Понятие уголовного проступка и перспективы его введения в российское уголовное законодательство

Одним из актуальных и дискуссионных вопросов в современном российском уголовном праве является вопрос, связанный с перспективой введения в уголовное законодательство категории «уголовный проступок». 31 октября 2017 г. Пленумом Верховного суда Российской Федерации было принято постановление №42 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка"[1]. В соответствии с позицией Верховного суда, необходимость выделения рассматриваемой категории обусловлена тем обстоятельством, что среди преступлений небольшой тяжести в настоящее время имеются деяния, представляющие наименьшую общественную опасность, которые не влекут с учетом характера этой опасности наказания в виде лишения свободы (к данной разновидности, в частности, относятся такие преступления в сфере экономической деятельности как незаконное предпринимательство, злоупотребления при эмиссии ценных бумаг, совершенные без отягчающих квалифицирующих обстоятельств). В то же время совершение любого из данных видов преступлений влечет одни и те же правовые последствия с точки зрения давности уголовного преследования, погашения судимости, условно-досрочного освобождения. В Проекте справедливо отмечается, что отнесение к одной и той же категории преступлений деяний, существенно различающихся по характеру общественной опасности, не вполне согласуется с общеправовым принципом справедливости и принципом индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Проектом Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка" предусматривается обязательное освобождение несовершеннолетних, впервые совершивших уголовный проступок, от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. При этом предполагается, что в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Проектом также вносятся поправки в некоторые нормы УК РФ, смягчающие уголовное наказание и правовые последствия в случае совершения уголовного проступка, в том числе, сокращение продолжительности срока, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, а также срока давности обвинительного приговора суда. Проектом, кроме того, предлагается внести в Уголовно-процессуальный кодекс РФ корректировки, согласующиеся с изменениями, вносимыми в Уголовный кодекс РФ в связи с введением понятия уголовного проступка и расширением иных мер уголовноправового характера.

Необходимо отметить, что среди представителей научного сообщества отсутствует единство в отношении к перспективе введения в российское уголовное законодательство категории «уголовный проступок». Данное обстоятельство обуславливает необходимость анализа сущности уголовного проступка, рассмотрения отечественного законодательства дореволюционного периода и законодательства зарубежных стран, закрепляющих институт уголовного проступка. Несмотря на то, что в современном российском уголовном законодательстве данная дефиниция отсутствует, анализ научных работ специалистов в области уголовного права позволяет определить уголовный проступок как деяние (действие или бездействие), которое формально имеет все признаки уголовно наказуемого преступления, но при этом не представляет большой общественной опасности. Уголовный проступок также нередко трактуется как определенное промежуточное звено между преступлением и административным правонарушением, что предполагает привлечение виновного лица к уголовной ответственности, при этом последствия совершения этого деяния являются для данного лица менее серьезными, чем в случае с преступлением. Уголовный проступок, с точки зрения Д.Ю. Корсуна, характеризуется меньшей степенью общественной опасности в сравнении с преступлением, что не предполагает применения к лицу, совершившему данный проступок, наказания в виде лишения свободы[2].

Как отмечается в специальных исследованиях, в российской законотворческой идеологии и практике вопрос о разграничении преступлений и проступков был поставлен еще в XVIII столетии: понятия «преступление» и «проступок», таким образом, стали использоваться в нашей стране еще в эпоху правления Петра I[3]. Анализ российского имперского уголовного законодательства показывает, что уголовные проступки получили закрепление в Своде законов Российской империи 1832 г. (том XV здесь, в частности, был посвящен вопросам уголовного права). Так, в ст. 1 Свода законов содержится общее понятие преступления как всякого деяния, запрещенного законом под страхом наказания, а в ст.2 - определение маловажных преступлений и проступков, рассматриваемых как деяний, которые запрещены под страхом легкого телесного наказания или полицейского исправления. Оба рассматриваемых понятия, преступление и проступок, также используются в принятом в 1845 г. Уложении о наказаниях уголовных и исправительных: проступок здесь определяется как нарушение правил, предписанных для охранения определенных законом прав и общественной или же личной безопасности или пользы, именуется проступком (ст. 2 Уложения)[4] [5]. В Уголовном уложении 1903 г. выделяется три категории преступных деяний, разграничиваемых в зависимости от назначаемых наказаний: тяжкие преступления, преступления и проступки. Проступки, в частности, определяются как преступные деяния, за которые в

29

законе определены как высшее наказание арест или денежная пеня .

Советский период развития уголовного законодательства характеризовался исключением из закона категории уголовного проступка, что фактически означало утрату после 1917 г. преемственности дореволюционного уголовного права. В то же время в большинстве уголовных кодексов европейских стран в настоящее время используется категория «уголовный проступок». Так, в соответствии с Уголовным кодексом Франции, «преступные деяния классифицируются в соответствии с их тяжестью на преступления, проступки и нарушения». При этом в качестве основного критерия для категоризации деяний здесь выступает форма вины: в качестве преступлений рассматриваются исключительно умышленные деяния, в то время как проступки могут быть как умышленными, так и неосторожными[6]. В Уголовном кодексе Италии также закрепляется классификация уголовно наказуемых деяний на преступления и проступки. К последним итальянское законодательство относит деяния, наказуемые арестом или денежным взысканием. Аналогичный критерий («мера строгости наказания») положен в основу классификации преступных деяний, принятых в испанском законодательстве, где выделяются тяжкие и менее тяжкие преступления и проступки. Норма, закрепляющая уголовный проступок, содержится в уголовном законодательстве Германии: в этой стране к уголовным проступкам относятся деяния, наказания за которые предусмотрено в виде лишения свободы сроком менее года или денежного штрафа. Как видим, в законодательстве указанных европейских стран уголовные проступки рассматриваются как деяния, характеризующиеся меньшей степенью общественной опасностью в сравнении с преступлениями[7].

Примером постсоветского государства, в законодательство которого был введен институт уголовного проступка, является Казахстан. В соответствии с Уголовным кодексом Республики Казахстан, уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие или бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста[8]. Всего в УК Казахстана закреплен 171 уголовный проступок (сюда вошло 58

составов, переведенных из Кодекса об административных правонарушениях, 9 новых и 104 действовавших составов преступлений небольшой тяжести). Так, к числу уголовных проступков были отнесены следующие виды правонарушений: побои; причинение легкого вреда здоровью; заражение венерической болезнью; злостное уклонение от содержания нетрудоспособного супруга (супруги); мелкое хищение чужого имущества; неповиновение законному требованию лица, участвующего в обеспечении общественного порядка; надругательство над памятниками истории и культуры или природным объектом, порча объектов благоустройства и т.д. Основная масса зарегистрированных в Казахстане уголовных проступков относятся к мелким хищениям и нарушениям правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами, повлекшее по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью[9]. Необходимо отметить, что разработчики казахстанской реформы уголовного законодательства опирались на международный опыт и, в первую очередь, опыт Германии.

В нашей стране идеи разграничения преступлений и уголовных проступков начали активно обсуждаться в период 1960-1970-х годов. Так, в 1974 году рабочей группой под руководством В.И. Курляндского даже разрабатывался проект Кодекса уголовных проступков. В постсоветской России вновь возник интерес к проблеме уголовных проступков, что сопровождается попытками обосновать необходимость их законодательного закрепления, внесением соответствующих законопроектов. Тем не менее, в настоящее время в научном сообществе существует неоднозначное отношение к институту уголовного проступка: к примеру, в ходе научно-практической конференции «Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России: основные проблемы применения и направления совершенствования», состоявшейся 02.03.2017 г. в Верховном суде Российской Федерации, некоторые ученые указали на нецелесообразность введения уголовного проступка в законодательство[10]. С точки зрения заведующего кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Л.В. Головко, проступки не получится интегрировать в действующее уголовное и процессуальное законодательство по причине отсутствия теоретической базы для подобного нововведения. Данным ученым также было подчеркнуто, что административные правонарушения, существующие сегодня, и так являются своего рода уголовными проступками. На конференции также были высказаны опасения, связанные с возможным смешением предметом регулирования административного и уголовного права: по мнению начальника кафедры уголовного права Академии ФСИН России В.Ф. Лапшина, вследствие введения уголовного проступка законодателю придется переносить административные нормы в УК РФ, а также в очередной раз кардинально пересматривать Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы (с точки зрения В.Ф. Лапшина, законодателю было бы целесообразнее выделить из УК РФ деяния, которые по степени общественной опасности не дотягивают до преступлений, и перенести их в КоАП РФ).

Как видим, вопрос о целесообразности введения уголовного проступка в российское законодательство в настоящее время имеет дискуссионный характер: в данной ситуации уместным является обращение к результатам эмпирического исследования, включившего социологический опрос сотрудников отечественных правоохранительных органов по проблемам, связанным с категорией уголовного проступка[11]. В указанном исследовании приняли участие судьи, следователи, дознаватели, начальники полиции, оперативные уполномоченные и т.д. Полученные в ходе опроса эмпирические данные показали, что большая часть опрошенных экспертов (64%) высказалась в пользу законодательного закрепления уголовных проступков, при этом противоположной точки зрения придерживалось лишь около трети (29%) респондентов. В рамках исследования также ставилась задача определения основных факторов, обуславливающих необходимость введения уголовных проступков. С точки зрения экспертов, к числу этих факторов относится в первую очередь отвлечение сил и средств правоохранительных органов от раскрытия преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких (предполагается, что расследование проступков будет происходить проще, что может отразиться на уменьшении его сроков и снижении процессуальных требований к нему).

В пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка» отмечается, что настоящее время в Уголовном кодексе Российской Федерации насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 году составило более 40 тысяч человек. Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера25. В числе других факторов выделяются неоправданно высокие материальные затраты государственных бюджетных средств на содержание в местах лишения свободы лиц, совершивших преступления, не представляющих большой опасности для общества (несмотря на декларируемое государством намерение отказаться от наказания в виде лишения свободы для лиц, признанных виновными в совершении нетяжких преступлений, доля лиц, отбывающих наказание со сроком менее 3 лет за последние десять лет оставалась стабильной и составляла в среднем 22-24% от общей численности отбывающих наказание осужденных)[12].

С выделенным фактором связано и сохранение того негативного криминального воздействия, которое испытывают лица, не принадлежащие к преступному миру, но совершившие деяние, не представляющие существенной общественной опасности, и оказавшиеся в местах лишения свободы. Отдельной, но весьма трудноразрешимой проблемой является социальная адаптация лиц, освобождающихся после отбытия наказания из заключения. Как справедливо отмечает Е.В. Рогова, введение в законодательство категории уголовного проступка должно способствовать решению такой серьезной для российского общества проблемы как «избыточная криминализация»: речь идет о перспективе декриминализации части уголовно-наказуемых деяний35 (так, с точки зрения Председателя ВС РФ В.М. Лебедева, к уголовному проступку целесообразно было бы отнести клевету, использование заведомо подложных документов и причинение легкого вреда здоровью)[13]. Другими положительными последствиями рассматриваемого нововведения могли бы стать снижение уровня судимости населения и рецидива преступлений, удешевление и упрощение уголовного судопроизводства с перспективой применения медиационных процедур по делам об уголовных проступках. Большое значение может иметь предполагаемое отсутствие у лица вследствие совершения уголовного проступка такого негативного уголовно-правового последствия как судимость, которая на практике в социально-психологическом плане оборачивается для человека так называемым «клеймом преступника». В случае введения уголовного проступка у правоохранительных органов появится возможность осуществлять более быстрое и эффективное реагирование на те деяния, которые не представляет существенной общественной опасности. Также, возможно, произойдет частичное решение проблемы необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел. Все это в комплексе будет способствовать повышению уровня правового сознания населения современного российского общества и увеличению числа законопослушных граждан, положительно оценивающих деятельность правоохранительных органов.

  • [1] Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 42 «О внесении вГосударственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка» [Электронный ресурс]. Режим доступа: vsrf.ru>files/24307.
  • [2] Корсун Д.Ю. Понятие уголовного проступка как новой категории уголовного права России//Юридическая наука. 2017. № 1.
  • [3] Рогова Е.В. Уголовный проступок в истории отечественного законодательства //ВестникВосточно-Сибирского института Министерства внутренних дел России. 2011. № 3 (58).
  • [4] Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. О.И. Чистякова. Т. 6. М.: Юридическая литература, 1988.
  • [5] Российское законодательство Х-ХХ веков /Под ред. О.И. Чистякова. Т. 9. М.: Юридическаялитература, 1994.
  • [6] Кузнецова Н.Ф. Новый уголовный кодекс Франции //Вестник Московского университета.Серия 11. 1994. №2.
  • [7] Власова Г.Б., Напалкова И.Г., Орлова Н.Е., Самыгин П.С. Влияние европейского права наразвитие правовой системы России //European Research Studies, (ERSJ), Special Issue dedicatedto the International Conference «Russia and EU: Development and Horizons», Volume XX, Issue 1,2017.
  • [8] Вербовая O.B. К вопросу о реформировании уголовного законодательства Казахстана//Вопросы современной юриспруденции: Сборник статей по материалам XXXI международной научно-практической конференции. N 11(31). Новосибирск: СибАК, 2013.
  • [9] Дорошков В.В. К вопросу об уголовном проступке //Мировой судья. 2016. № 12.
  • [10] Мнения экспертов о необходимости введения уголовного проступка разделились. [Электронный ресурс]. Режим доступа: LigaZakon.ru.
  • [11] Рогова Е.В. Уголовный проступок: суждения экспертов //Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 2 (7).
  • [12] Практика рассмотрения ходатайств о досрочном освобождении осужденных в российскихсудах. Аналитический отчет Института современного общества [Электронный ресурс]. Режим доступа: i-pso.ru.
  • [13] Куликов В. Вина второго сорта. Председатель Верховного суда России предложил считатьклевету и использование поддельных документов уголовным проступком //Российская газета.Федеральный выпуск №7211(45). 02.03.2017.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >