Развитие деятельности общения в младшем школьном возрасте. Особенности взаимодействия мальчиков и девочек

Формирование гендерной идентичности человека происходит благодаря особенностям социализирующих воздействий со стороны ближайшего социального окружения, начиная с младенческого возраста. Взрослые, используя различные механизмы вертикальной культурной трансмиссии, знакомят детей с образцами поведения, деятельности, общения, характерными для различных полов, способствуя тем самым формированию у подрастающего поколения общественно приемлемых гендерных стереотипов. В результате к шести-семи годам ребенок окончательно признает необратимость своей половой принадлежности, у него складывается система гендерной идентичности, которая в дальнейшем будет развиваться и содержательно обогащаться за счет собственного опыта.

Если в группе детского сада мальчики и девочки выстраивают неформальные межличностные отношения часто без учета половой принадлежности, то одной из особенностей общения детей младшего школьного возраста является образование однородных гомогенных по полу групп, отношения между которыми часто описываются как «половая сегрегация». Эти группы характеризуются своими правилами и ритуалами поведения; измена «своему» лагерю презирается и осуждается, а отношение к другому лагерю принимает форму противостояния.

Осознание своей гендерной специфичности и присвоение гендерно обусловленных стереотипов приводит к тому, что дети младшего школьного возраста дифференцируются по гендерному признаку. Данная дифференциация обуславливается несколькими факторами: во-первых, объективно существующими особенностями общения и взаимодействия, являющимися довольно выраженными в этом возрасте, в силу чего общаться и выстраивать отношения в гомогенных по гендеру группах ребятам проще и удобнее; во-вторых, приобщение себя к определенной гендерной группе неминуемо запускает феномены межгруппового взаимодействия, в основе которых лежат ингрупповой фаворитизм и аутгрупповая враждебность.

Итак, в чем же состоят особенности общения мальчиков и девочек в данном возрасте?

У мальчиков в гораздо большей степени в этот период начинает проявляться агрессивность, которая на данном этапе онтогенеза обусловлена еще не особенностями гормонального фона, а формируется в результате присвоения общественно приписываемой агрессивности маскулинному типу гендера, мальчики, следуя за общественными стереотипами, стремятся утвердить свою маскулинность.

Мальчики характеризуются большей активностью, часто выражающейся в процессе школьной жизни в нарушении норм социального взаимодействия, отступлении от предписанных правил поведения. Подобные проявления активности мальчиков, граничащие с еще не осознаваемым в этом возрасте, но уже выражаемым на поведенческом уровне нонконформизмом, в большей степени свойственным мужчинам во взрослой жизни, окружающими взрослыми воспринимаются менее критично, чем подобные проявления у девочек, что, разумеется, приводит к закреплению данных схем поведения. Всем известны фразы, «объясняющие и оправдывающие» поведение мальчиков и начинающиеся со слов: «Ну, он же мальчик...». Тем самым взрослые выдают как бы индульгенцию на баловство и некоторое пренебрежение социальными нормами будущей сильной половине человечества.

Еще одним следствием различных стереотипов детского поведения является то, что у мужчин и женщин формируются совершенно непохожие друг на друга способы группового взаимодействия. Девочки в группе обращают внимание, прежде всего, на то, кто и как к кому относится. Коммуникация используется ими для установления социальных связей, для усиления сплоченности группы и поддержания добрых отношений. У девочек всегда две задачи — быть «положительными» и в то же время поддерживать как можно более хорошие отношения с подругами, чтобы с их помощью достигать собственных целей. Девочки прокладывают путь, повышая уровень согласия в группе, избегая трений и акцентируя внимание на собственном превосходстве.

В группах мальчиков все внимание акцентируется на личных достоинствах каждого члена группы. Мальчики используют коммуникацию в эгоистических целях более открыто: для самовосхваления, для защиты своей «территории». У них всех одна задача — самоутверждение. Мальчики прокладывают свой путь с помощью приказов, угроз и бахвальства.

Кроме того, девочки ориентированы на взаимодействие в группах небольших по составу участников, как правило, они предпочитают общение в диадах или триадах, в чем выражается стремление к построению эмоционально глубоких и доверительных отношений. Мальчикам же необходимо взаимодействие с большим числом сверстников, так как посредством большого количества социальных связей и отношений происходит становление их Я-концепции и самоутверждение. Поэтому понятие «лучшая подруга», возникающее впервые в младшем школьном возрасте, имеет особое значение именно для девочек.

Сформированная гендерная константность младших школьников нуждается в постоянной подпитке, в силу чего дети испытывают потребность в самоутверждении их гендерных позиций. Иными словами, например: «Я понимаю, что я мальчик, я знаю, что это неизменно, и я хочу показать всем, что я достоин им быть». Благодаря этому игры, общение, времяпрепровождение мальчиков и девочек этого возраста сильно поляризованы. Вместе с тем, чтобы проявить свою гендерную специфичность, детям необходимо иметь образцы, выражающие эту специфичность, быть уверенными в их точной принадлежности к нужному им типу гендера. Иными словами: «Я докажу, что я мальчик и буду демонстрировать поведение мальчика», но как понять младшекласснику, какие образцы поведения характерны для маскулинного или феминного типа гендера?

Естественно ребенок для достижения данной цели зачастую неосознанно обращается к внешним источникам: книгам и литературным персонажам в них, героям компьютерных игр и художественных фильмов, а также образцам поведения взрослых из их социального окружения. В этой связи мальчики оказываются в более трудном положении, нежели девочки: во-первых, в системе образования в настоящее время задействованы, прежде всего, женщины, во-вторых, далеко не в каждой семье присутствует отец, и уж тем более редки случаи, когда фигура отца в семье не просто номинальная, в силу чего у мальчиков сокращается диапазон поиска внешних образцов маскулинности. Поэтому часто утверждение в мужской позиции у мальчиков строится по сценарию противопоставления, они стремятся подавить в себе идентификацию с матерью и любые проявления женственности (слабость, слезы) — иначе сверстники будут дразнить «девчонкой». Для мальчика быть мужчиной — значит отличаться от матери, и мальчики развивают чувство самобытности, культивируя в себе сознание собственного отличия от всего женского. Они отталкивают сострадание, жалость, заботу, уступчивость. Они не придают такого большого значения, как девочки, характеру взаимоотношений с окружающими. Если девочкам важно сформировать положительный образ себя в глазах окружающих (речь идет об общих тенденциях), то мальчикам в гораздо большей степени важен конечный результат взаимодействия и то, как они влияют на этот результат. Отсюда было бы логичным предположить, что в основе взаимоотношений мальчиков лежит мотивация достижения, а у девочек — избегания неудач. Это предположение находит подтверждение в исследованиях неофрейдистов Э. Фердюсона и К. Хорни, однако подобная дифференциация складывается только к периоду юношеского возраста, в период начальной школы различия в мотивации носят предметно-ориентированный характер. Кроме того, оказалось, что девочки в большей степени ориентированы на достижения в академической успеваемости, а мальчики — на достижения в сфере спортивной подготовки.

Согласно К. Томасу и Ральфу Килману[1], существует несколько стратегий взаимодействия: сотрудничество, соперничество, избегание (игнорирование), компромисс, противодействие, каждая из которых является наиболее типичной для того или иного человека. В младшем школьном возрасте гендерные различия в данных стратегиях проявляются уже весьма четко. Игры девочек развивают способность к сотрудничеству. Игры в дочки-матери или в куклы являются ролевыми играми, в которых отсутствуют элементы соревнования. А в соревновательных играх, например в классы, девочки совершенствуют скорее личные качества, нежели навыки группового общения.

Игры мальчиков учат совершенно иному типу поведения. В играх мальчиков обязательно присутствует конфликтное и соревновательное начало.

Мальчики понимают важность правильного разрешения конфликтных ситуаций и усваивают навыки их разрешения. Они учатся драться с противниками и играть с ними. В играх мальчики осваивают навыки лидера и организатора. Они учатся бороться за статус в мужской иерархии. Именно поэтому мальчики часто проигрыш воспринимают, как личную катастрофу.

Когда столь непохожие по поведению мальчики и девочки оказываются вместе, мальчикам всегда удается захватить первенство. Девочки вовсе не пассивны в группе сверстниц, но в смешанной группе они всегда оказываются на вторых ролях, позволяя мальчикам устанавливать правила и играть главную роль. Неудивительно, что девочки находят игры с мальчиками неприятными и всячески избегают их.

Подобный характер взаимодействия между мальчиками и девочками в начальной школе часто тревожит родителей и учителей. Родители могут быть обеспокоены тем, что ранее, в дошкольный период отношения с противоположным полом у их детей складывались более благополучно, как следствие, могут высказывать недовольство организацией школьной жизни и отсутствием мер по сплоченшо класса со стороны учителя. Педагоги же могут объяснять проблемы во взаимоотношениях меду мальчиками и девочками существованием в классе «трудных детей-заводил», негативными сценариями поведения, формируемыми в семьях, или воспринимать как последствия собственных недоработок. Однако в этой связи важно понимать, что подобное положение дел является нормой и обусловлено специфическим этапом взросления. Уже к началу обучения в средней школе, когда деятельность общения выходит на первый план, а референтной для ребят становится группа сверстников, ситуация со взаимоотношениями мальчиков и девочек начинает меняться, интерес к противоположному полу вспыхивает с новой силой и дифференциация по гендерному признаку между группами начинает размываться.

  • [1] Психология и этика делового общения. / Под ред В. Н. Лавриненко. М., 1997.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >