Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Искусство arrow Культурология
Посмотреть оригинал

Национальная культура как условие диалога культур

Если этническая культура, в силу совершенно объективных причин, основывается на дифференцирующих началах, то формирование отношений, основанных на интеграции, становится возможным в границах национальной культуры. Ее становление происходит параллельно с формированием буржуазных наций и соответствует приблизительно XVIII столетию. Этот процесс известный британский историк Э. Смит рассматривает как результат «тройственной революции»[1], повлекшей качественные сдвиги индустриальной экономики и торгово-промышленных отношений, рост просвещения и развитие институтов гражданского общества. В концепции британского обществоведа Э. Геллнера становление наций и национальной культуры рассматривается как результат целенаправленной деятельности государства, проявляющееся в наибольшей степени в сфере просвещения и образования в эпоху индустриализации[2], в концепции Б. Андерсона — как результат секуляризации общественной жизни, воздействия «печатного капитализма» и распространения грамотности[3], в работах У. Коннора этот процесс увязывается с историко-культурным развитием в условиях модернизации. Для К. Дойча наиболее существенным аспектом становления наций и национальной культуры становится развитие коммуникаций в пределах этнокультурных ареалов[4].

По мнению Д. Хелда, Д. Гольдблатта, Э. Макгрю, Д. Перра- тона, социальными предпосылками возникновения национальных культур стали такие, как рост власти и значения государства, все более переплетающегося с обществом (через налоги и воинскую повинность), повышение грамотности во всех классах, что облегчило межклассовую коммуникацию и распространение исторических знаний, национальных мифов и государства, а также разрушение сословной дифференциации общества и доминирование общенациональных социокультурных стандартов[4].

Итак, национальная культура основывается не только на территориальном и языковом единстве, и не только на общности письменности, религии и закона, но и на общности экономического интереса, связанного с функционированием национального государства. Иными словами, национальная культура основана на самых различных принципах интеграции, регуляции и организации, которые задаются национальным государством. В условиях развития индустриального массового общества, национальная культура выступает как образование, способное придать устойчивость формирующимся общественным структурам через формирование единого информационно-символического пространства, посредством повышенной стандартизированности основных его составляющих[6] [7].

Национальная культура, точно так же, как и нация — достаточно сложный социальный феномен, именно этим объясняется многообразие подходов к их трактовке, однако в контексте выделенной проблемы можно обозначить два из них.

В первом — нация рассматривается как социально-политическое (гражданское) сообщество[8], как синоним государства. Этот аспект имелся в виду при создании Лиги наций (европейский масштаб легитимации) и антифашистской коалиции, а впоследствии — мировой организации государств — Организации Объединенных Наций. При вступлении в нее требовала от ее членов признания нации как государства, в том числе, от тех, в чьем языке не было вообще понятия «нация» (как, к примеру, в китайском)[9]. Национальная культура, соответственно, в большей степени соотносится с политической и экономической сферами ее развития, где однородность нации обеспечивается государством через предоставление гражданства представителям различных этнических сообществ и через создание общей «гражданской религии» — мифов, воспоминаний, символов, передаваемых стандартным языком через образовательные учреждения[10].

Во втором нация трактуется как социально-этническая общность, тесно связанная с этническими корнями, уходящими вглубь доиндустриальных отношений[10], а национальная культура выступает как соотносимая с ее духовной сферой — традициями, языком, религией, мифологией, историей, ментальностью, — формирующейся в длительном процессе ее генезиса[12] [10]. Если первый тип национальной культуры является типично западной моделью, то второй более характерен для Востока, где этнические связи по-прежнему выступают как мощное средство консолидации. Однако все-таки в большей степени распространено понимание нации как гражданской общности.

В качестве специфического признака национальной культуры можно выделить наличие письменности, позволяющей фиксировать значительные объемы информации и обеспечивающей циркуляцию ценностей, смыслов и значений в рамках данной культуры. Овладение национальной культурой не осуществляется автоматически в процессе жизнедеятельности, как в рамках этнической культуры, приобщение к ее ценностям возможно только в процессе образования. Именно поэтому средоточием национальной культуры являются музеи, библиотеки, университеты, театры. Национальная культура воплощается в лучших

6

достижениях наиболее талантливых представителей нации. Творцом национальной культуры является свободный, творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности. Произведения этой культуры всегда личностно окрашены и рассчитаны на личностное восприятие, вне зависимости от широты их аудитории, именно поэтому широкое распространение и миллионные тиражи произведений Толстого, Достоевского, Шекспира не только не снижают их значения, но, напротив, способствуют широкому распространению духовных ценностей[14].

Поэтому, несмотря на существенные различия в подходах и трактовках национальной культуры, авторы сходятся в следующем: в отличие от этнической культуры, овладение кодами которой осуществляется автоматически в процессе жизнедеятельности, приобщение к ценностям национальной культуры, средоточием которой являются музеи, библиотеки, университеты, театры, возможно только в процессе образования. Прерогатива поддержания образовательной системы принадлежит исключительно государству, которое через образование наделяет властными полномочиями своих граждан. Иными словами, у основания современного социального строя стоит «не палач, а профессор», а основным инструментом и символом современной государственной власти является «не гильотина, а государственная докторская степень»[15].

Идентичность в границах нации задается не общим происхождением, не принадлежностью к определенному месту развития, не тождеством интересов людей. Идея нации неотделима от идеи свободы, символ которой представляет суверенное государство. Эта суверенность нации связана с тем, что ее концепция появилась в период разрушения просвещением и революцией религиозной и социально-политической иерархичности династической империи. Уже к началу XVII в. понятие «нация» обозначала жителей страны независимо от этнонациональной принадлежности и выступала как синоним менее специфичных социальных категорий — таких, как «народ» или «граждане»[16]. Кроме того, нация основана не только на гражданстве, но и на общности законов и правовых институтов, объединяющих ее членов общим кодексом, едиными правами и обязанностями, без поправок на этническое происхождение или религиозные предпочтения. Иными словами, национальная идентичность складывалась изначально как основанная на политических принципах. Французская Декларация прав человека и гражданина провозгласила, что «источник всего суверенитета находится в основном в нации; никакая группа или индивид не может осуществлять власть, если она не исходит определенно оттуда»[17]. Определив народ как источник политической власти, эта доктрина сделала народ и государство практически синонимами.

Конечно, национальная идентификация, значительно «абстрактнее» той, что создается в рамках этноса. Здесь личностная коммуникация заменяется на опосредованную, а реальная общность — кровная, территориальная, религиозная, психологическая — на воображаемую. В своем определении нации как «воображаемого политического сообщества» Б. Андерсон исходит из того, что «члены даже самой маленькой нации никогда не будут знать большинства своих собратьев-по-нации, встречаться с ними или даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живет образ их общности»[18] [19]. Эта «воображаемость» отражается в названии одной из работ Ф. Броделя «Что такое Франция?». Автор точно ответил на этот вопрос тезисом о том, что историко- культурное разнообразие было и сохраняется в этой стране, а органическое единство Франции — это не более чем совместный труд правителей и историков и это не более чем общепризнанная сконструированная метафора[18].

Таким образом, национальная культура обладает такими специфическими признаками, которые характеризуют ее как достаточно зрелую. В отличие от консервативной традиционной этнической культуры, национальная культура предельно динамична, она выступает не только как актуальная культурная форма, соответствующая представлениям о прогрессе, сложившимся в рамках европейской цивилизации, но и как прогностическая, нацеленная на реализацию идеально представляемого будущего[21]. Национальная культура открыта в том смысле, что она способна интегрировать новую информацию, привносимую извне и по происхождению чуждую, она лишена комплекса ксенофобии и потому естественно входит в контакты с другими культурами, достижения которых она органично включает в собственное пространство. Национальная культура, сохраняя специфические особенности этнических культур, объединяет их на основе того общего, что существует между ними, образуя единое культурное, коммуникативное, информационное, смысловое, ценностное, символическое, семиотическое и ментальное пространство.

Вопросы для повторения

  • 1. Какие существуют трактовки этноса? В чем их специфика?
  • 2. Какими преимуществами и недостатками отмечена при- мордиалистская концепция?
  • 3. Сравните конструктивистскую и инструменталистскую концепции. Аргументируйте выводы примерами.
  • 4. Что такое этноцентризм? Как вы расцениваете это качество культуры? В каких ситуациях оно усиливается?
  • 5. Чем отличаются принципиально национальная и этническая культура?
  • 6. В чем смысл высказывания Э. Геллнера, что нацию создает не палач, а профессор?
  • 7. Какая из культур — национальная или этническая — создает в большей степени условия для диалога?

Литература

Арутюнов С.А. Этничность — объективная реальность // Этнографическое обозрение. 1995. № 5.

Геллнер Э. Нации и национализм / Пер с англ. Т.В. Берди- ковой и М.К. Тюнькиной. М., 1991.

Крюков М.В. Еще раз об исторических типах этнических общностей // Советская этнография. 1986. №3.

Коннор У. Нация — это нация, это государство, это этническая группа, это... // Этнос и политика. М., 2000.

Садохин А.П. Этнология. М., 2005.

Тишков В.А. Реквием по этносу. М., 2003.

Тишков В.А. Этничность, национализм и государство в посткоммунистическом обществе // Вопросы социологии. 1993. № 1.

Этнопсихологический словарь / Ред. В.Г. Крысько. М., 1999.

  • [1] Smith Anthony D. The Ethnic Krigins of Nations. Kxford, New York: BasilBlackwell, 1986. P. 129—138, 141, 149—150.
  • [2] Гвллнер Э. Нации и национализм / Пер с англ. Т.В. Бердиковой иМ.К. Тюнькиной. М., 1991.
  • [3] Anderson, Benedict. Imagined Communities. Reflections on the Krigin andSpread of Nationalism. London: Verso, 1983. P. 14—48.
  • [4] Deutsch KarlW. Tides among Nations. New York: Free Press, 1979. P. 13—30.
  • [5] Deutsch KarlW. Tides among Nations. New York: Free Press, 1979. P. 13—30.
  • [6] См: Флиер А.Я. Культурогенез. М., 1994; Флиер А.Я. Культура как основанациональной идеологии России. М., 1999.
  • [7] См: Геллнер Э. «Нации и национализм» (1983); Андерсон Б. «Воображаемыесообщества» (1991).
  • [8] См.: Хелд Д., Гольдблатт Д., Макгрю Э, Перратон Д. Глобальные трансформации: Политика, экономика, культура / Пер. с англ. В.В. Сапова и др.М.: Праксис, 2004. С. 397—398.
  • [9] См: Тишков В.А. Реквием по этносу. М., 2003. С. 155.
  • [10] Smith, Anthony D. The Ethnic Krigins of Nations. Kxford, New York: BasilBlackwell, 1986. P. 149—150.
  • [11] Smith, Anthony D. The Ethnic Krigins of Nations. Kxford, New York: BasilBlackwell, 1986. P. 149—150.
  • [12] Cm: Mann M. The Sources of Social Power. VoL 2: The Rise of Classes andNation-tates, 1760—1914, Cambridge: Cambridge Univercity Press, 1993.
  • [13] Smith, Anthony D. The Ethnic Krigins of Nations. Kxford, New York: BasilBlackwell, 1986. P. 149—150.
  • [14] См.: Злобин Н.С. Культура и общественный прогресс. М., 1980. С. 68.
  • [15] Геллнвр Э. Нации и национализм / Пер. с англ. Т.В. Бердиковой и М.К. Тюнь-киной. М., 1991. С. 92—94.
  • [16] Коннор У. Нация — это нация, это государство, это этническая группа,это...// Этнос и политика. М., 2000. С. 61.
  • [17] Цит. по: Коннор У. Нация — это нация, это государство, это этническаягруппа, это...// Этнос и политика. М., 2000. С. 61—62.
  • [18] Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М., 2001. С. 31.
  • [19] Бродель Ф. Что такое Франция? / Пер. с фр.; Под ред. В. Мильчиной. М.,1994. Кн 1. С. 80—81.
  • [20] Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М., 2001. С. 31.
  • [21] Флиер А.Я. Культурология для культурологов. М., 2000. С. 160.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы