Особенности формирования латиноамериканской цивилизации

Началом процессов, приведших к возникновению латиноамериканской цивилизации в ее современном виде, является историческая «встреча» доколумбовой Америки и иберийской Европы. Открытие Нового Света стало началом всемирной культурно-политической и культурной экспансии Европы. Развитие мореплавания и расширение морских коммуникаций выдвинули на первые роли морские державы. Среди них — Испания и Португалия. В XV веке, по образному выражению Г. Гегеля, мир для европейцев стал круглым. Закончилось изолированное развитие цивилизаций и культур, было положено начало европейскому проникновению в неевропейский мир. Америка стала первым опытом колониального захвата и владычества, сопровождавшимися покорением и истреблением аборигенных народов.

Ключевое значение для понимания всей последующей истории региона имеет определение специфики взаимодействующих цивилизаций в эпоху конкисты. Одна сторона контакта была представлена американскими доосевыми обществами, другая — европейскими ренессансными осевыми обществами, выходящими из Средневековья. В доосевых культурах господствовал мифологический тип мышления, непосредственное отношение человека к миру, отсутствие индивидуальной свободы. Основными принципами осевых культур, по К. Ясперсу, являются сопричастность человека высшему началу, свобода выбора поведения и ценностей, напряженность отношений между мирским и божественным бытием, идея спасения мира, погрязшего в греховности, и др.

Казалось бы, глубинное несовпадение доосевых и осевых культур делало полноценный контакт между ними невозможным. Как показывает история, доосевая культура, соприкоснувшись с осевой, должна была либо включиться в общий поток, либо исчезнуть. Именно так исчезли древнеегипетская, древнемесопотамская, доарийская индийская доосевые культуры, а сохранившиеся элементы их наследия были включены в иные культурно-исторические системы. По логике вещей то же самое должно было произойти и в эпоху Великих географических открытий с цивилизациями доколумбовой Америки, где великие осевые цивилизации должны были бы поглотить цивилизации доосевые. Однако история распорядилась иначе.

К моменту появления европейцев в Новом Свете на территории будущей Латинской Америки проживали многочисленные индейские племена и народы, достигшие различного уровня общественного и культурного развития. Некоторые из них успели создать высокие цивилизации, другие находились на той или иной стадии первобытно-общинного строя и вели весьма примитивный образ жизни.

Вслед за Я.Г. Шемякиным можно выделить следующие общие структурные характеристики доколумбовых цивилизаций:

  • 1) практически безраздельное господство мифологического типа мышления;
  • 2) жесткая детерминированность жизнедеятельности природными ритмами;
  • 3) преобладание стремления к адаптации в естественной среде над стремлением к ее подчинению и преобразованию;
  • 4) минимизация роли индивида, растворение его как в природном обществе, так и в общественном целом;
  • 5) господство общинного архетипа в качестве основы и системообразующего принципа социума;
  • 6) преобладание традиции над инновацией.

Иберийские народы сформировались как этносы на основе преимущественно европейского (иберо-кельтско-греко-римско-германс- кого) элемента, но в ходе его постепенной арабизации. К концу XV столетия они находились на стадии выхода из Средневековья, формирования ренессансной культуры, образования централизованного национального государства.

При всем своеобразии иберийской цивилизации конца XV в. ей, как и Западу в целом, были присущи следующие черты:

  • 1) тенденция к приспособлению естественной природной среды для удовлетворения человеческих потребностей;
  • 2) ведущая роль человеческого элемента производительных сил и созданных человеком искусственных орудий труда по сравнению с природной составляющей;
  • 3) более высокое положение личности по отношению к государству и обществу;
  • 4) более сильное развитие и преобладание инновационной стороны культуры;
  • 5) прогрессивный, поступательный характер исторической динамики и социального движения, пробивавший себе дорогу на Иберийском полуострове вопреки различным контртенденциям.

Несмотря на столь глубокие качественные отличия пришедших во взаимодействие цивилизационных миров, в результате сформировалась цивилизация, которая по праву может быть названа испано-американской. Базой для нее послужили собственно испанская цивилизация, перенесенная из метрополии, а затем принявшая от нее эстафету креольская цивилизация. Вторым по важности компонентом стала маргинализированная часть индейских цивилизаций, возникших в буферных зонах межцивилизационного контакта, а позднее — элементы африканских культур. Попытаемся понять, почему стала возможна и как образовалась эта цивилизация, чем обусловлено ее неповторимое своеобразие.

Индейские общества доколумбовой Америки были далеко неоднородны по своему этническому составу. Жители различных государств и многочисленных племен говорили на 133 языках. В процессе многочисленных войн, которые вели ацтеки, инки и другие народы, государства распадались или, напротив, объединялись, образуя гигантские империи. Сложились традиции господства и подчинения, имперского правления. В мифах и верованиях индейцев присутствовали сюжеты и символы, родственные тем, что имели место в европейской культуре. С другой стороны, располагали к контакту многие черты характера индейцев: доброта, открытость, сердечность, простодушие.

Специфика второго участника встречи культур в Америке связана с его особым цивилизационным статусом. Испанская и португальская культуры сформировались как культуры открытые, основанные на полифонии разных «голосов». Испания была поликультурным, глубоко космополитическим обществом, где пустили корпи христианство, ислам и иудаизм. И несмотря на дух религиозной нетерпимости, свойственный испанскому католицизму, присущая ему идея о несущественности этнических различий перед общностью веры в немалой степени способствовала интеграции этносов (индейского, европейского, африканского) и сплаву культурно-цивилизационных факторов.

Нельзя не учитывать, что Великие географические открытия пришлись на эпоху Возрождения, которая представила человечеству античный миф. В ходе встречи двух миров в Западном полушарии мифологический структурный уровень европейско-христианской цивилизации вступил в непосредственный контакт с мифологическим миром индейцев. И хотя сам характер соединения классических матриц с автохтонным материалом был уже отягощен наслоением форм сознания, порожденных Новым временем, общность мифологических мотивов благоприятствовала контакту.

Вместе с тем следует иметь в виду, что колониальная экспансия велась странами, вытесняемыми в Новое время на периферию мировой истории, а также и то обстоятельство, что, лишившись статуса периферии Европы, Латинская Америка вскоре превратилась в периферию США. Все это обусловило периферийность, маргинальность латиноамериканской культуры.

Особенностью латиноамериканской цивилизации является ее «метисный» характер. Колонизацию осуществляли практически одни мужчины. Индейские женщины были им необходимы как жены и наложницы. В результате в Латинской Америке произошла самая грандиозная в планетарном масштабе метисация народа. Сложилось население, образовавшееся в результате смешения индейцев, европейцев и негров, силой вывезенных из Африки и обращенных в рабство. К 1825 году, по подсчетам немецкого исследователя-путешественника А. Гумбольдта, население Латинской Америки составляло примерно 16 млн, из которых 19% были белые, 45% — индейцы, 4% — черные и 32% — метисы. Метисация этническая способствовала метисации социокультурной, переходу от противостояния к синкретизму и синтезу культур.

Метисность, будучи характерной особенностью латиноамериканской цивилизации в этническом и социокультурном плане, проявлялась своеобразно: конкретные народы выступали частью общеконтинентального национального единства — латиноамериканской «расы», «народа-континента», «нового маленького рода человеческого» (С. Боливар). Они не были народом в европейском смысле слова — как веками складывающейся во взаимодействии с природной средой общностью с собственным строем языка. Такой народ здесь просто не имел времени сложиться как в силу краткости исторического периода времени, так и в силу отсутствия такого важнейшего самоиден- тификационного инструмента, как собственный язык (Ю. Гирин).

Чужой язык (испанский, португальский) и чужая религия (христианство) стали неаутентичной основой данной цивилизации. По сути, конкиста, христианизация, последовавшая затем колонизация Америки были сменой знаков культуры, культурно-цивилизационным травестированием автохтонного индейского мира. Латиноамериканская цивилизация — полноправная наследница не только культурного прошлого автохтонных народов, но и культуры завоевателей. Сопричастность латиноамериканской культуры — культуре народов- колонизаторов является ее принципиальным отличием от других стран так называемого третьего мира.

На этом основании некоторые авторы говорят о культурноисторической маргинальное™ континента как продукте ценностной и нормативной амбивалентности. В результате освоения и включения разноплановых ценностей, норм и стандартов, заимствованных из различных цивилизационных миров, произошла своеобразная раздвоенность бытия и мышления. Вот почему проблема социальной и культурной идентичности является одной из центральных в Латинской Америке. Для латиноамериканского типа культурного сознания характерно постоянное стремление к самоидентификации путем построения собственного образа мира в соотнесении с различными культурами Европы, Запада и России, острая потребность открыть самих себя через сравнение с другими.

Латиноамериканская культурно-цивилизационная модель может быть соотнесена с крупнейшими синтезами мировой истории, например с римским освоением древнегреческой культуры, с новоевропейским переосмыслением греко-римского синтеза в соединении с культурной ближневосточной иудейско-христианской традицией и др. Однако новоевропейские культуры формировались в пределах примерно одного цивилизационно-культурного архетипа. В латиноамериканском же варианте взаимодействующие неоднородные цивилизационные архетипы хронологически были разведены тысячелетиями, а в пространственном отношении — десятками тысяч километров. Этим во многом объясняется специфичность культурной традиции, ее многочисленные «разрывы», а также те типы взаимодействия различных цивилизационных пластов, которые наблюдаются на протяжении всего существования Латинской Америки.

В трудах Я.Г. Шемякина были выделены три основных типа взаимодействия:

  • 1) противостояние, основанное на полном взаимоотторжении инородной реальности, имевшее острые проявления на начальной стадии контакта, но локально сохранившееся до сих пор;
  • 2) симбиоз, связанный с противоречивым сочетанием тенденций взаимопритяжения и взаимоотталкивания участников контакта, когда каждая из взаимодействующих сторон остается тем, что она есть, когда имеет место избирательный обмен культурными формами без возникновения нового качества;
  • 3) синтез, понимаемый как процесс порождения нового качества; в Латинской Америке — это прежде всего синтез целостной культуры Европы с нарушенными целостностями автохтонных культур, сохранивших в своих отрывочных элементах некую базовую матрицу.

И сегодня, в XXI столетии, мы видим, что в различных регионах и странах Латинской Америки, в тех или иных феноменах культуры наблюдается своеобразное сочетание и проявление вышеуказанных тенденций.

Специфические черты латиноамериканской культурно-цивилизационной модели отличают ее от универсальных цивилизационных образований тем, что она есть культура становящегося типа, которая строит себя, вырабатывая альтернативные самоидентифика- ционные формы, призванные возместить дефицит цивилизационной аутентичности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >