Особенности субъектного состава административных правонарушений в сфере реализации избирательных прав в Российской Федерации и Республике Армения

Вопрос о субъектах права является важным для любой отрасли права, поскольку с ним связано не только определение круга потенциальных участников соответствующих правоотношений, но и предметное закрепление перечня субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих наиболее содержательную характеристику правового режима любого относительно самостоятельного юридического феномена объективного порядка. Именно определение круга лиц, являющихся субъектами права, представляет собой отправную ступень в процессе воплощения юридических норм в социальную жизнь. Уже здесь нормы права в какой-то мере реализуются: реально определяется круг адресатов, которые могут быть обладателями юридических прав и носителями юридических обязанностей.

Относительно субъекта административной ответственности за нарушение избирательных прав или иначе говоря избирательных правонарушений, то в науке административного права различаются понятия «субъект административного правонарушения» и «субъект административной ответственности». Первое обобщает конструктивные признаки состава, характеризующие правонарушителя при этом субъект правонарушения не всегда является субъектом ответственности. Совокупность признаков субъекта правонарушения плюс совокупность признаков особого субъекта образуют понятие «субъект административной ответственности», которое включает в себя названные в законе признаки, относящиеся к субъекту, что и является предметом нашего исследования.

Важным признаком института административной ответственности за нарушение избирательных прав является специфический круг субъектного состава1, особенности правового статуса которых во многом предопределяют механизмы юридического обеспечения выборов и референдумов в Российской Федерации и Республике Армения. В то же время на законодательном уровне обеих государств отсутствует легальное определение субъекта административного правонарушения. Анализ данной проблематики целесообразно рассмотреть в контексте более общего понятия - субъекта правоотношения. Здесь стоит отметить, что по вопросу понятия «субъект правоотношения» в науке Российской Федерации и Республике Армения нет принципиальных разногласий.

Так, С. С. Алексеев под субъектом правоотношений понимает лицо, которое реально способно участвовать в правоотношении, быть носителем юридических прав и обязанностей[1]. Данное понятие разделяется и некоторыми учеными Республики Армения[2]. Иной точки зрения придерживается В. М. Баранов, который отмечает, что субъектом правоотношений выступает индивидуум или организация, которые на основе юридических норм становятся участниками правоотношений[3]. В свете сказанного представляется более обоснованным определение В. С. Нерсесянца, что субъекты правоотношения — это субъекты права, обладающие предусмотренными реализуемой нормой права правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью[4]. По этому поводу В. Д. Сорокин утверждал, что «в теории права не вызывает споров вопрос о делении субъектов права на две категории: граждане и организации, выступающие как носители предусмотренных государством прав и обязанностей...»[5] [6].

Представляется, что наиболее удачными являются классификации Д. Н. Бахраха, О. С. Иоффе, В.Д, Сорокина, Ю. А. Тихомирова, В. С. Четверикова, М. Д. Шаргородского , которые отмечали, что все субъекты административного права могут быть представлены двумя группами: индивидуальными и коллективными субъектами либо физическими и юридическими лицами, но каждая из представленных классификаций нуждается в конкретизации, с учетом особенностей субъектов избирательных правонарушений[7]. Особенность субъектного состава административных правонарушений в сфере избирательных прав заключается в их многообразии в Российской Федерации, чего пока нельзя сказать об Армении.

Применительно к рассматриваемой теме, основными субъектами избирательных правоотношений являются избиратели и кандидаты, без которых невозможна реализация прав граждан избирать и быть избранным. Отметим, что в Российской Федерации, как и в Республике Армения, выборные отношения характеризуются широким крутом участников. Их объединяет то, что в рамках данного вида правовых отношений они выступают как носители прав и обязанностей, связанных с подготовкой и проведением выборов в представительные органы государственной и муниципальной власти, выборных должностных лиц. Необходимо учитывать, что участниками административных правоотношений, возникающих при нарушении норм избирательного права, будут субъекты, обладающие двойственной юридической природой - характеризующиеся как административно-правовым, так и избирательным статусом, предусмотренные избирательным законодательством в качестве субъектов избирательного процесса (например, проведение агитации лицами и организациями, которым участие в ее проведении запрещено законом).

В этой связи следует признать обоснованной позицию А. Д. Исхакова, который предлагает для классификации субъектов избирательного правоотношений выделить наиболее существенные аспекты их правового положения, например, основную юридическую цель участия в избирательной кампании[8].

В соответствии с этим основанием он выделяет четыре группы субъектов избирательных правоотношений:

  • - субъекты, имеющие целью организацию и проведение выборов в строгом соответствии с действующим законодательством; к этой группе относятся избирательные комиссии всех уровней и члены избирательных комиссий, при этом отличительной особенностью правового статуса избирательных комиссий, комиссий референдума, государственных органов, органов местного самоуправления, предприятий, организаций, учреждений, средств массовой информации (как субъектов), а также их должностных лиц является то, что они вправе участвовать и в избирательных и административных правоотношениях строго в рамках предоставленных им полномочий и не могут выходить за их пределы, какими бы соображениями ни мотивировалась необходимость и целесообразность подобного рода действий;
  • - субъекты, имеющие целью своё избрание на должность либо избрание представляемого им субъекта; к этой группе относятся кандидаты, их доверенные лица, наблюдатели, а также избирательные объединения;
  • - субъекты, имеющие целью реализацию своего права на участие в управлении делами государства посредством выборных представителей; к этой группе относятся все избиратели;

— субъекты, имеющие целью создание условий для реализации избирательных правоотношений субъектами первых трёх групп; к этой группе относятся редакции средств массовой информации, должностные лица органов государственной власти .

В этой связи не бесспорной представляется позиция Ю. А. Веденеева и С. Д. Князева, которые предлагают классифицировать всех участников избирательного права в зависимости от их значения для проведения выборов. По предложенной ими классификации главными субъектами называются избиратели, кандидаты и избирательные комиссии, т. е. субъекты, без наличия которых проведение выборов невозможно в принципе[9] [10]. Представляется, что классификация данных авторов несколько упрощает проблему и не охватывает весь спектр избирательных правоотношений.

Интересным в контексте народовластия, как основы государственной власти является выделение в качестве особого, управомоченного субъекта избирательных правоотношений «народа» как единственного суверена и носителя власти в Российской Федерации, обладающего абсолютной правосубъектностью, в том числе и в сфере формирования органов государственной власти и местного самоуправления[11].

При всем многообразии подходов, представляется целесообразным всех субъектов избирательных правоотношений в сфере административной ответственности Российской Федерации и Республики Армения, в сфере избирательных правоотношений разделить на две основные группы - индивидуальные и коллективные.

Вопрос о субъектах административной ответственности посягающих за избирательные права и нарушающих установленные избирательные процедуры является значимым в теории административного права. Следует отметить, что субъектом административной ответственности являются правонарушители (физические и юридические лица), на лиц, совершивших правонарушение возлагается обязанность претерпеть неблагоприятные последствия.

В приведенной классификации первичную группу субъектов административных правонарушений, посягающих на избирательные права, как в Российской Федерации, так и в Республике Армения, составляют граждане, выступающие в качестве избирателей, кандидаты, доверенные лица зарегистрированных кандидатов, наблюдатели и члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса. Сложность в проведении классификации субъектов избирательных правонарушений заключается в многообразии различных субъектов, так или иначе вовлеченных в избирательный процесс, и в этой связи трудно отобрать оптимальные параметры для классификации.

Интерес представляет классификация, предложенная Л. В. Ковалем, который применительно к сфере административно-деликтных отношений по такому критерию, как социальная сущность носителя прав и обязанностей, субъекты отношений выделил такие группы, как: а) личности (к ним относятся граждане, иностранцы, лица без гражданства, должностные лица и представители компетентных государственных и общественных органов); б) организации (государственные органы или общественные организации, выполняющие функции административного преследования и обладающие соответствующими властными полномочиями)[12].

В рамках индивидуального субъекта также выделяются общие и специальные субъекты. Индивидуальный общий субъект административного правонарушения, посягающего на избирательные права - это физическое лицо, вменяемое, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ и ст. 12 КоАП РА).

При этом следует отметить, что граждане и России и Армении приобретают активное избирательное право с 18 лет (ст. 4 Федерального закона от 12 июня 2002 г. «Об основных гарантиях...»[13] и часть 1 статьи 2 Избирательного кодекса Республики Армения[14]). Следует ли отсюда вывод об ином возрасте административной ответственности по правонарушениям посягающим на избирательные права. Думается, что нет, поскольку субъектом ответственности является лицо препятствующее реализации избирательного права, а не обладающее им.

Круг индивидуальных общих субъектов административной ответственности за правонарушения, посягающие на избирательные права в Российской Федерации и Республики Армения составляют большую группу субъектов. К таковым могут быть отнесены лица, препятствующие участию в выборах, нарушающие порядок проведения предвыборной агитации, изготавливающие и распространяющие анонимные агитационные материалы и иные лица.

Индивидуальный специальный субъект административного нарушения избирательного законодательства это должностное лицо, или лицо, наделенные должностными полномочиями, - это вменяемое «лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационнораспорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях...»[15], обладающее наряду с общими признаками субъекта также и дополнительными признаками, предусмотренными конкретной статьей Особенной части КоАП РФ и КоАП РА. Отсутствие указанных в кодексах признаков специального субъекта административного правонарушения норм избирательного права, предусмотренных КоАП РФ и КоАП РА исключает административную ответственность за избирательное правонарушение.

Анализ статей КоАП РФ и КоАП РА позволил выявить следующие индивидуальные специальные субъекты:

  • - должностные лица (ст.ст. 5.3-5.5, 5.8-5.13, ч. 1 ст. 5.15, ст. 5.20,5.21 КоАП РФ);
  • - должностное лицо средств массовой информации, организации, осуществляющей теле- и радиовещание (ч.1 ст. 5.5 КоАП РФ и ст. 40.2 КоАП РА);
  • - члены избирательных комиссий (ст.ст. 5.6, 5.7, 5.22,
  • 5.24 КоАП РФ);
  • - лица, на которых законом возложена обязанность предоставления списков избирателей или сведений об избирателях (ст. 5.4 КоАП РФ и ст. 40.6 КоАП РА);
  • - председатели избирательных комиссий (ч. 2 ст. 5.17,5.24,
  • 5.25 КоАП РФ);
  • - работодатели - физическое либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником (ст. 5.7 КоАП РФ);

г. 2.4 КоАП РФ.

  • - наблюдатели или представители средств массовой информации (ст. 40.2 КоАП РА);
  • - кандидаты, зарегистрированные кандидаты, лица, являвшиеся кандидатами, зарегистрированными кандидатами, лица, избранные депутатами или на иные выборные должности (ч. 2 ст. 5.17, ст.ст. 5.18, 5.19 КоАП РФ);
  • - уполномоченные представители по финансовым вопросам избирательного объединения (ч. 1 ст. 5.17 КоАП РФ);
  • - должностные лица кредитных организаций (ч. 1 ст. 5.17 КоАП РФ).

Вместе с тем, проведенное исследование Особенной части КоАП РА в сфере избирательных правонарушений свидетельствует о том, что среди специальных субъектов законодатель Армении выделяет только наблюдателей и представителей средств массовой информации, что, на наш взгляд, не представляется полноценным перечнем субъектного состава. В этой связи необходимо расширить как специальный субъектный состав, так и составы административных правонарушений в сфере избирательных прав.

Необходимо отметить, что общие и специальные признаки индивидуального субъекта избирательных правонарушений включаются в состав деликта. При этом следует обращать внимание и на иные признаки субъекта, хотя и не входящие в конкретные составы, но влияющие на вид и размер наказания. Прежде всего, это несовершеннолетие субъекта[16]. С учетом конкретных обстоятельств дела лицо, совершившее административное правонарушение избирательных прав в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав может быть освобождено от административной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних. В то же время несовершеннолетие лица, совершившего административное правонарушение, в соответствии со ст.13 КоАП РА признается обстоятельством, смягчающим административную ответственность.

Административная ответственность коллективных субъектов в настоящее время нашла своё законодательное закрепление в ст. 2.10 КоАП РФ, в отличие от КоАП РА, в котором подобной нормы нет. Исходя из изложенного, можно говорить о принципиальном отличии между КоАП РА и КоАП РФ: в последнем установлены нормы, предусматривающие ответственность не только физических, но и юридических лиц.

В этой связи неоднозначно может быть оценена позиция ряда авторов, которые принципиально не согласны с использованием в административном праве конструкции объективного вменения, а также утверждают, что институт административной ответственности юридических лиц чужд Кодексу об административных правонарушениях РФ и разрушает цельность его предмета регулирования1.

Аналогичной позиции придерживается В. В. Денисенко: отвергая возможность объективного вменения при конструировании административной ответственности юридических лиц, российский законодатель исходил не из существующих либо даже господствующих теоретических подходов к данной проблеме, не из принципиальной приверженности одному или другому варианту реализации юридической ответственности данной категории субъектов, а из временной, сиюминутной целесообразности и выгоды их применения в конкретных условиях развития общества[17] [18].

В контексте данной проблемы вызывает интерес мнение Ю. В. Шилова, который в противовес В. В. Денисенко утверждает, что производство по делам об административных правонарушениях юридических лиц характеризуется наличием презумпции невиновности и объективного вменения, что закреплено в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ[19].

Ранее коллективные субъекты привлекались к административной ответственности по другим нормативно-правовым актам, в частности за нарушения норм избирательного права - по Федеральному закону от 6 декабря 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах»[20]. Отметим, что в Республике Армения вопросы административной ответственности юридических лиц еще находятся в стадии становления, а проблемы, возникающие в связи с применением в отношении юридических лиц административной ответственности, существуют и требуют к себе особого внимания законодателя и правоприменителя, а также нормативного закрепления. О недостаточной разработанности этой проблематики в Республике Армения свидетельствует и тот факт, что в учебной литературе административная ответственность юридических лиц либо не рассматривается, либо освещается вскользь. Важно отметить, что разногласия между противниками и сторонниками института административной ответственности юридических лиц носят концептуальный характер. Одни настаивают на том, что ответственность должна быть только индивидуальной, вторые отмечают, что наряду с ней, имеет право на существование и коллективная ответственность. При этом, как свидетельствует характер дискуссии и опыт Российской Федерации (где существует индивидуальная и коллективная ответственность), последний учитывается и играет значительную роль в формировании позиции армянских исследователей, но стоит отметить, что и в России по данному вопросу нет однозначных позиций исследователей.

В то же время сторонники коллективной ответственности указывают, что «в России институт ответственности юридических лиц становится активно востребованным и оправданным еще и в силу того, что у нас возникает множество хозяйствующих субъектов (акционерные общества, товарищества, общества с ограниченной ответственностью и т. д.), которые зачастую не имеют, в отличие от государственных предприятий, ясной и формально установленной структуры управления или скрывают ее. Как следствие, возникают трудности при разрешении конфликтов с законом и выяснении сфер компетенции сотрудников, без чего весьма затруднительно привлечение к ответственности непосредственных виновников правонарушений» .

Таким образом, сравнительно-правовой анализ свидетельствует, что среди правоведов России и Армении отсутствуют единые подходы к вопросу, что следует понимать под коллективным субъектом административного деликта избирательных прав. В научной литературе обеих государств существует два основных подхода к этой проблеме.

Некоторые авторы полагают, что субъектом административного правонарушения может быть исключительно самостоятельная организация, зарегистрированная в качестве юридического лица (например, СМИ, организация, осуществляющая теле- и радиовещание)2. К сожалению, следует констатировать, что КоАП РФ и КоАП РА не содержат признаков юридического лица как субъекта административного правонарушения в сфере избирательных прав. Стало быть, при разрешении вопроса о привлечении коллективного субъекта к административной ответственности за избирательные правонарушения следует пользоваться положениями гражданского законодательства Российской Федерации и Республики Армения.

В то же время некоторые исследователи считают, что коллективным субъектом административного правонарушения может быть не только организация, которая в соответствии с гражданским законодательством имеет статус юридического лица, но в некоторых случаях и организация, не обладающая таким статусом[21].

Нам же представляется, что организация, не являющаяся юридическим лицом, может быть субъектом административной ответственности за избирательные правонарушения, к таковым могут быть отнесены, например, филиалы и представительства, изготавливающие или распространяющие агитационные печатные материалы либо оказывающие финансовую или материальную поддержку избирательной кампании кандидата. Являются таковыми и так называемы субъекты публичного права, к которым можно отнести избирательные комиссии, избирательные объединения и другие.

По результатам проведенного сравнительного исследования напрашивается вывод, что в качестве субъектов административных нарушений, посягающих на избирательные права могут быть не только организации обладающие статусом юридического лица.

Анализ Особенной части КоАП РФ и КоАП РА в сфере избирательных правонарушений позволяет выявить такие коллективные субъекты избирательных правоотношений, как:

  • - избирательные объединения и избирательные комиссии;
  • - организации, осуществляющие теле- или радиовещание, и периодические печатные издания;
  • - средства массовой информации;
  • - юридические лица, которым федеральным законом запрещено участие в проведении предвыборной агитации;
  • - юридические лица, изготавливающие или распространяющие агитационные печатные материалы;
  • - юридические лица, оказывающие финансовую или материальную поддержку избирательной кампании кандидата, зарегистрированного кандидата, избирательного объединения;
  • - работодатели - юридические лица.

Следует отметить, что административная ответственность юридических лиц, будучи сравнительно новым явлением в российском праве, детерминируется многими проблемами. Например, далеко не бесспорен факт признания юридическим лицом средства массовой информации и наделение его административной деликтоспособностью[22], так как, согласно ст. 2 ФЗ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации[23]. Исходя из данного определения напрашивается вывод, что средство массовой информации в таком контексте выступает предметом права, а не его субъектом. Субъект же права - это юридическое лицо, несущее права и обязанности, - организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации, то есть редакция средства массовой информации.

По результатам проведенного сравнительно-правового анализа, можно сделать следующие выводы.

Исходя из законодательной регламентации процедур проведения выборов, и установленного в Кодексе об административных правонарушениях круга субъектов, ответственных за нарушение установленных избирательных процедур и за посягательство на избирательные права в Республике Армения необходимо законодательно установить административную ответственность юридических лиц за правонарушения, посягающие на избирательные права и ввести в кодекс норму, согласно которой юридическое лицо подлежит административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных законодательством Республики Армения.

Представляется, что следует законодательно закрепить, что юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами Республики Армения предусмотрена административная ответственность.

Имеющиеся в настоящее время шесть статей, устанавливающих административную наказуемость правонарушений в сфере реализации избирательных прав не обеспечивают в полном объеме все многообразие избирательных правоотношений и реализацию избирательных прав граждан Армении. В целях совершенствования системы и механизмов административно-правовой охраны и ответственности за правонарушения, посягающие на избирательные права и нарушающие установленные избирательным законодательством процедуры и технологии проведения выборов, в Республике Армения необходимо существенно расширить круг правонарушений, устанавливающих административную ответственность за нарушение избирательного законодательства, путем включения их в Кодекс об административных правонарушениях Республики Армения.

  • [1] 'См.: Протчснко А. В. Административная ответственность за нарушения избирательных правграждан: Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Хабаровск, 2009. С. 15; Родионова Е. Ю. Административно-правовая защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. Дисс....канд. юрид. наук. Москва, 2007. С. 63-90. ' См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1985. С. 94.
  • [2] Stu, fcqjuiU IT. Z. Чшр^ш1)шЬ фршфтЛф 2uijiummub]i 2uibpuiu]bmm.p]uib ]ipmi|ndp[ihunluilpupqnul. bpliuib, 2006. fcg 45.
  • [3] См.: Баранов В. М. Теория государства и права. М.: Норма, 2001. С. 355.
  • [4] См.: Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М.: Норма, 2004. С. 509-510.
  • [5] Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право...... С. 195.
  • [6] Бахрах Д. Н. Система субъектов советского административного права // Советскоегосударство и право. 1986. №2. С. 41-48; Сорокин В. Д. Административный процесс и административное процессуальное право. СПб., 2002. С. 59-60; его же: Семь лекций поадминистративному праву. СПб.: Юридический институт, 1999. С. 38-45; Иоффе О.С,Шаргородский М. Д. Указ. соч. С. 206., Тихомиров Ю.А. Курс административного права ипроцесса. М„ 1998. С. 202.; Четвериков В.С. Указ. соч. С. 102; Родионова Е. Ю. Административно-правовая защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. Дисс. ...канд.юрид. наук. Москва, 2007. С. 65-67.
  • [7] См.: Толстопятова О. В. Субъектный состав административно-деликтных отношений:вопросы теории и практики: Дисс. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 136-139; Денисенко В. В., Толстопятова О. В. Субъектный состав административно-деликтных отношений(вопросы теории и практики). Волгоград, 2005. С. 21 -26.
  • [8] Исхаков А. Д. Юридическая ответственность за нарушения норм избирательного праваРоссийской Федерации: Дисс.... канд. юрид. наук. Казань, 2003. С. 68-69.
  • [9] Российской Федерации: Дисс. ... канд. юрид. наук. Казань, 2003.РС. 68-69; Дзюба а Н.Административная ответственность за нарушение законодательства о выборах иреферендумах: Дисс.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С.65-67.
  • [10] См.: Веденеев Ю. А., Князев С. Д. Избирательные правоотношения: понятие,политико-правовое содержание и структура // Журнал российского права. 1998. №10/11 С.73-74.
  • [11] См.: Лучин В. О. Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997. С. 120-121.
  • [12] Коваль Л. В. Указ. соч. С. 114-115.
  • [13] См.: Федеральный закон от 12 июня 2002г. № 67-ФЗ «Об основных гарантияхизбирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (сизм. и доп. от 16 декабря 2009г.) // СЗ РФ. 28.12.2009. № 52 (1 ч.). Ст. 6433.
  • [14] См.: Избирательный Кодекс Республики Армения от 17 февраля 1999г. Jfe ЗР-284. (с изм. идоп. от 16 января 2013 г.) // Ведомости Республики Армения. 16.01.2013. №3(669). Ст. 43.
  • [15] Полное определен
  • [16] См.: Исхаков А. Д. Указ. соч. С. 109-1II.'См.: Ст. 13 КоАП РА и ч.2 ст. 2.3 КоАП РФ.
  • [17] отвегственности // Правоведение. 1999. №1.С.28.
  • [18] Денисенко В.В. Теория административно-деликтных отношений: Дисс. ... докт. юрид. наук.СПб., 2002, С. 126-128.
  • [19] ' Шилов Ю. В. Административная ответственность юридических лиц (процессуальный аспект): Автореф. ... канд. юрид. наук. Омск, 2003. С. 7-8, 13.
  • [20] Федеральный закон от 26 мая 1999 г. «Об административной ответственности юридическихлиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах» // СЗРФ. 1999. №49. Ст. 5906. Как известно, данные составы административных правонарушенийюридических лиц вошли в ныне действующий КоАП РФ.
  • [21] См.: Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова, Л. Л. Попова. М., 2007. С. 344.49
  • [22] Под деликтоспособностью понимается способность субъекта права отвечать за совершенноеим правонарушение. - Нерсссянц В. С. Указ. соч. С. 511.
  • [23] Федеральный закон РФ от 27 декабря 1991г. № 2124-1 «О средствах массовой информации»(с изм. и доп. от 05 февраля 2013г.) // СЗ РФ. 16.02.2013. № 7. От. 778.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >