Национальный характер и менталитет

Американский характер

После Первой мировой войны под воздействием массовых миграций, экспорта капитала, развития транснациональных корпораций, национальных индустриализаций появляется концепция о «народной душе» и национальном характере. За эту проблему с 1930— 1940-х гг. взялись обществоведы. И. Хейзинга посвятил два труда проблеме американской идентичности: «Человек и массы в Америке» (1920), «Жизнь и мысли в Америке» (1926).

Пионеры осмысления американского характера М. Мид и Р. Перри выделяли следующие характеристики наций. Каждая нация — ансамбль разнообразных черт, в том числе противоположных. Они могут сочетаться друг с другом, одни могут исчезать, другие оставаться. Но есть набор компонентов, постоянно влияющих на национальные отличия. В первую очередь это история, во-вторых — первичные идеалы, которые трансформируются, но остаются на протяжении истории, в-третьих — доминирующая религиозная доктрина, в-четвертых — история базовых социальных институтов, а также экономико-хозяйственный порядок.

Другой попыткой определения американского национального характера стала теория базовой личности, предложенная А. Кардинером и Р. Линтоном. Основная структура личности — группа психических и поведенческих характеристик, проистекающих из контакта с одними и теми же институтами и явлениями. Это то, что роднит индивида с другими членами общества, это свойство личности, но не целостная личность.

Современные идеи, обобщающие понятия и широкомасштабные представления о национальной идентичности можно найти у представителя американской социальной мысли Д. Бурстина (профессор истории Университета Чикаго). Его трехтомник «Американцы» — одна из наиболее развернутых и продуманных концепций становления американского способа жизни.

Работы Д. Бурстина привлекают широтой охвата разнообразных исторических обстоятельств, приведших к созданию США как единого территориального и культурного пространства. Автор выделяет становление трех моделей, сыгравших, с его точки зрения, ключевую роль в построении американской идентичности: обретение колониального, национального и демократического опыта.

Колониальный опыт строится на идеологии и базисных ценностях пуритан, практическом разуме Виргинии, тенденциях перфекционизма и реализации того, что было невозможно в Европе. К основным компонентам колониального опыта относятся военная история, становление национального языка и способов мышления, лингвистическая униформность (народный английский), географическое разнообразие, система образования и нацеленность американской науки и литературы на массы, отсутствие крупных городов как идеологических центров, предоставленность коммун самим себе и др.

Национальный опыт американцев, по Д. Бурстину, складывается из способов местного ноу-хау, духа перфекционизма, способов поселения и обживания новых территорий, поиска символов (патриотических и национальных, или мифа о Дж. Вашингтоне), духа Конституции, особенностей юридической системы и др.

Обширен демократический опыт американцев. Он проистекает из ритуалов обсуждения проблем в коммунах, частных войн за публичную сферу, свободы рекламы, идеологии «потребитель — король», подъема среднего класса, особенностей пространства — «города в городе», свойств публичной коммуникации, бизнеса, рынка и др.

Важнейшей особенностью теории Д. Бурстина является то, что построение моделей колониального, национального и демократического опыта прежде всего учитывает временные аспекты: последовательность становления, временное накопление. Историк продемонстрировал возможность широкого социального анализа, применимого не только к национальным общностям, но и любого рода большим коллективам.

Канадский национальный характер сочетает в себе дух открытий, стремление к географической экспансии без боязни больших расстояний, истинный демократизм, предпочтение договориться мирно, исключая военные методы. Как признают сами канадские историки (например, профессор Д. Мортон), история Канады — слишком противоречивый феномен, в котором каждая провинция может предложить свой вариант хода истории, в особенности Квебек или индейские сообщества. Поэтому толерантность и осторожность канадцев — качества, сложившиеся исторически.

Осторожное отношение к «другому» объясняет и особое экологическое сознание канадцев, которые испытывают уважение к собственной природе, как к человеку.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >