Особенности формирования цивилизации: материальные и исторические структуры

Всего три века понадобилось полудиким кочевникам, чтобы превратиться в один из наиболее цивилизованных народов того времени и распространить свою культуру на огромные территории. Выйдя за пределы Аравийского полуострова, арабы столкнулись с древними высокоразвитыми цивилизациями, однако обычной культурной ассимиляции кочевников-завоевателей не произошло. Будучи в меньшинстве и уступая вначале своим подданным в уровне культурного развития, арабы тем не менее смогли передать им свою религию, язык и в какой-то степени менталитет, чему способствовали два обстоятельства. Во-первых, в создании этой культуры участвовали не только арабы, но и представители других народов, оказавшихся в орбите ислама. Во-вторых, культура халифата вобрала в себя многие достижения других народов, переработав их в соответствии со своими собственными потребностями и основополагающими ценностями.

Арабо-мусульманская цивилизация зародилась на территории Аравийского полуострова. Издревле его населяли западносемитские племена, по языку и культуре родственные многим народам Ближнего Востока. Население Аравийского полуострова подразделялось на земледельческое и торговое население оазисов, а также на кочевников пустынь, которых позже стали называть бедуинами. Бедуины, как и многие оседлые племена, обожествляли небесные светила, камни, деревья, источники воды; они разводили верблюдов, ценили воинскую доблесть и умение слагать песни-стихи. Бедуины внесли огромный вклад в искусство арабской поэтической речи, в их среде развивались и авторская поэзия, и фольклор, и рукодельное ремесло — плетение циновок и изготовление утвари, художественная обработка кожи, изготовление шерстяных тканей и безворсовых ковров. Передвижения бедуинов по всему полуострову способствовали распространению единого арабского языка, первые письменные источники которого датируются III—IV вв. Роль бедуинов резко возросла с упадком древних аравийских царств и ослаблением транзитной торговли. В IV—VI веках начали возникать царства со смешанным оседлым и кочевым населением. Необходимость бороться против общих внешних врагов — Эфиопии, Византии, Сасанидского Ирана — способствовала сближению разрозненных аравийских племен.

В это же время в оазисах появились общины иудеев и христиан, благодаря чему в среду арабов-язычпиков стали проникать идеи монотеизма. По утверждению известного востоковеда Л.С. Васильева, идея новой монотеистической религии у жителей Мекки, активно общавшихся с окружавшими их иудеями и христианами, «буквально висела в воздухе», особенно если принять во внимание, что племенной бог курейшитов Аллах считался воплощенным в том самом фетише, черном камне, который был вделан в стену храма Каабы и по своей ритуальной значимости уже тогда почитался едва ли не первым среди всех арабских святилищ. С рождением новой монотеистической религии — ислама и образованием под его знаменами в 30-х гг. VII в. единого арабского государства завершился процесс этнического, культурного и политического объединения Аравии. Не остановившись на этом, отряды арабов-мусульман, выйдя за пределы Аравийского полуострова, за несколько десятилетий завоевали огромные территории в Азии, Африке, Южной Европе, создав небывалых размеров феодальную державу — Арабский халифат, просуществовавший с 632 по 1258 г.

6 июля 622 г. началось переселение сподвижников пророка ислама — Мухаммада ибн Абдаллаха, числом около 200, из аравийского города Мекки в расположенный неподалеку город Ясриб, получивший впоследствии название Медина. Этот день считается первым днем мусульманской эры. Менее чем через 40 лет под властью Арабского халифата были вся Аравия, Сирия, Палестина, Ирак, Иран, Египет, Кипр. К концу первого века мусульманского летосчисления (хиджры) в гранииы державы ислама входили также Северная Африка, Испания, Сицилия, Армения, Азербайджан, Мавераннахр (Средняя Азия), Афганистан, часть Индии (Синд и юг Пенджаба). Арабские военачальники дошли до границ Китая.

В существовании Арабского халифата можно выделить следующие периоды:

  • 1) Дамасский период (661—750), династия Омейядов;
  • 2) Багдадский период (750—1258), династия Аббасидов.

Халифы из рода Омейядов обосновались в Палестине и Сирии

со столицей в Дамаске (отсюда происходит второе название периода). На этом этапе происходит процесс укрепления государства и усиления власти Омейядов посредством исламизации завоеванного населения и арабизации захваченных земель. Историки отмечают тот факт, что распространение ислама среди покоренных народов проходило быстро и успешно. Причины состояли в близости учения ислама и религиозных доктрин христианства и иудаизма, а также в экономической политике арабов, при которой немусульмане облагались дополнительным налогом. В результате исламизация населения шла без активного принуждения. Арабизация заключалась в том, что воины-арабы заселяли завоеванную территорию, брали в жены представительниц местного населения; занимали ключевые посты в государстве.

В этот период еще не было арабо-мусульманской цивилизации как таковой. Собственно арабо-мусульманской была вера — ислам, но и она несла на себе следы внешних влияний. Администрация, ремесло, наука в халифате этого времени, в принципе, не были мусульманскими ни по происхождению, ни по своим представителям. Об этом говорит тот факт, что вплоть до конца VII в. повсеместно сохранялась прежняя администрация, в одних районах — византийская, в других — сасанидская, а делопроизводство велось на соответствующих языках. Хотя ко двору мусульманских правителей приглашались медики, алхимики, астрологи, геометры, строители, занимавшие подчас довольно высокое положение, но правители просто пользовались их услугами. Интерес к наукам и искусствам иноверцев начал пробуждаться позже. Постепенно в связи с Кораном и на его основе развивалась синкретическая мусульманская ученость, имевшая специфический филологически-законоведческий характер.

На рубеже VII—VIII вв., когда Омейядская династия находилась в зените своего могущества, началось сознательное освоение новых сфер, прежде всего административной. В правление халифа Абд ал-Малика (685—705) казна начала чеканить собственные арабские монеты, а все делопроизводство и управление было переведено на арабский язык. Арабский язык и письменность стали распространенным и престижным средством общения. Связано это было с тем, что Коран запрещалось переводить с арабского и те, кто хотел постичь мудрость ислама, прежде всего учили язык, становясь носителями арабской культуры. Арабский язык стал единственным в сфере науки, образования, литературы, религии и философии.

Примерно в то же время зарождался интерес к греческой науке в среде Омейядов. Уже отец Абд ал-Малика способствовал развитию переводческой деятельности, которую поощрял также и сам Абд ал- Малик. Сын одного из халифов — Халид ибн Йазид увлекался наукой, собиранием книг, которые для него скупали в Византии и Египте, а затем переводили на арабский язык. Арабы охотно осваивали античное и византийское наследие. Занимая старые сирийско-палестинские города, они сохраняли их планировку, обживали и использовали существующие сооружения. Новые города (Куфа, Басра, Васит и Мосул в Ираке, Фустат в Египте, Кайруан в Тунисе) вырастали из военных лагерей. Развитие культового зодчества халифата началось с формирования в VII — начале VIII в. архитектурного типа колонной мечети. Зарождался новый художественный стиль, где сюжетные связи изображения с реальностью утрачивались. Все большее значение приобретала декоративность, привлекавшая внимание зрителя к символически выраженной идее.

Следующей вехой в культурном развитии халифата можно считать середину VIII в., когда в результате волнений, связанных с недовольством налоговой политикой и принципами землепользования, к власти пришла династия Аббасидов (750—1258). Аббасиды фактически уравняли в правах всех мусульман независимо от их этнической принадлежности. Они уже не стремились присоединять новые земли, а пытались удержать прежние. Однако с IX в. от халифата одна за другой отпадали его части, правители-эмиры которых становились фактически независимыми государями, в лучшем случае (да и то, если не были шиитами) признававшими сакральный авторитет и сюзеренитет халифа.

Политическое ослабление могущества арабов по времени совпало с наивысшим взлетом арабо-мусульманской культуры — как духовной (расцвет догматики ислама, исламского права, литературы, философии, науки), так и материальной (развитие ремесел и торговли в процветающих богатых городах, успехи в мореплавании и др.). Именно в данный период культура халифата становится в полном смысле этого слова арабо-мусульманской, т.е. арабоязычной культурой всех мусульманских народов. При Аббасидах продолжилось освоение достижений других традиций, в том числе греческой. Выступив преемником древних эллинистических, римско-христианских и персидских традиций, впитав в себя наследие высокоразвитой городской культуры недавнего прошлого, Арабский халифат способствовал ирригационному строительству и освоению новых земель, развитию агротехники и выращиванию новых сельскохозяйственных культур, расцвету городов и торговли, включая транзитную. Распространение исламского образования на широкой территории от Испании до Китая способствовало увеличению количества грамотных и образованныхлюдей, появлению культурного стандарта.

В сфере высокой теории, преимущественно в форме богословских споров, в халифате шли оживленные диспуты по многим серьезным проблемам, например о божественном предопределении и свободе воли. За первые 50 лет аббасидского правления в основном сложилась мусульманская традиция, внутри которой начался процесс специализации и дифференциации отдельных дисциплин. Огромную роль в становлении и развитии культуры классического ислама играло так называемое переводческое движение, начавшееся в VIII в. и активизировавшееся в следующем столетии, особенно с учреждением в Багдаде халифом аль-Мамуном (813—833) «Дома мудрости», который одновременно совмещал в себе библиотеку, академию и переводческое бюро. На арабский язык, ставший языком науки и культуры для всего населения мусульманской империи, были переведены многие произведения античной, иранской и индийской мудрости.

Наибольший интерес арабы проявляли к греко-эллинистической научно-философской культуре. С греческого языка были переведены произведения Аристотеля и Платона, медицинские труды Галена и Гиппократа, математические и астрономические сочинения Евклида и Птолемея, а также литература по химии, ботанике, фармакологии, зоологии, минералогии, земледелию, агрономии, механике и т.п. С санскрита переводились работы по астрономии, с персидского — сочинения этико-назидателыюго содержания. Благодаря «переводческому движению» было спасено для истории немалое число античных источников, сохранившихся лишь в своей арабской версии.

За эпохой переводов, длившейся вплоть до середины IX в., последовал период творческого развития унаследованных культурных традиций. В IX—XII веках столица Аббасидов — Багдад превратилась в научный центр мира, подобно тому, как в свое время Афины служили его философским центром, а Иерусалим — религиозным. Интеллектуальная жизнь процветала и в других крупных городах мусульманской империи. В отдельную дисциплину выделяется языковедение (грамматика и лексикология), начинается запись и изучение арабского поэтического наследия, которое тем самым получило права гражданства в составе арабомусульманской культуры, став одной из ее важнейших частей. Помимо привычной для себя поэзии, видные мусульманские интеллектуалы-улемы энергично занимались географией, медициной, историей. В искусстве Аббасидов (750—1258), переместивших центр халифата в Ирак, возобладало воздействие художественного наследия древних империй Месопотамии и Ирана.

Стремление утвердить в материальных формах могущество новой династии выразилось в небывалом размахе градостроительства. Идея города как символа власти наглядно воплотилась в архитектуре Багдада, построенного в 762—766 гг. Первоначально называвшийся Мади- нат ас-Салам («Город мира»), Багдад был задуман как идеальная столица, населенная представителями всех социальных и этнических групп державы. Халиф лично осмотрел намеченный на земле золой план будущего города и поручил астрологам выбрать время для его закладки. Круглый в плане, хорошо укрепленный двойной город с закрытой правительственной территорией в кольце секторов жилой застройки, с четырьмя золотыми куполами над городскими воротами, обращенными на четыре стороны света, и большим, отовсюду видимым зеленым куполом дворца в центре, в сущности, был моделью Вселенной, в середине которой стоял трон «повелителя правоверных». Купол, украшенный бронзовой статуей царственного всадника с копьем, венчал центр дворца, правительственного города, столицы и всей империи, символически утверждая всевластие халифа, который теперь считался заместителем самого Аллаха.

Имперские амбиции Аббасидов породили вызывающий монументальный стиль города-резиденции IX в. Самарры, растянувшейся более чем на 30 км вдоль берега Тигра. Если круглый Багдад спланировали как дворец, то в Самарре, напротив, каждый дворец был построен как город, напоминая композицией и масштабами резиденции царей Ассирии и Вавилона. Знаменитый самаррский дворец Джаусак аль- Хакани, например, простирался с запада на восток на 1,4км и включал анфилады дворов и эспланад, комплексы правительственных, парадных и жилых наземных и подземных (летних) помещений, водохранилища, бассейны, сады, казармы, конюшни, плошадь для игры в поло и трибуну для зрителей.

Во дворец стекались доходы всего государства, из дворца исходило все могущество правителя; это было место протекания официальной жизни государя с приемами и церемониями. Во дворце под защитой многочисленных стражников и наемников находились частные покои и сады отдыха для правителя и его приближенных. Здесь функционировали поэтические кружки и проходили состязания в красноречии, сопровождаемые пением и танцами пиры, сходки веселых сотрапезников или дискуссии между учеными и философами. В беседках и садах, расположенных в основном рядом с текущими водами или бассейнами, были места для развлечений. Имелось место и для занятий благородными видами спорта (верховая езда и конные забавы). Во дворце хранились наиболее дорогие вещи, составлявшие основу королевской казны: ткани и украшения, манускрипты, хранившиеся и систематизировавшиеся специально нанятыми для этого учеными, государственные архивы, раритеты, к числу которых относились диковинные животные, содержавшиеся в зверинце, разного рода приборы, начиная от астрономического измерительного инструмента до необычного механизма.

Как было сказано выше, в конце IX в. халифат распадается на эмираты и султанаты— независимые государства в Испании, Марокко, Египте, Средней Азии и Закавказье. Багдадский халиф оставался духовным главой суннитов, к X в. контролировал лишь часть Персии и столичную территорию. В XVI веке восточный халифат был завоеван монголами и упразднен.

Даже распад империи не отразился пагубно на развитии культуры. В результате феодальной раздробленности образовалось множество культурных очагов, когда каждая самостоятельная династия стремилась сделать из своей столицы «маленький Багдад». Возникновение независимых мусульманских династий, которые хотели блеском своего правления затмить багдадских халифов, способствовало росту городов и появлению локальных художественных школ и стилей. Крупнейшим центром средневековой мусульманской культуры стал Каир, основанный в 969 г. Фатимидами (909—1171), которые подчинили своей власти Северную Африку, Египет, Сицилию, часть Аравии, Палестину и Сирию.

После распада халифата арабы попали в вассальную зависимость от Османской империи, а несколько позже оказались в колониальной и полуколониальной зависимости от европейских государств. Европейский колониализм углубил экономическое и политическое разделение арабских народов. Вновь политическую независимость арабские страны обрели сравнительно недавно, в середине XX в. Сегодня наследниками арабского мира времен халифата считают себя около 20 арабских государств. Объединенные общей исторической судьбой, языком, религией, культурой, арабы считают себя частью единой арабской нации, что тем не менее не мешает им периодически воевать друг с другом за территории и природные ресурсы. Все попытки арабских стран создать долгосрочный политический и экономический союз пока не увенчались успехом.

За полвека независимости арабских стран арабский регион был самым насыщенным в мире по числу международных конфликтов, революций, локальных войн. Одной из важнейших причин этого является различие в уровне и путях исторического развития. Л.С. Васильев подразделяет арабские страны на три большие зоны: африканскую, восточно-средиземноморскую и аравийскую. Арабские страны Африки резко выделяются па общем фоне своей отсталостью. Арабы средиземноморской зоны существенно отличаются от арабов аравийской, преимущественно населенной бедуинским населением. В отличие от интенсивно развитого земледелия и высокой культуры ремесла средиземноморской зоны на Аравийском полуострове длительный период была возможна только кочевая жизнь бедуинов. Лишь в новейший период в связи с разработкой нефтяных ресурсов экономика и социальная жизнь арабов этой зоны сильно изменились. Другой причиной является внешнеполитическое воздействие, особенно проявившееся в период холодной войны. Даже доходы, полученные от эксплуатации нефтяных месторождений, арабские страны использовали по-разному. Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) стали процветающими государствами в арабском регионе, а в то же время Ирак и Ливия покрывали убытки от авантюристической политики диктаторских режимов. В регионе сосредоточено более 50% всех мировых запасов нефти при самой низкой себестоимости добычи. Не все из арабских стран получили доступ к этому источнику энергоресурсов, что стало причиной серьезных разногласий и даже войн между государствами. Ярким примерами являются война, развязанная Ираком из-за нефти против Ирана в 1980 г., продолжавшаяся восемь лет; война Ирака против Кувейта в 1990 г.

В целом главной особенностью современного развития арабских стран можно назвать синтез традиционных укладов жизни и ультрасовременных достижений, чему способствовали западные страны, стремившиеся получить доступ к источникам нефти. Однако результаты процесса модернизации оказались неоднозначными. С одной стороны, жители Аравийского полуострова переняли стандарты потребления развитого западного общества, получили более высокий уровень жизни. С другой стороны, это вызвало обостренную реакцию на модернизацию, выразившуюся в исламизме. Значительная часть молодого и среднего поколения ненавидит Запад и отрицает западную модель развития.

Одной из главных проблем стран арабского мира является проблема отсталости. По мнению ряда арабистов, отсталость заключается не только в неразвитости демократических институтов и сфер экономики, но и уровне неграмотности населения, который является одним из самых высоких в мире. Даже страны, получающие огромные доходы от нефти, так называемые аравийские монархии, занимают подчиненное по отношению к Западу положение. По прогнозам специалистов, даже при сохранении своего значения в качестве «нефтяных кладовых Запада» и при самом благоприятном варианте развитий такое их положение сохранится.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >