Геоцивилизационная прогностика. Вместо заключения

Прогностичесское видение глобальных процессов, субъектами которых являются геоцивилизации, ставит перед исследователями множество сложнейших задач. Они, что вполне справедливо для системно-синергетической методологии, помимо прочих подходов и методов, нацеленных на будущее, пока только нащупываются. Однако, уже сейчас дискурс о будущем системы современных цивилизаций обладает несколькими важными исходными положениями.

Во-первых, необходимо четкое определение их, геоцивилизаций, качественного своеобразия, в т.ч. в терминах и образах самобытности и уникальности; Во-вторых, принципиальна фиксация модусов тождест- вннности и / или изменчивости цивилизационных систем, в т.ч. их кодовой, стуктурно-организационной упорядоченности, равно как и выявления внутренних «драйверов». В-третьих, имеет место фокусировка на самовоспроизводстве, а значит устойчивости геоцивилизаций, находящихся под перекрестным воздествием исторических «вызовов» (включая глобализацию в виде методично проводимой вестернизации), плюс «ответов» на эти «вызовы», теперь вполне узнаваемых и когерентных[1].

Эти общесистемные сюжеты, тем не менее, мною связываются с идеей «фазового перехода» дискретного (по культурноцивилизационным основаниям) человечества, ведомого США после 1991 года в «демократический рай», к более прочной, справедливодоговорной и морально-взвешенной конструкции. Но сам этот переход, по-видимому, имеет несколько принципиальных черт. Одной из них являетяся онтологическое допущение о том, что целое (миросистема в её нынешнем, пока турбулентном состоянии) развивается быстрее составляющих её частей (даже при очевидном, хотя, и неформальном лидерстве Китая и России, при формальном, «сверхдержавном» положении США). Другой выступает предпосылка о наличии в жизни цивилизаций, главным образом, не-западных, «циклической причинности», которая, впрочем, при определенных условиях может также быть свойством всей миросистемы. Третьей, - наличие у этого перехода «точек бифуркации», которые при прочих равных условиях дают шанс на альтернативное движение в будущее.

Среди них я бы предложил различать те, что вызревают под воздей- сивием мирового гегемона и раскалывают как все мировое сообщество, так и сам «коллективный Запад». К первым нужно отнести выход США из «Парижского протокола», Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана, объявление Иерусалима столицей Израиля. Ко вторым - явно неудачный саммит G 7 в Торонто (8-9 июня 2018 года), где Канада и европейские союзники не нашли общего языка по многим ключевым вопросам международной повестки дня, включая вопрос пошлин на сталь и алюминий, плюс антироссийские санкции. К тому же здесь важен (по сути альтернативный) саммит ШОС в Циндао, наметивший новые грани сотрудничества между большой группой стран евразийского континента, в т.ч. для новых членов - Индии и Пакистана[2].

Похоже и переговоры между лидерами США и Северной Кореи также являются индикатором размежевания культурно-политических сил (России и КНР, в первую очередь) с американской моделью бе- альтрнативного силового давления на Пхеньян. Разумеется, с окончательным выходом на новую сборку государств и народов, входящих в геоцивилизации в формате БРИКС.

Собственно, от этого целого (как единства трех евразийских, латиноамериканской и африканской цивилизаций, представленных наиболее передовыми государствами), задает для всех других акторов качественно иную морфологию и телеологию, нежели то предлагал и реализоаывал Запад. Напротив, в этой конструкции действует инклюзивный принцип, а значит, представители исламской (напр., Иран, Турция - реально) и западной (потенциально) могут войти в этот межцивилизационный союз, опирающийся на представление о транспарентности и справедливости.

Не считая возможным рассматривать контфактичные сценарии развития миросистемы, сопряженные с деформацией и откровенными провалами ценностно-нормативной системы западного либерализма (либертаризма) в его политическом, экономическом и культурном измерениях[3], с взросшей турбулентностью в международных отношениях, перейду к позитивным прогнозам.

В своем прогностическом трактате А.С. Панарин вполне справедливо заметил, что «Гераклитов поток» культурной динамики равно или поздно приведет к столкновению Традиции и Истории[4]. При этом, данная категориальная пара размещена не только и не столько в исторической диахронии, сколько в актуальном и грядущем модусах бытия. И здесь как нельзя лучше помогает идея «циклической причинности», которая- в период наибольшего напряжения всей мировой системы- востребует из копилки культурных кодов вполне определенные ценностно-смысловые фигуры.

Сегодня уже многим субъектам мировой политики понятно, что «обеспечение духовно-ценностных предпосылок совместной жизни людей» составляет едва ли не самую важную задачу современности. Задачу с несколькими неизвестными, если учесть, что такие базисные характеристики бытия всех цивилизаций, как: 1) отношение к собственности; 2) отношение к материальному успеху; 3) социальная активность; 4) социальная мобильность; 5) отношение к закону; 6) отношение к индивиду; 7) отношение к религии; 8) политическая деятель-

535

ность , хотя и очерчены, но в логике нынешних межцивилизационных взаимодействий ещё выступают как неконгруэнтные.

Все они, тем не менее, должны быть встроены в контекст «нравственно-религиозного фундаментализма», или великих «алтарей» человечества, никак не опрокинутых глобализацией. Именно в свете последних, на путях трансцедентного обоснования единства его судьбы, возможно движение в будущее. И сегодня есть эмердженты в рамках взаимодействий России, Китая, Индии и исламской цивилизации. Они по-прежнему генерируются из живых и самобытных традиций, критериев различия Добра и Зла, Закона и Благодати, Истины и Красоты, будучи при этом ориентированы космоцентрично. Именно из этих «богатейших кладовых культуры» сегодня миросистема может взыскать новую форму для мотивированного и оправданного симфонического будущего. Такого будущего, в котором каждый стиль и жест, голос и мелодия бытия образуют искомую человечеством гармонию.

  • [1] Достаточно посмотреть на дипломатическую, военную и гуманитарную деятельность вСирии коалиции, возглавляемой США - с одной стороны, и группы стран, представленныхРоссией, Ираном и Турцией - с другой.
  • [2] Между прочим этот трек есть то, что А.С. Панарин называл «великим континентальнымсинтезом», в основе которого должны лежать российско-индийские отношения. — ПанаринА.С. Глобальное политическое прогнозирование. М.: Алгоритм, 2000. С. 279.
  • [3] 3 Здесь важно обобщение А.С. Панарина, сделанное им в отношении Запада в духе Достоевского: «Если Будущего нет, то все позволено». - Панарин А.С. Глобальное политическоепрогнозирование. М.: Алгоритм, 2000. С. 160. К слову, сегодня можно по-прежнему услышать «аллилуйю» в адрес глобализации. На вопрос: «Что можно ожидать от глобализации?»,получен следующий ответ: «глобализация - это процесс перехода к новому порядку, он на-
  • [4] правлен на возрастание гомогенности и цельности, единства и взаимосвязанности всехстран». - Корецкий В.А., Халиков М.С. Социология глобальных процессов: Учебник дляподготовки магистров. М.: Академический проект, 2017. С. 175. 534 Там же, с. 127. 535 Глобальная геополитика. Колл, монография / Под редакцией И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина,И.Ф. Кефели. М.: Издательство Московского университета, 2017. С. 135 - 136. Таблица 2.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >