Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Искусство arrow Культурология
Посмотреть оригинал

Теории индустриализма и постиндустриализма как теории технологического прогресса

Эволюционный подход к историческому процессу, фиксирующий прохождение обществом определенных стадий цивилизационного развития, стал основным в концепциях индустриализации и модернизации, преемственных по отношению к теоретическим системам, созданным Сен-Симоном, О. Контом, Э. Дюркгеймом, К. Марксом. Теория индустриализма, как известно, была сформулирована Р.К.Ф. Ароном и У. Ростоу.

Здесь развитие социальной сферы рассматривалось как обусловленное развитием промышленности, а рыночная экономика, демократическое политическое устройство, личностная свобода, которые были рождены культурой модерна, рассматривались как универсальные и без затруднений транспортирующиеся в любую социальную систему, находящуюся на аналогичном этапе развития. В постиндустриальных и информационных концепциях, представленных Е. Масудой, Дж. Нейсбитом, Дж. Бе- нингером, Т. Стоуньером, М. Маклюэном, Э. Тоффлером, М. Ка- стельсом, развитие производства как такового в качестве ориентира социального развития не задается. Но «технологический оптимизм» в них, безусловно, доминирует, а в качестве основных критериев прогресса выступает возрастание скорости внедрения инноваций, увеличение объема и скорости коммуникации.

Несмотря на то что в постиндустриальных концепциях технологический прогресс выступает лишь как условие развития человека, ориентация именно на технологическую сферу позволяет рассматривать историю как имеющую векторную направленность. Обоснование Д. Беллом существования доиндустри- ального, индустриального и постиндустриального общества, С Лэшем и С. Круком — предмодернистского, модернистского и постмодернистского этапов социального развития, А. Тоффлером — «первой», «второй» и «третьей» волны, П. Дракером — капиталистического и посткапиталистического общества, Р. Инглегартом — модернизации и постмодернизации, по существу, означает построение комплексной теории общественной эволюции, теории прогресса.

Итак, идея прогресса и объективности его развития является продуктом эпохи Просвещения. Прогресс — причем по преимуществу технологический прогресс — как ценность осознается в границах единственной, и потому уникальной, достаточно молодой и интенсивно развивающейся европейской цивилизации, выработавшей такую специфическую черту, как технологический оптимизм. Это осознание ценности прогресса стало своеобразным мировоззренческим переломом, который, по-видимо- му, и послужил защитой от свойственных позднему Средневековью пессимизма и безнадежности, а также стал психологической компенсацией различных скрытых фобий и способствовал преодолению катастрофического мироощущения[1]. Возможно, эта специфическая аксиологическая система европейской культуры, где в качестве ценностнообразующей выступала ценность нового, в совокупности с протестантской идеологией и привела к таким ее особенностям, как динамизм, новационность и технологичность.

В границах же тех общественных систем, которые были ориентированы на воспроизведение однажды заданных образцов деятельности, технические нововведения не подвергались сакрализации как условие перехода к качественно иному, более совершенному состоянию, и эти культурные миры развивались по иному историческому сценарию. К примеру, так было в Китае, где уже к XIV в. сложились технологические и экономические предпосылки для промышленной революции, однако отсутствие стремления к новациям как обладающим культурной ценностью не привело к формированию тех качеств, которые стали доминирующими в европейской цивилизации.

Именно в рамках новоевропейской системы они обретают тот смысл и то ценностное содержание, которое воплощается в принципах гуманизма, историзма и рационализма. И не случайно, что именно в границах европейской системы данная модель изначально представлялась чуть ли не единственной универсальной теорией для объяснения социокультурных процессов. Прогрессистская концепция истории предполагает развитие общества к идеальной универсальной цивилизации, основанной на разуме и гуманизме.

Признание безусловности прогресса сочетается в этих концепциях с многообразными его трактовками, где прогресс рассматривается:

? как переход от менее совершенного к более совершенному социальному устройству;

  • ? торжество науки, воплотившейся в индустриальном и постиндустриальном обществе в качестве конечной стадии эволюции;
  • ? закономерное движение от одной общественно-экономической формации к другой, как оптимизация способов адаптации общества к изменяющимся условиям.

В качестве основного фактора прогресса признается и полнота самоосуществления человека в культуре.

Антипрогрессистские же устремления были рождены кризисом европейской культуры рубежа XIX—XX вв. и в известном смысле противостояли оптимистическим взглядам приверженцев идеологии Просвещения. Внимание не столько к социальной организации общества и его технологическому развитию, сколько к его духовной составляющей соответствовало пониманию невозможности развития всех социальных организмов по единому историческому сценарию, итогом которого станет единая цивилизация.

Вопросы для повторения

  • 1. С чем связана актуальность проблемы культурного прогресса?
  • 2. В границах какой культуры зарождается идея прогресса как культурной ценности?
  • 3. Как понимали прогресс представители Просвещения?
  • 4. Когда рождается идея о том, что прогресс — это техно- логичекое развитие?
  • 5. С чем связано появление типологических концепций культуры?
  • 6. Каково понимание культурной динамики, сложившееся в рамках культурной антропологии?
  • 7. Объясните термин «эволюционизм».
  • 8. В чем специфика понимания прогресса, представленная индустриальными и постиндустриальными концепциями?
  • 9. Каково отношение к прогрессу, сложившееся в границах восточных культур?

Литература

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М., 1999.

Белл Д. Социальные рамки информационного общества. М.,

1979.

Буркхарт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. М.,

1996.

Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций. М., 1994.

Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.,

1977.

Гэлбрейт Дж.К. Новое индустриальное общество. М., 1996. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.

Зиммелъ Г. Избр.: В 2 т. М., 1996.

Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990.

Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М.,

1999.

Руссо Ж.-Ж. Рассуждения о науках и искусствах // Избр. соч.: В 3 т. М., 1961. Т. 1.

Сорокин П.А. Долгий путь: Автобиографический роман. Сыктывкар, 1991.

Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. Сорокин П.А. Циклические теории социально-исторического процесса // Россия и современный мир. Вып. 4 (21). 1996. Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1984.

Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.

Тоффлер Э. Третья волна. М., 1999.

Шендрик А.И. Теория культуры. М., 1992.

Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой истории: В 2 т. М., 1993.

  • [1] См: Каплан А.Б. Коллективный страх и реформация Лютера // Человек:образ и сущность. Перцепция страха: Ежегодник. М., 1991.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы