Национальный характер и менталитет

Взаимодействие различных традиций, культур, обычаев создало оригинальный культурно-этнический сплав европейских, индейских и негритянских признаков латиноамериканской личности. Латиноамериканцев отличает свойственный многим южным народам искрометный темперамент, склонность к острому переживанию событий, чуткость к эмоциональной стороне жизни.

Для латиноамериканской ментальности характерно сочетание различных способов духовного разрешения коренных противоречий человеческого существования — между человеком и природой, индивидом и социумом, мирским и сакральным, традиционной и инновационной сторонами культуры. Латиноамериканская ментальность характеризуется мошной тягой к христианской религии (это самый «католический» континент) и одновременно сохранением следов доосевого мифологического сознания и отношения к миру. Тенденция к подчинению природным ритмам, имевшая место у древних индейцев и сохранившаяся у ряда современных этносоциальных групп, соседствует со стремлением к господству над природой в соответствии с европейскими и североамериканскими стандартами. Проявлявшаяся на всем протяжении латиноамериканской истории тенденция подчинения личности общности сочетается с крайним индивидуализмом, тягой к свободе без границ. Утопизм общественного сознания, выливающийся в тотальное отрицание прошлого, проекты глобального социального переустройства, комплементарен формировавшемуся на протяжении веков традиционалистскому стилю мышления. Прозападная ориентация городских жителей контрастирует с автохтонными местническими настроениями обитателей сельских районов.

К проблеме латиноамериканского характера обращались многие мыслители. Среди них уругвайский литературовед и философ Х.Э. Родо (1871 — 1917). Он отмечал, что, хотя на первый взгляд в коллективном характере латиноамериканцев отсутствует полный набор признаков сложившейся индивидуальности, нельзя не признать, что представители латинской цивилизации в Америке обладают великой этнической традицией — традицией высокой духовности. Она, по мнению Х.Э. Родо, отличает представителей латиноамериканской нации от утилитарного северного соседа — США.

Одна из первых ярких характеристик латиноамериканского народа принадлежит национальному герою Венесуэлы — С. Боливару (1873—1830). Он считал, что латиноамериканцы — «маленький род человеческий»: «Следует вспомнить, что наш народ не является пи европейским, ни североамериканским... Невозможно с точностью указать, к какой семье человеческой мы принадлежим... Рожденные в лоне одной матери, но разные по крови и происхождению, наши отцы — иностранцы, люди с разным цветом кожи. Это различие чревато важными последствиями».

Латиноамериканский народ являет собой скорее смешение народов Африки и Америки, чем европейских народов, поскольку уже Испания не была классической европейской страной из-за своей африканской крови. В Новом Свете европейцы перемешались с американцами и африканцами, африканцы — с индейцами и европейцами, в результате появился народ-метис. Подобное смешение не могло не сказаться на особенностях национального характера. В частности, эротичность и сексуальность, которые обрели характер устойчивой доминанты в синкретичной культуре Латинской Америки, особо заметны в ее афроамериканской и индейско-американской разновидностях. Рассмотрим подробнее особенности национального характера и ментальности кубинцев и аргентинцев так, как они описаны в трудах выдающихся мыслителей XIX в. — Хосе Марти (1853—1895) и Доминго Фаустино Сармьенто (181 1—1888).

Лидер кубинского национально-освободительного движения — революционер-демократ X. Марти был первым мыслителем, стоявшим у истоков рождения подлинного самосознания, создавшим стройную теорию латиноамериканской личности, чуждой подражанию внешним моделям и способной утвердиться собственными силами. С сожалением он писал о том, что после завоевания независимости многим латиноамериканцам стало свойственно смотреть на мир «сквозь очки, заимствованные у янки или французов», подражать им в манерах, одежде, образе жизни. Между тем «преклонение перед ложными догмами и авторитетами», «стремление подогнать под иностранные образцы самобытную действительность народов», «невнимательное и пренебрежительное отношение к туземному населению, полному творческих сил» наряду с экономическими причинами привели к неустойчивости политической жизни во многих молодых латиноамериканских государствах, завоевавших независимость в 1810—1826 гг.

В этом контексте X. Марти выделял отличительные черты характера кубинского народа: духовность и одаренность, трудолюбие, непоколебимую верность, патриотизм, взаимоуважение, радушие, непритязательность крестьянства, доброжелательность, приветливость и миролюбие бывших рабов. Но X. Марти отмечал также и отрицательные черты характера отдельных личностей и социальных групп — лень и высокомерие, «трусость под маской благоразумия», озлобленность господ, лишенных привилегий, и городской элиты, опасающейся утраты роскоши и доходных должностей.

Аргентинский мыслитель Д.Ф. Сармьенто в своей книге «Факун- до» попытался вывести особенности аргентинского национального характера из природных условий страны. Зло, от которого страдает Аргентина, как полагал Сармьенто, — ее протяженность. Для страны характерна необъятность во всем: бескрайняя равнина, бесконечные леса, безбрежные реки. Народ, населяющий эти обширные пространства, сформировался из трех различных рас — испанцев, индейцев, представителей негритянской расы, исчезнувшей почти везде, кроме Буэнос-Айреса, и оставившей в городах самбо и мулатов. «Из слияния в основном этих трех групп, — пишет Д.Ф. Сармьенто, — возник однородный тип, склонный к праздности и неспособный к промышленной деятельности, за исключением тех случаев, когда воспитание и социальное положение подстегнут его и выведут из привычной обстановки».

В рамках дихотомии «варварство — цивилизация» мыслитель противопоставлял город, как средоточие европейской цивилизации, пампе — олицетворению варварства. Жители города и деревни словно принадлежат к двум различным обществам. Горожанин носит европейский костюм, живет цивилизованной жизнью, руководствуется законами и идеями прогресса; он образован, работает в общественных учреждениях, органах управления и т.д. Сельский житель, напротив, с презрением отвергает комфорт и приличные манеры, городской костюм, ни одна из примет европейской жизни не остается в пампе безнаказанной. Сельская жизнь развивает в гаучо физические способности и не развивает умственные. Его мораль основывается на привычке преодолевать препятствия, бороться с природой, он силен, горд, энергичен. Не имея образования и не испытывая в нем нужды, он счастлив, несмотря на бедность и лишения, и не видит «никого под солнцем выше себя». Автор «Факундо» отметил и некоторые выдающиеся черты характера жителей пампы: «эта привычка преодолевать опасности, постоянно доказывать, что ты сильнее природы, вызывать ее на поединок и побеждать удивительно развивает чувство значимости и превосходства личности». Д.Ф. Сармьенто отмечал и такую черту национального характера аргентинцев, как высокое представление о себе как о нации.

Таким образом, наряду с общими чертами латиноамериканской личности каждая страна демонстрирует особенности национального характера и менталитета.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >