Колониальный период

Превращение Латинской Америки в объект колониальной экспансии означало начало нового этапа в истории ее жизни и культуры. В 1535 году из испанских владений в Северной и Центральной Америке было сформировано вице-королевство Новая Испания, а в 1542 г. в Южной Америке — вице-королевство Перу. Высшую власть в колониях осуществляли вице-короли и капитан-генералы. Вице-короли в своих действиях были подотчетны лишь королевскому правительству и Совету по делам Индий в Мадриде. Управление португальской колонией Бразилия осуществлял первоначально генерал-губернатор, затем вице-король.

Социальная пирамида в колониальных обществах выстраивалась по этническому принципу. Высшую ступень занимал белый человек, рожденный в Испании, на втором месте — белый, рожденный в Америке (креол), далее шли метисы — дети белых и индейцев, индейцы, мулаты — дети евопейцев и негров, негры, самбо — дети негров и индейцев и т.д. Испанцы занимали должности вице-королей, губернаторов, президентов, судей, архиепископов, епископов, священников в важнейших церковных приходах, чиновников, служили торговцами.

Креолы были помещиками и владельцами животноводческих ферм, имели право занимать должности в муниципалитетах, религиозных общинах и стоять во главе церковных приходов. Метисы могли работать поденщиками, ремесленниками, плотниками, каменщиками и т.п. в городах. Они не имели права занимать общественные должности, быть военными или священнослужителями. По мере вымирания индейского населения многие метисы стали работать в качестве слуг в поместьях или городах.

Индейцы, прикрепленные к имениям испанцев или креолов, использовались в качестве рабочей силы на шахтах и в поместьях. Индейское население находилось под игом двух властей — гражданской и церковной. Представители гражданской власти «прививали» индейцам прилежание к труду, а церковники следили за тем, чтобы коренные жители глубоко прониклись идеями христианского вероучения.

Ввоз негров, предназначенных для замещения невыносливых индейцев на тяжелых работах, регулярно осуществлялся начиная с XVI в. Негры-рабы, подвергавшиеся жесточайшей эксплуатации на плантациях и шахтах, находились в самом низу социальной пирамиды.

Экономика Латинской Америки колониального периода полностью определялась интересами метрополии, рассматривавшей зависимые страны лишь как источник драгоценных металлов и продуктов плантационного хозяйства. Во многих странах существовало плантационное хозяйство, основанное на труде негров-рабов. Оно было ориентировано на мировой рынок и составляло экономическую основу колониального общества. Практиковалась феодально- крепостническая эксплуатация населения, которое прикреплялось к поместьям или редукциям (владениям церкви) якобы для приобщения к плодам европейской цивилизации и христианским добродетелям. Испанцы внедрили такие формы закабаления автохтонного населения, как энкомьёнда (от исп. encomienda — буквально попечение, защита) и репартимьёнто (от исп. repartimiento — буквально распределение, раскладка налога). Появление энкомьенды стало началом формирования латифундий в Латинской Америке.

Основными сферами экономической деятельности в колониальный период оставались сельское хозяйство и разработка полезных ископаемых. Испанцы произвели подлинную революцию в сельском хозяйстве континента: начали производство новых сельскохозяйственных культур (зерновые, цитрусовые, сахарный тростник, оливки, виноград, бобовые), развивали агротехнику, основанную на использовании плуга и тягловой силы животных, усовершенствовали систему орошения. Скотоводство, слаборазвитое в доколумбовой Америке, получило толчок в результате акклиматизации всех видов европейских животных, что означало существенное улучшение питания индейцев и стимулировало освоение обширных территорий, до того не использовавшихся. Противоположность, существовавшая в Испании между земледельцами и животноводами, возродилась в Америке, прежде всего по причине быстрого развития овцеводства, превратившего традиционно земледельческие районы в пастбища. Это породило противоречия в отношениях между индейцами и испанскими колонами.

Другим направлением экономической деятельности было горное дело. Добыче серебра на шахтах Потоси, Оруро, Закатекас, Дуранго и др. всегда придавалось ббльшее значение, чем добыче золота. Максимальные показатели добычи были достигнуты между серединой XVI и началом XVII в. Основная часть серебра использовалась для чеканки монет. Согласно имеющимся данным, между 1503 и 1660 гг. Испания вывезла из Нового Света 300т золота и 25т серебра.

Шахты, также как и невозделанные земли принадлежали короне, которая предоставляла их в пользование частным липам, взимая 20% налога. Определенная часть полученных в виде налога денег вкладывалась в латиноамериканскую экономику.

Высокого уровня развития в Новой Испании (Мексике) достигла шелковая мануфактура: производимые ею ткани высоко ценились и пользовались большим спросом, хотя выдерживать конкуренцию с восточной продукцией было нелегко. Большое значение имело также производство сахарного тростника и переработка этого продукта на сахарных заводах.

Вплоть до XVIII в. действовала установленная короной монополия на торговлю с Новым Светом. Торговля шла исключительно через порты Севильи и Кадиса. Даже когда позднее география портов расширилась, Севилья сохранила свое главенствующее положение во внешней торговле.

По мере того как в Латинской Америке развивалась культура производства, она становилась все менее зависимой от испанской экономики. Началось формирование национальной промышленности (текстильная мануфактура и кораблестроение). Однако спад добычи серебра и экономический кризис привели к снижению денежного оборота и торгового обмена. Постоянная инфляция вела к росту цен на недвижимость, особенно на сельскохозяйственную и торговую собственность. В земледелии и животноводстве образовались огромные состояния. Концентрация собственности возросла в связи с захватом помещиками «охранных» земель, лесов и пастбищ, принадлежавших ранее индейским общинам. В поместьях и на животноводческих фермах воспроизводились сеньориальные отношения и традиционные структуры. Сельскохозяйственная деятельность привела к образованию режима латифундий, элементы которого в отдельных странах сохранились до наших дней в виде больших хозяйств.

Реформы испанского просвещенного абсолютизма (XVIII в.) были ориентированы на внедрение в колониях экономической модели метрополии. Целью экономической политики был рост производства и богатства. Просвещенные реформаторы взяли курс на экономический либерализм: монополии и торговые кампании были упразднены и провозглашена свобода навигации и торговли. Начиная с 1765 г. были открыты для свободной торговли 12 испанских и 24 американских порта.

Экономическому прогрессу способствовало открытие новых транспортных путей, рост производства кофе, сахара и хлопка, развитие добывающей отрасли на основе технических усовершенствований и концентрации рабочей силы. Применение к сельскому хозяйству критериев рентабельности, используемых в промышленности, способствовало модернизации аграрных структур. Было покончено с регионализмом, и взаимодействие между вице-королевствами стало более интенсивным. Экономический прогресс вызывал рост народонаселения и урбанизации. Выросли города Монтевидео, Сан-Франциско и Монтеррей.

Одновременно развитие национальных экономик привело к росту самосознания национальной буржуазии, которая все более убеждалась, что метрополия действует в своекорыстных интересах, рассматривая Америку как источник дешевого сырья, колониальных товаров и рынок сбыта. Противоположность интересов креолов и испанцев метрополии становилась все более острой и в начале XIX в. вылилась в общеконтинентальную войну за независимость (1810—1826).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >