Возвращение к русской идее в постсоветской России.

Отступление от марксизма-ленинизма, достаточно продвинутое уже при Горбачеве, и дезинтеграция Советского Союза уничтожили идеологические запреты и привели к вспышке интереса к ранее запрещенным философским традициям. В то же время это создало идеологический вакуум и потребность в самоопределении. Русская идея в этой ситуации стала символизировать поиск национальной идентичности в сфере ценностей и вопрос их объединения. Она также становится привлекательной для политиков, предвкушающих новую форму идеологической интеграции государства.

Задача формулировки русской идеи в философии означала, помимо всего прочего, создание канона философских традиций, которые можно было бы рассматривать как отличительно русские и поэтому заслуживающие продолжения. Ярким примером таких усилий является книга Арсения Гулыги «Русская идея и ее творцы» (1995). Она сильно отличается от «Русской идеи» Н. Бердяева, поскольку включает в себя рассмотрение только религиозных мыслителей, полностью отвергающих светские традиции. Вдобавок Гулыга не связывает русскую идею с поиском «третьего пути», ни коммунистического, ни капиталистического, хотя это было одним из важных вопросов большинства основных направлений русской религиозной философии. Вместо этого особое место среди всех создателей русской идеи он отводит Ивану Ильину которого Бердяев даже не упомянул в своей книге.

Повторное прочтение Ильина — идеолога консерватизма, поддерживающего «национальную диктатуру» и частную собственность, критика «христианского универсализма» Соловьева - было характерно для тех русских философов, которые хотели явного разрыва с социалистическим прошлым. Редактор собрания сочинений Ильина Юрий Лисица пытался оценивать творчество Ильина как кульминацию русской национальной философии.

Различные интерпретации русской идеи были представлены идеологами антизападнического национализма, которые подчеркивали преемственность между коммунистической Россией и посткоммунистической. Представительной фигурой этого направления был философ Евгений Троицкий, основатель Ассоциации комплексного изучения русской нации. В серии книг, посвященных русской идее, таких, как «Возрождение русской идеи» (1991) и «О русской идее. Очерк теории возрождения наций» (1994), он излагал теорию возрождения русского этноса в духе славянофильской соборности, раскрывающей преимущества некапиталистического «третьего пути» как прирожденной черты русского национального характера.

Очень схожие взгляды развивает лидер коммунистов Геннадий Зюганов (р. 1944). Он рассматривает русский коммунизм (точнее, патриотические течения внутри него, за исключением таких «предателей», как Троцкий и Горбачев) в качестве связующего звена в истории русской идеи, другими словами, как истинно национальную русскую идеологию, представленную средневековой доктриной «Москва — третий Рим» и классическим славянофильством, который нашел свое выражение в формуле «православие, самодержавие, народность» (принятой при Николае I) и который реалистично модифицирован в теории культурно-исторических типов Данилевского и Леонтьева. Наилучшую версию этой идеологии, бессознательно реализованную большевиками, Зюганов видит в евразийстве. В политике Зюганов представляет довольно умеренный национализм, рассматривая Россию как мультиэтническую общность, защищая «третий путь» и отвергая универсалистско-мессианские амбиции. Внешнюю политику России он понимает как защиту многополярного мира (в этом плане он любит ссылаться на трактат С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций») и противодействие ге- гемонистским тенденциям США.

Наиболее крайняя версия русского имперского национализма, пытающаяся объединить «красный» экстремизм левых с «коричневым» экстремизмом правых, сформулирована в многочисленных работах Александра Дугина (р. 1962). Дугин представляет себя «метафизическим национальным большевиком» и в то же время «интегральным традиционалистом», черпающим вдохновение из эзотерических идей представителей правых европейских радикалов Рене Генона и Юлиуса Эволы. В своей книге «Основы геополитики» (1997) он представляет Запад (т.е. Атлантическую цивилизацию в Океане) как инструмент Дьявола, безжалостно враждебного евразийской цивилизации, естественным лидером которой является Россия. В самой природе «сакральной географии» две цивилизации вовлечены в смертельную схватку, которая может завершиться только гибелью одной из них. Среди русских интеллектуалов влияние идей Дугина осталось, к счастью, практически незамеченным.

Диаметрально противоположное мнение о возрождении интереса к русской национальной идентичности и исторической судьбе России представлено в религиозной философии Сергея Хоружего, который осознанно отрицал национальные «вульгаризации» и возвращался к универсадистской интерпретации русской идеи. В своей статье «Философский протест в России как встреча философии и православия», опубликован- нойв 1991 г., хотя написанной в 1970-х гг., он сформулировал точку зрения, согласно которой судьба и ответственность русской философии заключаются в дальнейшем развитии православного мышления, которое предполагает осознанное возвращение к патриотическим источникам (на чем в свое время настаивали славянофилы). В статье «Трансформации славянофильской идеи в XX в.» (1994) Хоружий отметил, что эта задача могла быть представлена в духе религиозно-философского ренессанса, имеющего целью воссоединение Запада с Востоком, или, в более узком смысле, как создание неопатристического синтеза, о чем заявлял богослов о. Георгий Флоровский. В своей философии Хоружий совмещает обе стороны задачи: он с научной добросовестностью изучает патриотические источники и в то же время пытается модернизировать старые теологические парадигмы, особенно пантеистическую парадигму всеединства, и открыть православную мысль экуменическим тенденциям.

Библиография

  • 1. Agursky М. The Third Rome. National Bolshevism in the USSR. Boulder, Co and London: Westwiew Press, 1987. (Более глубокая и близкая по духу история «национал-большевизма». Оказала влияние на А. Дугина.)
  • 2. Berdiaev N. The Russian idea ; trans. R.M. French. L. : Geoffrey Press. 1947. (Классическая интерпретация «Русской идеи» одним из главных ее представителей.)
  • 3. Khoruzhii S.S. The Transformations of the Slavophile Idea in the Twentieth Century’ // Russian Studies in Philosophy. 1995. Vol. 34. P. 7-25. (Очерк no истории идеи славянофилов о характерных особенностях русской философии.)
  • 4. Russian Thought After Communism: The Rediscovery of a Philosophical Heritage. J.P Scanlan (ed.). Armonk: M.E. Sharpe, 1994. (Сборник научных работ западных и русских ученых по русской религиозной философии. В сборник включена статья: Scanlan J.P. Interpretations and Uses of Slavophilism in Recent Russian Thought.)
  • 5. Solov'ev V.S. I’ldee russe. P. : Perrin, 1888. (Классический очерк Соловьева об экуменической миссии России, непосредственно предшествовавший его «La Russie et I’Eglise Universelle». По политическим соображениям не был опубликован в России.)
  • 6. The Political, Social, and Religious Thought of Russian Samizdat: An Anthology; M. Meerson-Aksenov, B. Shragin (eds.). Belmont, MA : Nordland, 1977. (Содержит длинное и глубокое эссе: Gorskiy V. Russian Messianism and the New National Consciousness.)
  • 7. Yanov A. The Russian Challenge and the Year 2000. Oxford : Blackwell, 1987. (Острая критика правых интерпретаций русской идеи.)
  • 8. Барабанов Е. Русская идея в эсхатологической перспективе // Вопросы философии. 1990. № 8. С. 62-73. (Предостережения против некритичных позиций по отношению к книге Бердяева «Русская идея».)
  • 9. Волкогонова О.Д. Образ России в философии русского зарубежья. М. : РОССПЭН, 1998. (Утверждает, что русская идея в философии русской эмиграции достигла пределов своего развития.)
  • 10. Голлербах Э. К незримому граду. Религиозно-философская группа «Путь» (1910-1919) и поиски новой русской идентичности. СПб.: Алетейя, 2000. (Исчерпывающая монография о группе «Путь» и ее месте в развитии русской идеи в философии.)
  • 11. Гулыга А. Русская идея и ее творцы. М. : Соратник, 1995. (Очерк истории русской идеи, представленный современным русским философом.)
  • 12. Маслин М.А. Русская идея // Русская философия : Словарь ; под ред. М.А. Маслина. М. : Республика, 1995. С. 3-421. (Краткий очерк истории русской идеи в философии.)
  • 13. Русская идея. В кругу писателей и мыслителей русского зарубежья. М. : Искусство, 1994. № 2. (Антология произведений русских эмигрантов о значении русской истории.)
  • 14. Франк С.Л. Русское мировоззрение. Вступ. ст. А. А. Ермичева. СПб.: Наука, 1996. (Сборник статей Франка, посвященный более глубокому пониманию отличительных особенностей русской философии.)
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >