Право на свободу совести, свободу вероисповедания (ст. 28)

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28 Конституции РФ). За незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов предусмотрена уголовная ответственность (ст. 148 УК РФ).

На бытовом уровне нет единого понимания, что такое совесть. Нередко разные люди (принадлежащие к различным поколениям и социальным слоям) вкладывают в это понятия разные смыслы. Приведем несколько определений, которые, на наш взгляд, всесторонне характеризуют это понятие.

Совесть - понятие морального сознания, внутренняя убежденность в том, что является добром и злом, нравственная самооценка совершаемых поступков[1] [2]; сознание нравственной ответственности за свое поведение; выражение способности личности осуществлять нравственный самоконтроль. Ввиду того, что содержание данного понятия достаточно многогранно, существуют различные толкования этого термина: социально-нравственное, философское, правовое и этическое.

В социально-нравственном плане совесть рассматривается как «способность человеческого духа познавать этические ценности в их реальности»1, как сознание соответствия или несоответствия собственного поведения установленным нравственным ценностям.

В философском плане это возможность каждого человека совершать поступки в соответствии со своими представлениями о справедливости и несправедливости, а ее наличие предполагает высокую степень осознания человеком ответственности за свои действия или поступки перед обществом и отдельными людьми.

В правовом плане совесть отождествляется с понятием «свобода совести» как свобода убеждения по отношению к Богу - возможность исповедовать любую религию, относиться к религии нейтрально или быть атеистом, отвергающим религию в целом.

В этическом плане совесть характеризуется способностью личности осуществлять нравственный самоконтроль и самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, а также принуждать себя к их выполнению и производить самооценку совершаемых поступков.

Свобода совести представляет собой свободу выбора гражданином между религиозными ценностями, относящимися к различным религиям, а также свободу выбора, и в этом ее отличие от свободы вероисповеданий, между религиозными и нерелигиозными духовными ценностями. Это средство защиты гражданина от господства любых учений, как материалистических, так и идеалистических. Ее источником служит сама человеческая природа, наделенная разумом, волей и чувствами, которые позволяют человеку формировать свое внутреннее отношение к информации, поступающей из внешнего мира[3] [4]. Так, по мнению Ф. Люшера, свобода совести проявляется де-факто, и закон не может предоставить ее, упразднить или ограничить[5].

Вера - принятие чего-либо за истину, не нуждающееся в необходимом полном подтверждении истинности принятого со стороны чувств и разума и, следовательно, не могущее претендовать на объективную значимость[6]; одна из трех главных христианских добродетелей (по апостолу Павлу, вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом); в теистических религиях личное доверие к Богу и его слову, обращенному к человеку (божественное откровение). Вероисповедание - вероучение в соединении со свойственной ему обрядностью; официальная принадлежность к какой-либо религии. Как справедливо указывает А.Н. Верещак, категория «свобода совести» значительно шире категории «свобода вероисповедания» и включает ее в свое содержание, притом что в тексте Конституции РФ обе эти категории употребляются как равнозначные1.

Гарантии свободы совести и вероисповедания включают:

  • • равноправие граждан независимо от их отношения к религии, не допускающее ограничение прав граждан по мотивам конфессиональной принадлежности, разжигания вражды и ненависти на религиозной почве;
  • • отделение религиозных, атеистических объединений от государства;
  • • светский характер системы государственного образования;
  • • равенство религий, религиозных объединений перед законом.

Основные права на свободу веры, совести и вероисповедания, а также на свободу религиозной деятельности выражают право человека на религиозную свободу, закрепленное в ст. 8 Декларации прав человека ООН и ст. 9 Европейской Конвенции по правам человека. В этих универсальных международных актах отразилось ощущение человеком своей веры как основного стержня существования[7] [8].

В качестве веры основные права и свободы защищают любые отношения человека к наиболее глубинным вопросам; сюда относятся все виды представлений об отношении человека к божественному или трансцендентному[9]. Свобода религии означает, что гражданин под свою собственную ответственность и без принуждения со стороны государства может решать религиозные вопросы. В ней заключается право отдельного лица на невмешательство со стороны государства, осуществляемое в результате издания государственных предписаний в отношении религиозных убеждений и их распространения; в свободе вероисповедания заключается право отдельного лица самостоятельно или в рамках религиозной общины совершать религиозные действия без государственного ограничения. Атеисты и лица, не сформировавшие своего отношения к вере, не должны быть понуждаемы ни к положительному признанию веры, ни к отказу от нее1.

Принципы отделения религиозных объединений от государства и взаимного невмешательства в дела друг друга получили закрепление в Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»[10] [11] (далее - Закон о свободе совести и о религиозных объединениях):

  • • невмешательство государством в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;
  • • невозложение государством на религиозные объединения выполнения функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
  • • невмешательство государством в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит Закону о свободе совести и о религиозных объединениях;
  • • обеспечение государством светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях;
  • • регулирование государством налоговых и иных льгот, оказание финансовой, материальной и иной помощи религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями, и др.

Приведем пример из международной судебной практики. Дело о «соблюдении субботы» (Европейский Суд по правам человека, Палата для рассмотрения жалоб ведомства по трудовым вопросам Брюсселя- YB 5 (1962) 364). Для иудейской веры соблюдение субботы является важной составной частью религиозного образа жизни. Одному наемному работнику еврейской национальности Европейский Суд по правам человека со ссылкой на cm. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод присудил предоставление пособия для безработных, в котором ему было ранее отказано по причине того, что он не явился на регистрацию в ведомство в субботу. Аналогичное решение принял Европейский Суд по правам человека по делу «Прайз» (Сборник 1976, 1589): ведомства ЕС обязаны принимать во внимание, если претендент на вакантное место сообщает, что религиозные заповеди (в данном случае соблюдение субботы) не дают ему возможности явиться в определенные дни на экзамены1.

Как и любое другое основное право, ст. 28 Конституции РФ несет прежде всего защитную, направленную против злоупотреблений государства, охранительную функцию, которая характеризуется как «негативная религиозная свобода». Ни один гражданин не может быть принужден к осуществлению религиозной деятельности и участию в какой-либо религиозной или мировоззренческой общине, так как имеется «свобода молчания».

Обязанность государства соблюдать нейтралитет отнюдь не означает, что оно должно игнорировать религиозно-мировоззренческие убеждения. Иными словами, если государство помогает всем, оно не должно делать исключения и для Церкви[12] [13].

Согласно ч. 2 ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ограничению подлежит только право исповедовать религию или выражать свое мировоззрение (речь идет о религии или определенной системе взглядов), но не право на свободу вероисповедания и мысли в общем смысле, а также право на смену религии или мировоззрения. И хотя ст. 2 Дополнительного протокола № 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает возможность освобождения детей от обязательного посещения уроков религии, программа школьного образования может включать в курс философские и религиозные предметы. Решающим здесь является положение, что обучение не должно навязывать каких- либо взглядов.

3

  • [1] Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 149.
  • [2] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. М., 1955. С. 163.
  • [3] Даль В.И. Словарь живого великорусского языка. Т. 4. М, 1991. С. 256.
  • [4] 1 Беломестных Л.Л. Указ. соч. С. 618.
  • [5] Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С. 106.
  • [6] Большая советская энциклопедия. 4-е изд. 1989. С. 150.
  • [7] Верещак А.Н. О конституционной свободе совести и вероисповедания / Права человека и конституционная безопасность. Ростов-на-Дону, 2002. С.93-95.
  • [8] Экштайн К.А. Основные права и свободы по российской Конституции и ЕвропейскойКонвенции : учеб, пособие для вузов. М.: Nota Bene, 2004. С. 103.
  • [9] Трансцендентность - что-то запредельное по отношению к миру явлений и недоступное теоретическому познанию.
  • [10] Там же. С. 103-104.
  • [11] СЗ РФ. 1997. 29 сент. № 39. Ст. 4465.
  • [12] Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2002.
  • [13] 1 Соответствующее решение принял Верховный суд США в 1947 г. по делу «Эверсонпротив ведомства образования» (Everson v. Board of Education, 330 U.S. 1. 1947).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >