ПЕРЕД НАЧАЛОМ КУРСА

Основные понятия и задачи курса

Наше учебное пособие предназначено главным образом для изучения дисциплины «Основы журналистики», которая заметно отличается от других профессиональных дисциплин учебного плана. Прежде всего фактически она открывает собой знакомство студентов с богатым комплексом теоретического знания об избранном ими направлении подготовки (специальности). Понятия и идеи, которые осваиваются на этом этапе образования, будут затем встречаться, уточняться, дополняться смыслами при рассмотрении других, более конкретных вопросов программы обучения. На то и разрабатываются теоретические основы профессии, чтобы рассмотреть опорные, базовые понятия: журналист, роли и функции прессы, свобода печати, массовая аудитория, эффективность журналистской деятельности и др. Постепенно студенты овладеют материалом курсов, посвященных организации работы редакций, методике репортерского труда, социологической и психологической культуре журналиста, правовым и этическим нормам в прессе, стилю публикаций и т.д. Общим для всех названных и иных дисциплин является объект изучения — журналистика. Это понятие служит как бы смысловым ядром и нашего учебного курса, и всей системы образования.

У журналистики множество определений и толкований, каждое из которых вызывает напряженные научные споры. На первых порах обучения мы не станем вступать в полемику по этому поводу и не будем давать свое однозначное определение. Ограничимся описанием значений, которое это слово имеет в профессиональном языке. Журналистика — это общественная и производственная деятельность по сбору, обработке и периодическому распространению актуальной социальной информации (через печать, радио, телевидение, кино и т.п.). Еще одно значение слова — система организаций, занятых сбором и доставкой такой информации: редакции, телерадиокомпании, информационные агентства и их производственно-техническая база (иногда для передачи этого содержания используют слово «инфраструктура»). Этим же термином обозначается продукция журналистской деятельности — произведения, из которых составляются номера газет и журналов, программы радио и телевидения. Наконец, так называется определенная отрасль научного знания и образования. То есть человек с полным основанием может сказать: «Я занимаюсь журналистикой, я работаю в системе журналистики, я создаю журналистские произведения, я изучаю журналистику».

Характерно, что, по свидетельству В.И. Даля, в давние времена в России под журналистом понимался в первую очередь чиновник, ведущий записи в журнале присутствия (регистратор), и только затем — издатель, редактор повременного издания. Мы видим, что в современном мире утвердилось второе значение слова и оно «обросло» многими дополнительными оттенками. Соответственно и журналистика представляет собой богатое смыслами, многоплановое понятие. Таким оно стало в результате долгой эволюции и самой деятельности, и знания о ней. Многозначность слова, понятия, явления ряд специалистов рассматривают как трудность, которую надо преодолеть путем «упрощения», отсечения каких-либо «второстепенных» смыслов. Странно было бы наблюдать подобные опыты над такими сложными объектами, как, скажем, литература или физика, государство или наука.

Правильнее было бы составить и использовать «гнездо» понятий, которые отражают отдельные стороны журналистики, ее элементы или смежные с ней явления. Так, понятия «печать» и «пресса» обозначают специфическую отрасль журналистики (печатную периодику), отличающуюся от радио, телевидения и др. Вместе с тем давно сложилась мировая и отечественная традиция использовать слово «пресса» еще и как обобщающее наименование, охватывающее все отрасли журналистики, без разделения на каналы. Корни традиции надо искать в том факте, что исторически журналистика зародилась как продукция, опубликованная с помощью печатного станка. Поэтому и сегодня мы говорим, например, «свобода печати», «пресса нашей страны», «пресс- центр», подразумевая далеко не одни лишь газеты или журналы, а весь журналистский мир. Не совпадает журналистика и с понятием «средства массовой информации» (СМИ). Этот термин широко используется в общественных науках — социологии, политологии, правоведении, где не рассматриваются профессионально-творческие составляющие журналистики, а внимание сосредоточено на общественном значении тиражируемых сведений. В Законе Российской Федерации «О средствах массовой информации» под СМИ понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Обратим внимание: форма, а не существо деятельности и не содержание публикаций, т.е. только одна сторона журналистики. Сама массовая информация трактуется как предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы. Таким образом, массовая информация выступает как носитель содержания журналистики, ее тексты. Несложно представить себе, что в СМИ могут помещаться (что и происходит в действительности) не только собственно журналистские произведения, но и иные материалы: официальные сообщения, реклама, литературнохудожественные произведения, записи театральных постановок, кинофильмы (на телевидении) и т.п. В дальнейшем нам еще предстоит провести более четкие разграничительные линии между журналистским и другим наполнением СМИ как трансляторов разнообразных текстов.

Тексты, в свою очередь, служат целям связи и информационного обмена между людьми, или массовой коммуникации. Средство массовой коммуникации (СМК) — это посредник в передаче сообщений, причем далеко не только журналистских. К СМК наряду со СМИ относятся средства массового воздействия (книги, кинематограф, интернет-сайты, видеозаписи, рекламные щиты и др.), а также технические средства (телеприемники, мобильная телефония, компьютерные и другие линии связи). В латинских истоках comminicatio обозначало «сообщение, передача»; так производное от латинской основы слово понимается и в современных мировых языках — как процесс передачи сообщений. Но есть и другие варианты перевода, которые делают это понятие трудноуловимым, неконкретным и допускающим его расширительное толкование: информирование, средство сообщения, линии связи, общение...

В последние годы в российской науке наблюдается стремление «заменить» журналистику коммуникацией, понимаемой как общение. Между тем коммуникация по смыслу не равноценна собственно общению, взаимодействию людей. Более того, она может быть построена таким образом, что станет препятствием к общению. По этому поводу нам надо ясно договориться, чтобы в дальнейшем не сводить содержание журналистики к процессу передачи данных.

«Прежде всего я должен оспорить широко распространенное отождествление двух принципиально различных форм деятельности — общения и коммуникации, — заявлял авторитетный философ культуры М.С. Каган. — Их различие на философском языке определяется как отличие межсубъектных отношений, имеющих целью совместное практическое действие или совместную переработку определенной информации, от отношения субъекта к другому человеку как объекту, коему следует передать некую информацию или совершить над ним операцию... В ряде сфер культуры оптимальным видом информационной связи является именно коммуникация, монологическое высказывание... (на этом основаны обучение основам наук, медицинская практика, военная служба), в других же сферах Я обращаюсь к Другому как равному... субъекту, рассчитывая на его сотворчество...»'.

Говоря на языке примеров, согласованный труд редакционного коллектива представляет собой духовное и производственное общение, равно как и откровенный, неформальный диалог с аудиторией в процессе выпуска газеты или телепрограммы. Обмен же монологами без искреннего движения навстречу собеседникам («диалог глухих») только по внешнему виду напоминает общение, а по существу остается однонаправленной трансляцией информации.

В американской и частично европейской лексике в сходном значении используется понятие mass media, массмедиа (или просто media, медиа). В английском словаре «Webster» мы находим следующую статью: mass media (1923) — средство коммуникации (пресса, радио или телевидение), предназначенное для того, чтобы обращаться к массе людей. На латинском языке mediale означает «середина, сердцевина», слово из того же «гнезда» mediator — посредник (одно из похожих слов переводится как «раб, слуга»). Нетрудно заметить, что перед нами фактически то же самое явление, которое выше называлось СМК. Однако с 1920-х гг., которые в словаре упоминаются как момент введения термина в употребление, его реальное содержание не могло не измениться. В более новых версиях, например в американских справочниках по языку СМИ, mass media толкуется как различные средства, используемые для доставки информации массовой аудитории: радио, телевидение, кабельное ТВ, газеты, журналы, книги, диски и т.д. Имеется в виду не просто единичное издание, но по меньшей мере сочетание различных каналов, а в оптимальном варианте — их многосоставный комплекс, включая электронные средства связи. Добавим, что определение «массовая» (и в случае со словом «коммуникация», и в сочетании «массмедиа») подчеркивает, что имеется в виду не прямой личный контакт, а обращение к большой, рассредоточенной и не известной «в лицо» аудитории с помощью технических каналов связи.

В современном мире значение медиа выросло настолько, что слово как бы оторвалось от своих корней и стало соотноситься едва ли не

1 Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 191.

со всей и всякой реальностью, которую человек создал для «внешнего расширения» (выражение канадского культуролога М. Маклюэна) своей биологической природы. Соответственно в научный оборот стали вводиться понятия медиареальности, медиакультуры, медиапсихологии и даже медиафилософии. Правда, не все новации такого рода имеют основания восприниматься как бесспорная истина, некоторые из них сконструированы как избыточные и тавтологические, например медиажурналистика.

Далее в тексте мы будем употреблять все названные термины. Иногда они звучат как синонимы, если не требуется выделить какой-то смысловой оттенок процессов, протекающих в системе журналистики (например, различие между прессой и телевидением в методах деятельности). Иногда — наоборот: они указывают на специфику того или иного явления в сфере журналистики.

Особенное положение в терминологии занимает слово «публицистика». У явления под этим названием нет общепризнанной «расшифровки», и о его содержании специалисты ведут нескончаемые споры. Мы возьмем за первоначальный ориентир определение, данное Словарем иностранных слов: «Публицистика {лат. общественный) — вид литературы, посвященной обсуждению насущных социальных вопросов с целью прямого воздействия на общественное мнение; публицистика тесно связана с текущей прессой; произведения этого вида (статьи, очерки, памфлеты, фельетоны и др.)». В других источниках, в частности в научных трудах, говорится об общественно-политической деятельности, связанной с актуальным идеологическим воздействием на общественное мнение, сознание и поведение.

Из сравнения этих двух точек зрения (на самом деле их многократно больше) становится ясно, что, во-первых, публицистика — это способ энергичного влияния на умы, настроения и поведение людей, во-вторых, влияние осуществляется открыто, публично (о чем можно судить по звучанию самого термина), в-третьих, что источник воздействия занимает ясно выраженную позицию по предмету обсуждения, на которую и стремится привлечь общественность. Даже беглый обзор средств такой деятельности наводит на мысль о том, что для нее используется не одна лишь пресса. Публичным идеологическим актом становятся и страстное выступление оратора, и документальное кино, и агитационный плакат, и театрализованное представление (вспомним массовые уличные действа, характерные для послереволюционной России в 1920-е гг.). По содержанию идеи, которые несет в себе публицистика, совсем не обязательно относятся к сфере политики: они бывают философскими, эстетическими, экологическими и т.д. Следовательно, публицистика — это явление широкое и многоликое, во всяком случае, она шире журналистики. В то же время ее полноценное бытование в современном мире совершенно немыслимо без использования уникальных возможностей прессы. Осознавая это, часть журналистов — как теоретиков, так и практических работников — считают, что всякий журналистский материал является публицистикой. Однако обратим внимание на то, что в словарном определении называются произведения особого вида — те, которые обладают качеством публицистичности. К ним, т.е. к текстам, насыщенным идейным содержанием и наступательным по манере его изложения, вряд ли следует относить простенькую заметку или информативное интервью, в которых лишь констатируются факты. Получается, что теперь уже журналистика шире публицистики, ведь в прессе появляются материалы, не обладающие качеством публицистичности, выраженной в явной форме. Значит, к использованию этого термина как синонима журналистики надо относиться взвешенно, оценивая его уместность в каждом определенном контексте.

Взвешенности требует и использование данного термина в общении с иностранными специалистами. В том значении, которое мы раскрыли, он, как правило, не употребляется за рубежом. А если употребляется, то со смещенным, по сравнению с уникальной отечественной традицией, смыслом. Так, итальянский профессор- литературовед Уго Перси утверждает, что русское слово «публицистика» восходит к итальянскому publicistica (что сомнительно с исторической точки зрения). Далее вводится разграничение: журналист по контракту занимается „рутинной" передачей или пересказом событий и происшествий», тогда как публицист по личному свободному выбору вносит «свой вклад в истолкование и комментирование хроники событий или в целом современной культуры»[1]. Деление по признаку «рутинная» служба или свободное творчество представляется здесь явно недостаточным.

Предметом нашего курса служат базовые представления о роли журналистики в обществе, ее организации и способах деятельности. В связи с этим придется обратиться к вопросам о назначении журналистики, ее взаимоотношениях с культурой, системой власти и человеком, задачах по достижению целей общественного прогресса, комплексе требований к сотруднику редакции, основах эффективности журналистской деятельности, свободе и ответственности прессы. Студентам предстоит научиться видеть неразрывную связь практики прессы с воплощением в жизнь социальных теорий и программ, с многообразием существующих в обществе интересов, с динамикой социальной и духовной жизни, особенно на этапе ее реформирования в российской действительности.

Центральной задачей курса является познавательно-методологическая ориентация студентов. Надо дать себе труд освоиться в понятиях и проблемах теории, в тенденциях и закономерностях развития журналистики, в опыте решения сложнейших вопросов, который накоплен предыдущими поколениями мыслителей и мастеров пера. Все эти знания так или иначе откликнутся на более поздних ступенях образования. Важно уже на первых этапах начать вырабатывать личные профессионально-мировоззренческие установки. На этой базе студенты в дальнейшем будут выбирать для себя учебную специализацию по одной из сфер деятельности: литературная работа в периодической печати, телерадиовещание, газетно-журнальный дизайн, пресс- фотография, издательское редактирование, пресс-службы, агентства новостей и др.

М.Е. Кольцов (Фридлянд)

По окончании университета напряженная служебная деятельность не оставит времени на углубленное осмысление ее принципиальных основ. «Очень часто я напоминаю себе трамвай, набитый пассажирами... обвисший людьми на подножках и буферах, дико трезвонящий на прохожих... Иногда же — девушку с подносом в ночной пивной, где сразу в двадцать голосов окликают посетители», — так с грустной иронией рисовал свой образ жизни выдающийся журналист 1920—30-х гг. Михаил Кольцов.

Именно годы учения даруют благодатную возможность составить целостное представление о глубине концептуальных основ журналистики, неоднозначности их понимания, влиянии социальных и личностных факторов на функционирование и развитие прессы.

Надо обратить внимание на то, что профессиональные учебные дисциплины (включая наш курс) представляют собой только одну из сторон подготовки редакционных сотрудников. Мировоззренческий и культурный кругозор публициста формируется широким комплексом дисциплин социально-экономического и историко-филологического циклов. Философские и психологические, литературоведческие и экономические познания помогают студентам глубже разбираться в основах специальности, вырабатывать строгие и точные критерии оценки профессиональной практики, формулировать свою позицию по сложнейшим проблемам, находящимся в центре внимания отечественной и мировой журналистики.

Наш курс теснее всего соприкасается с культурой социального мышления. Журналистская теория формировалась в неразрывной связи с другими областями обществоведения. Эта связь не утрачена и поныне и даже стала еще прочнее. В исследованиях по вопросам СМИ находят применение новейшие теории, открытия, методы, появляющиеся в других отраслях знания. Отношения журналистики с целым рядом наук строятся как отношения частного, специального с общим, универсальным. Это можно сказать о философии, социологии, истории, филологии, кибернетике. И в то же время наука о журналистике формируется как самостоятельная область знания, имеющая свое «ядро» — общую теорию журналистики. В известном смысле она является мостом, соединяющим всю необычайно разветвленную систему научного знания с редакционной практикой. Именно к началам этой теории студенты приобщаются в нашем курсе.

Кроме того издания, которое сейчас находится перед их глазами, учащимся следует обращаться к широкому кругу источников', произведениям выдающихся мыслителей, занимавшихся проблемами духовной жизни и, в частности, прессы, государственным документам, в первую очередь к законодательным и иным нормативно-правовым актам, трудам исследователей журналистики и, конечно, к опыту редакций. Только использование различных источников поможет каждому студенту выработать зрелые суждения по проблемам, входящим в учебную программу. Напомнить об этом тем более важно, что многие из стоящих на библиотечных полках пособий уже не отражают социальную и публицистическую реальность. Из сказанного, однако, не следует, что не надо изучать произведения, которые несут на себе явные приметы ушедшего в историю времени. Наоборот, нужно учиться отделять неизбежные конъюнктурные атрибуты от исследовательского поиска, результаты которого не утрачивают с годами ценности.

Изучение теоретического материала не даст должных результатов, если оно не будет дополняться собственной журналистской практикой. Пресса — один из самых динамичных общественных институтов, ее концепции и опыт находятся в прямой зависимости от изменчивой социальной реальности, что особенно важно учитывать в нынешней России, переживающей полосу глубинной реформации. Кроме того, она необычайно многообразна по формам индивидуальной творческой деятельности, а это влечет за собой различия во взглядах на ее задачи, принципы, эффекты. Великий естествоиспытатель Ч. Дарвин писал о том, как потребности практики «руководили» его читательскими интересами: «Все, о чем я размышлял или читал, было непосредственно связано с тем, что я видел или ожидал увидеть... Я уверен, что именно приобретенные таким образом навыки позволили мне осуществить все то, что мне удалось сделать в науке».

Студенты-журналисты постоянно пребывают в сходной ситуации, поскольку их профессия, в сравнении с другими университетскими факультетами, принадлежит к числу самых «практических».

Отдельное вводное замечание касается студентов направления «Реклама и связи с общественностью», которые тоже изучают методологические основы журналистики. Из опыта преподавания цикла журналистских дисциплин для этой аудитории автор убедился, что будущие пиармены легко «входят» в мир прессы, с интересом осваиваются в нем и даже добиваются заметных творческих результатов. Главное же, что они на удивление быстро и точно определяют грани соприкосновения профессий и сосредоточиваются на тех сторонах журналистики, которые им более всего необходимы в собственной практике. Приведем показательные фрагменты из их письменных «рецензий» на журналистские курсы:

«Окунувшись в процесс журналистской работы и испытав всю прелесть „мук творчества", я прониклась уважением к людям этой профессии»; «Журналистская теория и практика поможет мне в будущем писать любую статью, чтобы в нежелательной для фирмы ситуации не привлекать журналиста»; «Мне казалось, что журналистское образование мне никогда не будет нужно, что я никогда не научусь писать... Я наконец научилась составлять связный текст, и это считаю для себя самым главным»; «Я начала читать газеты и журналы не по диагонали, а с внимательным анализом качества печатных работ, компетентности и профессиональности наших журналистов».

Это именно те результаты, к которым хотели прийти преподаватели вместе со своей аудиторией.

  • [1] Перси Уго. Максимилиан Волошин — публицист// Журналистика и медиаобразованиев XXI веке/редкол.: А.П. Короченский (предс.). Белгород, 2006. С. 156.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >