РИТОРИКА

РИТОРИКА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Риторика: объект и материал исследования

Термином «риторика» принято определять как изучение ораторского искусства, так и саму теорию красноречия. Им мы пользуемся, когда говорим об учебной дисциплине, изучающей теорию красноречия: «На втором курсе у студентов будут занятия по курсу „Риторика44».

Слово «ораторство» (лат. oratoria) — античного происхождения. Его синонимами являются слова «риторика» (гр. рг|тори<:г|) и «красноречие» (русское по происхождению слово). Ритором в Древней Греции называли учителя красноречия, а также оратора. Стоит напомнить, что прилагательное «красный» в русском языке одного корня с «красивый». В словаре В. И. Даля читаем о красноречии: «Наука и умение говорить и писать красно, убедительно и увлекательно; витийство»1. Следовательно, термин «ораторское искусство» имеет несколько значений. Под ораторским искусством прежде всего понимается высокая степень мастерства публичного выступления, качественная характеристика ораторской речи, искусное владение словесным творчеством.

Термин «красноречие» первым ввел в русскую науку М.В. Ломоносов. Он писал: «Риторика есть наука о всякой предложенной материи красно говорить и писать<...>», а красноречие — «есть искусство

0 всякой предложенной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнению»[1] [2]. Таким образом, красноречие — это прежде всего талант, ораторский дар, а риторика — наука, система знания, помогающая развить ораторские способности человека. Умение говорить, хорошая речь — это дар, который нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании при помощи риторики, стилистики, культуры речи, техники речи и т.д. (Подробнее об этом будет рассказано в главе 2).

Общеупотребительным является слово «оратор», оно употребляется в двух значениях: лицо, произносящее речи, выступающее публично и человек, который обладает даром речи, красноречивый.

В Древней Руси пользовались старославянским словом «вития» (т.е. оратор). Отсюда и дожившее до наших дней определение витиеватый {слог) — замысловатый, цветистый, хитроумный. Неслучайно одним из многочисленных синонимов красноречия было «хитросло- вие»! В пушкинскую эпоху в русский язык пришло заимствованное существительное трибун (буквально: выступающий с трибуны, с возвышения). Теперь мы так называем человека, который ораторствует по общественно значимым и политическим вопросам. Его синонимом служит существительное публицист.

А.С. Пушкин и его современники отличали красноречие (выразительную, образную, запоминающуюся речь) и краснословие (напыщенную, но бессодержательную речь). В. И. Даль дает такое пояснение к глаголу краснобаить — «байствовать, говорить красно, широко и самоуверенно, не всегда основательно»1.

Мы и теперь употребляем слово краснобайство, называем самоуверенного болтуна краснобаем (самоуверенный говорун, болтун). Надо сказать, что отождествление ораторского искусства с бесполезным словопрением идет с давних пор. Как справедливо отмечал Демосфен, истинно красноречивый человек «должен показать себя смелым не в речах, а проявить твердость в делах», ибо он, «не думая об угождении, говорит то, что нужно, и советует, каким образом могли бы мы избавиться от унизительных обвинений и наказания позором»[3] [4].

Интерес к ораторству отражает политические реалии государства. Например, судебное красноречие в России своего расцвета достигло во второй половине XIX — начале XX столетия. Этому способствовали комплексные преобразования в государстве: отмена крепостного права (1861 г.) и судебная реформа (1864 г.), которая открыла путь для развития ораторского искусства как общественно-политического явления в стране.

Принято считать, что риторика — это наука об устной (произнесенной где-либо) речи. Однако нужно помнить, что мы имеем дело с двумя видами красноречия: устным и письменным.

Устное красноречие — произносимое публично ораторское слово (проповедь, политическая речь, судебное выступление и т.д.). Например, древнегреческий оратор Демосфен — яркий пример мастера слова, успешно выступавшего в Афинах перед аудиторией в 4—5 тысяч человек! Устное красноречие основано на непосредственном общении оратора с аудиторией. Слушающие речь воспринимают и реагируют на интонацию, мимику, жесты, даже молчание оратора. Трибун, по сути, исполняет определенную роль (защитника, обвинителя, прорицателя). Конечно, такое красноречие ближе всего к игре актера на театральной сцене.

Письменное красноречие — разновидность ораторского искусства, основанная на передаче мыслей и чувств оратора с помощью графических знаков. Всякое письменное высказывание является формой опосредованного общения. Читают его обычно спустя какое-то время после написания автором. Но важным достоинством письменного текста является необходимость воссоздать речевую ситуацию для читателя с помощью изобразительно-выразительных средств (тропов, фигур речи). Письменная речь всегда сложнее устной, например, с точки зрения синтаксиса. Она имеет более сложную структуру, чем публичная речь.

Начало письменному красноречию в Древней Греции было положено ритором Исократом (436—338 гг. до н. э.). Его главным произведением был «Панегирик». Исократ работал над этой речью десять лет и закончил ее к 380 г. до н. э. Современники шутили, что Александр Македонский быстрее завоевал Малую Азию, чем Исократ написал свой труд. Исократ никогда не выступал с речами устно — он предпочитал распространять их в письменном виде. Своим творчеством Исократ предвосхитил многие жанры современной публицистики, например письмо, памфлет, эссе.

Итак, ораторское искусство — это искусство построения, написания и (или) публичного произнесения речи с целью оказания желаемого воздействия на аудиторию.

Здесь мы имеем дело с понятием «образ оратора» («харизма оратора»).

Образ оратора, складывающийся из речи, особенностей речевого поведения, отношения к аудитории, определяется существующими этическими нормами. Чтобы быть убедительной, речь должна соответствовать системе ценностей, принятых в данном социуме. «Добрый муж, искушенный в речах» — так выглядит идеальный оратор эпохи Античности. Древние греки и римляне считали, что залог убедительности речи — высокая нравственность выступающего («этос»). «Совершенным оратором никто, по моему мнению, быть не может, не будучи добрым человеком», — писал Квинтилиан.

С возникновением христианства образ оратора ассоциируется с проповедником, исполненным божественного вдохновения. Становление образа русского оратора связано с именами многих выдающихся деятелей государства Российского. На первое место необходимо поставить таких представителей Русской православной церкви, как Киевский митрополит Иларион; Кирилл, архиепископ Туровский; Серапион, епископ Владимирский; протопоп Аввакум; митрополит Филарет (Дроздов); архиепископ Лука (Войно-Ясенец- кий) и другие.

Для развития светского красноречия наибольшую роль сыграли ученые, теоретики ораторского искусства: М. В. Ломоносов, М.М. Сперанский, А.Ф. Мерзляков, Н.Ф. Кошанский и другие.

Наиболее последовательно отечественный речевой идеал реализовывался в речах выдающихся судебных ораторов второй половины XIX — начала XX в. — Ф.Н. Плевако, А.Ф. Кони, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова, К.К. Арсеньева, С.А. Андреевского, М.Ф. Громницко- го и других. Для их обвинительных и защитительных речей характерны следующие основные черты: высокая нравственность; внимание и уважение к человеку; сознание своего долга перед обществом и перед законом; высочайший профессиональный уровень, знание предмета; широкая образованность; мастерское владение искусством слова; широкое внесение литературно-художественных приемов в речь; искренность; эмоциональность; беспристрастность; независимость в убеждениях; соблюдение чувства меры, тактичность. Как заметил А.Ф. Кони, «искусство речи на суде заключает в себе умение мыслить, а следовательно, и говорить образами». Он же считал, что «лучшие речи просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла».

Таким образом, объектом и материалом исследования риторики можно назвать теорию и практику мастерства красноречия (устного и письменного), убеждения, речевого (языкового) воздействия на слушателей (читателей).

Возникнув в V в. до н. э., риторика тесно соприкасалась с поэтикой. Их часто смешивают. Первоначально поэтика считалась наукой о поэзии, а риторика — наукой о прозе. «Поэтами рождаются, ораторами становятся», — говорили в Древнем Риме. Два направления филологического знания — поэтика и риторика — имели разный материал для исследования: поэзия — художественную словесность (поэмы, гимны, эпиграммы и т.д.), риторика — деловую, практическую прозу (например, судебные речи, политические речи).

Поэтика обогатила теорию красноречия представлением о художественных средствах.

Изобразительные средства

Метафора, метонимия, эпитет, гипербола, литота, сравнение и др.

Выразительные средства

Повторы (анафора, эпифора), градация, инверсия, риторический вопрос, риторическое восклицание, риторическое обращение и др.

Вот пример из басни И. А. Крылова:

Какой-то в древности Вельможа

С богато убранного ложа

Отправился в страну, где царствует Плутон.

Сказать простее, — умер он...

Перифраза «Отправился в страну, где царствует Плутон» — это не только эвфемизм (смягчение грубого или чрезмерно прямого выражения). Для И.А. Крылова это еще и средство создания комического. Поэт высмеивает притворство, лицемерие, скрывающееся в том числе и за витиеватостью слога писателей, боящихся «сказать простее». Используя тропы и фигуры речи, риторы также обращаются к приемам оживления ораторской речи: пословицы, поговорки, крылатые слова, афоризмы, ирония, сарказм, каламбур и др.[5] Например, Демосфен в речи «О преступном посольстве» патетически описывает разграбленный армией царя Филиппа город, где «дома, разрушенные до основания, разбитые стены». В нем нет «мужчин цветущего возраста», остались лишь несчастные женщины «и несколько ребятишек да стариков в жалком состоянии». Не употребляя слов «смерть», «разорение», «убийства», оратор сумел нарисовать яркую картину несчастия, постигшего народ. Для этого он использует ряды однородных членов, перифразу и метафору («без мужчин цветущего возраста»), эпитеты (цветущий, жалкий). «Словами никому не выразить тех бедствий, которые там происходят!» — таким взволнованным восклицанием Демосфен заключил свой рассказ.

Если поэтика изучает мир художественного творчества, то риторика — ораторскую прозу.

  • [1] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х тт. Т. 2. М., 2005.С.188.
  • [2] Аннушкин В.И. История русской риторики. Хрестоматия : учебн. пос. М., 2002. С. 156.С. 157.
  • [3] Толковый словарь Даля. URL : http://www.nashislova.ru/dal2/page/krasnobait.15214/
  • [4] Демосфен. Вступления к политическим речам // Демосфен. Речи. В 3-х тт. Т. II. М.,1994. С. 358. С. 336-337.
  • [5] Об этих и других изобразительно-выразительных средствах подробнее см.: Руднев В.Н. Русский язык и культура речи : учебн. пособие. М., 2014.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >