ЗАРУБЕЖНАЯ ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ КЛАСТЕРНЫХ ПРОЕКТОВ

Следует отметить, что кластеризация экономики как элемент государственной политики, ориентированной на содействие повышению конкурентоспособности национальных производителей, инвестиционной привлекательности территорий, реализуется во многих зарубежных странах.

Обратимся к опыту США, поскольку именно в этой стране был разработан М. Портером кластерный подход и существует достаточно представительная практика участия государства в процессах формирования и развития экономических кластеров. Ее анализ позволяет выделить ряд принципиально важных моментов:

  • • глобализация экономики стимулировала правительства многих штатов принять стратегии развития, направленные на улучшение уровня конкурентоспособности предпринимательских структур в области передовых технологий, биотехнологии, информационных технологий, телекоммуникаций. Такие штаты, как Аризона, Калифорния, Коннектикут, Флорида, Миннесота, Северная Каролина, Огайо, Орегон и Вашингтон, приняли программы развития регионов, связанные с созданием кластеров. Здесь были созданы комиссии по инициированию создания кластеров на основе аналитических заключений и рекомендаций, выполняемых научными центрами и университетами. Комиссии определяют участников будущих кластеров, помогают им преодолевать возникающие организационные и финансовые трудности, а также способствуют укреплению и развитию уже созданных кластеров. Для этих целей первоначальный капитал выделяется администрациями штатов, затем привлекаются средства частных компаний;
  • • в последнее время заметно возросло участие федеральных властей в развитии высокотехнологичных региональных кластеров. Реализуемые ими программы нацелены преимущественно на поддержку либо отдельных отраслей (например, электроники), либо отдельных университетов и исследовательских центров. Заметим, что такой селективный подход позволяет осуществлять точечную фокусировку государственных инвестиций на приоритетных направлениях развития науки и техники;
  • • выделение учреждений высшего образования в качестве необходимого и ключевого участника любых кластерных инициатив. В связи с этим основными задачами государственной образовательной политики определены повышение стандартов образования, их адаптация к требованиям ИТ-революции и учет мирового уровня.

В характеристике подхода, реализуемого государством в Китае, особого внимания заслуживают следующие моменты:

  • • в процесс создания и развития кластеров вовлечены власти трех уровней: центральное правительство, правительство муниципалитетов и развитых экономических зон. С одобрения центрального правительства правительство муниципалитета может создать на своей территории зону развития высокотехнологичных отраслей. Центральное правительство также отбирает фирмы, достойные особых привилегированных мер;
  • • государство инициирует и поддерживает формирование кооперационных связей участников кластеров с зарубежными компаниями. Например, Китай заключил контракт с Сингапуром с целью усиления кооперации в четырех областях — информационные технологии, микроэлектроника, новые материалы и биологические науки (биология, биохимия, иммунология, генетика, физиология, экология ит.п.);
  • • повышению роли университетов в инновационном развитии территорий, укреплению их связей с бизнесом способствовало решение центральных властей о создании офисов лицензирования технологий в университетах.

Европейская кластерная политика базируется прежде всего на Европейской региональной хартии, заключенной в 1965 г. В 1968 году был создан директорат Европейской Комиссии по региональной политике, и именно на основе данной структуры в 90-х гг. были приняты общие положения Европейской кластерной политики. «Зеленая книга кластерных инициатив», которая была представлена в Гетеборге в 2003 г., определяет важность кластерных инициатив и включает в себя ряд необходимых факторов для эффективного формирования кластеров. В 2006 году был создан Европейский Кластерный Альянс. На сегодняшний день ЕС рассматривает кластерную политику в качестве ключевого инструмента конкурентоспособности отраслей и регионов, повышения инновационного потенциала и экономического развития в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Применительно к Европе выделяют два поколения кластерной политики государства. Кластерная политика первого поколения представляет собой комплекс мер по идентификации кластера, определению поля деятельности формирующих кластер фирм, созданию государственных органов поддержки кластера и осуществлению общей политики стимулирования развития всех кластеров в стране. Политика кластеризации второго поколения подразумевает индивидуальный подход к проблемам развития каждого кластера в отдельности, так как государство может выступать в качестве менеджера, заказчика, инициатора производственного процесса, брокера, сводящего производителя и потребителя внутри кластера, и источником финансирования для фирм, работающих в кластере.

В настоящее время в большинстве малых стран Европы ныне осуществляется кластерная политика первого поколения. Государственная политика второго поколения проводится в Финляндии, Австрии, Швеции и Нидерландах, где правительствами стран были инициированы программы, ориентированные на решение индивидуальных проблем национальных кластеров.

В странах ЕС регулярно разрабатываются и реализуются программы по развитию регионов (в том числе и кластерных инициатив), которым оказывается финансовая поддержка (на долевой основе — совместно с регионами-участниками) из специальных бюджетных (так называемых структурных) фондов. В последние годы в связи с растущим вниманием к развитию кластеров стали появляться специализированные агентства по развитию конкретных кластеров. Эти и подобные им институты развития относятся к категории организаций, приравненных к органам администрации.

Значимым событием для распространения кластерного подхода стало принятие в 2008 г. Европейского меморандума о кластерной политике. В нем декларировался переход к политике развития наиболее перспективных европейских кластеров до уровня лидеров в глобальном контексте.

Наиболее успешными Европейскими программами развития кластеров, ставшими модельными для многих аналогов, считаются BioRegio и InnoRegio (Германия), а также Competitiveness Clusters (Франция).

Программа BioRegio способствовала четырехкратному увеличению числа компаний и созданию более 9000 рабочих мест в секторе биотехнологий, что позволило существенно сократить разрыв с традиционным лидером — Великобританией. Регионы, участвовавшие в программе, продемонстрировали более заметные успехи по сравнению с другими федеральными землями. Сегодня Германия рассматривается в качестве европейского лидера в области биотехнологий: на ее территории локализованы примерно 500 предприятий. Их оборот оценен в размере 2,19 млрд дол. (темп прироста — 30% за период 2005—2008 гг.), а численность занятых составила 14,5 тыс. человек.

В рамках программы InnoRegio были отобраны 23 кластера из 444 подавших заявки. Из тех, чьи заявки были отклонены, 40% кластеров позднее все же реализовали свои проекты. Среди таких кластеров 61% получили государственное финансирование по другим программам, а 39% оно не понадобилось. С 2000 по 2004 год численность занятых в компаниях — участниках программы InnoRegio выросла на 11%. Чуть менее половины из них (44%) смогли подать заявки на патент, а 40% — даже выпустить новые продукты.

Французская программа Competitiveness Clusters в отличие от германских характеризуется солидным бюджетом и большим числом поддерживаемых кластеров. На нее изначально планировалось выделить 750 млн евро и распределить их по 10—15 кластерам мирового уровня (соответственно каждый из них получил бы в среднем от 16,7 до 25 млн евро на три года). Однако число поданных заявок — 105 — превзошло ожидания, и бюджет решили удвоить до 1,5 млрд евро, а круг поддерживаемых кластеров расширился до 71. Из них были выделены семь кластеров мирового уровня, 10 — потенциально мирового уровня и 54 — «обычных». Финансирование между обозначенными группами было распределено в соотношении 50 — 25 — 25%. По итогам первых трех лет реализации программы была проведена экспертиза кластеров и инструментов их поддержки, показавшая, что 39 участников решили поставленные задачи полностью; еще 19 — частично, и в будущем должны скорректировать стратегию; 13 — нуждаются в трансформации. В результате Правительство Франции приняло решение продолжить реализацию программы и выделить еще 1,5 млрд евро на следующие три года (2009—2011).

На уровне Европейского союза в 2000-х гг. была создана сеть организаций, реализующих информационную, образовательную и консультационную поддержку развивающихся кластеров. Эти структуры призваны содействовать как межкластерному взаимодействию, так и в соответствующих случаях трансграничному развитию. К ним относятся: Европейская кластерная обсерватория, Европейская группа по кластерной политике, Европейский кластерный альянс, Кластерная инновационная платформа.

Роль наднациональных органов содействия развитию процессов кластеризации заметно актуализируется тем обстоятельством, что географические особенности европейского континента предопределяют возможность создания кластеров на стыке двух и более государств. Современная практика свидетельствует о множественности таких примеров: стекольный кластер в Австрии, Германии и Чехии; текстильный кластер в Австрии и Богемии; технический кластер в Австрии и Словении; кластер в регионе Твенте на голландско-германской границе включает в себя несколько кластеров и сетей производителей пластмассовых изделий, биомедицинских препаратов и отрасли металлообработки; планируемый центр размещения биотехнологии всей Европы — кластер «БиоДолина» в Верхнем Рейне на стыке границ Швейцарии (северо-запад), Германии (Южный Баден) и Франции (провинция Эльзас).

Опыт развитых европейских стран свидетельствует о том, что трансграничные кластеры позволяют получить конкурентные преимущества как предприятиям, входящим в них, так и странам в целом. Эффективными практиками являются такие кластеры, как «Долина Доммель» в Бельгии и Нидерландах, кластерный проект «Пауэр» в Германии, Великобритании, Дании, Нидерландах, Норвегии и Швеции и др. Наиболее успешными и развитыми в Европе считаются такие трансграничные кластеры, как швейцарско-германо-французский «БиоДолина» и датско-шведский «Долина Медикон».

Трансграничный кластер «Долина Медикон» является неприбыльным объединением и создает синергетический эффект, т.е. рост эффективной деятельности в результате интеграции участников кластера в единую систему. На территории кластера функционирует совместная сеть больниц, университетов и научных центров по вопросам социального развития, а также учреждений, предоставляющих бизнес-услуги. Кластер «Долина Медикон» способствует росту экономики, повышению и усилению развития его как стратегически важного центра в Североевропейском регионе, а именно в таких направлениях, как строительство местных и глобальных платформ для совместной сети бизнеса и академического секторов, организация мероприятий и семинаров, способствующих росту информированности населения трансграничного кластера, проведения аналитико-прогностических разработок в социально-экономической сфере кластерного объединения.

Кластер отличается высокой концентрацией научных учреждений. С 2009 года в научном кластере успешно функционирует 32 больницы, 11 из которых университетского подчинения, 12 университетов, в которых обучается свыше 150 тыс. студентов, из них 45 тыс. занимается научной деятельностью; в регионе работает более 10 тыс. научных исследователей, из которых 2600 студентов Копенгагенского и Лундского университетов. Следует отметить чрезвычайно высокую концентрацию бизнес-структур в трансграничном кластере — здесь сосредоточено 100 тыс. биотехнических, 25 фармацевтических компаний, а также около 100 предприятий по производству медицинской техники, 170 медико-технических компаний, филиалов межрегиональных компаний. В регионе «Долина Медикон» успешно функционирует 6 научно-технических парков, 6 бизнес-инкубаторов, 80 опытно-производственных организаций, более 30 инвестиционных компаний.

Исследователями систематизированы основные формы государственной поддержки кластерных инициатив, состав которых включает следующие:

  • • прямое финансирование (субсидии, займы), которые достигают 50% расходов на создание новой продукции и технологий (Франция, США и другие страны);
  • • предоставление ссуд, в том числе без выплаты процентов (Швеция);
  • • целевые дотации на НИР (практически во всех развитых странах);
  • • создание фондов внедрения инноваций с учетом возможного коммерческого риска (Англия, Германия, Франция, Швейцария, Нидерланды);
  • • безвозмездные ссуды, достигающие 50% затрат на внедрение новшеств (Германия);
  • • снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей (Австрия, Германия, США и др.);
  • • отсрочка уплаты пошлин или освобождение от них, если изобретение касается экономии энергии (Австрия);
  • • бесплатное ведение делопроизводства по заявкам индивидуальных изобретателей, бесплатные услуги патентных поверенных, освобождение от уплаты пошлин (Нидерланды, Германия).

Анализ современной зарубежной практики разработки и реализации кластерной политики позволяет извлечь ряд значимых для России уроков:

  • • реализация в рамках кластерной политики индивидуального подхода к проблемам развития каждого кластера;
  • • связывание процессов кластеризации с решением ключевых задач развития национальной и региональной экономики: формирование и развитие «новой экономики», повышение инвестиционной привлекательности территории, экспансия на перспективные сегменты мирового рынка и др.;
  • • множественность социально-экономических эффектов, преследуемых государством и бизнесом, при разработке и реализации кластерных проектов;
  • • обеспечение сопряженности действий органов государственной власти разных уровней по развитию трудового, инновационного и инфраструктурного потенциалов, используемых кластерами;
  • • охват процессами кластеризации не только экономического, но и социального пространства региона. Формирование кластеров, «ядро» которых образуют организации социальной сферы региона (образование, здравоохранение);
  • • инициирование и финансовая поддержка центральным правительством серии проектов инновационных кластеров, реализуемых совместно с властями территорий;
  • • обеспечение многофункциональной роли государства в процессах кластеризации (инициатора проекта, инвестора, заказчика продукции, услуг и др.);
  • • распределение рисков, связанных с инновационной деятельностью кластеров между его участниками — бизнес-структурами, с одной стороны, и государством, с другой;
  • • высокий уровень разнообразия инструментов, посредством которых органы государственной власти и менеджмент обеспечивают реализацию кластерных проектов;
  • • широкая сфера использования механизма государственночастного партнерства (транспортные коммуникации, недвижимость, телекоммуникации, образование и др.) для развития процессов кластеризации.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >