БЫТИЕ

Бытие как философская проблема

Философский смысл темы бытия

Проблема бытия одна из центральных в философии. Выдающийся немецкий философ XX в. М. Хайдеггер считал вопрос о бытии основным. Другой, не менее известный, современный испанский философ X. Ортега-и-Гассет утверждал, что бытие — сущность философии, а пересмотр идеи бытия означает коренной пересмотр философии. Взяв термин «бытие» из повседневного греческого языка, в котором слова «быть», «существовать», «находиться в наличности» близки по значению, античные философы использовали его для обозначения не просто существования, а того, что гарантирует существование человека и мира.

Проблема бытия — философский ответ на ослабление веры античных греков в богов Олимпа

Проблема нахождения и обоснования таких гарантов была сформулирована в греческой философии в V—IV вв. до и. э. как ответ на реальную жизненную ситуацию. Дело в том, что существует два способа установления человеком своей идентичности.

Идентичность — твердо установленный и принимаемый человеком образ себя, чувство адекватности самому себе, устойчивое и постоянное владение собственным «Я», независимо от изменений ситуации жизни: а) через отношение к чему-то, что превышает человеческое существование, являясь чем-то нечеловеческим. Это прежде всего Бог или боги; б) через отношение к другим людям, а не богам. В Древней Греции преобладал первый способ идентификации. В качестве того, что превышало человеческое бытие и служило ему опорой и гарантом, выступали боги Олимпа. Античные греки доверили им заботу о благополучии своей жизни. Это время господства мифа и мифологического мышления. Но в V—IVвв. до н. э. люди стали терять веру в традиционных богов Олимпа. Мифология все чаще рассматривалась как вымысел. Тем самым рушились основы и нормы установления человеком своей идентичности. Все в мире и человеческой жизни стало бесформенно и нестабильно. Люди потеряли прежнюю жизненную опору, и, как считает X. Ортега-и-Гассет, такая потеря наверняка вызвала массовую эпидемию страха, отчаяния, даже ужаса. Нужны были новые ориентиры и опоры, которые заменили бы богов Олимпа.

Античный философ Парменид попытался найти новые гарантии существования мира и человека: взамен множества антропоморфных богов Олимпа, которым уже не доверяли древние греки, он предложил им обрести веру в новую силу, властвующую над миром, веру в идею существования за миром чувственно воспринимаемых вещей некоего Единого, которое, в отличие от богов Олимпа, не является антропоморфным. Единое постулировалось как божество, но особое, отличное от богов Олимпа. Если последние по внешнему виду и по характеру были похожи на людей (о чем свидетельствуют мифы и скульптуры богов), то Единое не имело ни вида, ни формы. Его невозможно изобразить, показать, нарисовать. О нем можно было только мыслить. Мысль определяла Единое как вечное, неизменное, неделимое, ни в чем не нуждающееся, лишенное чувственных качеств, как нечто, что есть Истина и Добро. Так, несколько упрощенно, можно охарактеризовать сущность проблемы бытия, с помощью которой Парменид пытался снять экзистенциальную озабоченность древних греков. Поэтому проблема бытия — не просто философский вопрос, а прежде всего философский ответ на жизненный запрос античных греков.

Парменид предложил прочное и надежное основание существования мира и человека, заменив власть капризных и непредсказуемых в своих милостях и гневе богов Олимпа властью Единого и неизменного абсолюта, которое он называл Божеством, Правдой, провидением, судьбой, вечным, неуничтожимым. Это Единое удерживает мир от опрокидывания в хаос, обеспечивает миру надежность и стабильность, и, следовательно, человек может быть уверенным в том, что все по необходимости подчиняется порядку. «Все по необходимости» означало, что заведенный в мироздании ход вещей не может внезапно, по воле случая, измениться: день всегда придет на смену ночи, солнце не потухнет внезапно, и люди неожиданно не погибнут. Еарантией порядка (природного и социального) выступало божественное Единое.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >