ИСТОРИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Культура Древнего Востока

Древний Восток в истории мировой культуры

Одна из центральных проблем понимания древнего мира — осмысление многообразия и уникальности древних культур, отдаленных от нас в историческом времени и пространстве. Несомненно, древние культуры в совокупности своих достижений и их значимости для современного мира образуют некое цивилизационное единство, ознаменованное переходом к земледелию и обработке металлов, появлением письменности, образованием первых городов-государств. В данном контексте неповторимость древних цивилизаций видится в их единстве, совокупности важнейших признаков, «которые придают им принципиальные отличия как от первобытных культур, так и от цивилизаций, пришедших на смену»[1].

С высот современного цивилизационного развития, в свете ретроспективного (обращенного вспять, назад) вйдения древние культуры обретают значимость прежде всего в своих достижениях, послуживших «кирпичиками» для создания современного научно-технического мира. Но есть и такие подходы, в которых культура и цивилизация разводятся по самой своей функции: культура оказывается способом существования этноса, преодоления им исторического пространства, обычно на одной и той же географической площади. Цивилизация же рассматривается как техническая, интеллектуальная, нравственная и т.д. «оснащенность» культуры. В данном случае, как это было уже у Шпенглера, на первый план выступают своеобразие и уникальность различного типа культур, сохраняющих во времени свое историческое ядро и сосуществующих, оставаясь непроницаемыми друг для друга.

Историческая ретроспектива в этом случае оказывается разрушенной, а любое рассмотрение истории мировой культуры в плане эволюционного (с революционными скачками) механизма становится несостоятельным. Более того, универсализм научно-технического развития, характеризующий прежде всего западный мир и относимый ко всем типам культур, сегодня ставится под сомнение, разрешить которое может обращение к далекому прошлому, инвариантность культурного развития. Похоже, эту инвариантность осознавали уже сами древние, в частности греки — первые европейцы, столкнувшиеся с Древним Востоком, с персами и расходившиеся с ними в оценке человека и человеческой свободы, путешествуя в Египет и изумляясь величественности и монументальности египетских пирамид и всей его культуры.

По мере развития культуры происходят изменения в образе жизни людей. В IV тысячелетии до н.э. появляются первые государства с властью царей (а не жрецов), бюрократией, правовой системой, армиями, городами, письменностью, деньгами. Все это знаменует переход культуры в форму цивилизации. Принято считать, что первые цивилизации появились на так назыаемом «Востоке». Это понятие в культурологии является не географическим (хотя различают Ближний и собственно Восток), а типологическим. Оно характеризует традиционный тип культуры, обладающий общими чертами, в целом определяющими особенности регионального и этнического характера.

Общие черты, присущие (в той или иной мере) цивилизациям Междуречья, древних Египта, Индии, Китая, при всех их несомненных различиях, в противопоставлении с культурой Запада, были рассмотрены в параграфе 1.9. А вот охарактеризовать различия культур Древнего Востока и Древнего Запада, не противопоставляя их друг другу, позволяет теория осевого времени, принадлежащая немецкому философу и культурологу К. Ясперсу, который считал, что «осевое время знаменует собой исчезновение великих культур древности, существовавших тысячелетиями». Ось мировой истории, полагал Ясперс, следует отнести ко времени около 500 лет до н.э., к тем духовным событиям, которые происходили между 800 и 200 гг. до н.э. на всем протяжении от Запада до Востока. Именно тогда произошел исторический поворот — появился человек современного типа. Приходит конец мифологической эпохе с ее спокойной устойчивостью, начинается борьба рационального опыта с мифом, вырабатываются основные понятия и категории, которыми мы пользуемся по настоящее время, закладываются основы мировых религий. В Индии в это время возникли Упанишады, жил Будда; в Китае получили развитие мощные философские школы, в Иране учил Заратустра, в Палестине выступали пророки, в Греции — «это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда» (см. выше,

1.3, К. Ясперс).

Суть произошедших почти одновременно в упомянутых культурах изменений состоит в некой духовном озарении (одухотворении): перед человеком открывается ужас мира и собственная беспомощность, он ищет новые ответы на вопросы, ранее принятые им на веру, пересматривает свои решения, обычаи и нормы. Индивидуальное сознание основывается на рефлексии, новый, подлинный человек, выходя за пределы своего собственного существования, способен слушать и понимать то, о чем он не задумывался, и благодаря этому открывать в себе все новые возможности.

Интенсивное духовное движение Ясперс обнаруживает в трех мирах: Китай; Индия; Эллада и Ближний Восток. Здесь традиции прошлого обновлялись и развивались на основе индивидуального опыта и рационального сознания. В то же время осевое время ознаменовало исчезновение тех величественных древних культур, в которых человек не достиг подлинного самосознания, как это произошло с египетской и вавилонской.

Обращение к концепции Ясперса позволяет выявить, что различия между Востоком и Западом не носят абсолютного характера. Те особенности, которые исследователи обычно находят в культурах Востока — их устойчивость, неподвижность, традиционализм, — относятся к их доосевому периоду. И хотя традиции доосевого времени вошли в культуру послеосевого, эти культуры динамично развивались. Их ослабление и упадок отмечается с 1500 г., когда «Европа вступает на путь своего неведомого ранее продвижения вперед». При этом сами восточные культуры оказываются непохожими друг на друга в своем отношении к осевому времени, демонстрируя многообразие типов древних культур, поливариантность мирового культурного развития. Западный мир не столько отличается от Востока в своей полярности с ним, сколько несет ее в самом себе, своем самосознании. Радикальность, которую привнес в мир Запад в своем тысячелетнем развитии, будет лучше понята в процессе ответа на поставленный Ясперсом вопрос: «Обладал ли Запад уже в осевое время неким своеобразием, следствия которого обнаружились в последующую эпоху? Заложено ли уже в осевое время то, что позднее явило себя в науке? Присущи ли Западу какие-либо специфические черты?»[2]

  • [1] Древние цивилизации / под общ. ред. Г.М. Бонгард-Левина. М.: Мысль, 1989. С. 6.
  • [2] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Политиздат, 1991. С. 85.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >