы заключается в обеспечении реализации задач и функций органов государственной власти, следовательно, информационное обеспечение данного вида деятельности является крайне необходимым. Из чего следует, что право на доступ к информации о деятельности того или иного органа является одним из условий реализации, предпосылкой права на доступ к государственной службе. Подобная взаимосвязь прослеживается и между правом на доступ к информации с правом на участие в отправлении правосудия.

Важной конституционной предпосылкой и одновременной конституционной гарантией взаимодействия федеральных органов исполнительной власти с гражданами, в том числе и информационного взаимодействия, выступает ст. 33 Конституции РФ, согласно которой граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы власти[14]. Право на обращение конкретизируется в Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации». Данное конституционное право выступает одной из форм права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти. Обращения граждан - важное средство осуществления и охраны прав личности, укрепления связи органов государственной власти и местного самоуправления с населением. Обращения граждан являются, с одной стороны, существенным источником информации, необходимой для решения вопросов государственного и общественного строительства, с другой- одной из важнейших форм и гарантий участия граждан в управлении делами общества и государства[15].

В этой связи необходимо отметить, что были утверждены Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014-2010 года и на перспективу до 2025 года и Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы.

В России с 2014 года осуществляется подключение населенных пунктов с населением от 250 до 500 человек к сети «Интернет», в результате чего 5 млн. граждан России, проживающих почти в 14 тыс. таких малонаселенных пунктов, получат доступ к сети «Интернет». Электронные средства массовой информации, информационные системы, социальные сети, доступ к которым осуществляется с использованием сети «Интернет», стали частью повседневной жизни россиян. Пользователями российского сегмента сети «Интернет» в 2016 году стали более 80 млн. человек.

Расширение применения информационных технологий в государственном секторе, развитие электронных услуг и инвестиции в инфраструктуру способствуют более широкому применению информационных технологий в частном секторе и станут катализатором их распространения в корпоративном секторе. Например, развитие стандартов и электронных услуг по обработке налоговых деклараций и платежных документов стимулирует инвестиции в системы планирования ресурсов предприятия (ERP) и финансовые компьютерные системы. Широкомасштабная реализация концепции открытых данных обеспечит базу для развития новых информационных сервисов и повышение эффективности и удобства доступа к информационным системам со стороны широких слоев населения.

За последние годы в России были развиты различные аспекты создания электронного правительства. Дальнейшая информатизация важнейших отраслей экономики и реализация государственных проектов по их переводу в область современного применения информационных технологий стимулируют создание новых и развитие существующих направлений бизнеса, что может привести к формированию прорывных технологий в рамках отраслевых решений[16].

Согласно п. 3 Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы к основным принципам относится обеспечение прав граждан на доступ к информации[17]. При этом в п. 20 среди целей стратегии и национальных приоритетов Российской Федерации при развитии информационного общества выделяются развитие свободного, устойчивого и безопасного взаимодействия граждан и организаций, органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления; повышение эффективности государственного управления, развитие экономики и социальной сферы; формирование цифровой экономики.

Однако, не смотря на подобные положительные моменты, остаются не решенными вопросы несоответствия указанных целей и принципов реальной практике, складывающейся в данной области. По- прежнему, основной формой реализации указанных концепций остается частичное информирование населения, а также некоторая автоматизация предоставляемых услуг. На практике отсутствует межведомственное взаимодействие государственных органов, провозглашаемый принцип «одного окна» не реализован.

Электронное правительство должно рассматриваться как инструмент достижения целей административной реформы, способный модернизировать всю систему управления. В этой связи представляется, что необходимо создание правовых основ функционирования электронного правительства, то есть принятие Федерального закона «Об электронном правительстве» с прямым закреплением в нем процедуры электронного взаимодействия государственных органов, граждан и организаций.

Таким образом, для разрешения проблем, возникающих в результате обращений граждан в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством сети Интернет, указанным органам необходимо совершенствовать организацию работы с обращениями граждан с использованием современных информационных технологий, проводить мониторинг количества и характера обращений, совершенствовать контроль качества их рассмотрения, в том числе с проверками на местах, повышать ответственность исполнителей, в том числе применять к ним меры дисциплинарного воздействия.

В целом можно отметить, что возможность обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством электронных форм взаимодействия, служит действенной формой налаживания информационного взаимодействия граждан и органов публичной власти, причем использование сети Интернет для реализации гражданами конституционного права на обращение способствует дальнейшему развитию демократических институтов современного российского государства. Целью развития информационной и коммуникационной инфраструктуры Российской Федерации является обеспечение свободного доступа граждан и организаций, органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления к информации на всех этапах ее создания и распространения.

Стоит положительно оценить основные направления, выделенные в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, где отмечается, что для устойчивого функционирования информационной инфраструктуры Российской Федерации необходимо: а) обеспечить единство государственного регулирования, централизованные мониторинг и управление функционированием информационной инфраструктуры Российской Федерации на уровне информационных систем и центров обработки данных, а также на уровне сетей связи;

  • б) обеспечить поэтапный переход государственных органов и органов местного самоуправления к использованию инфраструктуры электронного правительства, входящей в информационную инфраструктуру Российской Федерации;
  • в) обеспечить использование российских криптоалгоритмов и средств шифрования при электронном взаимодействии федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, государственных внебюджетных фондов, органов местного самоуправления между собой, а также с гражданами и организациями;
  • г) осуществить скоординированные действия, направленные на подключение объектов к информационной инфраструктуре Российской Федерации и т.д.

Право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов и право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование являются гарантиями свободы мысли и слова, выражения мнений и убеждений. Реальное осуществление этих прав - залог народовластия, непосредственной демократии, поскольку публичное выражение требований, мыслей, убеждений имеет цель воздействовать на органы государственной власти или институты гражданского общества для решения определенных проблем. Указанные права непосредственно не связаны с правом на доступ к информации о деятельности публичных органов власти, но реализация последнего может стать предпосылкой, причиной для участия граждан в собраниях, митингах и демонстрациях, шествиях и пикетировании, вступления в те или иные объединения, союзы и т.п. Общественные объединения в соответствии с законодательством[18] направлены на развитие политической активности граждан, а также удовлетворение их интересов.

В основе общественных объединений лежит публичнообщественный интерес, а сама их деятельность так или иначе отражается на управлении общественными делами и жизнью, а, следовательно, деятельность таких объединений должна носить открытый характер, способствуя тем самым реализации конституционного права граждан на информацию. Реализация большинства политических прав граждан напрямую зависит от их информированности, которая достигается посредством реализации права на доступ к информации, в том числе информации о деятельности органов государственной власти.

Современный мир - это мир информационных и коммуникационных технологий, которые в настоящее время оказывают существенное влияние на развитие экономической, социальной и политической жизни общества и государства. Возведение информации в ранг наиболее важных ресурсов социально-экономического, технологического и культурного развития[19], привело к появлению в психологии мнения, что человек разумный постепенно превращается в человека информационного. Наряду с традиционными методами управления обществом (административно-организационными, экономическими, социальнопсихологическими, правовыми) и отдельными личностями в современных условиях широко применяется метод информационного управления[20]. Изложенное позволяет говорить о существенной роли права на доступ к информации, в том числе и о деятельности публичных органов власти, в системе политических прав и свобод гражданина.

Отдельную подсистему конституционно закрепленных прав и свобод составляют социально-экономические и культурные права и свободы. Указанная группа прав регулирует наиболее важные сферы жизни человека: предпринимательскую и иную экономическую деятельность; собственность; труд; отдых; здоровье; образование, и призвана обеспечить материальные, духовные и другие социально значимые потребности личности (ст. ст. 34 - 44 Конституции РФ).

На основе комплексного анализа этих прав можно сделать вывод, что для большинства прав социально-экономической подсистемы конституционных прав право на доступ к информации является предпосылкой для реализации, поскольку, получая информацию о деятельности того или иного государственного органа, человек обретает возможность воспользоваться полученными сведениями в целях реализации своих социальных, экономических или культурных прав.

Так, например, в целях обеспечения права граждан на труд, обязанность по предоставлению информации о положении на рынке труда в субъекте Российской Федерации возложена на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие переданные полномочия Российской Федерации в области содействия занятости населения, в виде контрольной функции и государственные учреждения службы занятости населения, по непосредственному предоставлению данной государственной услуги. В соответствии с Законом РФ «О занятости населения в Российской Федерации»[21] вся предоставляемая указанными органами информация формируется на основании анализа состояния рынка труда, совокупного спроса и общей потребности экономики в наемной рабочей силе, совокупного предложения, включающего всю наемную рабочую силу из числа экономически активного населения, отдельных категорий населения, напряженности на рынке труда, численности, составе и структуре незанятого населения, уровня занятости, уровня общей и регистрируемой безработицы, включая сельскую безработицу, процессов внутренней и внешней миграции, привлечения иностранной рабочей силы, переселения соотечественников, проживающих за рубежом, стоимости рабочей силы и иных показателей, отражающих факторы социально- экономического развития субъекта Российской Федерации, о положении на рынке труда. Таким образом, объектом гарантий предоставления государственной услуги по информированию о положении на рынке труда в субъекте Российской Федерации выступает соблюдение, охрана и защита прав и свобод граждан, заинтересованных в получении информации[22]. Следовательно, прежде чем реализовать свое право на свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии, человек должен получить соответствующую информацию, в том числе и в органах власти, как наиболее достоверную и официальную.

Осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности, признание права собственности на имущество, в том числе и на землю, влечет за собой обязанность по уплате налогов и сборов. При этом, каждый налогоплательщик, в том числе и потенциальный, вправе знать, какие налоги, сборы, в каком порядке должны уплачиваться, каков порядок обращения в налоговые органы, заполнения соответствующих документов и т.п. Действия налоговых органов - это основа процедуры информирования налогоплательщиков. Кроме того, налоговые органы должны проводить публичное информирование налогоплательщика, что тоже относится к действиям налоговых органов, которые в соответствии с процессуальными нормами не порождают конкретных ответных действий налогоплательщика[23]. На официальном сайте Федеральной налоговой службы размещается информация, которая может быть полезной, как физическим лицам, так и индивидуальным предпринимателям, юридическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность: перечень установленных действующим законодательством налогов и сборов, порядок постановки на учет в налоговом органе, осуществления налогового контроля, урегулирования налоговых споров адреса ИФНС, формы и порядок заполнения расчетных документов, и даже возможность проверить своего контрагента[24].

Реализация права на образование также в большей степени зависит от информации о деятельности образовательных учреждений, о предоставляемых государственных услугах в этой сфере[25]. Подобные связи права на доступ к информации о деятельности органов государства, осуществляющих функции в экономической, социальной, культурной сферах, можно проследить и на примере других социально- экономических прав.

В то же время особое внимание, в рамках рассмотрения соотношения прав на доступ к информации о деятельности публичных органов власти с социально-экономическими правами, следует обратить на право, закрепленное в ст. 42 Конституции РФ, на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, которое, по сути, является составляющей права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Органы государственной власти являются обладателями большого объема экологической информации, аккумулируемой в различных государственных (муниципальных) информационных системах, а создание открытого информационного пространства в экологических отношениях призвано обеспечить реализацию основных экологических прав и законных экологических интересов граждан, государства и общества. Однако, в силу существующих в действующем законодательстве пробелов, коллизий, вопрос о реализации данного права стоит достаточно остро.

Прежде всего, как отмечается большинством исследователей данного вопроса, определенным препятствием в реализации данного права выступает отсутствие четкого законодательно установленного понятия «экологическая информация»[26], тогда как, «информация о загрязнении - это ключ к пробуждению сознания перед лицом опасности в условиях экологического кризиса. Она абсолютно необходима для эффективного мониторинга, регулирования, уменьшения и предотвращения загрязнения»[27].

Еще одной проблемой реализации данного права, в том числе и на международном уровне, является заложенная самим законодателем коллизия норм, позволяющая относить информационные данные, которые имеют экологическое значение, к секретным. Например, за сбор и публикацию информации о загрязнении окружающей среды военно- промышленным комплексом предусмотрено уголовное преследование[28].

До настоящего времени не разрешен вопрос об ответственности государственных органов за непредставление полной, достоверной и своевременной информации о состоянии окружающей среды. В литературе высказывается обоснованное мнение об отсутствии четкого механизма функционирования системы государственных органов, распоряжающихся экологической информацией[29]. Кроме того, предлагается в законодательстве установить режим доступа к открытой экологической информации[30].

В настоящее время одной из форм реализации права на информацию являются ежегодные государственные доклады о санитарно- эпидемиологической обстановке в Российской Федерации, подготавливаемые и публикуемые федеральными органами власти[31]. Важная роль в информировании граждан о состоянии окружающей среды принадлежит Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор), которая является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации, защиты прав потребителей на потребительском рынке[32].

Анализ действующего законодательства, ознакомление с официальным сайтом Роспотребнадзора[33], а также рассмотренные точки зрения ученых позволяют сделать вывод, что в настоящее время, в виду названных проблем, конституционное право на доступ к информации о состоянии окружающей среды, а, следовательно, и право на доступ к информации о деятельности органов власти в сфере обеспечения благоприятной окружающей среды, реализуется не в полной мере.

В целом, исходя из анализа группы социально-экономических прав граждан и места права на доступ к информации о деятельности органов власти в системе этих прав, можно сделать заключение, что, в основном, право на доступ к информации о деятельности публичных органов выступает в качестве необходимой и закономерной предпосылки для реализации рассмотренной группы прав.

Что касается права на доступ к информации о состоянии окружающей среды, то оно соотносится с правом на доступ к информации, как часть и целое. При этом, в зависимости от различных ситуаций, первое может выступать частью второго, и наоборот. Так, обязанность предоставления информации о состоянии окружающей среды, в соответствии с действующим законодательством, возлагается не только на государственные органы, но и на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц". В этом случае право на доступ к информации о деятельности органов публичной власти выступает как часть права на доступ к экологической информации. В тоже время государственные органы аккумулируют достаточно разнообразный круг сведений, в том числе и информацию о состоянии окружающей среды, формируемой и за счет сведений, поступающих от индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Следовательно, если говорить о соотношении права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти и права на доступ к информации о состоянии окружающей среды, то в этом случае второе является составляющей частью первого.

Говоря об эффективности правовых гарантий, связанных с доступом к экологической информации, к недостаткам правового регулирования следует отнести отсутствие в законодательстве перечня документов, которые признаются в качестве носителей официальной экологической информации и обладают признаками доказательств, используемых при разрешении споров о возмещении экологического вреда[34] [35]. Кроме того, отсутствует нормативно-закрепленный механизм реализации права на доступ к экологической информации.

Следовательно, видится целесообразным законодательное закрепление подобного механизма реализации права на доступ к экологической информации с установлением режимов доступа к экологической информации.

Теоретики конституционного права отдельно не выделяют группу закрепленных в Конституции РФ прав, направленных на защиту всей совокупности вышеперечисленных прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 45 - 54), а рассматривают эту совокупность прав как конституционные принципы правового статуса человека и гражданина, конституционные гарантии обеспечения прав и свобод[36]. Принцип государственной защиты прав и свобод человека и гражданина конкретизируется в ряде конституционных норм, закрепляющих:

  • - право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом;
  • - право на судебную защиту, в том числе право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом; право на получение квалифицированной юридической помощи, презумпции невиновности;
  • - право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания;
  • - право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц и другие.

Перечисленные права, в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ могут быть реализованы в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Так, охрана прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве обеспечивается посредством исполнения судом, прокурором, следователем, дознавателем обязанности разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. ч. 1, 2 ст. 11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[37] (далее - УПК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ, в целях обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права защищаться всеми не запрещенными способами и средствами. Право на доступ к информации о деятельности суда, прокурора, следователя, дознавателя при производстве по уголовному делу закреплено и в других нормах УПК РФ (ч. 2ст.18, п.п. 1, 8ч. 4ст. 46, п.п. 1, 2, 10- 13, 17, 19ч. 4, ч. бет. 47 и т.п.).

В гражданском судопроизводстве право на судебную защиту своих нарушенных или оспоренных прав также тесно связано с правом на доступ к информации о деятельности суда по гражданскому делу, что отражено в ряде норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[38] (далее - ГПК РФ). Так, в соответствии с ч. 1 ст.

35 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии. В целях реализации права на рассмотрение дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, на суд возлагается обязанность при вынесении определения о возвращении искового заявления указать, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду. Важной гарантией своевременности информирования судом участников процесса о принятых им решениях являются установленные законодателем сроки (например, вышеназванное определение суда должно быть вынесено в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд и вручено или направлено заявителю вместе с заявлением и всеми приложенными к нему документами) (ч. 2 ст. 135 ГПК РФ). Обязательным требованием к содержанию решения суда является указание в его резолютивной части сроков и порядка обжалования (ч. 5 ст. 198 ГПК РФ). Подобные нормы содержаться и в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации[39] (далее - АПК РФ) (ст. 41, ч. 2, 3 ст. 129, ч. 2, 3 ст. 137, ч. 5 ст. 170 АПК РФ и другие). При этом, как гражданское, так и арбитражное судопроизводство осуществляется на основе принципа гласности, предполагающего неограниченный доступ заинтересованных лиц к информации о деятельности судебных органов при осуществлении ими правосудия[40].

Таким образом, анализ отраслевого законодательства (гражданского процессуального, арбитражного процессуального, уголовнопроцессуального), конкретизирующего принцип государственной защиты прав и свобод граждан и устанавливающего механизм его реализации позволяет говорить о том, что рассматриваемое информационное право, является неотъемлемой составляющей этих прав.

Значимость права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти в системе конституционных прав и свобод заключается и в том, что указанные субъекты обладают значительным количеством социально значимой информации, которая может оказать существенное влияние на все сферы жизнедеятельности общества и государства, а следовательно, она является самой востребованной.

Проведенный в параграфе комплексный анализ соотношения права на доступ к информации о деятельности публичных органов власти и других конституционных прав и свобод человека и гражданина позволил прийти к следующим выводам.

Во-первых, учитывая, что само право на доступ к информации о деятельности государственных органов является составляющей права на информацию, то при соотношении исследуемого права с другими конституционными правами, можно констатировать, что право на доступ к информации является составной частью большинства прав и свобод, закрепленных в Конституции РФ. При этом, в зависимости от субъектного состава, объема информации, право на доступ к информации может выступать как первоосновой для одних прав, так и способом реализации других.

Во-вторых, при определении места права на доступ к информации в системе прав и свобод человека, затрагивающих неприкосновенность частной жизни и все ее составляющие, приоритет принадлежит последним. Такая позиция законодателя признана вполне обоснованной в виду того, что в правовом государстве интересы личности должны иметь первостепенное значение.

В-третьих, неотъемлемой составляющей конгломерата прав на судебную защиту является право на доступ к информации, поскольку без реализации права на доступ о деятельности правоохранительных органов и судов, права граждан в уголовном, гражданском судопроизводстве не могут быть реализованы или реализованы с существенными процессуальными нарушениями.

В-четвертых, для всех иных прав, закрепленных в Конституции РФ, безотносительно к какой группе прав они относятся, право на доступ к информации выступает как принципиальная предпосылка их эффективной реализации, ибо, если человек не знает, как его право реализуется, то оно для него де-факто не существует[41]. В связи со сказанным, право на доступ к информации о деятельности публичных органов власти следует рассматривать как связующий элемент всей системы основных прав и свобод, так как только при условии его соблюдения может идти речь о фактической реализации личных, политических, социальных, экономических, экологических и культурных прав и свобод.

  • [1] См., например: Огородов Д.В. Правовые отношения в информационной сфере: автореф.дис... к.ю.н. М., 2002. С. 11; Хижняк В.С. Указ. соч. С. 10,18.
  • [2] См.: О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов РоссийскойФедерации:Указ Президента РФ от 28 декабря 2001 г. № 1500 (ред. от 07.12.2016) // СЗ РФ.2001. № 53 (ч. 2). Ст. 5149; 2012. № 27. Ст. 3677; 2016. № 50. Ст. 7077.
  • [3] См.: Хижняк В.С. Указ. соч. С. 18.
  • [4] См.: Решение Верховного Суда РФ от 26 января 2011 года по делу №ГКПИ10-1510 //Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения 21.04.2018).
  • [5] См.: Стребкова Е.Г. Принцип транспарентности судебной власти: конституционноправовые вопросы: автореф. дис.... к.ю.н. Саратов, 2012. С. 22.
  • [6] См.: Ковалева Н.Н., Арестова О.Н. Указ. соч. С. 85.
  • [7] См.: Савельев Д.А. Права человека в области информации: Международно-правовыеаспекты: автореф. дис.... к.ю.н. СПб., 2002. С. 7.
  • [8] См.: Кротов А.В. Конституционное право граждан на информацию и свободу информации:автореф. дис. ... к.ю.н. Казань, 2007. С. 3.
  • [9] См.: Айзатуллов М.М. Правовое регулирование предвыборной деятельности политическихпартий // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 7. С. 42.
  • [10] См.: Связи с общественностью в политике и государственном управлении / Под общ. ред.проф. В.С. Комаровского. М., 2001. С. 103.
  • [11] См.: Устинович Е.С. Источники, методы и средства информационной деятельности органовгосударственной власти Российской Федерации // Информационное право. 2007. № 3. С. 12—16.
  • [12] См.: Кротов А.В. Перспективы развития информационной свободы в РФ // Правовыевопросы связи. 2006. № 2. С. 23-33.
  • [13] Кулешов Г.Н. Административно-правовое регулирование информационного обеспечения всистеме государственной гражданской службы Российской Федерации: дисс. ... к.ю.н. М.,2010. С. 19.
  • [14] См.: Устинович Е.С. Информационная деятельность федеральных органов исполнительнойвласти как специальный объект правового регулирования // Юридический мир. 2009. № 4. С.33-36
  • [15] См.: Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред.В.В.Лазарев. Доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ», 2003.
  • [16] Об утверждении Стратегии развития отрасли информационных технологий в РоссийскойФедерации на 2014 - 2020 годы и на перспективу до 2025 года: Распоряжение ПравительстваРФ от 01.11.2013 № 2036-р // СЗ РФ. 2013. № 013. №46. Ст. 5954.
  • [17] О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 —2030 годы: Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 // СЗ РФ. 2017. № 20, Ст. 2901.
  • [18] Об общественных объединениях: Федеральный закон от 19.05.1995 №82-ФЗ (ред. от20.12.2017) // СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2017. № 52 (Часть I). Ст. 7927.
  • [19] См.: Федосеева Н.Н. Термин «информация» в современной науке и законодательстве //Информационное право. 2008. № 2. С. 19-23.
  • [20] См.: Чмырев С.Н. Информационное обеспечение административной деятельности органоввнутренних дел // Административное право и процесс. 2008. № 6. С. 21-24.
  • [21] См.: О занятости населения в Российской Федерации: Закон РФ от 19 апреля 1991 г.№ 1032-1 (ред. от 07.03.2018) // СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1915; 2018. № 11. Ст. 1591.
  • [22] См.: Филатова А.В. Административная процедура предоставления информации о положении на рынке труда в субъектах Российской Федерации // Административное право. 2008.№2. С. 25.
  • [23] См.: Копина А. А. Процессуальный порядок реализации права налогоплательщика на информацию (процедура информирования налогоплательщиков) // Финансовое право. 2009.№9. С. 30 -37.
  • [24] См.: Официальный сайт Федеральной налоговой службы: Электронный ресурс: URL:http://www.nalog.ru/ (дата обращения 23.03.2018).
  • [25] См.: Официальный сайт Министерства образования и науки Российской Федерации:Электронный ресурс: URL: http://mon.gov.ru/ (дата обращения 23.03.2018).
  • [26] См., например: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник для вузов. М., 2003. С. 190;Карху О.С. Юридическая ответственность за нарушение законодательства об экологическойинформации: автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2004. С. 19; Попов А.А. Правовое регулированиеэкологической информации: автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2005. С. 13; Попов О.В., КособродовВ.М. Проблемы административно-правового регулирования в сфере предоставления гражданам экологической информации // Административное право и процесс. 2007. № 3. С. 27-31.
  • [27] Лапин С.Ю. Обеспечение доступа граждан к информации о деятельности органовгосударственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации:информационно-правовой аспект: дисс. ... к.ю.н. Саратов, 2011. С. 74; ОстинР.К. Информация о загрязнении окружающей среды: гласность и доступность. Правоокружающей среды в СССР и Великобритании. М., 1998. С. 127.
  • [28] См. например: Решение Европейского Суда по правам человека от 20 июля 2004 года «Дело Никитин (Nikitin) против России»: Электронный ресурс: URL: http://www.espch.ru/content/view/31/25/ (дата обращения 24.03.2018).
  • [29] См.: Кутузов В.И., Попов А.А. Доступ к экологической информации (правовые аспекты).М., 2004. С. 66.
  • [30] См. подробнее: Мисник Г.А. Право на доступ к экологической информации // Журналроссийского права. 2007. № 2. С. 83-92.
  • [31] См. подробнее: Ласкина Н.В. Комментарий к Федеральному закону от 30 марта 1999 года№ 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (постатейный) //Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения 24.03.2018).
  • [32] См.: Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты правпотребителей и благополучия человека: Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г.№ 322 (ред. от 2404.2018) // СЗ РФ. 2004. № 28. Ст. 2899; 2018. № 33. Ст. 3487.
  • [33] См.: Официальный сайт Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: Электронный ресурс: URL: http://rospotrebnadzor.ru/news (дата обращения 24.03.2018).
  • [34] См.: О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения: Федеральный закон от30 марта 1999 г. № 52-ФЗ (ред. от 18.04.2018) // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650; 2018. № 17. Ст.2430.
  • [35] См.: Попов А.А. Указ. соч. С. 13.
  • [36] См.: Азаров А.. Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российскиемеханизмы защиты. М., 2003. С. 21; Баглай М.В. Указ. соч. С. 258; Козлова Е.И., КутафинО.Е. Указ. соч. С. 197.
  • [37] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ(ред. от 23.04.2018) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921; 2018. № 18. Ст. 2569.
  • [38] См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г.№ 138-ФЗ (ред. от 03.04.2018) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2018. № 15 (Часть I). Ст. 2037.
  • [39] См.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 года№ 95-ФЗ (ред. от 28.12.2017) // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012; 2018. № 1 (Часть Т). Ст. 5.
  • [40] См.: Колесников Е.В., Яшина И.А. Законность и гласность как принципы судебногопроцесса // Конституционные основы информационной политики в России и за рубежом.Материалы IV Международного форума, посвященного 95-летию юридического факультетаСГУ им. Н.Г. Чернышевского. Саратов, 2013. С.102-109.
  • [41] См.: Бережная Т.В. Указ. соч. С. 14-17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >