Современные трактовки «русской идеи» в американском россиеведении.

В процессе умопостижения России в сообществе наших интеллектуалов с давних времен часто можно услышать такие словосочетания, как «русская идея», «русская мысль», «русское мировоззрение», «русский дух» и «русская душа», «душа России», «лицо России; говорилось о «ладах русской души», о «русской стихии» и т.д. и т.п., договорились даже до «Русского Бога»1. Большинство подобного рода словосочетаний, имеющих вид метафор, но часто претендующих на точные формулы национального духа, планомерно изучались зарубежными россиеведами. О «русской душе», например, пишут и китаец Санг Хьян Ким из Хайнаньского университета (причем на английском языке), «Русская душа: история и оценки»[1] [2], и англичане[3], и американцы[4]. С «духом России» американцы могли в свое время познакомиться благодаря переведенной в 1919 г. книге Томаша Масарика «Дух России: исследования по истории, литературе и философии»[5]. Есть литература и о русском уме-разуме[6], о русском совестливом разуме (совести)[7];

ее умопостигаемое «лицо», «лицо России» описывает Дж. Биллинг- тон1, приступивший к феноменологии российско-советской культуры в середине XX в., дебютировав книгой с примечательным названием «Икона и топор» (1966)[8] [9]. Такую же огромную библиографию имеет метафора-формула «русская идея».

В стандартном наборе элементов образа России в массовом сознании иностранцев встречается частично кинематографическое, частично туристское «водка, икра, медведь, балалайка», в интеллигентском наборе ингредиентов — то же самое, но к нему непременно добавляются Достоевский, Толстой, балет, Эйзенштейн, Малевич, революция, «русская идея». При этом для интеллектуального сословия именно последняя является единственным концептом, дающим представление о русской философии и культуре, потому что в ней непременно присутствует тематика религии, философии, литературы, искусства.

Формы проникновения «русской идеи» в западное сообщество многообразны. Где-то она предстает в формате кино, например благодаря документальному фильму С.М. Сельянова, снятого в рамках проекта Британского киноинститута «Век кино»[10]. Этот проект был задуман как собрание личных мнений деятелей мирового кино, каждый из которых делится своим видением пройденного пути и перспектив кинематографии собственной страны. Про 100 лет русского кинематографа рассказывал режиссер и кинопродюсер Сельянов, и свой ответ, появившийся на экране в 1996 г., он назвал «Русская идея», основываясь на книге Бердяева (о ней речь далее), привлекая фрагменты из произведений С. Эйзенштейна, А. Довженко, Д. Вертова, А. Роома, Б. Барнета, С. Юткевича, А. Тарковского и других классиков[11]. Тема «русской идеи» в формате кино была развита в книге «Россия в киноленте: русская идея в постсоветском кино» (1999), где анализировались работы современных режиссеров — Сокурова, Муратовой и др., а также кинопродукция периода экономической и политической трансформации и выделялась такая функция кино, как формирование новой идентичности1.

«Русская идея» оказалась привлекательной даже для беллетристики. Новозеландец Стив Эванс (Steve Evans), бывший золотоискатель, бармен, садовник, фермер (специализировавшийся на выращивании грибов), социальный работник, библиотекарь и журналист, став писателем, весной 2012 г. представил на суд публики роман «Русская идея» («The Russian Idea»), вышедший в издательстве «Smash Words», специализирующемся на продаже книг в электронном формате. Здесь снова мелькает образ Бердяева: русский олигарх Максим Максимов нанимает англичанина Дэниела для организации и продвижения русских культурных центров сначала в Британии, а затем и по всему миру, чтобы использовать эти центры для пропаганды идей знаменитого русского религиозного философа. В поисках экспертов по Бердяеву Дэниел отправляется в Москву, где жизнь полна опасностей, криминальных историй со смертельным исходом... Так что здесь «русская идея» приходит к западному читателю в формате триллера, на обложке которого изображена русская икона со следами крови.

Религиозная «подложка» «русской идеи» — наиболее разработанная тема, принимаемая большинством западных специалистов. Венди Хел- леман (Wendy Helleman), родившаяся в Голландии, а ныне гражданка Канады, в 1995-2002 гг. преподавала на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова[12] [13], читая там курсы «Герои, святые и мученики», «София как госпожа мудрость» и др. Она подготовила антологию «Русская идея: в поисках новой идентичности», куда вошли статьи российских авторов, предварив антологию своей вступительной статьей[14]. Эта работа предназначалась прежде всего для западных бакалавров и магистров, изучающих русский язык и культуру в рамках «Russian studies». В ежеквартальном онлайновом журнале «The Public Justice Report» годом ранее была помещена статья, передающая основные положения Хел- леман из предисловия к антологии. В пояснении редакции по поводу рассуждений Хеллеман отмечалось, что в то время как «американцы склонны думать, что Штаты авангард истории, богоизбранная нация, несущая миру свободу, возглавляющая все народы мира в борьбе со злом», Россия имеет «еще с более давних времен чувство божественного предназначения благодаря своему православному прошлому, когда Москва решила стать Третьим Римом, новым центром христианства и надеждой всего мира». Поэтому для сравнения намерений американцам следует прочитать статью Хеллеман «Русская идея»1. Сразу хотелось бы отметить, что и нашим поклонникам «русской идеи» полезно было бы ознакомиться с формулировками «национальных идей» интеллектуалов других стран (American Dream и т.п.), чтобы понять, что в подобном сопоставлении многие элементы «исключительности» придется изъять из наших проектов по поводу «русской идеи».

Теперь рассмотрим судьбу «русской идеи» в США, вслед за Англией[15] [16] [17] опубликовавших первый перевод на иностранный язык вышедшей в 1946 г. в Париже книги Бердяева «Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века»[18]. Эта работа, выдержавшая множество переизданий, долгие годы была «окном в Россию», пособием для всякого, кто занимается Russian Studies, включая такую «специализацию», как советология[19]. Впрочем, для кого-то она может быть и камерой-обскурой, создающей в сознании (воображении) западного читателя «перевернутое изображение» России, поскольку «русская идея» Бердяева всего лишь идея России, продуцируемая Бердяевым.

Сегодня «русская идея» становится расхожим термином, применяемым в разных исследованиях, включая даже такое, как краеведение (local studies), например в работе Эмили Джонсон, преподавателя русского языка, литературы и культуры из Университета Оклахомы (University of Oklahoma)1. Религиозная составляющая «русской идеи» затрагивается в статье Рендала Пула (Randall A. Poole), преподавателя истории в колледже св. Схоластика (College of St. Scholastica), «Русская религиозная философия и толкования национальной идентичности в войну и революцию на примере Е.Н. Трубецкого»[20] [21]. Многочисленны заходы на тему «русской идеи» в контексте «русскости», в частности в интерпретации Достоевского[22]; в контексте национального вопроса в сопоставлении с еврейством, как в книге Брайана Горовица, преподавателя из Тулейнского университета (Tulane University) в Новом Орлеане «Русская идея: еврейское присутствие»[23], выводящей на тему антисемитизма и шовинизма в творчестве Достоевского на основе анализа «Дневника писателя»[24]. В Канаде, в Dalhousie University, расположенном в Галифаксе, столице провинции Новая Шотландия, в рамках «The Russian Studies» Дэвид Мак Файден (David Mac Fadyen) из США (University of California, Los Angeles) читает курс «Достоевский и русская идея» (Dostoevsky and the Russian Idea). Тему «русской идеи» в контексте творчества Достоевского получает освещение в шестой главе книги Дж. Скэнлана «Достоевский как мыслитель»[25]. Тему «русской идеи» в контексте литературного творчества на примере друтого писателя находим в работе Дж. Г. Джарарда «Конфликт видений: Василий Гроссман и русская идея»1.

В процессе «перестройки» в России «русская идея» очень быстро получила преимущественно политическую окраску. Это нашло отражение, в частности, в книге Тима Мак Дэниела «Агония русской идеи»[26] [27], предназначенной для тех западных читателей, кто хочет узнать, как Россия создает новый тип общества. Ответ на этот вопрос дают вступление «Циклы разрушений в России» и главы «Русская идея», «Дилемма царистской модернизации», «Логика советского коммунизма», «Жизнеспособна ли форма современного общества?», «Провал реформ Ельцина». Изучая последствия реформ Ельцина, автор приходит к выводу, что все лидеры России последних двух столетий были неспособны создать основания для жизнеспособного современного общества. Проблема и прежде, и теперь коренится в «культурной ловушке», свойственной российскому обществу, что обусловлено исключительным чувством достоинства, воплощенным в «русской идее». В своей основе она есть вера, что Россия может придумать путь в современном мире, который выгодно отличается от западного благодаря приверженности общим убеждениям, общности и равенству. Эти культурные ценности, полагает Мак Дэниел, скорее отрицают ценности западного общества вместо того, чтобы создать реальные альтернативы. Обращением к «русской идее» в своих программных документах властное правительство с неизбежностью создает предпосылки для очередного социального упадка. При этом он отмечает, что правительство Ельцина, объявившее войну коммунистической партии Советского Союза, тем самым разрывает связи с глубоко укоренившимися в народе ценностями и традициями. Отрывая людей от прошлого, формируя у них убеждение, что Запад является единственной моделью модернизации, реформаторы одновременно подрывали основы русской морали и веру в будущее. Тем самым правительство Ельцина подрывало основания своей власти. Прожив три года в России, проводя исследования и встречаясь с людьми, автор говорит читателю: не следует думать, что россияне понимают мир точно так же, как американцы, и что они могут и должны стать такими же, как представители западного мира.

Смещение акцента в сторону политического отмечено в статье Дж. Скэнлана «Русская идея от Достоевского до Зюганова»[28]. Здесь речь шла о дискуссиях на тему «русской идеи», представляемой как совокупность качеств, убеждений, присущих русской нации особых свойств и их роли в мире. Автор отмечал не только качества, выделяемые Достоевским, но и особенности советского марксизма применительно к «русской идее», а также ее роль в идеологии коммунистической партии, возглавляемой Зюгановым.

За наполнением политическим содержанием «русской идеи» наблюдал и Петер Форд, штатный сотрудник «The Christian Science Monitor», опубликовавший статью «Средневековые города имеют ключи к “русской идее”»1. Он видел усилия российских интеллектуалов, выполнявших распоряжение Ельцина о разработке национальной идеи; в его поле зрения попал Новгород, где местные ученые пытались извлечь из далекого прошлого пригодный для «русской идеи» демократический опыт. Политического содержания «русской идеи» коснулись и участники Российско-американской конференции «Русская идея — кризис идентичности», устроенной по инициативе Российско-американского христианского университета (Russian-American Christian University) при поддержке Российского университета дружбы народов (Москва, РУДН, 20.01.2001). На конференции в Нью-Йорке «Изучая прошлое, предвидим будущее» Марч Люк из Эдинбургского университета сделал доклад «Национализм на экспорт? Внутри- и внешнеполитические последствия “русской идеи”»[29] [30].

Тема «русской идеи» в политическом измерении отражена в учебном курсе «Русская политика», читаемом на кафедре политики в Ithaca College[31]. В число заданий включена письменная работа по рассмотренной выше книге Мак Дэниела «Агония русской идеи», а среди разделов курса — «Альтернативы либеральной демократии. Русская идея и русский национализм». В них не только рассматриваются интеллектуальные течения XIX в., отвергавшие воззрения, что Россия есть Европа, и утверждавшие, что у России свой особый путь, свои ценности, превосходящие материализм, индивидуализм и упадок Запада, но и изучаются современные российские политические силы — от националистических до коммунистических, эксплуатирующих тему «русской идеи». Из последних работ можно отметить статью канадца

Гэвина Слейда «Русская идея и дискурс Владимира Путина»[32], окончательно редуцирующих «русскую идею» к политическому процессу с мессианской подоплекой.

* * *

Мы видим, что «русская идея», воспринимавшаяся сначала как религиозно-философское воззрение, формируемое писателями, философами, богословами, постепенно наполняется преимущественно политическим содержанием. Она становится для западных читателей тем, что позволяет понимать политические процессы в России.

В политизации «русской идеи» участвовали прежде всего сами российские деятели, а зарубежные исследователи лишь отразили этот тренд. Но политическое облачение делает «русскую идею» чем-то неприличным для академического сообщества. В этом винить нам следует лишь самих себя. Западное россиеведение дает только наш собственный образ. Изучение этого отображения показывает, что образ России искажен. Но воздействовать надо не на отображающую поверхность (не на западное экспертное сообщество), а на прообраз. И спасение не в репродуцировании той «русской идеи», что формулировалась в прошлом нашими классиками, и в не продуцировании фантазий на темы «идеальной России». Мы стоим на распутье. Возможно, это тупик и жанр «русская идея» окончательно исчерпал себя. Данная тема хороша для педагогического процесса, но чревата проблемами при применении ее вне его; для гуманитария она даже опасна методологически, так как доводит до состояния либо прекраснодушия, либо исступления, что проявляется в сфере политической, религиозной, философской, превращая такого «русского» с его особой «идеей» в интеллектуального извращенца.

  • [1] Ваичугов В.В. «Русский Бог» над линией фронта: война и теология // Сократ.Журнал современной философии. 2010. № 2. С. 48-51.
  • [2] Sang Hyun Kim. Russian Soul: History and Evaluation // International Area StudiesReview. 2008. Vol. 1.11. P. 95-109.
  • [3] Byford Ch. T. The Soul of Russia. L. : Kingsgate Press, 1914; Winifred S. The Soul ofRussia. L. : Macmillan, 1916; Iswolsky H. Soul of Russia. L. : Sheed & Ward, 1944; Pesmen D.Russia and Soul: An Exploration. Ithaca and London: Cornell UP, 2000; RussellD. The Soul ofRussia and the Body of America. L.: Open Head, 1982.
  • [4] Williams R.C. The Russian Soul: A Study in European Thought and Non-EuropeanNationalism //Journal of the History of Ideas. 1970. Vol. 31, № 4. P. 573-588. Published by:University of Pennsylvania Press; Brown C. The Russian Soul Englished //Journal of ModernLiterature. 2012. Vol. 36, № 1. P. 132-149.
  • [5] Masaryk T.G. The Spirit of Russia: Studies in History, Literature, and Philosophy.Boston : Allen &Unwin, 1919. У нас опубликована его работа «Россия и Европа. Эссео духовных течениях в России». Т. 1-3. СПб.: РХГИ, 2004.
  • [6] The Russian Mind, From Peter the Great through the Enlightenment by Stuart RamsayTompkins and Plates (U. of Oklahoma; 1st edition, edition 1953); Hingley R. The Russian Mind.N.Y.: Charles Scribner’s Sons, 1977.
  • [7] Parker F. Vsevolod Garshin: a study of a Russian conscience. N.Y.: King’s Crown Press,
  • [8] Billington J.H. The Face of Russia: Anguish, Aspiration, and Achievement in RussianCulture. Tv Books, 1998. Обзор этой книги: Foreign Affairs. May/June 1999. Capsule Review.The Face of Russia: Anguish, Aspiration, and Achievement in Russian Culture.
  • [9] Биллингтон Д.Х. Икона и топор. Опыт истолкования истории русской культуры.М.: ВГБИЛ, 2011. 880 с.
  • [10] В рамках проекта Британского киноинститута «Век кино» были выпущены фильмы: «История французского кино от Жана Люка Годара», «История японского киноот Нагисы Осимы», «История английского кино от Стивена Фрирза», «История американского кино от Мартина Скорсезе».
  • [11] Обзор фильма: Reviews the Motion Picture «The Russian Idea». Directed by SergeiSelyanov. Stratton David // Variety. 1996. Vol. 364, issue 12. P. 96.
  • [12] Russia on Reels: The Russian Idea in Post-Soviet Cinema; Birgit Beumers (Ed.). Обзоры книги: Anemone Anthony // Slavic & East European Journal. 2001, Vol. 45, issue 1. P. 143.
  • [13] До этого, в 1967 г. получила бакалаврскую степень по философии и классическимязыкам в Кальвин-колледже (США); в 1971 г. стала магистром классических языковв Университете Торонто; в 1978-1986 гг. преподавала библеистику на Филиппинах;в 1980 г. получила докторскую степень (PhD) по философии в Свободном университетеАмстердама; в 1987-1988 гг. — преподаватель классических языков и филологии в Университете Вилфрид Лауриер (Бельгия); в 1988-1995 гг. преподавала классические языкии филологию в Университете Торонто.
  • [14] Kantor V.K. Is the Russian Mentality Changing?; Mikhail V. Il'in: Words andMeanings: On the Rule of Destiny: The Russian Idea; Bibler V.S. The Russian National Idea:A Culturological Hypothesis; Sedov L.A. The Place of Russian Culture among World Cultures(An Invitation to Reflection); Zabiako A.P. Antinomies of Russian Consciousness: Labor andLeisure; Rashkovskii E.B. Civil Society: A Religious Assessment of the Problem; Ivanov K.K.The Orthodox Schism and Schismatic Communism; Zhuravskii A.V. P. Chaadaev andV. Solov’ev: The Discovery of Islam; Vasilenko L.I. Cosmism and Evolutionism in the RussianReligious-Philosophical Tradition; Khoruzhii S.S. Neopatristic Synthesis and RussianPhilosophy; Kuraev A.V. Pantheism and Monotheism; Helleman W. Introductory essay //
  • [15] Wendy Helleman (ed.). The Russian Idea: In Search of a New Identity. Bloomington : SlavicaPublications, 2004. P. 1-19.
  • [16] The Russian Idea // The Public Justice Report. 2003. Third Quarter.
  • [17] The Russian Idea. L.: G. Bles, 1947. 255 p. Обзоры: The Russian Idea by N. Berdyaevreviewed by Christopher Hollism // Studies: an Irish Quarterly Review. 1947. Vol. XXXVI.P. 482-484.
  • [18] The Russian Idea by Nicholas Berdyaev. N.Y.: The MacMillan Co., 1948. P. 255.
  • [19] Первые обзоры книги: Spinka M. Church History. September. 1948. Vol. 17, № 3.P. 262-263; Poltoratzsky N.P. The Russian Idea of Berdyaev // Russian Review. 1962. Vol. 21,№ 2. P. 121-136; Lampert E. The Slavonic and East European Review. 1948. Vol. 27, №. 68.P. 321-323 (перед этим данный автор делал другой обзор: Lampert Е. Nicolas Berdyaevand the New Middle Ages. J. Clarke & Co. Ltd., 1945); 14th November 1947 issue of theCatholic Herald. A Russian on the Russians. The Russian Idea by Nicolas Berdyaev. Trans, byR.M. French. P. 255 (Bles.: The Centenary Press, 18s. net.). Reviewed by Donald Attwater.
  • [20] Johnson E.D. How St. Petersburg Learned to Study Itself: The Russian Idea ofKraevedenie. (Studies of the Harriman Institute: Selected Titles in Russian Literature andHistory.) University Park: Pennsylvania State University Press, 2006. P. xiii, 303. В 2007 г.она была отмечена Анциферовской премией (учреждена в 1995 г. для поощрения лучшихсовременных работ по истории Петербурга).
  • [21] Poole R.A. Russian Religious Philosophy and the Liberal Construction of Russian NationalIdentity in War and Revolution: The Case of E.N. Trubetskoi. Boston University, 2004. Вариацияэтой статьи: E.N. Trubetskoi’s Liberal Construction of Russian National Identity 1912-1920 //Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2006. P. 195-240.
  • [22] Dostoevsky and the Idea of Russianness: A New Perspective on Unity and Brotherhood.Blank, Ksana // Slavic & East European Journal. 2005. Vol. 49, № 4. P. 668. Reviews the Book«Dostoevsky and the Idea of Russianness: A New Perspective on Unity and Brotherhood» byS. Hudspith.
  • [23] Horowitz В. Russian Idea: Jewish Presence. Publisher: Academic Studies Press (книгав серии Borderlines Russian and East European Jewish Studies), 2013.
  • [24] The Millennium & Dostoevsky: An Exchange. Joseph Frank, reply by Aileen Kelly //The New York Review of Books. 2003. October, 9.
  • [25] Scanlan J.P. Dostoevsky the Thinker. Cornell University Press, 2002. Переведенаи издана у нас в серии «Современная западная русистика: Скатан Д. Достоевский какмыслитель. СПб.: Академический проект, 2006.
  • [26] Canard J.G. A Conflict of Visions: Vasilii Grossman and the Russian Idea. RiceUniversity Press, 1991.
  • [27] McDaniel T. The Agony of the Russian Idea. Princeton University Press, 1996.
  • [28] Scanlan J.P. The Russian Idea from Dostoevskii to Ziuganov // Problems of Post-Communism. 1996. Vol. 43, issue 4. P. 35.
  • [29] FordР. Medieval City Holds Key to «Russian Idea» // Christian Monitor. 1997. Vol. 89,June 5.
  • [30] Luke M. Nationalism for Export? The Domestic and Foreign Policy Implications ofthe new «Russian Idea» // Paper presented at the Annual Meeting of the ISA’s 50th AnnualConvention «Exploring The Past, Anticipating The Future». New York Marriott Marquis,2009. Feb 15.
  • [31] Gagnon C. Associate Professor and Chair Department of Politics Ithaca College //Russian Politics. 2004.
  • [32] Slade G. The Russian Idea and the Discourse of Vladimir Putin // CEU PoliticalScience Journal. 2007. № 1. P. 44-57.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >