Особенности административных правонарушений и порядка рассмотрения дел в сфере реализации избирательных прав по законодательству Российской Федерации и Республики Армения

С научной позиции общей теории правонарушения непосредственным предметом юридического анализа правонарушения является его состав, т. е. эмпирическая выделяемая структура правонарушения[1]. Данная правовая категория имеет важное значение для квалификации правонарушений. Как известно, сущность любого правонарушения раскрывается через состав, то есть выделяемую структуру правонарушения, которая закрепляется посредством правовых определений. Категория состава административного правонарушения является предметом исследования ученых, специалистов в области административного права. Так Д. Н. Бахрах и Э. Н. Ренов обоснованно отмечают, что «законодательная модель административного правонарушения - состав проступка - является важной частью его нормативного, юридического основания. Он образует гипотезу нормы, устанавливающей административную ответственность. Совершение деяния, содержащего все признаки состава, - фактическое основание наступления ответственности, юридический факт, влекущий возникновение правоотношений ответственности. Иными словами, если лицо совершило нарушение, которое содержит все признаки состава, значит, есть фактическое основание для применения административных наказаний»[2].

Среди теоретиков права нет единства во взглядах по вопросу, что такое состав правонарушений и какие элементы он в себе включает. Очевидно одно: дефиниция состава административного правонарушения имеет очень важное научное и практическое значение, так как способствует правильной квалификации деяния субъектов административной ответственности юрисдикционными органами и эффективному применению административных наказаний .

Так, М. Д. Шиндяпина отмечает, что «недопустимо отождествление правонарушения как явления объективной действительности и понятия состава правонарушения, так как второе выступает во всем многообразии своих объективных и субъективных признаков»2.

Прежде чем дать дефиницию состава правонарушения, целесообразно выяснить, что понимается под самим термином «состав». В словаре Д. Н. Ушакова под составом понимается совокупность частей, элементов, образующих какое-нибудь целое[3].

Понимание состава административного правонарушения, как справедливо отмечают некоторые специалисты, важно для обеспечения законности при привлечении лица к административной ответственности, в том числе для дифференциации административных проступков от других видов правонарушений, при этом под составом правонарушений понимают установленную правом совокупность признаков, при наличии которых конкретное деяние становится административным правонарушением[4].

В этой связи Н. М. Конин дает определение состава правонарушения как установленной законодательством совокупности признаков, при наличии которых соответствующее деяние считается административным правонарушением[5]. Такой же позиции придерживается Л. А. Калинина, которая под юридическим составом административного правонарушения понимает совокупность обязательных объективных и субъективных элементов, установленных законом и конкретными нормами, с помощью которых законодатель определяет меру административной ответственности[6].

Между тем, Е. В. Грызунова дает более многогранное определение понятия состава административного правонарушения, по ее мнению — «это то, из чего слагается само правонарушение, совокупность образующих его частей, или элементов, его структуры, результат его структурного анализа», или же состав правонарушений - научная абстракция, отражающая систему наиболее общих, типичных и существенных признаков (элементов) отдельных разновидностей правонарушений . Аналогичное мнение высказывает и Л. Л. Попов, который отмечает, что юридический состав - это определенные элементы, только при наличии которых возможно наступление административной ответственности[7] [8].

Таким образом, исходя из характеристики состава административного правонарушения возможно определить и состав административного правонарушения, посягающего на избирательные права, как совокупность объективных и субъективных признаков, законодательно закрепленных, характеризующих его как общественно вредное деяние, посягающего на избирательные права граждан.

В свое время, М. В. Семенов отмечал, что все признаки конкретных проступков с точки зрения их юридического значения можно подразделить на три основные группы: а) квалифицирующие, т. е. такие признаки, которые включены в состав проступка или влияют на квалификацию деяния; б) признаки, которые оказывают влияние на выбор санкции и ее размер, т. е. отягчающие и смягчающие обстоятельства; в) юридически безотносительные или юридически безразличные[9].

По мнению М. Д. Шиндяпина, эту классификацию признаков проступка можно использовать для всех видов правонарушений. Состав правонарушения, в таком случае, выступает как органическое единство указанных в законе признаков, или, иначе говоря, элементов. В случае отсутствия хотя бы одного из элементов состава правонарушения - отсутствует в целом состав правонарушения как юридическое основание ответственности, а следовательно, и сама юридическая ответственность. Наличие же всех элементов состава правонарушения делает возможным определение и реализацию конкретного вида и меры юридической ответственности за совершенное противоправное деяние[10].

Такое разнообразие подходов к определению состава правонарушения обусловлено его сложным, многогранным характером, что является определяющим его значимость и в настоящее время. В научной литературе составы дифференцируют по различным критериям: по видам ответственности; по признакам юридической техники (например, общие нормы и специальные); по нормативной основе (Избирательный кодекс Республики Армения или Кодекс Республики Армения об административных правонарушениях).

Для понимания природы состава правонарушения необходимо понять природу и элементов, его составляющих. При этом необходимо иметь в виду следующее: «во-первых, элементами состава правонарушения являются лишь те признаки, которым закон придает правовое значение, и поэтому вводит диспозицию норм, во-вторых, некоторые признаки, бесспорно имеющие правовое значение, остаются вне закона, являясь не элементами состава, а основанием, предпосылкой, условием ответственности, к последним относятся, с одной стороны, вменяемость лица и его возраст, с другой стороны - общественная опасность действия и его противоправность»[11].

Представляется, что только с помощью анализа элементов состава административного правонарушения (в том числе посягающего на избирательные права) конкретное деяние может быть определено как противоправное, как явление реальной действительности, вызывающее изменения в общественных отношениях и выступающее во всем многообразии своих объективных и субъективных признаков административной ответственности[12].

Таким образом, состав административного правонарушения можно считать своеобразной теоретической конструкцией, правовой моделью «проступка», включающей в себя совокупность определенных признаков. Так как правонарушение является деянием, то, как и любая сознательная человеческая деятельность, оно представляет собой единство внешних действий (поведения) и сознания человека или группы лиц, в случае административной ответственности коллективных образований, т. е. объективных и субъективных аспектов.

Не вызывает сомнений у исследователей одно, что состав административных правонарушений включает в себе четыре элемента: объект правонарушения, объективная сторона правонарушения, субъект правонарушения, субъективная сторона правонарушения или объект деятельности, ее внешние проявления, субъект и его психическое отношение к деятельности. Для наличия состава конкретного правонарушения (например, правонарушения в области избирательного права) необходимо наличие всех образующих его элементов.

Элементы состава определяют пределы правомерного и неправомерного поведения, что позволяет считать элементы состава юридическим основанием для правового преследования и применения ответственности[13]. Далеко не бесспорной представляется позиция некоторых исследователей, согласно которой отсутствие хотя бы одного элемента состава правонарушения делает невозможным наступление административной ответственности избирательных правоотношений.

Признание состава правонарушения единственным основанием административной ответственности избирательных правоотношений, как разновидность юридической ответственности означает, что если совершенное общественно вредное деяние не попадает под признаки административного правонарушения избирательных норм, описанного в Общей части КоАП Республики Армения[14] и в Особенной части КоАП Российской Федерации (например, административные правонарушения, посягающие на права граждан в сфере избирательных прав), то административная ответственность не наступит.

Вместе с тем, в научной литературе Республики Армения мы не наблюдаем единого подхода к пониманию элементов состава правонарушения, к тому же они изучены недостаточно полно.

Рассмотрим отдельно элементы состава правонарушения. Так под объектом правонарушения некоторые исследователи понимают нарушенное материальное или нематериальное благо, лежащее в основе отношений между людьми, защищаемых правом[15].

Противоположной точки зрения придерживается И. Е. Великосельская, которая отмечает, что объект правонарушения включает такие признаки, как общественные отношения, предмет правонарушения и потерпевший от правонарушений[16].

Анализ юридической литературы свидетельствует, что доминантная часть исследователей под объектом правонарушения понимают общественные отношения[17], т. е. отождествляют объект правонарушения как элемент состава и объект правоотношений как элемент общественных отношений, что, на наш взгляд, не совсем верно. Более того, данная концепция, как полагают некоторые авторы[18], умаляет права и свободы человека, так как Конституция РФ гласит, что права и свободы человека являются высшей ценностью. При этом, ряд исследователей отмечают, что объектом правонарушения выступают не общественные отношения, а люди, так как всякое правонарушение причиняет вред благу, интересам, праву в объективном или субъективном смысле[19].

Нам представляется более верной позиция, согласно которой объект правонарушения следует отождествлять с потерпевшим (человеком)[20], предметом, вещью, интересом, социальным благом ит. д., при этом мы констатируем факт того, что противоположная концепция тоже состоятельна и базируется на весомых рациональных аргументациях.

Бытует мнение, что состав правонарушения включает такой элемент, как предмет посягательства правонарушений, и это отнюдь не объект правонарушений, а самостоятельный элемент состава правонарушений, и это более абстрактное и широкое понятие (например, правопорядок в целом, хотя под предметом правонарушения ряд авторов понимают конкретные материальные вещи[21]).

В учебной литературе выделяют общий объект правонарушения - совокупность общественных отношений, регулируемых Особенной частью КоАП Российской Федерации и Республики Армения, родовой объект правонарушения - общественные отношения, которые закреплены в отдельных главах КоАП Российской Федерации и Республики Армения (например, правонарушения, посягающие на права граждан), видовой - обособленная часть родового объекта административных правонарушений[22] [23] (например, правонарушения в области избирательных прав, где видовым объектом административных деликтов, посягающих на законодательство о выборах и референдумах, являются общественные отношения, связанные с осуществлением избирательных прав граждан и права граждан на референдум) и непосредственные объекты - конкретные общественные отношения, установленные в конкретной статье КоАП РФ и РА (например, ст. 40.6. КоАП РА: неза- полнение или заполнение ненадлежащим образом журнала делопроизводства избирательной комиссии).

Некоторые ученые-административисты не выделяют видовой объект административного проступка. В связи с этим, как справедливо отмечает Р. В. Третьяков: «необходимо акцентировать внимание на то обстоятельство, что выделение видового объекта административного деликта имеет конкретную практическую направленность. Оно необходимо для правильной квалификации административных проступков избирательных правоотношений, так как в данном случае учитываются особенности объекта определенного вида проступков. Выявление видовых объектов поможет улучшить организацию профилактической работы по предупреждению, пресечению правонарушений, позволит сконцентрировать внимание на конкретных особенностях».

Другие исследователи в рамках состава административных правонарушений в области избирательных прав, содержащих указания на два или более непосредственных объекта (многообъектные составы), выделяют основной, дополнительный и факультативный непосредственные объекты правонарушения.

Основной непосредственный объект правонарушения - это общественное отношение, ради охраны которого и издана норма. Между тем Л. В. Иванова под непосредственным объектом понимает конкретные общественные отношения, регулируемые и охраняемые административно-правовой нормой4. Как полагают ряд исследователей, опре3

делению непосредственного основного объекта способствует и изучение причины издания того или иного нормативного акта. Общественные отношения, составляющие непосредственный объект административного деликта, наиболее полно раскрывают природу правонарушения, его специфические признаки. Непосредственный объект выступает как часть видового и родового объекта. Именно в целях охраны непосредственного объекта законодатель издает соответствующие административно-деликтные нормы, конструирует составы административных правонарушений, устанавливает вид и размер взысканий'. Например, основным объектом избирательных правонарушений выступают общественные отношения складывающиеся на основе норм избирательного права по реализации избирательных прав в установленных законом формах и процедурах.

Дополнительным объектом признается общественное отношение, которому причиняется вред при посягательстве на основной объект, что обусловливает необходимость его административно-правовой охраны, осуществляемой включением в качестве дополнительного объекта в конструкцию состава административного правонарушения. При этом одно и то же общественное отношение в одном составе может иметь значение дополнительного, а в другом - основного непосредственного объекта. Наличие дополнительного объекта свидетельствует о более высокой опасности правонарушения и всегда влияет на его квалификацию, так как является обязательным признаком соответствующего состава административного проступка. Например, непредставление государственными органами, органами местного самоуправления, общественными объединениями, организациями независимо от формы собственности, в том числе организациями, осуществляющими теле- и радиовещание, редакциями периодических печатных изданий, а также должностными лицами указанных органов и организаций в избирательную комиссию, комиссию референдума сведений и материалов, запрашиваемых комиссией в соответствии с законом, либо представление таких сведений и материалов с нарушением установленного законом срока, за исключением случаев, предусмотренных ст. 5.4 и ч. 1 ст. 5.17 КоАП РФ.

Факультативным объектом является заслуживающее административно-правовую охрану общественное отношение, которому при совершении административного правонарушения может быть причинен вред. Причем в отличие от дополнительного объекта возможность

'См.: Печеницын причинения вреда факультативному объекту не является неизбежной1. Примером того может служить препятствование ознакомлению с избирательными документами, образцами избирательных бюллетеней, решениями избирательных комиссий доверенным лицом, наблюдателем и представителями средств массовой информации, невыдача им копий протоколов заседаний комиссии или недопущение делать выписку из них, при этом сопровождаемые оскорблением, наблюдателей, представителей средств массовой информацией. В данной ситуации оскорбление одновременно причиняет ущерб личности человека, его чести и достоинству, что в данной ситуации будет являться факультативным объектом. Не являясь обязательным признаком состава административного правонарушения и не оказывая влияния на его квалификацию, факультативный объект имеет немаловажное юридическое значение. Причинение ущерба факультативному объекту при прочих равных условиях свидетельствует о повышенной общественной опасности содеянного и должно учитываться при определении вида и размера налагаемого на правонарушителя взыскания.

Представляется необходимым дать также правовую характеристику объективной стороны правонарушения как неотъемлемого элемента состава правонарушения.

Объективная сторона правонарушения характеризуется, во- первых, внешней действенной, выражающейся поведением2 или деянием3 как актом безответственного поведения, и, во-вторых, противоправностью этого деяния[24]. К этой стороне состава правонарушения относятся: объективированный вредоносный результат, противоправность действий правонарушителя и причинная связь между его действиями и наступившими в результате этих действий последствиями.

Более объемно характеризирует рассматриваемое понятие О. Э. Лейст: «Объективная сторона - это характеристика деяния, способов его совершения (систематический, повторно, с применением специальных средств и т. д.)[25].

Изучая объективную сторону административного правонарушения, следует отметить, что основной ее признак — противоправность деяния. Деяния, посягающие на избирательное законодательство о выборах, внешне могут проявляться как в действиях, так и бездействиях. Объективная сторона правонарушения избирательных прав — конкретная разновидность противоправного деяния (действие или бездействие), наносящего вред или ущерб избирательным правам граждан.

В отличие от действий бездействие выражается в пассивном поведении лица, в невыполнении возложенных на него обязанностей. Причем бездействие (как объективная сторона состава административного правонарушения) не тождественно физическому бездействию человека. Уклоняясь от выполнения обязанностей, лицо может вести себя весьма активно. Однако если его деятельность направлена не на выполнение обязанности, а на уклонение от ее исполнения, то юридически лицо признается бездействующим1. Бездействие признается противоправным лишь в тех случаях, когда лицо обязано совершить какое- либо действие в силу своего служебного долга либо по прямом правовому предписанию. Так, наблюдатели, члены избирательной комиссии обязаны пресекать попытки фальсификации избирательных бюллетеней.

В то же время объективная сторона правонарушения показывает его выражение вовне и отражает специфику каждого состава правонарушения, дифференцирует одно правонарушение от другого. Следует отметить, что в конструкции объективной стороны состава административного правонарушения встречаются так называемые длящиеся правонарушения. Это правонарушения, начинающиеся с какого-то одного действия или бездействия, осуществляются потом непрерывно путем неисполнения обязанности либо пребывания лица в противоправном состоянии, хотя в избирательных правонарушениях длящиеся правонарушения носят исключительный характер. Длящееся правонарушение считается оконченным с момента фактического или юридического прекращения. Фактическое прекращение административного проступка возможно путем исполнения обязанности. Юридическое прекращение таких правонарушений выражается в привлечении лица к административной ответственности.

В административных правонарушениях посягающих на избирательные права объективная сторона в основном выражается простым действием - т. е. деяние считается оконченным с момента выполнения указанного действия. Если же при конструировании объективной стороны состава административного проступка законодатель Армении и России называет два обязательных действия, то деяние считается оконченным после совершения второго действия (например, подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах). Однако она может выражаться и в виде бездействия, которое заключается в невыполнении предусмотренных законом требований и условий проведения избирательных процедур, направленных на реализацию избирательных прав. Например не рассмотрение в установленный законом срок заявления о неправильности в списке избирателей (статья 5.1 КоАП РФ), не предоставление возможности обнародовать (опубликовать) опровержение (Статья 5.13 КоАП РФ) и другие.

Главным образом правонарушения различает друг от друга объективная сторона правонарушения. Заметим, что элементы, которые образуют объективную сторону, весьма разнообразны: время, место, способ[26], средства, орудия совершения правонарушения, которые, в свою очередь, в литературе называются факультативными[27].

Время, по нашему мнению, является важной характеристикой объективной стороны административного нарушения избирательных прав. Противоправность деяний, нарушающих законодательство о выборах, ограничена временными рамками избирательной кампании. Административная ответственность за нарушение избирательных прав имеет место только со дня официального опубликования решения о назначении выборов до дня представления избирательной комиссией, организующей выборы, отчета о расходовании средств соответствующего бюджета, выделенных на подготовку и проведение выборов. Кроме общих сроков избирательной кампании существуют временные периоды, которыми ограничено осуществление тех или иных избирательных прав граждан и иных субъектов избирательной кампании. Речь идет, прежде всего, о предвыборной агитации или же, например о, невозврате жертвователю в срок пожертвований перечисленных в избирательный фонд.

Место как элемент объективной стороны имеет важное значение при административных правонарушениях избирательных прав — например, сбор подписей по месту учебы, на рабочих местах, местах выдачи заработной платы, что запрещается административным законом РФ.

Предмет- например, оказание финансовой поддержки избирательной кампании по необоснованно заниженным ценам, оказание услуг, реализация товаров. Орудия совершения правонарушения избирательных прав - например, ст. 40.5 КоАП Республики Армения гласит: проникновение в участковый центр с оружием при исполнении внеслужебных обязанностей влечет административную ответственность . Способ совершения правонарушения- подкуп избирателей; повторность как признак объективной стороны правонарушения, например нарушение законодательства о выборах и референдумах, порядка и условий проведения предвыборной агитации; неоднократность ит. д.

Следует отметить, что многие из указанных признаков объективной стороны правонарушения избирательных прав носят факультативный характер.

Важнейшим среди признаков объективной стороны правонарушения избирательных прав является действие или бездействие. Например, невозвращение печатей избирательных комиссий - как бездействие или совершение подлогов в бланках поддержки выдвижения кандидатов - как действие (ст.ст. 40.4,40.7 КоАП РА).

В то же время конкретные формы деяния многообразны, а их признаки зафиксированы в нормативно-правовых актах и являются предметом исследования как отдельные составы административной ответственности избирательных прав. Так, бездействие - особая форма пассивного внешнего поведения, которая заключается в невыполнении действий, лежащих на субъекте в силу его правового положения.

Представляется, что если бездействие как элемент объективной стороны правонарушения наступило вследствие халатности, непредусмотрительности, то оно противоправное, а если оно абсолютно не зависело от воли и предусмотрительности субъекта, то это правомерное бездействие. В научной литературе бытует мнение о том, что с большой степенью условности можно утверждать, что право регулирует бездействие. В связи с этим справедливо отмечает, Р. Л. Хачатуров, что право или запрещает вредное бездействие (т. е. предписывает полезное

?вуирована.

действие), или поощряет полезное бездействие (т. е. запрещает вредное действие)[28].

Теперь обратимся к анализу субъекта как основного элемента состава административного правонарушения избирательных прав. Как отмечает Р. Л. Хачатуров, «субъект - сложная философская категория. Правовая категория субъекта правонарушения представляет собой специфическое преломление в правовой науке общефилософской категории субъекта» [29].

На наш взгляд, в Республике Армения недостаточно разработана проблема понятия субъекта как главного элемента состава административного правонарушения, в том числе в сфере избирательных прав. Нет единых подходов и у российских исследователей. Например, как отмечает Е. В. Грызунова, характеристика субъекта правонарушения имеет практическое значение, так как «законодатель при помощи этих признаков сужает круг лиц, могущих нести ответственность за определенные правонарушения или определенную группу правонарушений, тем самым утверждая положение, что не всякое физическое вменяемое лицо может быть субъектом данного вида, данного рода правонарушений»[30].

По-другому подходил к этой проблеме А. Н. Трайнин, который писал, что субъект правонарушения вообще не может рассматриваться в качестве элемента состава, ибо человек не является элементом им же совершенного деяния[31].

Данная позиция не может быть поддержана, она не получила также широкого признания среди ученых-юристов[32], о чем свидетельствует тот факт, что практически во всех учебниках по административному праву субъект рассматривается как неотъемлемый элемент состава административного правонарушения, и во-вторых, данная позиция ведет к исключению из совокупности признаков, характеризующих деяние как общественно вредное, более того, носителем субъективной стороны состава правонарушения является сам субъект.

Теперь обратимся к субъективной стороне административного правонарушения, посягающего на избирательные права. Как известно, внутреннюю деятельность человека при совершении им противоправного деяния характеризуют признаки, составляющие в своей совокупности субъективную сторону состава правонарушения. Ее содержание раскрывается такими элементами, как вина, мотив и цель. Обратимся вначале к цели как структурному элементу субъективной стороны административного правонарушения. В этой связи следует признать обоснованной позицию, согласно которой в отличие от вины, являющейся обязательным элементом, характеризующим субъективную сторону1, цель и мотив - элементы факультативные. Факультативными цель и мотив могут быть названы потому, что они не обязательны для характеристики субъективной стороны всех административных правонарушений. Цель - это представление о желаемом результате, к достижению которого лицо стремится. Иными словами, цель - существующее в сознании правонарушителя представление о ценности или интересе, которые он желает получить, совершая правонарушение2.

Справедливости ради отметим, что в научной литературе до сих пор не дано полного и четкого определения понятия мотива. Обычно под мотивом понимается то, что, отражаясь в голове человека, побуждает его к деятельности. Расценивается он и как внутреннее побуждение, толкающее на совершение поступка, вызывающее решимость совершить поступок, как внутренняя сила, порождающая волевой процесс и движущая индивидом в его сознательной деятельности.

Исходя из изложенного следует вывод, что в конкретных составах административных правонарушений, посягающих на избирательные права цель и мотив могут иметь императивный характер, а не только факультативный. Например, в ст. 40.7 КоАП Республики Армения, посвященной совершению фальсификаций в бланках для поддержки выдвижения кандидатов3. Цель в данном составе - победа конкретного кандидата, а мотивом может служить материальная заинтересованность.

Важным (императивным) элементом субъективной стороны выступает вина, которая может быть выражена в форме умысла или не- [33] [34]

осторожности. Ряд исследователей отмечают, что субъективная сторона: характеризуется как психоэмоциональное отношение физического лица к деянию и предполагает выявление признаков вины в форме умысла или неосторожности[35]; отражает внутреннее состояние лица в момент совершения административного правонарушения. Учет принципа вины в системе административной ответственности избирательных прав должен иметь место только в том случае, когда соответствующая мера воздействия, закрепленная в административном законодательстве, выступает как мера ответственности.

Основанным представляется подход, согласно которому вина- это не только психическое отношение субъекта к совершенному противоправному деянию, но характеристика деяния в целом. Так, Ю. А. Денисов отмечает, что правонарушения и вина - это определения одного и того же объективного содержания под различным углом зрения[36]. В административном праве, как и в правовой литературе в целом, вина рассматривается как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, запрещенному правовой (в данном случае административно-правовой) нормой[37].

На современном этапе развития двух государств, когда охрана прав и интересов граждан поднялась на значительно более высокую ступень, появилась острая необходимость четкого законодательного закрепления принципа административной ответственности только за виновный проступок.

Итак, на наш взгляд, вина- это категория, характеризующая субъективную сторону деяния (психическое отношение к своему противоправному поведению и его последствиям). Виновным является тот, кто совершил противоправное деяние, и только виновный может быть привлечен к административной ответственности за нарушение избирательных прав. Различают две формы вины: умысел (прямой, косвенный) и неосторожность - когда лицо предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Умысел включает в себе такие аспекты, как сознательный противоправный характер действия или бездействия, возможность предвидеть вредные последствия и желание наступления таких последствий (прямой умысел), или сознательное их допущение либо безразличное к ним отношение (косвенный умысел).

Таким образом, административное правонарушение, посягающее на избирательные права признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные для реализации субъективных избирательных прав и соблюдения установленных законом избирательных процедур последствия и желало наступления таких последствий (прямой умысел) или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (косвенный умысел)

Административное правонарушение, посягающее на избирательные права, признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных для избирательного процесса последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий (противоправная самонадеянность) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (противоправная небрежность).

Стоит отметить, что на практике с определением формы вины у физических лиц нет особых затруднений. Однако определение вины юридических лиц как субъектов избирательных правонарушений вызывает некоторые затруднения. Бытует мнение, что вина юридического лица сводится к анализу поведения только физических лиц, так как только они наделены такими качествами, как воля, сознание, интеллект, что выражает субъективную детерминированность их поведения[38].

В армянской и российской юридической литературе существуют различные точки зрения относительно понятия вины юридических лиц. Одни авторы считают, что вина коллективного субъекта проявляется в вине его органов, должностных лиц. Другие указывают, что вина представляет собой субъективное отношение к противоправному деянию всего коллектива, как общее психическое отношение, определяемое по преобладающей воле[39]. Третьи утверждают, что вина существует как неподдающаяся восприятию категория, которая применима только к физическим лицам .

Так, рассматривая вину индивидуальных субъектов административно-правовой ответственности за нарушение избирательных прав, прежде всего следует отметить ряд существующих позиций по указанному вопросу. По этому поводу В. А. Плахотнюк определяет виновность гражданина по избирательному праву как «всякую недобросовестность или упущение со стороны субъекта ответственности, повлекшие нарушение норм законодательства о выборах, если, исходя из обстановки, эти нарушения ответственное лицо реально могло предвидеть и предотвратить»2. А. Е. Штурнев при характеристике вины индивидуальных субъектов склоняется к определению вины, содержащемуся в ст. 2.2 КоАП РФ, выделяя при этом правонарушения, совершенные гражданином умышленно или по неосторожности.

Между тем, обращаясь к судебной практике по избирательным спорам, можно констатировать, что суды неоднозначно трактуют содержание вины в своих решениях. Так, в Определении от 15 марта 2002 г. № 53-Г02-7 по заявлению Е. В. Шуваева об отмене регистрации В. Е. Павлюченко кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Красноярского края ввиду того, что в газете «Правда Ленинского района» от имени В. Е. Павлюченко были размещены агитационные материалы, побуждающие избирателя голосовать за кандидата В. В. Струганова, которые не были оплачены из избирательного фонда кандидата. Верховный Суд РФ указал, что в ходе судебного разбирательства не установлена причастность В. Е. Павлюченко к размещению в данном номере газеты агитационных материалов, т. е. отсутствуют доказательства его вины в нарушении законодательства о выборах[40] .

На основании анализа судебной практики по избирательным спорам, с учетом приведенных судебных решений, напрашивается вывод, что суды в зависимости от обстоятельств дела по-разному устанавливают вину индивидуальных субъектов, либо ограничиваясь констатацией или отсутствием виновных действий участников избира2

тельной кампании, не вдаваясь в более детальное исследование, либо устанавливая наличие или отсутствие вины на основании психологических критериев .

Таким образом, вина представляет собой обязательное требование, на основании которого лицо может быть привлечено к административно-правовой ответственности за нарушение избирательных прав граждан.

Исходя из изложенного, следует отметить, что среди армянских и российских исследователей нет четкого определения понятии и критериев вины юридического лица как субъекта административной ответственности за правонарушения, посягающие на избирательные права.

При этом законодатель России в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ выделяет два критерия, позволяющих признать вину юридического лица: во-первых, наличие у него возможности выполнить предписания соответствующих правил и норм, во-вторых, непринятие всех зависящих от него мер по их обеспечению.

Только совокупность этих признаков позволяет констатировать виновность юридического лица2. Коллективная вина означает признание виновности юридического лица в целом; а коллективную ответственность юридического лица следует понимать как возложение на него ответственности: за действия своего руководителя, выступающего от имени коллектива, за вред, причиненный самим юридическим лицом либо его работником, а также вред, причиненный стороной, за действие, за которое данное юридическое лицо несет ответственность, в предусмотренных случаях.

Соответственно этим концепциям высказываются различные мнения по поводу формы определения вины коллективного субъекта. Так, А.П. Солдатов предлагает действия руководителя в интересах организации считать действием самой организации, отсюда, вину руководителя распространять на всё юридическое лицо1. Иной позиции придерживается В. Д. Сорокин2.

Исследование показывает, что доминантная часть исследователей, вину коллективного субъекта сводят в основном к вине физических лиц (руководителя организации), что представляется не совсем верным, так как следует выделять собственное содержание вины коллективного субъекта. Вина юридического лица означает, что административное правонарушение есть следствие дефекта самого юридического лица, его ненадлежащей организованности и деятельности. Отмечается, что «коллективная вина» не «оценочная категория», поскольку не может отражать психического отношения, а «категория сопоставления», выступающая эквивалентом при определении возможности привлечения к ответственности юридических лиц[41].

Представляется, что отсутствие вины юридического лица, как императивного и основного элемента субъективной стороны административного правонарушения избирательных прав, влечет за собой прекращение административного производства, так как отсутствие одного из элементов состава административного правонарушения (субъективной стороны) является обстоятельством, исключающим производство по административному делу[42].

При этом необходимость четких критериев определения вины коллективного субъекта обусловлена многочисленными избирательными спорами, в которых суды устанавливают вину избирательных комиссий, избирательных объединений при принятии решения по делу.

Таким образом, юридическое лицо должно нести ответственность за административные правонарушения избирательных норм и установленных ими избирательных технологий и процедур как при наличии собственной вины у его работников, так и тогда, когда вина конкретных физических лиц установлена быть не может, однако усматривается невыполнение ими цикла требований.

Итак, вина юридического лица, допустившего нарушение норм избирательного права, связана с пренебрежением обязанностями, определенными избирательным правом, либо с умышленным их неисполнением.

Важное значение имеют процессуальные особенности рассмотрения дел в сфере избирательных правоотношений в Российской Федерации и Республике Армения.

Несмотря на тот факт, что среди ученых существуют различия в понимании административного процесса и производства, при этом они делают один вывод, с который следует поддержать: процесс и производства соотносятся как общее и особенное, производство часть процесса, а процесс совокупность производства[43].

Несмотря на научный интерес к вопросам административнопроцессуальных особенностей избирательных правоотношений в рамках административной ответственности, особенно в последние годы, работ, содержащих комплексный анализ теоретических аспектов данной проблемы, в Российской Федерации и Республике Армения относительно немного. Отметим, что производство по делам об административных правонарушениях в Российской Федерации и Республике Армения в сфере законодательства о выборах и референдумах является разновидностью производств по делам об административных правонарушениях и входит в административно-юрисдикционный процесс.

Отметим, что производство по делам об административных правонарушениях в сфере законодательства о выборах и референдумах, как в Российской Федерации, так и в Республике Армения состоит из следующих стадий:

  • 1. Первая стадия - возбуждение дела (в случае необходимости - административное расследование) об административном правонарушении, посягающем на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме:
    • - применение к лицу мер обеспечения производства по делу и составление соответствующего протокола, составление протокола об административном правонарушении (решение о возбуждении административного расследования),
    • - установление фактических данных,
    • - процессуальное оформление результатов расследования,

— направление протокола (постановления) для рассмотрения в

суд.

Поводом для возбуждения дела об административном правонарушении при рассмотрении дел в сфере избирательных правоотношений является, как это определено КоАП РФ, обнаружение достаточных данных, указывающих на событие административного правонарушения, при этом, как справедливо отмечается в юридической литературе, термин «достаточные данные» представляется несколько двусмысленным для характеристики момента принятия решения о начале производства по делу, поскольку предполагает скорее наличие определенных доказательств, нежели стадию их сбора[44].

Представляется, что в рамках первой стадии ключевое место занимает составление протоколов об административных правонарушениях, посягающих на избирательные права. В КоАП РФ они именуются «Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях», хотя реально их функции и роль в производстве по делам об административных правонарушениях намного шире. Вызывает интерес, что Кодекс об административных правонарушениях Республики Армения и Административнопроцессуальный кодекс Республики Армения[45] не регламентируют круг субъектов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях в сфере избирательных прав.

В соответствии с КоАП РФ протоколы об административных правонарушениях, посягающих на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, вправе составлять должностные лица целого ряда государственных органов, которые условно можно объединить в три группы: должностные лица органов внутренних дел (полиции); члены избирательных комиссий с правом решающего голоса; должностные лица иных юрисдикционных специализированных органов исполнительной власти и т. д.

Стоит отметить, что особое место в административном процессе при рассмотрении дел по административным правонарушениям, посягающим на избирательные права, занимает прокурор, который инициирует административное преследование без составления протокола об административном правонарушении, посягающем на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме. В соответствии со ст. 28.4 КоАП РФ, прокурор вправе возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьями 5.1, 5.7, 5.21, 5.23-5.25,5.45, 5.48, 5.52 КоАП Российской Федерации.

На основании статьи 28.3 КоАП РФ право составлять протоколы об административных правонарушениях закрепляется за следующими уполномоченными лицами:

  • - должностные лица органов внутренних дел (полиции) - об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.6, 5.10- 5.12, 5.14-5.16,5.22, 5.47,5.49 КоАП РФ;
  • - должностные лица органа, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций,- об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.5, 5.10,5.11,5.13 КоАП РФ;
  • - члены избирательных комиссий, комиссий референдума с правом решающего голоса, уполномоченные избирательными комиссиями, комиссиями референдума, - об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.3-5.5, 5.8-5.10, 5.12, 5.15, 5.17-5.20, 5.47, 5.50,5.51,5.56 КоАП РФ;
  • - инспекторы Счетной палаты Российской Федерации - об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.21 КоАП РФ[46].

В юридической литературе имеется точка зрения, согласно которой в зависимости от выполняемых функций, предметов ведения и предоставленных полномочий можно выделить две группы уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях в сфере избирательных прав граждан и прав на участие референдуме - это должностные лица, наделенные государственно-властными полномочиями, государственно-властными и административно- хозяйственными функциями и должностные лица, наделенные государственно-правоохранительными функциями, и полномочиями[47].

Стоит отметить, что как в Российской Федерации, так и в Республике Армения данная деятельность избирательных комиссий и органов внутренних дел по защите избирательных прав является значимой в деле борьбы с административно-противоправными посягательствами в этой достаточно значимой для государства и общества публично-правовой сфере.

С учетом законотворческого опыта Российской Федерации представляется целесообразным закрепить в Административнопроцессуальный кодекс Республики Армения норму, согласно которой при непосредственном обнаружении компетентными должностными лицами (избирательной комиссии и органов внутренних дел) достаточных данных, указывающих на наличие административного правонарушения, посягающего на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, либо подтверждения информации, содержащейся в поступивших материалах, составлять протокол о соответствующем административном правонарушении.

  • 2. Вторая стадия - рассмотрение дела об административном правонарушении, посягающем на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме:
    • - подготовка материалов к рассмотрению и слушанию,
    • - анализ собранных материалов, обстоятельств по делу,
    • - слушание дела,
    • - вынесение постановления.

Важно отметить, что согласно ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел о нарушении законодательства о выборах и референдуме входит в компетенцию мировых судей, т. е. к подсудности мировых судей отнесено рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, связанных с нарушением избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, а также процедуры проведения выборов и референдумов[48], а если по ним проводится административное расследование[49] - судей районных судов, при этом, если эти правонарушения совершены военнослужащими и гражданами, признанными на военные сборы, - судей гарнизонных военных судов.

Вызывает интерес, что согласно ст. 144 Административнопроцессуального кодекса Республики Армения рассмотрение дел о нарушении избирательных прав подведомственно административным судам1, в то же время по ст. 223 АПК РА избирательные правонарушения могут быть рассмотрены городскими народными судами Республики Армения2.

В соответствии со ст. 29.6 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, посягающих на в избирательные права рассматриваются в пятидневный срок со дня получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела. Продление данного срока не допускается. Аналогичная норма содержится в Административно- процессуальном кодексе Республики Армения (ст. 146), согласно которой избирательные споры рассматриваются в течение пяти дней.

Законодатель Армении не определяет, какой орган или должностное лицо может признать лицо потерпевшим от административного правонарушения, посягающего на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, однако по смыслу ряда положений КоАП РА и Административно-процессуального кодекса Армении очевидно, что признание лица потерпевшим осуществляется органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело.

Так, М.К. Треушников отмечает, что в судебном порядке в России до 1994 г. в некоторой степени защищалось только активное избирательное право, права граждан быть включенными в списки избирателей и не защищались права иных субъектов избирательного процесса[50] [51]. Так по данным судебной статистики, в 1996 г. в судах Российской Федерации было рассмотрено 3 043 681 гражданское дело, из них 684 - о защите избирательных прав граждан. В 1997 г. избирательные споры составили 789 из 3 916 839 рассмотренных судами гражданских дел, в 1998 г. - 992 из 4 790 079 гражданских дел[52]. В этой связи как справедливо указывает М. С. Матейкович при резком увеличении общей нагрузки на суды общей юрисдикции доля избирательных споров, количество которых плавно снижается, стала незначительной[53].

Судебная защита избирательных прав граждан осуществляется самостоятельными, независимыми органами государственной власти, не связанными со сторонами какими-либо отношениями, кроме как процессуальных. В Российской Федерации основную нагрузку в сфере защиты избирательных прав граждан несут суды общей юрисдикции, что, на наш взгляд, нецелесообразно.

Следует отметить, что, осуществляя защиту избирательных прав граждан, судебные органы, как в Российской Федерации, так и в Республике Армения не могут действовать по собственной инициативе. Перечень субъектов, которые уполномочены обжаловать решении и действии (бездействия), нарушающих избирательные права граждан, носит исчерпывающий характер: таковыми являются избиратели, участники референдума, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения и их доверенные лица, иные общественные объединения, инициативная группа по проведению референдума и ее уполномоченные представители, наблюдатели, а также комиссии[54].

  • 3. Третья стадия - пересмотр постановления по делу об административном нарушении законодательства о выборах и референдумах:
    • - обжалование (опротестование) постановления по делу,
    • - проверка законности и обоснованности постановления по делу,
    • - принятие окончательного решения.

Законодатель России определил, что жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подается судье, в орган, должностному лицу, которыми вынесено постановление по делу и которые обязаны в течение трех суток со дня поступления жалобы направить ее со всеми материалами дела в соответствующий суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.

Важно отметить, что жалоба, подаваемая в суд, рассматривается теперь не по месту жительства жалобщика, а по месту рассмотрения дела. Здесь заложена идея иерархичного рассмотрения административно-деликтных дел в судебном порядке, которая с созданием административных судов или административного производства позволит сформировать (реализовать) идею административной юстиции России с учетом опыта Республики Армения. Отметим, что постановления по делам об административных правонарушениях в сфере реализации избирательных прав могут быть поданы в пятидневный срок со дня вручения или получения копий постановлений, а сами жалобы на постановления по делам об избирательных правонарушениях подлежат рассмотрению в пятидневный срок со дня их поступления со всеми материалами в суд.

Проведя сравнительно-правовой анализ, следует отметить, что согласно Административно-процессуальному кодексу Республики Армения, дела об избирательных правонарушениях могут быть поданы в административный суд Республики Армения в трехдневный срок. Вызывает интерес, что законодатель Армении в зависимости от стадии избирательных правоотношений различают различные сроки рассмотрения жалоб административных правонарушений в сфере избирательных прав граждан (от 3 до 15 дней)[55].

  • 4. Четвертая стадия - исполнение постановления по делу об административном правонарушении законодательства о выборах и референдумах - заключительная стадия производства[56]:
    • — обращение постановление к исполнению,
    • - непосредственное исполнение постановления по делу[57].

Таким образом, представляется необходимым, с учетом законотворческого опыта Российской Федерации закрепить норму в Административно- процессуальном кодексе Республики Армения, согласно которой при непосредственном обнаружении компетентными должностными лицами (избирательных комиссии и органов внутренних дел) достаточных данных, указывающих на наличие административного правонарушения, посягающего на избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, либо подтверждения информации, содержащейся в поступивших материалах, составлять протокол о соответствующем административном правонарушении.

Представляется, что следует сократить число лиц, уполномоченных составлять протоколы по делам об избирательных правонарушениях по законодательству Российской Федерации, а именно лишить этого права должностных лиц органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. В связи с вышесказанным представляется целесообразным наделить сотрудников органов внутренних дел, дежурящих в день голосования на избирательном участке, совместно с уполномоченным членом избирательной комиссии правом составлять протоколы по делам об административных правонарушениях в сфере избирательных прав, при этом необходимо организовать обучение такой категории полицейских на высоком теоретическом уровне.

Сравнительно-правовой анализ показал, что в Республике Армения в системе административной юрисдикции действуют два кодифицированных нормативно-правовых акта, такие как: Кодекс об административных правонарушениях Республики Армения и Административно-процессуальный кодекс. В этой связи представляется целесообразным России учесть опыт правового регулирования Республики Армения, так как для науки административного права Российской Федерации актуальным является вопрос о дифференциации материальных и процессуальных административно-правовых норм, путем принятия Административно-процессуального Кодекса Российской Федерации, который должен закрепить функциональные и институциональные основы субъектов публичной исполнительной власти в области административного правотворчества, административно-распределительной и административно-юрисдикционной деятельности. Более того, Кодекс должен включить нормы, регулирующие административнопроцессуальные отношения формы обращения «заявления» в суд, в том числе предусматривать исковое начало обращение в суд, а также нормы, регулирующие порядок наложения административных взысканий и обжалования судебных решений.

В то же время предлагаемый Административно-процессуальный кодекс Российской Федерации должен установить автономную от остальных судебных органов систему административных судов, которые рассматривали бы все дела, возникающие из публичных правоотношений, имеющих административно-правовую природу, в том числе споры, вытекающие из избирательных правоотношений.

  • [1] Денисов Ю. А. Общая теория правонарушения и ответственности. М„ 1983. С. 71-72.
  • [2] Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Указ. соч. С. 56.
  • [3] См.: Симухин В. Д., Симухин А. В. Административная ответственность в РоссийскойФедерации. Волгоград, 2007. С. 17. 1996. С. 90-91. 5 Толковый словарь русского языка: / Под ред. Д. Н. Ушакова. М., 1935-1940; Словарьрусского языка / Под ред. А.П.Евгеньевой. T. 4. М., 1984. С. 207.
  • [4] Российский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право. М.: Норма, 2009. С. 611
  • [5] Конин Н. М. Административное право России. М.: Проспект. 2010. С. 160
  • [6] 6 См.: Калинина Л. А. Административная ответственность. М.: Норма, 2009. С. 55
  • [7] ... 'канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 49; bipuili ft. 2. ЧшрушЦшЬ {фшфнДр ZuijuiuinuiUJiZuibpumibinnipjiuli Jipun[miipJi hunfuilpupqnuf. fcpliuiti, 2006. Ь?. 55.
  • [8] " См.: Административное право. Под. ред. Л. Л. Попова. М.: Юрайт, 2009. С. 188.
  • [9] Семенов М.В. Проступки по советскому праву. Общетеоретический аспект: Дисс. ... канд.юрид. наук. Саратов, 1982. С.60.
  • [10] См.: Шиндяпина М. Д. Стадии юридической ответственности: Дисс. ... канд. юрид. наук.М„ 1999. С. 105.
  • [11] ’См.: Грызунова Е. В. Правонарушение и юридическая ответственность в их соотношении:Дисс.... канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 50.
  • [12] См.: Печеницын В.А. Состав административного проступка и его значение вюрисдикщюниой деятельности органов внутренних дел. Хабаровск, 1988. С. 14.
  • [13] См.: Трайнин А. Н. Указ. соч. С. 123
  • [14] См.: Кодекс Республики Армения об административных правонарушениях от 01 июня
  • [15] 1986г. №23 (с изм. и доп. 29 декабря 2012 г..) // Ведомости Республики Армения.
  • [16] 'Великосельская И. Е. Состав правонарушения: Дисс____канд. юрид. наук. Самара, 2010. С. 34.
  • [17] Ожегова Г. А. Объекты правонарушений: Дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 30-35; Галузин А. Ф. Правонарушения в публичном и частном праве: общая характеристика:Дисс.... канд. юрид. наук. Самара, 1999. С. 128.
  • [18] Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления (правонарушения). М., 2001. С. 198; Общая теория права и государства. Под ред. В.В. Лазарева. М., Юрист, 2002. С. 286. См.: Семченков И. П. Объект преступления: социально-философские и методологическиеаспекты проблемы: Дисс.... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 11.
  • [19] См.: Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления (правонарушения). М., 2001. С. 198;Общая теория права и государства. Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист, 2002. С. 286.
  • [20] См.: Семченков И. П. Объект преступления: социально-философские и методологическиеаспекты проблемы: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 11.
  • [21] См.: Калинина Л. А. Административная ответственность. М.: Норма, 2009. С. 58-59.
  • [22] часть,- Бахрах Д.Н. Состав административного проступка. Свердловск. 1987. С. 26.
  • [23] Бахрах Д. Н., Татарян В. Г. Административное право России. М.: Эксмо, 2009. С.482; Ани
  • [24] Грызунова Е. В. Правонарушение: юридический состав и его особенности. Саратов, 2002. С.32.
  • [25] Лейст О. Э. Правонарушение и юридическая ответственность / Теория права и государства.Под ред. М. Н. Марченко. М., 1999. С. 455.
  • [26] Способ совершения проступка представляет собой порядок, форму, последовательностьдействий, приемы, применяемые нарушителем. Действие и способ его совершениясоотносятся как род и вид. - Д. Н. Бахрах и Э. Н. Ренов. Административная ответственностьпо российскому законодательству. М: Норма, 2005. С. 60-61.
  • [27] 'См.: Зарян Д. Г. Объективная сторона правонарушения: Дисс.... канд. юрид. наук. Тольяти,2006. С. 70-75; Липатов О.Г., Филатова А. В., Чанов С. В. Административная ответственность. М.: Волтерс-Клувер, 2009. С. 73-75.
  • [28] 2 Хачатуров Р. Л. Указ. соч. С. 154.
  • [29] Хачатуров Р. Л., Ягутян Р. Г. Юридическая ответственность. Тольятти.: Международнаяакадемия бизнеса и банковского дела, 1995. С. 92.
  • [30] Дисс.... канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 62.
  • [31] Трайнин. А. Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат,1951. С. 325.
  • [32] См.: Сунцов А. П. Правонарушения в сфере избирательной системы субъекта РоссийскойФедерации. Тюмень, 2001; Денисенко В. В. Субъектный состав административно-деликтныхотношений: проблемные вопросы теории. Ростов н/Д, 2005; Маштаков И. В. Проблемы теории правонарушения. Самара, 2005; Толстоголова О. В. Субъектный состав административно-деликтных отношений: вопросы теории и практики: Дисс. ... канд. юрид. наук. Ростовн/Д, 2004.
  • [33] 1 Российский Б. В. Административная ответственность. М.: Норма, 2010. С. 48-49.гСм.: Кисин В. Р. Указ. соч. С. 31
  • [34] См.: КоАП РА от 01 июня 1986т. Ведомости Республики Армения 1985 / 23 с изменениямиот 29. 10.2009 3P-199-N, Ведомости Республики Армения 2009.12.02/60 (726) Ст.1309
  • [35] Агапов А. Б. Административная ответственность. М.: Эксмо, 2007. С.34-35.
  • [36] Денисов Ю. А. Общая теория правонарушения и ответственность. СПб., 1999. С. 115.
  • [37] Серков П. П. Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования:Дисс. ... докт. юрил. наук. М., 2010; Шилов Ю. В. Административная ответственность юридических лиц: процессуальный аспект: Дисс. ...канд. юрил. наук. Омск, 2003.
  • [38] 'См.: Дугенец А. С. Административная ответственность в российском праве: Дисс.... доктора. юрид. наук. Москва, 2005. С. 123-127.
  • [39] Рабинович Ф.Л. Формы вины предприятия и договорная ответственность // Советскоегосударство и право. 1970. № 3. С. 82.
  • [40] ем.: Черкаев Д. И. Административная ответственность юридических лиц // Законодательство. 2006. №11. С. 51-55. избирательному праву // Вестник Избирательной комиссии Иркутской области. 2003. № 3. С.52.
  • [41] См.: Денисенко В. В. Системный анализ административно - деликтных отношений: / Подред. В. П. Сальникова. СПб., 2001. С. 129.; Толстопятова О. В. Субъектный составадминистративно - деликтных отношений: вопросы теории и практики: Дисс. ... канд. юрил.наук. Ростов н/Д, 2004. С. 141-143.
  • [42] См. п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ. Согласно вышеупомянутой статьи, отсутствие составаадминистративного правонарушения является обстоятельством исключающим производствопо административному правонарушению.
  • [43] См.: Якимов А. Ю. Административно-юрисдикционный процесс и администравтино-юрисдикционное производства // Государства и право. 2000. № 3. С. 6; Громова H. В. Административная юстиция: История и современность: Дисс____канд. юрид. наук. М., 2002. С 122.
  • [44] См.: Беляков Е. Н. Административная ответственность и административная юрисдикция.Нижний Новгород, 2007. С. 358-359.
  • [45] " См.: Административный процессуальный кодекс Республики Армения от 12 декабря 2010г.Л» ЗР-269 (с изм. и доп. от 28 октября 2012г.) // Ведомости Республики Армения. 28.10.2012.№ 135. Ст. 64(588)
  • [46] См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря2001г. № 196-ФЗ (с изм. и доп. от 30 апреля 2013г.) // СЗ РФ. 03.05.2013. № 18. Ст. 2145.
  • [47] ' См.: Родионова Е. Ю. Административно-правовая защита избирательных прав граждан вРоссийской Федерации. Дисс. ...канд. юрид. наук. Москва, 2007. С. 136-1140; Япрынцев Е. В.Указ. соч. С. 124.
  • [48] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 марта 2011 г. №5 «О практикерассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдумеграждан Российской Федерации» // СЗ РФ. Вестник Центризбиркома РФ. № 4. 2011.
  • [49] Важно отметить, что понятие административное расследование, действующее административное законодательство не содержит, при этом многие авторы охарактеризовали административное расследование как начальную стадию производства по делам об административных правонарушениях. - Липатов О.Г., Филатова А. В., Чанов С. Е. Административнаяответственность. М.: Волтерс-Клувер, С. 281-183.
  • [50] 'См.: Административный процессуальный кодекс Республики Армения от 12 декабря 2010г.№ ЗР-269 (с изм. и доп. от 28 октября 2012г.) // Ведомости Республики Армения. 28.10.2012.№ 135. От. 64(588). 'См.: статья 223 - Кодекс Республики Армения об административных правонарушениях от 01июня 1986г. № 23 (с изм. и доп. от 29 октября 2009 г.) // Ведомости Республики Армения02.12.2009. № 60726. Ст.1309.
  • [51] Треушников М.К. Судебная защита избирательного права // Журнал российского права.2000. № 3. С. 15.
  • [52] См.: Там же С. 14.
  • [53] Матейкович М. С. Избирательное право и избирательный процесс. М.: Норма, 2010. С. 124.
  • [54] См.: п.10 ст. 75 ФЗ РФ от 12 июня 2002г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательныхправ и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изм. и доп. от 16июня 2012г.) И СЗ РФ. 2012. № 31. Ст. 4191.
  • [55] См.: Статья 148 - Административный процессуальный кодекс Республики Армения от 12декабря 2010г. № ЗР-269 (с изм. и доп. от 28 октября 2012г.) // Ведомости РеспубликиАрмения. 28.10.2012. № 135. Ст. 64(588).
  • [56] 'См.: Костылев А. К. Административная юрисдикция проблемы, поиски, решения. Тюмень,2005. С. 75-78.
  • [57] См.: Треушников М. К. Указ. соч. С. 120-122.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >