ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Рассматривая содержание произведений в отечественной журналистике, мы обычно относим их к одной из трех групп жанров: информационным, аналитическим или же к художественно-публицистическим. Когда же говорим о западной прессе, то упоминаем, что, скажем, в США есть прецизионная (точная) журналистика и журналистика расследовательская.

У нас до последнего времени такого членения не было (впрочем, некоторые издания уже стали венчать крупные публикации рубрикой «Журналистское расследование». Изменения в жизни нашего общества, происходящие в последние годы, пробудили у граждан интерес к общественной и политической жизни, вызвали потребность быть полноправным участником этой жизни. В современной российской прессе журналистское расследование заняло заметное место: во многих крупных газетах и журналах организованы отделы расследований.

История и практика журналистских расследований в России изучена пока недостаточно. «Журналистское расследование» — так называется изданная в 2001 г. книга, авторы которой — сотрудники Санкт-Петербургского Агентства журналистских расследований в первой главе вспоминают классиков этого жанра. Среди них — Марк Твен, написавший в соавторстве с Ч. Уорнером книгу «Позолоченный век». В ней раскрывались «упадок морали, вульгарность нуворишей, подкуп народных избирателей, сомнительность финансовых сделок, жажда наживы, охватившая общество» [1J. Потом были «разгрсбатели грязи» — эра «мак- рейкеров» (1902—1913), «Уотергейтское дело», расследование которого в 1972— 1973 гг. сделало журналистов Р. Вудворта и К. Бернстайна национальными героями. Подобные герои есть не только в США. К примеру, в Швеции это журналист Ян Гийо, расследующий убийство Улофа Пальме; в Германии — Гюнтер Вальраф, активно применявший метод включенного наблюдения, ради добывания истины меняющий не только профессию, но и внешность. В самой же России образцами журналистских расследований являются «История Пугачевского бунта» А.С. Пушкина, «История одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина, статья И.С. Лескова «О пожарах в Петербурге», творчество писателя В.Г. Короленко, журналистов В.В. Навроцкого, В.М. Дорошевича, В.Л. Бурцева, «короля репортажей» В.А. Гиляровского. Чтобы написать о Пугачеве («История Пугачевского бунта» увидела свет в декабре 1833 г.), А.С. Пушкин целый год изучал материалы следственного дела, труды историков, побывал в Оренбурге, Казани, Нижнем Новгороде, Симбирске, рылся в провинциальных архивах, опрашивал старожилов. В поселке Бердах Пушкину удалось собрать много интересного. Молодые казачки пели ему свои песни, старики рассказывали все, что могли вспомнить о Пугачеве. За каждую песню или интересный эпизод поэт платил червонец. Подобная щедрость вызвала подозрение у бердских обывателей, которые, собрав сход, написали начальнику края, генерал-губернатору донесение: «Был у нас неизвестного звания человек. Лицом смугл, волосом черен и курчав, на пальцах вместо ногтей когти. Подбивал под пугачевщину и дарил золотом. Должно быть, антихрист» [2].

Владимир Гиляровский (1853—1935), писавший, кроме репортажей также статьи и очерки, обладал природными качествами, способностями журналиста: был общителен, вынослив, смел, хорошо знал жизнь, ее светлые и темные стороны. На месте происшествия Гиляровский всегда внимательно осматривал местность, искал очевидцев, пытался получить дополнительные сведения, определял социальную версию случившегося, стремился быть безупречным с точки зрения фактического изложения событий. Он не перегружал свои публикации деталями, не относящимися к существу дела, любил точность, в любом событии видел не только сюжетную фабулу — основное внимание всегда обращал на людей — непосредственных участников событий и тех, кто лишь присутствовал (как и он) при этом. Журналист много писал о трагедиях: убийствах, грабежах, пожарах, о погибающих от голода и холода людях, о жертвах железнодорожных и иных катастроф, об обреченных на смерть рабочих. Но несмотря на это, в его репортажах никогда не было чувства безысходности [3J.

К классикам журналистского расследования, бесспорно, следует причислить и Антона Павловича Чехова. В первую очередь речь идет о его путевых записках «Из Сибири» и особенно очерке «Остров Сахалин». Из Москвы писатель выехал 21 апреля 1890 г., а вернулся 8 декабря того же года, привезя «сундук всякой, каторжной всячины: 10 000 статистических карточек, образцы статейных списков каторжных, жалобы врача Б. Перлина» и т.д. [4J. Публикация «Острова Сахалина» на страницах журнала «Русская мысль» в 1893—1894 гг. вызвала положительные отклики прессы. «Остров Сахалин» очень серьезный вклад в изучение России, будучи в то же время интересным литературным трудом, — писала, например, «Неделя» (1895. № 38). — Много хватающих за сердце подробностей собрано в этой книге». На жанр книги Чехова, ее научно-публицистический характер большое влияние оказали «Записки из мертвого дома» Ф.М. Достоевского и «Сибирь и каторга» С.В. Максимова, на которые неоднократно ссылается автор в тексте повествования. В свою очередь очерки Чехова побудили и других литераторов, журналистов поехать на Сахалин и написать книги об острове. Так, Влас Дорошевич опубликовал в 1903 г. две из них: «Как я попал на Сахалин» и «Сахалин».

«Зеркалом русской совести» и «нравственным гением» называли писателя Владимира Галактионовича Короленко (1853—1921), который также выступал с весьма интересными журналистскими расследованиями, особенно в то время, как с 1885 г. стал работать в казанской газете «Волжский вестник». В публикации «История темных денег» он разоблачил махинации председателя нижегородской уездной земской управы М.П. Андреева; семь обстоятельных статей посвятил истории банкротства пароходного общества «Дружина»; начав кампанию против Атександровского дворянского банка, добился его ревизии и отдания нескольких директоров под суд и т.п. [5J. В советское время примерами журналистского расследования стали многие сюжеты ежемесячного киножурнала «Фитиль», который стал выходить в 1962 г., а в печати внимание читатели привлекали публикации Аркадия Ваксберга, Юрия Щекочихина, Ольги Чайковской. Все они работали в отделе расследований «Литературной газеты». Однако жесткий партийный контроль сковывал авторов журналистских расследований, поэтому они были редкостью.

На процесс формирования расследовательской журналистики влияют пример западных коллег и традиции русского и советского проблемного очерка и репортажа. В самом деле, есть давняя традиция: в статье, корреспонденции, очерке, фельетоне авторы в подлинном смысле исследуют ту или иную проблему, ведут расследование конкретных явлений, ситуаций, конфликтов. И публикации оставляют заметный след в читательской аудитории, если подготовлены скрупулезно, всесторонне, глубоко.

Два примера из недавнего прошлого. Чтобы написать статью о создании в Западной Сибири крупнейшей базы нефтяной промышленности, журналисту Александру Мурзину пришлось проштудировать триста научных докладов, в которых о регионе говорилось все; вплоть до того, что будет к 2000 г. с климатом, травой, рыбой этого края. И все это обилие фактов журналисту надо было спрессовать в два-три куска по восемь страниц каждый [6]. В «Известиях» 13 мая 1984 г. была опубликована последняя неоконченная статья Анатолия Аграновского «Сокращение аппарата». К ней прилагались записи из блокнота журналиста, которые показывали, насколько глубоко была исследована им сложнейшая экономическая проблема. Краткие, фрагментарные строки из блокнота свидетельствовали о научном подходе публициста к анализируемым вопросам.

В наше рыночное время, в условиях многопартийности и свободы слова исследовательско-расследовательское амплуа остается для журналистов таким же сложным. Но оно стало еще и опасным. За попытку разоблачения коррупции в армии в 1995 г. был убит журналист Дмитрий Холодов. В 1997 г. погиб липецкий собкор «Комсомольской правды» Валерий Кривошеев, рассказавший о том, как высокопоставленный московский чиновник строит для себя роскошный дачный комплекс на 75 заповедных гектарах, как неправедно выселяли монашек из монастыря или как бестолково руководит районом глава администрации. Публикацию под заголовком «Велика Россия, а дурь девать некуда» «Комсомольская правда» опубликовала 5 сентября 1997 г., а два дня спустя автор был убит. 9 сентября «Комсомолка» писала: «Жанр расследования — один из самых сложных в газетной работе, «руды» нужно перелопатить тонны, а сверкнет ли на дне дорогой «алмаз», еще неизвестно. Кривошеев работал так, чтобы каждое слово можно было подтвердить документально». В тот год (1997), по данным Фонда защиты гласности, были убиты 15 журналистов, избиты 43 (из которых 10 — представительницы слабого пола), захвачен в заложники 21, а 19 незаконно задержаны правоохранительными органами [7J.

Аналитическая публикация, основанная на исследовании или расследовании, обладает высокой новостной ценностью и большой общественной значимостью и появляется в прессе благодаря инициативе и энергии журналиста — автора, у которого сильно желание служить обществу, отстаивать правду и справедливость. Подобный материал дает возможность завоевать добрую репутацию не только публицисту, но и газете, для которой он пишет, поднять рейтинг издания, укрепить доверие читателей. Но инициатива и энергия автора стимулируются его талантом, природным чутьем, знанием методологии исследования и расследования, умением строить солидную и основанную на убедительных фактах логическую структуру материала, раскрывающего процесс возникновения проблем и пути их наилучшего решения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >