Основные тенденции развития теневой экономики в России

Тенденции развития теневой экономики нельзя рассматривать в отрыве от реформационного курса в целом, поэтому в России они, вне всякого сомнения, связаны с тем, какую экономическую политику будет проводить государство в ближайшие годы.

На практике реализуется радикально-либеральный подход, связанный с целевыми установками на сверхвысокие темпы накопления частного капитала. Его главные результаты: критические масштабы роста теневой экономики и коррупции, образование крупных финансово-производственных групп и кланов, задействование экономических и правовых механизмов, обрекающих на гибель законопослушных предпринимателей, прежде всего субъектов среднего и малого бизнеса.

При дальнейшей реализации радикально-либерального подхода рост масштабов теневой экономики и сфер влияния теневого капитала может достичь критических значений. Весьма вероятны резкое усиление влияния и прямое проникновение в высшие эшелоны власти сугубо криминальных элементов. Логическим завершением этих процессов, не исключено, станет чуть ли не абсолютная либерализация теневой экономики. Не случайно у некоторых политиков начали появляться идеи провести полную легализацию теневой экономики и начать жизнь с чистого листа.

Вряд ли такая политика, даже при относительно стабильной социально-политической ситуации в стране, получит общественную поддержку, в особенности со стороны теневиков-хозяйственников, испытавших все «прелести» сотрудничества с организованными преступными группировками и желающих «начать жизнь с чистого листа» без угрозы быть застреленными, снова подвергаться налетам рэкетиров и т.п. Полная легализация теневого капитала вызовет также жесткое противодействие рабочих и всех бюджетников, пенсионеров. Это грозит стране новыми социальными потрясениями. Легализация теневиков-хозяйственников может пройти лишь в том случае, если она будет сопровождаться репрессивными акциями против криминальной составляющей теневой экономики.

Так, в качестве своеобразной реакции на недостатки радикальнолиберального подхода возникает подход преимущественно репрессивный, предполагающий расширение и усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции и полиции, Министерства финансов РФ, формирование системы тотального контроля и доносительства, общее ужесточение законодательства, направленного на борьбу с теневой экономикой, усиление мер наказания.

Никто не отрицает, что доходы должны быть легальными, а люди обязаны платить налоги. Но нужны и соответствующие изменения в хозяйственно-правовой практике: изменения в налоговом законодательстве, уголовном кодексе, а также решительные меры борьбы с преступностью и бандитизмом.

Наиболее благоприятными будут и социальные результаты использования преимущественно репрессивных методов. Проводя этот курс, власти столкнутся не только с резким сопротивлением теневиков-хозяй- ственников, по сути, ставших «жертвой» губительных для производства общих условий хозяйствования, но и той части населения, которая занята в неформальном секторе по необходимости. Численность занятых в данном секторе на условиях первичной занятости, рассчитанная на основании социологических опросов населения, составляет около 49 млн человек, из них учащиеся — 0,8 млн, пенсионеры — 0,6 млн, занятые в домашнем хозяйстве — 1,4 млн, учитываемые как безработные — 1,2 млн человек. Неформальная занятость в настоящее время играет положительную роль в экономике, в первую очередь сдерживая резкое падение уровня жизни населения и рост безработицы. Акцент на репрессивные меры, без реальных перспектив существенного пополнения государственной казны, чреват всплеском безработицы, ослаблением кадрового потенциала руководящего звена экономики в связи с возможным бегством способных хозяйственников и банкиров за границу и вывозом капитала.

Преимущественно репрессивный подход в экономической политике имеет шанс на поддержку большинства населения лишь в отношении сугубо криминальных элементов, в один ряд с которыми можно поставить коррумпированные группы чиновников.

В экономической политике необходимо повернуться к отечественному производителю и создать нормальные условия его функционирования. В этой связи в качестве конструктивной альтернативы выступает комплексный экономико-правовой подход. Предполагая приоритет изменения общих условий хозяйствования перед силовыми мерами, он непосредственно сопрягается с совершенствованием законодательства, с устранением правовых норм и экономических механизмов, делающих невыгодной предпринимательскую деятельность, и с разработкой программы теневой и легальной экономики.

Некоторые шаги в этом направлении уже сделаны.

Вместе с тем не надо забывать, что лоббизм существовал и будет существовать всегда. Уйти от него просто невозможно — для этого надо навсегда заставить людей отказаться от собственных интересов. Сейчас лоббистская деятельность в России полностью находится в тени. Поэтому, признав факт существования этого явления, вполне разумно попытаться прибегнуть к его законодательному регулированию. Российские специалисты считают, что лоббизм — это профессиональная, оплачиваемая работа. С одной стороны, существование такого единого представителя определенной группы, который будет взаимодействовать с законодателями, увеличивает его ответственность. С другой стороны, лоббирование часто подразумевает некое «денежное поощрение», избавиться от которого вряд ли возможно. Так что узаконивание лоббизма проблему коррупции не решит.

Вопрос о легализации теневых капиталов воспринимается в обществе неоднозначно, однако в этом контексте нельзя не учитывать, что в последние годы легализация теневых доходов фактически происходила, причем в крупных масштабах.

В нашей стране широко распространенным стало сленговое выражение «отмывание денег». Конкретных способов отмывания можно насчитать сотни, они зависят от местных особенностей, наличия или отсутствия законодательной базы.

Традиционным и наиболее распространенным считается инвестирование криминального капитала в легальные коммерческие структуры, которые регистрируются на подставных лиц. В результате накопленные средства выходят из «тени», а государство получает свою долю прибыли в виде налогов.

Проникая в банковскую сферу, теневой капитал легализируется непосредственно путем проведения официальных кредитных операций. Существует возможность использования беспроцентного кредита с помощью коррумпированных чиновников. Кредит передается «своим» фирмам под высокие годовые проценты на основе фиктивных контрактов. Полученная прибыль банка сертифицируется государством как законные деньги.

Мировой опыт свидетельствует о том, что создание финансовых пирамид начинается с первоначального значительного вложения капитала в рекламных целях. Законность происхождения такого капитала в России вызывает большие сомнения, поэтому массовый крах таких пирамид можно считать крупномасштабной акцией по отмыванию «левых» денег.

Используются способы отмывания теневого капитала с помощью фиктивных тиражей книг и кинофильмов, которые будто бы приносят невероятную выручку. Распространенным каналом перекачки теневых средств служит и приобретение коллекционных предметов, антиквариата.

Однако основной сферой легализации теневых капиталов стало жилищное строительство.

Из всего сказанного можно сделать вывод, главное, не просто легализировать соответствующие теневые средства, но и сделать их фактором экономического развития. Без этого наша экономика неизбежно превратится в периферию мирового хозяйства, эксплуатируемую сообществом развитых стран.

Теневая экономика разнородна, поэтому и подход к ней должен быть дифференцирован. Речь идет о том, чтобы, с одной стороны, бороться с ее чисто криминальной частью, а с другой, обеспечить выход определенной доли капиталов из тени в целях развития отечественного производства.

В защиту данного варианта имеется ряд аргументов.

  • 1. Ресурсы теневой экономики способны улучшить положение десятков миллионов граждан России.
  • 2. Из экономического кризиса не выйти без широкомасштабных инвестиций. Государство стоит перед выбором: либо пойти на экспроприацию теневого капитала и получить малую долю, поскольку укрыт он с большими предосторожностями, либо объявить этому капиталу амнистию и на выгодных для него условиях стимулировать его вложение в российскую экономику.

Рассчитывать на иностранных инвесторов, кредиты и помощь международных финансовых институтов, конечно, можно, но не они являются главными источниками инвестирования. Можно утверждать, что в настоящее время легализация теневых капиталов — самый крупномасштабный источник инвестирования в отечественную экономику.

3. В свое время практика военного коммунизма показала: изъять капиталы лишь силовыми методами невозможно; НЭП был не только допущением свободного товарооборота, но и легализацией скрытых капиталов. При невысокой ставке налога «частник» моментально активизировался, а затем с резким ее ростом остатки капитала опять ушли в «тень».

Многие полагают, что идея легализации теневых капиталов нереалистична, так как теневики легализовываться не захотят. Однако в данный момент теневой бизнес постоянно находятся под угрозой, причем как со стороны криминальных элементов, так и со стороны государства. Ставя себя вне правового поля, эти предприниматели лишаются и правовой защиты, правовых инструментов отстаивания своих интересов. Уходя от налогов, теневик не избегает поборов: взяток чиновникам- коррупционерам и платы криминалитету «за крышу». Эти поборы для предпринимателей — тот же налог, только выплачиваемый не государству, а государственным и частным рэкетирам. Такое положение не назовешь комфортным, и с накоплением минимального достаточного капитала у предпринимателей (особенно с увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству) резко нарастает стремление «спать спокойно».

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто экономические аспекты, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в том числе теневая, имеет свои пределы поглощения капитала, и рано или поздно теневой бизнес оказываются перед необходимостью выхода из занятой ниши.

Таким образом, реализация экономико-правового подхода требует, во-первых, четкого разграничения капиталов криминальных элементов и теневиков-хозяйственников, и отражения данного разделения в новых экономико-правовых актах, в том числе в законодательстве по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, в Уголовном кодексе РФ.

Во-вторых, в целях создания и поддержки благоприятной право-хозяйственной среды для бизнеса нужна постоянная корректировка легитимных условий деятельности предпринимателей. Прежде всего это относится к налоговому режиму: необходимо сокращение налогооблагаемой базы, реструктурирование налоговой задолженности, прежде всего для малого бизнеса в перерабатывающей и легкой промышленности, освобождение от налогового пресса части прибыли, идущей на расширение производства и создание новых рабочих мест, перенос центра тяжести налогового бремени из сферы производства в сферу личного потребления, на доходы и имущество граждан.

Возможно, сдвиг в этом направлении уже наметился. По мнению Президента РФ В.В. Путина, нам нужны низкие налоги, но собирать их надо много, настолько много, чтобы государство было сильным, эффективным, чтобы оно могло содержать справедливый суд и неподкупную бюрократию, чтобы оно, наконец, могло помочь тем, кто не способен обеспечить себя сам.

В-третьих, нужно разработать и реализовать действенные меры защиты населения со стороны государства от финансовых мошенничеств, обеспечить гарантии защищенности сбережений и капиталов.

В-четвертых, наряду с применением деклараций о доходах и расходах в сфере личного потребления целесообразно задействовать «доходные индульгенции» — юридические документы, конституирующие легализацию (при условии уплаты спецналогов) денежных средств, направляемых на инвестиционные цели.

В-пятых, необходимы иная политика в отношении к проживающим за рубежом «новым русским», разработка и реализация программы репатриации российских капиталов с превращением их в реальный инвестиционный ресурс России. Здесь важно иметь в виду, что российский рынок для отечественного предпринимателя, вывезшего капиталы за рубеж, имеет существенные преимущества: более высокую норму прибыли на вложенный капитал по сравнению с иностранным рынком, лучшее знание условий и конъюнктуры, наличие связей с представителями органов власти и управления. «Беженцев» сдерживает лишь угроза преследования со стороны как правоохранительных органов, так и криминальных структур. Аналогичные ситуации наблюдались в Польше, Венгрии, Чехии, Китае, Турции, Австрии, и практика этих стран показала, что одними декларациями об амнистии не обойтись — нужны более серьезные меры. В качестве одной из них доктор экономических наук, руководитель фонда социально-экономических исследований «Перспективные технологии» И.П. Исправников предлагает создание на территории России специальной инвестиционной зоны с наличием депозитариев и реестров ценных бумаг, с соответствующими дополнительными гарантиями сохранности и конфиденциальности операций с титулами собственности.

Наконец, в-шестых, не обойтись без налаживания общественного контроля за деятельностью хозяйственных субъектов в границах правового поля; населению должны стать доступны данные о правонарушениях в сфере экономики.

Каков же возможный сценарий развития общественной ситуации при реализации комплексного экономико-правового подхода? Проводя действия по изменению общих условий хозяйствования и параллельно внедряя меры по частичной легализации теневой экономики и ее интеграции с легальной, федеральные исполнительные власти смогут смягчить недовольство населения и преодолеть сопротивление парламентских лоббистов, объяснив людям, что в прежних общехозяйственных условиях значительная часть предпринимателей была вынуждена в интересах выживания своих предприятий уходить от уплаты налогов, уводить экономику в «тень». К тому же принимаемые легализационные меры не должны и не будут касаться сугубо криминальных элементов, наоборот, желательно приурочить к началу легализации теневого бизнеса резкое и акцентированное в средствах массовой информации ужесточение соответствующих карательных действий правоохранительных органов.

Впрочем, как свидетельствует мировой опыт, любой подход к теневой экономике не может быть абсолютно бескомпромиссным, исключающим социальные протесты и противодействие со стороны каких-то общественных групп. Властям все равно придется выбирать в этом смысле между «плохим» и «наименее плохим».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >