МЕХАНИЗМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ

СОВМЕСТНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ И СВОБОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ КАК ИНСТРУМЕНТЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Совместные предприятия являются одним из наиболее распространенных способов привлечения иностранных инвестиций. В экономической литературе в большинстве случаев совместным предприятием принято называть такую форму хозяйственного и правового сотрудничества с иностранным партнером, при которой создается общая собственность на материальные и финансовые ресурсы, используемые для выполнения производственных, научно-технических, внешнеторговых и других функций[1]. Характерной особенностью совместного предприятия является и то, что производимые товары и услуги находятся в общей собственности отечественного и иностранного партнеров. Реализация всех видов продукции производится как в стране базирования совместного предприятия, так и за рубежом.

Совместное предприятие — это фирма, корпорация или иное объединение, образованное двумя или большим числом юридических и физических лиц разных стран, которые объединили свои усилия с целью создания долгосрочного прибыльного бизнеса. Особо заметим, что название «совместное предприятие» не отражает организационноправовую форму предприятия, а является признаком отношения предприятия к международным формам бизнеса[2].

Важной особенностью совместных предприятий, в отличие от других форм международного экономического сотрудничества, является их быстрая реакция на изменяющуюся политическую ситуацию в странах базирования. Политическая стабильность в странах создает благоприятные условия для организации совместных предприятий. В странах же с неясными политическими перспективами иностранные предприниматели воздерживаются делать капитальные вложения.

Совместные предприятия получили широкое распространение во многих регионах мира, в том числе и в промышленно развитых странах. Этому содействуют существующие законодательные основы большинства государств, которые привлекают иностранный капитал на свою национальную территорию. Однако в каждой из заинтересованных стран, поощряющих приток зарубежных инвестиций, разработаны свои системы. Так, в Норвегии действующее законодательство по созданию совместного предприятия предусматривает приоритетное использование ими местных материалов и рабочей силы. В Испании организация совместных предприятий разрешается при условии, если доля иностранного участника не превысит 50% общего капитала. В Турции законодательные нормы по организации совместного предприятия поощряют частную собственность. В то же время в таких промышленно развитых странах, как Великобритания, Германия, Бельгия и Швейцария, нет системы законодательного поощрения иностранных капиталовложений. Там исходят из принципа, что зарубежные инвесторы должны функционировать на общих основаниях с местными предпринимателями[3].

В России совместные предприятия впервые возникли еще в 20-е гг. Первые совместные предприятия с участием капиталистических компаний стали создаваться в нашей стране в форме концессий. На 1 октября 1928 г. действовало 68 концессионных договоров в обрабатывающей, горной и других отраслях народного хозяйства. По числу концессий на первых местах находились Германия, США, Великобритания и Япония, а по величине инвестированного капитала — Великобритания, Швейцария и Германия.

Принципиальная юридическая особенность концессий состояла в том, что государство сдавало иностранцам в аренду на определенных условиях предприятия или участки земли, оставаясь их полным хозяином. Это означало, что концессии были государственно-капиталистическими предприятиями. Совместные советско-иностранные хозяйственные структуры достаточно успешно функционировали. В лучшие времена они давали в год на вложенный в обрабатывающую промышленность рубль четыре рубля доходов[4].

Они приносили в государственную казну высокий доход, намного превышающий доходы от других аналогичных, но исключительно государственных предприятий. Со свертыванием нэпа начался процесс сокращения числа концессий. В 1930 г. было ликвидировано 30 совместных предприятий с участием капиталистических компаний, а в 1937 г. исчезли и последние концессии.

Во второй половине 1980-х гг. идея совместного предпринимательства была возрождена и получила свое легитимное оформление. 30 января 1987 г. в СССР был издан Указ Президиума Верховного Совета «О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления», на основе которого стала регулироваться деятельность совместных предприятий.

На первых этапах совместные предприятия создавались в основном в Москве, а затем начали распространяться в другие регионы России. В 1989 г. в Москве было сконцентрировано 82,6% совместных предприятий в России. К 1991 г. их доля упала до 51% и к концу 2007 г. составила 32,6%.

Создание совместных предприятий привлекает иностранных партнеров по ряду причин. Среди основных следует назвать трудности самостоятельного проникновения на национальные рынки, недостаточное знание местной хозяйственной среды и необходимость объединения усилий партнеров в условиях растущей неопределенности экономического развития. Также иностранные партнеры получают доступ к уже существующей партнерской сети[5].

Кроме явных преимуществ, которые дают возможность привлечения капиталов из разных стран, причиной создания совместного предприятия может быть совпадение стратегических интересов компаний, относящихся к разным странам. Создание совместной компании в данном случае будет преследовать цель объединения усилий для борьбы с конкурентами или получения эффекта синергии. Эффект синергии подразумевает, что прибыль, получаемая совместной компанией, будет больше, чем суммарная прибыль обеих компаний, действующих независимо.

Основными целями создания совместных предприятий являются следующие[1]:

  • 1) получение современных зарубежных технологий (в отличие от традиционного лицензирования при совместном предпринимательстве продавец лицензий становится совладельцем использующего их предприятия, крайне заинтересованным в получении высокой прибыли), преодоление барьеров протекционизма в международной передаче технологий;
  • 2) повышение конкурентоспособности продукта на рынке;
  • 3) расширение экспорта продукции, выход на внешний рынок;
  • 4) привлечение дополнительных финансовых и материальных ресурсов, возможность использования имеющихся в распоряжении одного из учредителей СП ресурсов по ценам, значительно ниже средних цен мирового рынка;
  • 5) снижение затрат на производство продукции на основе использования трансфертного (внутрифирменного) ценообразования, экономия издержек на сбыт продукции;
  • 6) улучшение материально-технического обеспечения за счет получения от зарубежного партнера дефицитных материальных ресурсов, неизготавливаемых полуфабрикатов, комплектующих узлов и деталей («отверточное» производство).

Как уже отмечалось, термин «совместное предприятие» определяет целый класс предприятий, что требует систематизации совместных предприятий по ряду классификационных признаков. Приведем основные классификационные признаки (рис. 5.1)[7].

Перечислим основные преимущества совместного предприятия[8]:

  • 1) получение синергетического эффекта за счет объединения финансовых, производственных и интеллектуальных ресурсов партнеров;
  • 2) возможность получения ресурсов, отсутствующих у одного из партнеров, от другого партнера;
  • 3) расширение географии деятельности партнеров, освоение новых рынков сбыта;
  • 4) использование преимуществ международного разделения труда;
  • 5) снижение требуемого объема начальных капиталовложений, производимых каждым из партнеров;
  • 6) возможность использования сети деловых связей каждого из партнеров;
  • 7) участие в технологическом обмене и обмене опытом организации и ведения бизнеса;
Основные классификационные признаки совместных предприятий

Рис. 5.1. Основные классификационные признаки совместных предприятий

  • 8) достижение снижения себестоимости производимой продукции и затрат на ее доведение до потребителя по сравнению с теми же затратами в случае самостоятельной деятельности партнеров;
  • 9) возможность нанимать на руководящую работу местных управляющих, благодаря чему компания становится более адаптированной к местным рынкам, получает большие возможности для самоконтроля, отсутствуют расходы на перевозку персонала и его размещение на новом месте, уменьшаются расходы по обучению работников и их адаптации к местной культуре;
  • 10) предложение на национальном рынке труда новых рабочих мест управленческого и производственного персонала;
  • 11) снижение риска партнеров, связанного с деятельностью в незнакомой деловой среде.

Наряду с достоинствами следует назвать и недостатки совместного предприятия[9]:

  • 1) сложность определения степени участия каждого из партнеров в управлении вновь создаваемым совместным предприятием;
  • 2) необходимость согласования применяемых подходов к управлению, стандартов, форм отчетности, наличие языковых и психологических барьеров при совместной работе менеджеров разных стран;
  • 3) частичная потеря контроля над деятельностью и прибылью компании, действующей на территории страны;
  • 4) конфликт интересов иностранного и национального партнеров (например, иностранный партнер может быть заинтересован в выводе прибыли из страны и ее реинвестировании за ее приделами, а национальный партнер — в расширении производства на территории страны).

Следует, однако, заметить, что недостатки в большинстве случаев являются следствием различного понимания партнерами целей и задач деятельности совместного предприятия. При наличии взаимовыгодных интересов обоих партнеров и качественной организации действий, направленных на реализацию этих интересов, указанные недостатки проявляются в незначительной степени.

Совместные предприятия являются мощным средством обновления деловой среды. За счет вовлечения ресурсов иностранных партнеров они оказываются более конкурентоспособными по сравнению с национальными предприятиями. Участие иностранных партнеров в управлении позволяет довести его качество до мировых стандартов.

Свободные экономические зоны (СЭЗ), или особые экономические зоны (ОЭЗ), являются нетрадиционным инструментом привлечения иностранных инвестиций. В отечественных и зарубежных источниках отсутствует однозначная трактовка ОЭЗ. Существующие определения охватывают или отдельные виды зон, или дают различные общие трактовки этих хозяйственно-территориальных образований, что нередко осложняет понимание их сущности.

В 1960—1970-е гг., когда в мире преобладали свободные торговые зоны, Международная конвенция по упрощению и гармонизации таможенных процедур (Киотская конвенция, май 1973 г.) заложила в основу создания этих зон принцип таможенной экстерриториальности. В соответствии с этим принципом зона свободной торговли (или

«зона-франко») определяется как часть территории страны, в которой любые товары считаются находящимися за пределами таможенной территории и не подлежат обычному таможенному контролю и налогообложению[10]. Из этого определения видно, что свобода обособленной части государственной территории является не абсолютной, а относительной. Свободной эта территория является лишь в том отношении, что ввезенные в нее товары освобождаются от таможенных пошлин и налога на импорт, которые в соответствии с национальным таможенным законодательством применяются в отношении ввозимых товаров на других территориях этой страны. Это означает, что товары, импортируемые в зоны свободной торговли из-за границы, не декларируются, в то же время местные законы не освобождают товаровладельцев от соблюдения соответствующего экономического правопорядка, а только облегчают его.

Определяющее этот режим специальное законодательство, регулирующее деятельность хозяйствующих субъектов в особой экономической зоне, охватывает следующий круг вопросов: таможенное регулирование, налогообложение, административный режим, лицензирование, визовое оформление, банковская деятельность, имущественные отношения (в том числе касающиеся прав на землю на территории особой экономической зоны), предоставление концессий, гарантии прав инвесторов, управление зоной. Определенную специфику в особой экономической зоне могут иметь также нормы трудового и социального законодательства[11].

В 1970—1980-е гг. во всем мире, в особенности в развивающихся странах, широкое распространение получили экспортнопроизводственные зоны (ЭПЗ), что отражало общую тенденцию к смене импортозамещающей модели на экспортноориентированную путем развития отраслей, специализирующихся на производстве товаров исключительно для внешнего рынка. Быстрый рост этих зон способствовал резкому увеличению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и подъему экономики в первую очередь в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии, что позволило многим из них стать крупнейшими экспортерами мира[12].

Одно из определений экспортно-производственных зон (ЭПЗ), предложенное Всемирным банком (1992), характеризует их как встроенные в территорию страны промышленные платформы, специализирующиеся на экспортно-ориентированном обрабатывающем производстве и предлагающие фирмам, зарегистрированным в ЭПЗ, режим беспошлинной торговли, либеральное налоговое и иное регулирование. Другое определение, данное Международной организацией труда (1998), описывает ЭПЗ как промышленные зоны со специальной системой льгот для привлечения иностранных инвесторов, где импортируемые материалы подвергаются определенной переработке, а затем реэкспортируются[13]. Таким образом, ЭПЗ представляют собой анклавные образования в рамках таможенной территории страны с преференциальным налоговым режимом и минимумом административных формальностей. Производство в ЭПЗ преимущественно или исключительно ориентировано на экспорт.

Эксперты ООН также дают определение (1993) ЭПЗ, которое не может быть распространено на все виды свободных экономических зон, хотя и подчеркивает некоторые их характерные черты — экспортную направленность и льготный режим функционирования предприятий: «Экспортно-производственные зоны — это обособленные районы, представляющие часть территории страны с беспошлинным таможенным и торговым режимом, где иностранные фирмы, производящие продукцию главным образом на экспорт, пользуются рядом налоговых и финансовых льгот»[14].

Определение, которое можно распространить на многие виды зон, дается в ряде научных работ и учебных пособиях, подготовленных российскими учеными. Так, авторы учебного пособия «Свободные экономические зоны» (1997) В.Г. Игнатов и В.И. Бутов дают следующее определение этих экономических формирований: «Свободные экономические зоны — ограниченные территории, морские и авиационные порты, в которых действуют особые льготные экономические условия для национальных и иностранных предпринимателей, способствующие решению внешнеторговых, общеэкономических, социальных, научно- технических и научно-технологических задач»[15].

Более конкретную формулировку предлагает «Большой экономический словарь», который определяет ОЭЗ как ограниченную часть национально-государственной территории, на которой действуют особые льготные экономические условия для иностранных и национальных предприятий (льготы таможенного, арендного, налогового, визового, трудового режима и т.д.), что создает условия для развития промышленности и инвестирования иностранного капитала. В этом определении не только указывается на особые льготные экономические условия для иностранных и национальных предпринимателей, но и конкретизируются важнейшие льготы, действующие в ОЭЗ. Однако это определение не совсем полно отражает содержание механизма функционирования ОЭЗ.

В современных теоретических работах экономистов и правоведов, посвященных проблемам особых экономических зон, их сущность трактуется более широко: они определяются как инструмент выборочного сокращения масштабов государственного вмешательства в экономические процессы, или как уникальная форма государственно-частного партнерства[16]. Это содержание понятия «свободная зона» охватывает весь спектр явлений, связанных с действием преференциального режима хозяйствования. При таком подходе свободная зона — это не только и не столько обособленная географическая территория, сколько часть национального экономического пространства, где введена и применяется определенная система льгот и стимулов для бизнеса, не используемая в других его частях.

При всем разнообразии особых (свободных) экономических зон в мире и их теоретических концепций существо данного явления состоит в создании на определенном участке страны экономического оазиса, который имеет беспошлинный или льготный режим ввоза и вывоза товаров и услуг, налоговые льготы, упрощенные административные процедуры, льготные условия для вложения иностранных инвестиций и тесно связан с мировым рынком.

Таким образом, в первом приближении можно определить особую (свободную) экономическую зону как относительно обособленную часть территории страны, на которой устанавливается особый правовой режим для бизнеса, включающий налоговые, таможенные, административные и гражданско-правовые льготы и гарантии.

В зависимости от вида деятельности различают пять типов зон[17]:

1) пределы национальной таможенной территории, в рамках которых осуществляются операции по складированию и адаптации товаров к условиям рынков сбыта;

  • 2) промышленно-производственные зоны — со специальным таможенным режимом, в которых промышленные компании производят экспортную и импортозамещающую продукцию, используя систему стимулов;
  • 3) технико-внедренческие зоны — в них находятся национальные и зарубежные исследовательские, проектные и научно-производственные компании, пользующиеся действующей системой льгот;
  • 4) сервисные зоны — территории с льготным режимом для предпринимательской деятельности фирм и институтов, оказывающих разные виды финансовых и нефинансовых услуг;
  • 5) комплексные зоны — с льготным режимом хозяйственной деятельности на территории одного административного района.

Каждая СЭЗ имеет особые льготы в отношении инфраструктуры, банковских услуг, малого и среднего бизнеса. Но базовые льготы одинаковы для всех видов зон:

  • — внешнеторговые — беспошлинный ввоз и вывоз товаров на территорию СЭЗ;
  • — налоговые — налоговые каникулы на срок 5—20 лет, полное или частичное освобождение от налогов реинвестируемых прибылей на срок пять лет, скидки с налога на прибыль. Иностранные инвесторы освобождаются от уплаты налогов на собственность, налога с оборота;
  • — финансовые — инвестиционные субсидии новым вкладчикам капитала, льготные государственные кредиты и т.д.;
  • — административные — упрощенный порядок регистрации компаний, упрощенный порядок въезда-выезда иностранных граждан и т.д.

В целом наличие только одних льгот не является достаточным стимулом для привлечения капитала в СЭЗ. Необходимы также и иные факторы, составляющие понятие инвестиционного климата: политическая и экономическая стабильность, уровень развития инфраструктуры, стоимость и квалификация рабочей силы и т.д.

Критерии классификации зон в контексте инновационного развития также позволяют выделить несколько видов СЭЗ (рис. 5.2).

В контексте инновационного развития для классификации СЭЗ используются два новых критерия. Первый критерий — база конкурентоспособности. Второй критерий — степень пространственной замкнутости.

По критерию «база конкурентоспособности» зоны можно разделить на две большие группы: преференциальную и транзитивную.

Классификация свободных экономических зон в контексте инновационного развития

Рис. 5.2. Классификация свободных экономических зон в контексте инновационного развития

Преференциальная группа самая широкая. Она охватывает большую часть определений и включает классические традиционные определения. Конституирующий элемент всех этих определений — преференции, т.е. преференциальные условия экономической деятельности для иностранных и национальных предпринимателей. Именно преференции определяют основу конкурентных преимуществ зоны. Территория, где есть такие преференции, и представляет собой свободную зону. Что представляет собой набор этих преференций? Данный вопрос для понимания сути свободной зоны не является значимым. Но именно разнообразие ответов на него и порождает разнообразие в определениях зоны.

Транзитивная группа определений относительно нова и более узка, но динамично расширяется. Конституирующий элемент всех этих определений — транзитивный, т.е. переходный, характер базы конкурентоспособности. При этом в понятие «транзитивный» мы вкладываем двоякий смысл. Во-первых, имеется в виду, что функционирование зон только на первых этапах может быть связано с традиционными преференциями, а в дальнейшем основу их конкурентоспособности сформирует новая технологическая база. Во-вторых, сама новая технологическая база, для того чтобы остаться основой конкурентоспособности, должна постоянно обновляться и в этом смысле быть «транзитивной».

Преференциальные и транзитивные зоны можно различить и по целям, для которых они создаются. Цели, которые ставятся перед зонами первой группы, отличает широкий спектр и общий характер формулировок: например, решение макроэкономических задач, привлечение иностранных инвестиций, выравнивание региональных различий, стимулирование экспорта. Инструмент достижения этих целей — преференции.

Характер целей, которые ставятся перед зонами второй, т.е. «транзитивной», группы совершенно иной. Их спектр значительно уже. Они фокусируются в научно-технических стратегических программах и проектах, конкретизируются в задачах, которые должны решать зоны. Инструменты их достижения только на первых этапах могут быть связаны с традиционными преференциями, но и в этом случае акцент смещается в сторону административных льгот. По большому счету преференции не относятся к основным инструментам целей второй группы зон. Основной инструмент для них — конкурентоспособность, основанная не на преференциях, а на высокотехнологичных процессах, организационных и экономических инновациях, позволяющих эффективно производить наукоемкие товары.

Решение научно-технических задач традиционно возлагается и на классические, преференциальные зоны. Среди этих задач — использование зарубежных и отечественных «ноу-хау», ускорение внедрения результатов НИОКР, концентрация специалистов (в том числе зарубежных) в научно-технической области на приоритетных направлениях, привлечение опыта научно-исследовательских центров и венчурных компаний, повышение эффективности используемых производственных мощностей. На первый взгляд решение этих задач соответствует вектору инновационного развития. Однако в очень многих случаях этого не происходит, и доля продукции высокой технологии оказывается значительно ниже, чем ожидалось. Как показывает опыт КНР, технологическое отставание продукции зон на 10—15 лет является нормой. Ситуация развивается по принципу «корпус новый — начинка старая».

Другое дело — транзитивные зоны. Научно-технические задачи, которые ставятся перед ними, имеют принципиально иной статус. Это статус научно-технических стратегических программ и проектов.

По степени пространственной замкнутости можно выделить локально ограниченные и функциональные зоны. Они отличаются и по подходам к их организации. Эти подходы можно обозначить как пространственный и функциональный. В первом случае исследуемая зона рассматривается как обособленная территория, где все предприятия- резиденты пользуются льготным режимом хозяйственной деятельности. Территориальная ограниченность — ключевая характеристика таких зон. Согласно второму подходу, свободная экономическая зона — это особый режим, применяемый к определенному виду экономической деятельности, независимо от местоположения предприятия, которое этой деятельностью занимается. Локально ограниченные — это пространственные зоны. Открытые — это функциональные пространственно не ограниченные зоны. Во многих случаях преференциальные зоны характеризует пространственный принцип организации, а транзитивные — функциональный, хотя в реальной жизни часто реализуются одновременно оба принципа.

Цели создания ОЭЗ в разных группах стран мирового хозяйства, несмотря на различия, имеют и некоторую общность, в рамках которой их можно разделить на экономические, социальные и научно- технические[18].

Экономические цели создания ОЭЗ:

  • 1) активизация и расширение внешнеторговой, а также внешнеэкономической деятельности в целом;
  • 2) привлечение в экономику иностранных и национальных инвестиций;
  • 3) повышение конкурентоспособности национального производства и его экономической эффективности;
  • 4) увеличение экспорта и рационализация импорта;
  • 5) рост валютных поступлений в бюджет страны и регионов.

Социальные цели создания ОЭЗ:

  • 1) создание новых рабочих мест, рост занятости населения;
  • 2) обучение и подготовка квалифицированных рабочих, инженерных, хозяйственных и управленческих кадров с учетом использования мирового опыта;
  • 3) насыщение национального рынка высококачественными товарами и услугами производственного и потребительского назначения;
  • 4) рост благосостояния и уровня жизни населения;
  • 5) ускорение развития отсталых регионов за счет концентрации в пределах зон ограниченных национальных ресурсов.

Научно-технические цели создания ОЭЗ:

  • 1) активное использование новейших зарубежных и отечественных технологий;
  • 2) ускорение внедрения результатов НИОКР;
  • 3) концентрация научно-технических кадров, в том числе зарубежных, на приоритетных направлениях;
  • 4) привлечение опыта и научно-исследовательских достижений научно-технических центров и венчурных компаний;
  • 5) повышение эффективности используемых производственных мощностей, в частности конверсионных.

Несмотря на разнообразие экономических зон в мире, можно выделить несколько характерных черт, присущих любой особой зоне[19]:

  • 1) применение различных видов льгот и стимулов, создающих наиболее благоприятные условия для вложения инвестиций и ведения бизнеса, в том числе:
    • — таможенные льготы — снижение или отмена экспортноимпортных таможенных пошлин, упрощенный порядок внешнеторговых операций,
    • — фискальные льготы, связанные с налоговым стимулированием конкретных видов деятельности. Причем льготы могут затрагивать различные аспекты налогообложения: порядок исчисления налоговой базы (прибыль или доход, стоимость имущества и т.д.), отдельные ее компоненты (амортизационные отчисления, издержки на заработную плату, научно- исследовательские и опытно-конструкторские работы, транспорт), пониженный уровень налоговых ставок по отдельным видам налогов, постоянное или временное освобождение от налогообложения — так называемые налоговые каникулы, предоставление государством налоговых кредитов,
    • — финансовые преференции, включающие различные формы государственных субсидий, предоставляемых как в прямом виде — за счет бюджетных средств и преференциальных государственных кредитов, так и косвенно — в виде установления низких цен на коммунальные услуги, снижения арендной платы за пользование земельными участками, средствами инфраструктуры особой зоны и т.д.,
    • — административные льготы, упрощающие процедуры регистра- ции предприятий и лицензирования на территории особой экономической зоны, льготный визовый режим въезда и выезда иностранных граждан, минимизация проверок государственных контрольно-надзорных органов в течение первых двух-трех лет деятельности предприятия в особой зоне;
  • 2) наличие локальной, относительно обособленной системы органов управления зоной, наделенных правом принимать самостоятельные решения в широком экономическом спектре;
  • 3) всесторонняя поддержка проекта особой экономической зоны со стороны центральной, региональной и местной государственной власти;

4) максимальная открытость этой зоны вливаниям иностранного капитала и мировому рынку.

Как показывает мировой опыт, в результате применения комплекса льгот норма прибыли в особой (свободной) экономической зоне составляет 30—35%, а иногда и больше: например, транснациональные компании получают в азиатских особых зонах в среднем 40% прибыли в год. Существенно сокращаются (в 2—3 раза) сроки окупаемости инвестиционных проектов (для свободных зон считается нормальным, когда эти сроки не превышают четырех-пяти лет).

При этом в соответствии с мировой практикой система льгот в достаточной степени индивидуальна и тесно связана с уникальным местоположением особой зоны и реализуемыми на ее территории программами.

Таким образом, можно сделать вывод, что особая (свободная) экономическая зона — это часть национального экономического пространства со сложноорганизованной комплексной системой, характеризующейся целостностью и многообразием типов связей и отношений между ее элементами (субъектами), где для национальных и иностранных предпринимателей действует особый льготный хозяйственный режим, способствуя решению различных социально-экономических и научно-технических задач.

На территории Российской Федерации впервые СЭЗ начали образовываться в конце 1980-х гг., т.е. в эпоху СССР. Основной целью создания СЭЗ в тот период была активизация внешнеэкономической деятельности предприятий и организаций путем создания совместных предприятий и СЭЗ. К сожалению, союзная программа по созданию СЭЗ не была реализована. В то время зоны совместного предпринимательства не представляли большого интереса ни для потенциальных иностранных инвесторов в связи с ограниченностью возможностей освоения российского рынка через механизм этих зон, ни для российских предприятий в связи с отсутствием как эффективных стимулов для образования предприятий в этих зонах, так и возможностей реализации эффективных проектов1.

Вторая волна в создании и развитии российских СЭЗ прошла в 1990 г., когда были изданы постановления «О создании зон свободного предпринимательства» и о создании СЭЗ «Сахалин». В результате в стране появилось 19 экстерриториальных экономических образований, в дальнейшем к ним прибавилось еще несколько.

Третья волна связана с внесением в Государственную Думу РФ в 1994—1995 гг. трех альтернативных проектов федерального закона «О свободных экономических зонах». И хотя ни один из них не был принят, но сам факт их рассмотрения послужил толчком к переориентации федеральных и местных властей в политике и практике создания СЭЗ.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (далее — Закон № 116-ФЗ), особая экономическая зона — определяемая Правительством РФ часть территории Российской Федерации, на которой действует особый режим предпринимательской деятельности[20].

Закон № 116-ФЗ прямо предусмотрел прекращение существования на территории России всех свободных (особых) экономических зон, созданных до введения его в действие, за исключением двух зон: в Калининградской и Магаданской областях.

Всего в России на момент принятия Закона № 116-ФЗ, положившего начало новой волне реализации проекта особых зон, насчитывалось 24 специальные экономические зоны. Главными из них являлись «Янтарь» в Калининградской области; парк высоких технологий в Зеленограде; особые зоны в Находке и на Сахалине; свободные таможенные зоны вокруг аэропортов в Москве и Санкт-Петербурге.

В настоящее время на федеральном уровне существует шестнадцать особых экономических зон. Часть из них уже существовала ранее, а большая часть была организована в соответствии с Федеральным законом от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и Федеральным законом от 3 июня 2006 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об особых экономических зонах в Российской Федерации"».

Главные задачи современных российских ОЭЗ — стимулировать приток инвестиций в производственный сектор обрабатывающих отраслей экономики, сформировать уникальную деловую среду для активного развития инновационного бизнеса, производства научно- технической продукции и вывода ее на внутренний и внешний рынок, способствовать диверсификации экономики и развитию транспортной инфраструктуры, стать дополнительным фактором улучшения предпринимательского климата, компенсировать недостатки нашей правоприменительной практики.

В таблице 5.1 перечислены существующие сейчас ОЭЗ федерального значения[21].

Таблица 5.1

ОЭЗ федерального значения в России

п/п

Субъект РФ

Тип зоны

Название ОЭЗ

1

Московская область

Технико-внедренческий

«Дубна»

2

Республика Татарстан (г. Елабуга)

Промышленно-производственный

«Алабуга»

3

Калининградская область

Туристско-рекреационный

«Куршская коса»

4

Липецк

Промышленно-производственный

«Казинка»

5

Магаданская область

Промышленно-производственный

Без названия

6

Москва

Технико-внедренческий

«Зеленоград»

7

Санкт-Петербург

Технико-внедренческий

Без названия

8

Томск

Технико-внедренческий

Без названия

9

Алтайский край

Туристско-рекреационный

«Бирюзовая Катунь»

10

Республика Алтай

Туристско-рекреационный

«Алтайская долина»

11

Иркутская область

Туристско-рекреационный

«Ворота Байкала»

12

Республика Бурятия

Туристско-рекреационный

«Байкал»

13

Краснодарский край

Туристско-рекреационный

«Новая Анапа»

14

Ставропольский край

Туристско-рекреационный

«Кавказские минеральные воды»

15

Ульяновская область

Портовый

Без названия

16

Хабаровский край

Портовый

Без названия

На рисунке 5.3 показаны существующие сейчас в России особые экономические зоны (кроме зон туристско-рекреационного назначения и портового типа)[22].

Специализация сегодняшних ОЭЗ в России «мягкая», жесткой специализации на определенном виде производств сейчас не практикуется. С одной стороны, жестко специализировать российские ОЭЗ — значит отсечь возможность для более интенсивного развития целого ряда других направлений.

Однако существуют и другие точки зрения на этот счет, основанные на мировом опыте, которые утверждают, что в России возможна, желательна и необходима более узкая специализация таких «точек роста».

Особые экономические зоны России (технико-внедренческого и промышленно-производственного типа)

Рис. 5.3. Особые экономические зоны России (технико-внедренческого и промышленно-производственного типа)

  • [1] Владимирова И.Г. Организационные формы международного бизнеса: российская практика // Менеджмент в России и за рубежом, 1998. № 1. С. 24—27.
  • [2] Ивасенко Л.Г., Гридасов А.Ю., Павленко В А. Указ. соч. С. 68.
  • [3] Режим доступа: http://lib.4i5.ru/cu54.htm.
  • [4] Правда, 1989. 14 мая.
  • [5] Ивасенко Л.Г., Гридасов А.Ю., Павленко В А. Указ, соч С. 69.
  • [6] Владимирова И.Г. Организационные формы международного бизнеса: российская практика // Менеджмент в России и за рубежом, 1998. № 1. С. 24—27.
  • [7] Ивасепко А.Г., Гридасов А.Ю., Павленко В А. Указ. соч. С. 69.
  • [8] Там же. С. 72.
  • [9] Ивасенко Л.Г., Гридасов А.Ю., Павленко В А. Указ. соч. С. 69.
  • [10] Международная конвенция по упрощению и гармонизации таможенных процедур (Киотская конвенция 1973 г.). Приложение 1. Относительно свободных экономических зон // Право и экономика, 1995. № 8. С. 125—129.
  • [11] Васильев Л.И. Свободные экономические зоны: от эйфории к продуктивнойработе // Экономист, 1992. № 11—12. С. 27—30.
  • [12] Кархова И.Ю., Кунаков ДА. Особые экономические зоны как инструментповышения конкурентоспособности и диверсификации национальной экономики //Российский внешнеэкономический вестник, 2007. № 9 (Сентябрь). С. 3—14.
  • [13] Рыбаков С.А., Орлова НА. Особые экономические зоны в России. Налоговыельготы и преимущества. М.: Вершина, 2006. С. 17,18.
  • [14] Там же. С. 25.
  • [15] Игнатов В., Бутов В. Свободные экономические зоны. М.: Ось-89,1997. С. 47.
  • [16] Рыбаков С.А., Орлова НА. Указ. соч. С. 24.
  • [17] Орлова Е.Р. Указ. соч. С. 202.
  • [18] Кархова И.Ю., Кунаков ДА. Особые экономические зоны как инструментповышения конкурентоспособности и диверсификации национальной экономики //Российский внешнеэкономический вестник, 2007. № 9 (Сентябрь). С. 3—14.
  • [19] Зи.менков Р.И. Свободные экономические зоны. М. : ЮНИТИ-ДЛНЛ, 2005.С. 12-15.
  • [20] Федеральный закон от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономическихзонах в Российской Федерации» // БД «Консультант+».
  • [21] Орлова Е.Р. Указ. соч. С. 205,206.
  • [22] Пальшин К. Сотворение экономики // Итоги. 2005. 5 дек.
 
Посмотреть оригинал