Экономика стран Центральной Восточной Европы в условиях трансформации капитализма, социалистических преобразований и рыночных реформ

Албания

Генезис капитализма

Генезис капитализма и его последующее развитие в Албании происходили в своеобразных условиях иноземного господства, консерватизма феодальной системы, сохранения пережитков общинного строя, активной борьбы с турецким игом и т. д.

В 60-х гг. XIX в. вновь поднялась волна восстаний в Албании, причем албанские феодалы опять оказывались орудием господства турок. Чтобы сохранить его, турецкое правительство привлекло часть албанских феодалов на свою сторону, провело некоторые ограниченные реформы, санкционировало закон, разрешавший владеть землей немусульманам. В эту пору оживились товарно-денежные отношения, стала формироваться албанская буржуазия, разрабатывается программа национального освобождения албанского народа от турецкого ига. Период с 40-х гг. XIX в. до 1913 г. получил название времени Албанского Возрождения. В борьбе за экономическое и политическое подчинение Албании в начале XX в. столкнулись Австро-Венгрия и Италия. Эти империалистические державы боялись, что они не смогут договориться о разделе «турецкого наследства» и не раз декларировали необходимость сохранения статус-кво на Балканах, целостности Турецкой империи. Буржуазия балканских государств старалась заключить сделку с крупными державами, чтобы урвать себе кусок добычи на Балканах, в том числе в Албании. К началу XX в. в экономику Албании проникает иностранный капитал, разрушая старые формы ремесленно-мануфактурного производства, мешая развитию местной промышленности с помощью дешевых импортных товаров. Народные массы несли бремя процентов, которые Турция платила за займы. Албания страдала от кабальных концессий, разграбления минеральных богатств, хищнической вырубки лесов и т. д. Внешняя торговля находилась под контролем Италии, а на севере хозяйничали австрийцы.

Обширные земельные владения находились в руках крупнейших албанских феодалов и турок. Мелкая крестьянская собственность поглощалась ими и сохранялась лишь кое-где в горах. Прочно держалась полуфеодальная аренда земли за 1/3 и 1/2 урожая. Получает широкое распространение арендная плата деньгами или натурой (кесим) в зависимости от качества арендуемой земли. В неурожайные годы задержка уплаты кесима вела к закабалению и разорению арендатора. Кроме десятины в 12,5% урожая крестьянин платил налоги за овец, жилые постройки, поземельный налог, дорожный и т. д. При этом все налоги росли, многие собирались через откупную систему, которая давно стала опорой турецкого феодализма. Были, конечно, и хозяйства, работавшие на рынок, где применялись наемный труд и более совершенная техника. Феодальное землевладение мешало развитию капитализма не только в земледелии, но и в промышленности. Турецкая администрация активно тормозила рост буржуазии. Внутренний рынок был слаб и узок. Буржуазия тоже ориентировалась на старые методы феодальной эксплуатации, ростовщичество, скупку земель разорившихся феодалов. Много жителей эмигрировало, не находя работы на родине. Невыносим был национальный гнет. Только в горах сохранились остатки свободной патриархальной общины, где и в эту пору не признавалось турецкое господство. Церковь всех направлений стояла на стороне турецких поработителей. Однако национальное движение в Албании расширялось и устанавливались контакты с буржуазно-революционным движением в самой Турции, с младотурками.

Перестав быть частью Турецкой империи, Албания фактически не получила политической и экономической независимости, ибо была отдана под контроль империалистических держав, особенно Австрии и Италии. Их банки сразу же приступили к захвату ключевых позиций в экономике Албании. Накануне Первой мировой войны Албания непрерывно подвергалась агрессии со стороны империалистических стран, а во время войны была оккупирована и разделена на зоны их влияния.

В 1920 г. в Албании было создано новое правительство с антиимпериалистической программой, а столица перенесена в город Тирану. Развернулась острая борьба против итальянских оккупантов, закончившая их изгнанием в конце 1920 г. Но это еще не привело к подлинной демократизации страны и подъему ее экономики. В конце 1922 г. лидер буржуазно-либеральной «партии реформ» полковник Ахмет Зогу занял пост премьер- министра. Обещание провести аграрную реформу, покончить с феодализмом осталось пустым фарсом. В июне 1924 г. повстанцы победили правительственные войска. Зогу бежал в Югославию. Между тем в Югославии принимались меры к тому, чтобы реставрировать в Албании старые порядки. В конце декабря 1924 г. Зогу при поддержке контрреволюционных сил Югославии и врангелевцев захватил Тирану. Албанская буржуазно-демократическая революция потерпела поражение, ибо начался период спада революционной волны в Европе, и она не получила должной поддержки извне. Установилась фашистская диктатура, прикрываемая парламентскими формами.

Иностранному капиталу были широко открыты двери. Сильнее других проникал в экономику Албании итальянский капитал, прокладывавший дорогу диктату Муссолини. В сентябре 1928 г. диктатор Зогу стал королем. Помещики и торговцы, составлявшие опору монархии, не хотели проведения аграрной реформы, старая система налогообложения тоже сохранялась. Лишь в 1930 г. был обнародован закон об аграрной реформе, намечавший изъятие излишков земли у помещиков (имевших свыше 100 га), продажу ее безземельным и малоземельным крестьянам (до 5 га). Проведение реформы растягивалось на 15 лет, а оговорок в законе было так много (до 100), что осталась и на этот раз пустой декларацией. Экономический кризис 1929—1934 гг. привел к падению цен на сельскохозяйственные товары, а неурожай вызвал их недостаток. Сократилась покупательная способность населения, увеличилась безработица, почти во всех районах страны, особенно на юге, возник голод. Фашистская Италия воспользовалась слабостью экономики Албании и усилила экономическую агрессию. Так, были отменены все ограничения для ввоза итальянских товаров. Албанская экономика становилась в значительной степени колониальной. Страна оказалась под пятой финансового капитала.

Крупнейшие латифундии стали дробиться. Осталось лишь семь из них, имевших к концу 30-х гг. 2 тыс. га. В деревне усилилось значение городской буржуазии, кулачества, связанного с широким рынком. Но настоящего капиталистического хозяйства в деревне почти не было. Существовали крупные и средние имения, но земля только частично была пригодна для обработки и сдавалась в аренду на условиях издольщины крестьянам.

Богатые землевладельцы составляли только 3% населения, но владели 91 тыс. га земли. На долю же 83% населения (беднота и середняки) приходился 61% земли, или по 1,8 га на семью. Естественно, крестьяне становились арендаторами и вынуждены были отдавать от 1/3 до 1/2 урожая, выполняли даже повинности феодального характера. Огромные налоги, ростовщическая кабала тоже разоряли мелких крестьян. Продукция животноводства превышала в экспорте продукцию земледелия, ибо лугами и пастбищами было занято в два-три раза более площадей, чем под пашней. Земля все чаще сдавалась в аренду скотоводам.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >