Поиск новых философских ориентиров

В эллинистической культуре развивалась аллегорическая трактовка мифа. Обращалось внимание на то, что аллегория раскрывается не на основе одного мифа, а из анализа всей совокупности мифов на данную тему. Аллегорический замысел мифа все чаще обосновывают его воспитательными функциями. Миф — средство внушения, воспитания, возбуждения любопытства; он поощряет добро, внушает страх, доставляет удовольствие, отвлекает от дурных поступков. Наряду с этим, постепенно распространяется представление о том, что древняя мифология — вовсе не аллегория, сознательно заложенная древними поэтами, а бессознательная, неразумная, ложная, наивная догадка древних о богах. Дескать, древние творили мифы бессознательно и нет смысла усматривать в мифе аллегорию; миф есть чистая фантазия.

Приобретали весомый характер и крайние умонастроения. Расцветали вольнодумство и скептицизм. На древнюю мифологию нередко обрушивались с нападками, она становилась предметом насмешек и грубого издевательства. Появилось множество чрезмерно усердных и несправедливо строгих критиков Гомера. Но догматический скептицизм всегда и везде порождал сон разума и сонм чудовищ. Эллинистическая эпоха в этом отношении исключением не была: на робко укреплявшееся, в том числе и через догматизм, рациональное сознание накатывалась мощная волна мистицизма и спиритуализма.

«Сверхзадача» эллинистической философской мысли в том, чтобы спасти человека от хаоса, непредсказуемой игры социальных сил, от социально-культурной катастрофы, с которой ассоциировалось разрушение полисной цивилизации. В решении этой задачи философская мысль отказалась от ориентации на вне- личностные абсолюты культуры, на объективные жизненные устои. Она углубилась во внутренний мир личности, область его мыслей, чувств, образов, в «личностное измерение» бытия, в сферу самосознания. Человек сможет противостоять разрушающей хаотической событийности, когда найдет в себе силы проникнуть в собственные духовные глубины, расширить «пространство» своих душевных переживаний. Решение проблем онтологии ставится в зависимость от субъективистских концепций сохранения безмятежности человеческой личности. Вопросы объективного устройства природы и общества отходят на второй план и передаются от философии к конкретным наукам, естественным и гуманитарным.

Превалирование личностного начала в философском постижении бытия — характерная черта трех основных философских школ эпохи эллинизма: стоицизма, эпикуреизма и скептицизма. Все они нацелены на поиск путей сохранения духовной индивидуальности, внутреннего спокойствия, духовной независимости от жизненных тревог. Хотя при этом, конечно же, каждая философская школа ищет собственный путь самоустранения от тревог повседневного бытия, перехода к безмятежности, к внешней бесстрастности и нечувствительности ко всему происходящему. На этом фоне складываются и новые концепции мифотворчества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >