СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ЛЕКЦИЯ 9 ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

ЛИЧНОСТЬ И ЭПОХА

СИСТЕМНОЕ КАЧЕСТВО

«Личность» — ключевое, значимое слово. Когда в древности хотели сказать о ком-то, что это социально и духовно развитый человек, использовали латинское слово «персона». Это слово подчеркивало социальность человека, его возвышение над природным миром. Поздняя античность называла человека персоной, чтобы подчеркнуть, что тот не является лишь природным организмом, а обнаруживает сугубо человеческие свойства. (Напомним, что именно поэтому внимание к человеку в европейской культуре называется персоналистской традицией.)

Личность — это конкретный человек, являющийся представителем определенного общества, определенной социальной группы, занимающийся конкретным видом деятельности, осознающий свое отношение к окружающему и наделенный определенными индивидуально-психологическими особенностями.

Обратимся к тем определениям личности, которые принадлежат наиболее известным специалистам в этой области. Российский психолог Б.Г. Ананьев (1907—1972), к примеру, считал, что личность — это прежде всего современник определенной эпохи. Иначе говоря, это множество присущих ей социально-психологических свойств. К их числу он относил принадлежность личности к определенной социальной группе, национальности, профессии. В значительной степени это верно. Личность, даже если она обладает неизбывной оригинальностью, все равно несет на себе отпечаток эпохи. Трудно представить себе древнегреческого философа Диогена, живущего в бочке, в наши дни. Сельские просторы давно сменились урбанистическими картинами. Как заметил поэт Александр Кушнер, «Времена не выбирают, в них живут и умирают».

Но можно ли соотносить внутреннее содержание личности с ее самовыражением в определенной эпохе? Сократ осуждал языческих богов, и это стало основанием для смертного приговора афинского суда. Однако позже появилось христианство, которое тоже отвергло язычество и стало основой персоналистской традиции в истории европейского человечества. Сократа можно скорее назвать современником иной эпохи, выразителем новых духовных исканий. Российский психолог А.В. Петровский (1924—2006) охарактеризовал личность в системе межличностных отношений, выделив три аспекта личности:

  • 1) интраиндивидный, который отражает свойства, присущие самому субъекту;
  • 2) интериндивидный, рассматривающий особенности взаимодействия личности с другими людьми;
  • 3) метаиндивидный, описывающий воздействие данной личности на других людей.

Эти три аспекта личности позволяют выявить ее внутреннее содержание, но вряд ли ухватывают так называемый трансцендентный аспект личности. Конечно, личность располагает внутренним миром, соотносится с обществом и оказывает воздействие на других людей, однако она характеризуется также и устремленностью к преодолению узких социальных рамок, к божественному, нуминозному (К. Юнг). Именно на этом аспекте личности настаивал Н.А. Бердяев. Он, в частности, выделял три ступени духовности: духовность, ограниченную природой, духовность, стесненную обществом, и чистую, освобожденную духовность[1]. Личность, которая оказывает воздействие на других людей, возможно, заслуживает позитивного определения гражданина. Но в ней не обозначается трансцендентное измерение личности, без которого трудно понять многие современные версии личности, представленные трансперсональной психологией, психологией высших устремлений.

Российский психолог и философ Л.И. Анцыферова (р. 1924) определяет личность как способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений. Здесь справедливо фиксируется социальность личности как одно из ее несомненных качеств.

Но человек, предельно выражающий социальный этос эпохи, далеко не всегда может рассматриваться как личность. Сократ, к примеру, был квалифицирован афинским судом как преступник. Но он остался в истории человечества как пример одухотворенной личности, а имена судей, которые выступали от имени тех конкретно-исторических условий, история не сохранила.

Признание несомненного единства, но не тождества понятий «личность» и «индивид» (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев и др.) порождало ряд вопросов и среди них вопрос о том, что представляет собой это особое системное качество, которое обозначается термином «личность» и оказывается несводимым к биологическим предпосылкам, включенным в природу его носителя — индивида. А.Н. Леонтьев писал: «Личность * индивид: это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в целокупности отношений, общественных по своей природе, в которые индивид вовлекается... Иначе говоря, личность есть системное и поэтому „сверхчувственное" качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами».

Слово «личность» появилось в Западной Европе не ранее XVII в. В России термин «личность» ввел русский историк и писатель Н.М. Карамзин (1766— 1826). Характерно, что в китайском языке нет иероглифа, который выражал бы данный смысл. Карамзин полагал, что человек способен к общению, интеллектуальному и нравственному совершенствованию. Личность — это хозяин собственной судьбы, собственной жизни.

Человек может стать личностью, если поставит перед собой такую цель. Кого можно назвать личностью? Такого человека, который весьма своеобразен, духовно развит, обладает чувством ответственности за свои поступки. По этой логике среди человеческого сообщества есть личности и не-личности, т.е. люди, которые не соответствуют этому понятию. Многие авторы считают, что каждого человека можно назвать личностью. Нет безликих людей. Но в таком случае сопоставление понятий «индивид», «индивидуальность», «личность» теряет смысл. У американского фантаста Роберта Шекли есть словосочетание «минимум человека», т.е. набор элементарных качеств, позволяющих какому-то индивиду называть себя человеком. Можно, видимо, говорить и о «максимуме человека».

Конечно, к решению проблемы может быть и иной подход. Некоторые психологи называют личностью не конкретного человека, а определенную часть его психического мира. В этом случае можно считать личностью каждого человека, отмечая лишь меру его внутреннего бомб гатства. Однако такой подход противоречит русской религиозной философии. Ведь в этом случае речь идет лишь о том, чтобы взращивать в каждом человеке личностное совершенство. А что, если преступник совершенствует лишь свое криминальное мастерство, а безнравственный человек настаивает лишь на своем праве не считаться с моралью? И это — личность?

Размышляя о понятии «личность», российский историк и культуролог Л.М. Баткин (р. 1932) пишет: «Общая черта для любых культур состоит только в том, что мы с необходимостью находим в каждой из них некий идеал положения отдельного человека в мире»[2]. Еще раз подчеркнем, что личность связана с социальностью, обществом. Однако ее богатство шире, нежели культура данной эпохи.

Личностьуниверсальное понятие духовного человека в европейской культуре. Оно вбирает в себя самобытность, множество социальных качеств, богатство души.

Можно ли назвать личностью опустившегося бомжа? Разумеется, нет. Однако подумаем: почему же? Он утратил свои социальные качества, отказался от призвания, отверг социальные нормы, забыл культурные традиции, человек свел себя до минимума. Он, условно говоря, выпал из общества. Теперь обратимся к фигуре преступника. Это личность? Кое-кто скажет: а как же? Смотрите, какой он смелый, предприимчивый и даже необычный. О каком-то преступнике, наверное, можно сказать, что это яркая индивидуальность. Но личностью назвать его весьма спорно. Ведь он преступил человеческие нормы, презрел существующие правила поведения, выстроил себя по меркам криминального мира. Тогда, может быть, уместно сказать: личность, но плохая? Дело не только в дурных поступках, а в определенной узости человека, у которого многие человеческие черты (нравственность, сострадание, мудрость) отсутствуют.

Один из педагогов рассказывал: как психолог я работаю с преступниками и как-то спросил их, можно ли считать их личностями? Они подумали и ответили: «Можно, только мы называем себя асоциальными личностями». Но такое словосочетание кажется парадоксальным. Это все равно, что сказать: благородный разбойник, скупой кутила, добродетельная куртизанка. Конечно, в истории такие персонажи были. Убийца становился святым, но ведь он прекращал убивать... Писатели тоже создавали таких героев. Вот, скажем, Робин Гуд. Он грабил состоятельных людей, но богатство отдавал бедным. Его благородство проявлялось вовсе не в том, что он грабил, а в том, что помогал беднякам. Хотя в принципе «разбой» и «благородство» — разные вещи.

Понятие «личность» разносторонне разработано в русской религиозной философии. В. С. Соловьев подчеркивал прежде всего неисчерпаемость личности как выражения всечеловеческого. По мнению философа, ей предписана неограниченная деятельность самоусовершенствования. В этом В. С. Соловьев усматривал исходный пункт философии.

  • [1] Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности : избр. труды. М., 1999. С. 270.
  • [2] Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989. С. И.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >