Определение перечня перспективных направлений совершенствования государственного регулирования промышленного развития

Современное производство представляет собой сложную совокупность предприятий и организаций, производящих комплекс комплектующих и материалов для сборки конечной продукции. Поэтому поддержка какого-либо предприятия с целью повышения его конкурентоспособности не целесообразна, поскольку конкурентоспособность продукции зависит от целого набора факторов, характеризующих производственно-технологическую цепочку. Следовательно, необходим системный подход к повышению всей цепочки стоимости. Кроме того, технологические процессы на разных участках производственнотехнологической цепи должны быть сопряжены (комплементарны). В противном случае возникают эффекты, приводящие к технологическому разрыву цепочки и «параличу» работы всех ее звеньев.

При определении перечня перспективных направлений совершенствования государственного регулирования промышленного развития, очевидно, также нужно исходить из системного понимания факторов, влияющие на конкурентоспособность предприятий обрабатывающей промышленности в современных условиях. Одной из наиболее признанных классификаций вышеупомянутых факторов является классификация, предложенная ведущей мировой аудиторской компанией Deloitte[1]:

  • 1. человеческий капитал;
  • 2. издержки производства;
  • 3. производительность труда;
  • 4. информационные технологии;
  • 5. нормативная правовая система;
  • 6. образовательная инфраструктура;
  • 7. производственно-технологическая инфраструктура;
  • 8. торговый режим, бюджетно-налоговая и денежно-кредитная системы;
  • 9. инновационные политика и инфраструктура;
  • 10. энергетическая политика;
  • 11. привлекательность местных рынков;
  • 12. система здравоохранения.

В зависимости от уровня развития экономики различные факторы определяют конкурентоспособность продукции, производимой той или иной экономикой. Так, по данным исследования компании Deloitte, для наиболее развитых стран мира (США, Германия, Япония) определяющими факторами являются инновационные политика и инфраструктура, человеческий капитал, производственно-технологическая инфраструктура и нормативная правовая система, а «проблемными» - прежде всего, относительно высокие издержки производства, а также энергетическая политика. В то же время в Китае и Индии, напротив, сравнительно более низкие издержки производства определяют конкурентоспособность их товаров. По сравнению с этими странами в Южной Корее сложилась наиболее сбалансированная система факторов: по их значимости все они имеют экспертную оценку выше среднего уровня.

Что же касается российской экономики, то у нас из перечисленных выше факторов, по результатам оценок экспертного сообщества, можно выделить следующие факторы, сдерживающие конкурентоспособность отечественной промышленной продукции:

  • 1. отсталость производственно-технологической базы;
  • 2. дефицит человеческого капитала;
  • 3. неэффективность инновационной политики;
  • 4. неразвитость инновационной инфраструктуры;
  • 5. неэффективность нормативной правовой системы;
  • 6. неразвитость денежно-кредитной системы.

Отечественная практика поддержки промышленного развития

демонстрирует преобладание финансово-экономических мер по сравнению с организационно-управленческими (примерно 86% против 14 процентов[2] [35]). Однако, к сожалению, такой подход не эффективен, поскольку конкурентоспобность национальной промышленной продукции падает не только на внешнем, но и на внутреннем рынке (см. подраздел 2.3 данной НИР). Поэтому необходимо институционально определить «каналы» финансовой поддержки отраслей промышленности, которые формируются организационно-управленческими мерами государственно-частного партнерства. Так, в ведущих индустриально развитых странах создаются интегрированные с государством бизнес- структуры в виде консорциумов. Они определяют приоритеты технологического развития, а также создают благоприятные условия для повышения конкурентоспособности и на этой основе привлекают инвестиции в рамках государственно-частного партнерства, позволяющего минимизировать риски за счет их распределения между государством и бизнесом.

Таким образом, в практике развитых стран большее значение уделяется организационно-управленческим механизмам повышения конкурентоспособности, которые обеспечивают эффективность финансово-экономических механизмов государственного регулирования.

Для обоснования необходимости усложнения организационноуправленческих (институциональных) мер поддержки можно прибегнуть к теоретическому наследию нобелевского лауреата Д. Норта, который утверждал, что мир развивается путем перекладывания рисков из физического мира в мир социальный. Накапливаемые человечеством знания ведут к появлению новых технологий и росту власти над физическим миром, снижая тем самым неопределенность физической среды. Однако такие сдвиги ведут к формированию новых институтов и усложнению социальной среды, что становится источником совершенно новой, социальной неопределенности[3] [36]. Совершенно естественным в связи с этим является положение о том, что для купирования нарастания социальной неопределенности в результате развития производственных технологий необходимо усложнять и развивать сами социальные институты, другими словами, регуляторный потенциал тех самых организационно-экономических мер государственной поддержки.

Опираясь на теорию сложных систем, можно представить задачу стимулирования промышленного развития как взаимодействие между субъектом управления (совокупность мер господдержки) и объектом управления (собственно промышленным сектором). Причем в системе мер господдержки именно организационно-управленческие меры отражают целеполагание и задают векторы регуляторного воздействия, тогда как финансово-кредитные играют роль вспомогательных институтов регулирования.

Как известно, ключевой принцип управления сложными системами, известный как закон необходимого разнообразия У.Р. Эшби, гласит, что разнообразие управляющей системы должно быть не меньше разнообразия управляемого объекта. Разнообразие управляющего воздействия в области промышленного развития может обеспечить только организационно-управленческие меры, ибо только они способны задать широкий ареал избирательного воздействия регулятора на объекты управления. Финансово-кредитные меры однородны по своей природе и лишь облегчают следование объекта управления в коридоре заданных организационно-экономическими мерами целей промышленного развития. И если спектр организационно-управленческих мер не воздействует на все ключевые факторы конкурентоспособности, то их эффективность будет низкой. Более того, само воздействие этих мер может носить нелинейный характер и в ряде случаев нивелировать первичные положительные эффекты. Так, например, протекционистская политика в США в 1970-е гг. по сдерживанию японских автомобилей привела к резкому падению конкурентоспособности американского автопрома.

Другим примером можно считать такую примитивную схему взаимодействия субъекта (регулятора) и объекта (промышленного предприятия) как договор концессии. Основная суть подобного договора связана с разделением доходов от эксплуатации концессионером (якобы объектом управления) природных богатств регулятора. В случае неразработанности и неприменения всего многообразия прочих организационно-экономических мер воздействия на концессионера, регулирующих все виды рисков техногенного и антропогенного характера, подобное взаимодействие выливается в неприкрытую хищническую эксплуатацию природных ресурсов страны. Огромное количество примеров мировой экономической истории иллюстрирует ситуации, когда иностранная компания-концессионер становится настоящим хозяином в стране, с которой она заключила договор. Сложность организационного и технологического строения мощной промышленной транснациональной корпорации превосходит избирательную способность воздействия на неё слабого во всех отношениях государства. Якобы регулируемый объект становится истинным регулятором якобы регулирующего субъекта.

Таким образом, для решения проблемы повышения конкурентоспособности продукции отечественных промышленных предприятий необходим системный подход с использованием широкого набора организационно-управленческих и финансово-экономических инструментов.

В настоящее время национальная экономика нуждается в системном структурировании промышленной политики по следующим направлениям:

  • 1. Разработка организационно-управленческих механизмов концентрации ресурсов для формирования условий опережающего развития высокотехнологичных производств отраслевых комплексов и продвижения продукции этих производств на мировые рынки в рамках промышленной политики.
  • 2. Формирование институтов, определяющих стратегические цели, концепции их достижения, дорожные карты их реализации и организационные формы государственного регулирования.
  • 3. Согласование кредитно-денежной и налоговой политики с приоритетами государственного заказа, формирующими условия модернизации промышленного производства как ключевого фактора повышения конкурентоспособности отечественной продукции.
  • 4. Совершенствование таможенной политики с целью создания благоприятных условий для экспорта отечественной продукции.
  • 5. Создание системы устойчивого обеспечения производственных комплексов высококвалифицированными кадрами.

Ключевыми направлениями совершенствования государственного регулирования промышленного развития являются институциональное развитие и модернизация производственно-технологической базы промышленных комплексов.

При реализации на практике направлений по институциональному развитию должны осуществляться следующие механизмы:

  • 1. Организация Национального промышленного совета, подотчетного Президенту Российской Федерации и ответственного за информирование Правительства о состоянии промышленности и выработку мероприятий стратегического характера, связанных с повышением эффективности промышленного сектора.
  • 2. Разработка Национальным промышленным советом на регулярной основе Стратегии промышленного развития, включающей в себя Промышленную доктрину страны, Основные направления промышленного развития Российской Федерации, Государственную программу развития промышленности, Национальный доклад о реализации данной программы.
  • 3. Систематизация процесса управления промышленным развитием через координацию научно-технической и промышленной политики посредством решения следующих задач:
    • - конкретизировать нормативные документы в части организационно-управленческой деятельности федеральных органов исполнительной власти;
    • - увеличить государственный заказ в масштабе страны на научно-техническую и инновационную продукцию;
    • - встроить научные институты в инновационнопромышленную инфраструктуру;
    • - систематизировать деятельность государства, бизнеса и науки через создание единого института-интегратора отдельных элементов, способствующих промышленному развитию;
    • - разработать стратегию «экспортоориентированного импорто- замещения»;
    • - стимулировать спрос промышленных и инновационных компаний с помощью новых организационных методов государственного менеджмента, разработанных с учетом региональной специфики;
    • - усилить продвижение проектов, трансфер технологий, прямой диалог производства с государственными органами;

- сформулировать стратегические приоритеты по направлениям технологий с возможностью быстрого встраивания отечественных компаний в масштабные национальные технологические цепочки.

Кроме того, важно подчеркнуть, что промышленная политика Российской Федерации на высокотехнологичных направлениях должна приобрести более дирижистский характер управления, т.к. современная «мягкая» практика воздействия на экономических агентов в обособленном виде показывает свою неэффективность в повышении конкурентоспособности производственных и инновационных компаний.

Иллюстрацией подобной практики могут послужить некоторые мероприятия, заявленные в государственной программе Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности»[4], но не сопровожденные конкретными механизмами их реализации, например:

  • - строгий контроль за соблюдением принципа предпочтения отечественных поставщиков на рынке государственных закупок при соблюдении конкурентных форм закупок, гарантирующих снижение цен и качественное выполнение заказа;
  • - увеличение доли инновационной продукции при закупках государственными органами;
  • - разработка, внедрение и активное расширение единых цифровых систем (на основе государственных органов власти), способных учитывать, создавать, изменять технологические цепочки на национальном уровне в режиме онлайн, а также учитывать, контролировать и массово внедрять участников промышленных объектов в систему спрос/предложение в режиме онлайн;
  • - внедрение системы мониторинга за техническим уровнем внедряемых технологий при строительстве новых или модернизации старых производственных мощностей иностранными или отечественными инвесторами.

Например, для реализации мероприятия (а фактически цели) «внедрение системы мониторинга за техническим уровнем внедряемых технологий при строительстве новых или модернизации старых производственных мощностей иностранными или отечественными инвесторами» можно предложить механизм обратной связи, то есть при координации этого мероприятия с целью повышения его эффективности следует учитывать экспертизу его результативности.

Систему мониторинга следовало бы поручить Министерству промышленности и торговли на базе создаваемых при нем экспертных научно-технических комиссий, включающих ведущих технических специалистов в данной области из промышленно-корпоративного сектора, академической и вузовской науки. Результаты данной экспертизы могли бы быть использованы при рассмотрении заявок инвесторов на финансово-кредитную поддержку проекта.

Очевидно, и политика импортозамещения должна реализовываться не сама по себе, а в тесной «привязке» к магистральной задаче развития российской экономики - обеспечению повышении ее конкурентоспособности в долгосрочной перспективе. Стратегическое им- портозамещение - это процесс последовательного вытеснения импортных сырья, материалов, покупных изделий на более низкие производственные уровни. Данный подход к импортозамещению отнюдь не означает отказа от концепции интеграции в глобальные цепочки добавленной стоимости и стремлению заместить все производственные импортные поставки, создав автаркическую модель экономики. Это утопия, которой иногда нарочито небрежно пользуются либеральные экономисты пропагандистского толка, стремясь приписать её сторонникам стратегических действий в экономике. Долгосрочное импорто- замещение в русле промышленной политики не означает и отказа от экспортной ориентации выращиваемых на национальной территории звеньев глобальных цепочек добавленной стоимости. Так что в этом смысле можно согласиться даже с теми авторами, которые открыто провозглашают необходимость усиления открытости экономики. Например, в работе[5] [37] справедливо отмечается: «Импортозамеще- ние приведет к росту благосостояния, если соответствующая продукция или услуги конкурентоспособны, или в скором времени станут конкурентоспособными на мировом рынке. Принципиальное условие этого - ориентация на экспорт поддерживаемых промышленных производств, в том числе при принятии решений о защите от импорта. Более того, в целом при формировании стратегии импортозамещения на внутреннем рынке, ... нужно учитывать, что встраивание в мировые цепочки добавленной стоимости потребует снизить барьеры для импорта материалов и комплектующих, по которым нет отечественных конкурентоспособных производителей».

Более важный вопрос состоит в стратегическом целеполагании промышленного развития и места отечественных производителей в глобальных цепочках стоимости. Можно и нужно в рамках политики импортозамещения пойти на временное снижение таможенных и административных барьеров для импорта зарубежных машин, оборудования и комплектующих, если эти меры точно встроены в систему мероприятий по повышению технологического уровня собственного производства и продвижению вверх по глобальной лестнице добавленной стоимости. В конечном итоге, стратегическое импортозамещение не должно и не может ограничиваться размерами собственного рынка и может прийти к успеху только в результате глобальной экспансии на мировых рынках. Поэтому Минпромторг серьезно прорабатывает стратегию «экспортоориентированного импортозамещения», которая отнюдь не является оксюмороном в концептуальном смысле.

Вообще в современной глобальной экономике уже нельзя четко отделять модели импортозамещающего от экспортоориентированного развития, как это было модно в экономической теории 1950-60-х гг. Успех «догоняющего развития» стран Юго-Восточной Азии показывает, что они умело комбинировали и ту и другую модель. Весь вопрос состоит в том, чтобы в результате мер содействия импортозамещения создать максимально широкую технологическую базу для последующей экспортной экспансии, т.е. освоение верхних этажей глобальных цепочек добавленной стоимости или по крайней мере серьезно укрепиться на внутреннем рынке.

Именно здесь состоит на наш взгляд смысловой «водораздел» между сторонниками либеральных подходов открытой экономики и национально ориентированных сторонников стратегических действий. А именно, либеральные экономисты не стремятся к расширению технологической базы импортозамещения, а исходят только из сложившихся на данный момент конкурентных преимуществ, еще сохранившихся отдельных сильных производителей или их сообществ. Они используют хорошо известные аргументы о вреде бесполезных растрат ресурсов, искусственного отбора победителей, коррупции и неэффективного использования средств, выделенных на поддержку импортозамещения и пр. Словом, любые внерыночные меры государства по содействию импортозамещения объявляются заведомо неправильными и неэффективными поскольку нарушают естественный технологический отбор среди производителей и порождают будущих «нахлебников». Как видно же из мировой практики, именно государство выступает инициатором стимулирования развития промышленности, используя как рыночные, так и внерыночные механизмы.

Таким образом, для обеспечения эффективности дальнейших реформ с целью повышения конкурентоспособности отечественных промышленных производств нужна система организационно-управленческих мер, прежде всего, по модернизации производственно-технологической базы и формирования условий для технологического рывка.

С этой целью необходимо разработать систему мер по улучшению механизмов государственного регулирования промышленного развития, в том числе по ключевому направлению развития производственно-технологической базы отраслевых комплексов.

  • [1] The 2016 Global Manufacturing Competitiveness Index Deloit, USA. p.17. URL: https://www2.deloitte.com/global/en/pages/manufacturing/articles/global-manufacturing-competitiveness-index.html
  • [2] См. Навигатор мер государственной поддержки Министерства промышленности и торговлиРоссийской Федерации. URL: https://gisp.gov.ru/support-measures/
  • [3] Норт Д. Понимание процесса экономических изменений. М.: Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2010. —256 с.
  • [4] Постановление Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 328 «Обутверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» (с последними изменениями и дополнениями от31.03.2017). URL: http://base.garant.ru/70643464/.
  • [5] Кадочников П.А., Кнобель А.Ю., Синельников-Мурылев С.Г. Открытость российской экономики как источник экономического роста // Вопросы экономики. 2016. № 12. - С. 26—42.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >